<

Современное образование в свете информационности

Просмотров: 210
Автор — Алиев Шамсудтин Гаджиевич

Оглавление к Научному Труду — Философские основания образования Событийного человеческого бы­тия

  1. ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ СОБЫТИЙНОГО ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ — ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ
  2. СВЯЗЬ ОБРАЗОВАНИЯ И ФИЛОСОФИИ. ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ
  3. ОСВАИВАЮЩЕ-ПРОИЗВЕДЕНЧЕСКАЯ ОСНОВА ОБРАЗОВАНИЯ
  4. ПРОИЗВОДЯЩАЯ ПРАКТИКА, ЭТИКА, ОБРАЗОВАНИЕ
  5. БУРЖУАЗНАЯ ЭТИКА И ОБРАЗОВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА
  6. ИНФОРМАЦИОННЫЙ МИР И ОБРАЗОВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА
  7. СОВРЕМЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СВЕТЕ ИНФОРМАЦИОННОСТИ
  8. ПЕРЕСТРОЙКА ОБРАЗОВАНИЯ НА ПУТЯХ К ИНФОРМАЦИОННОМУ МИРУ
  9. МЕСТО ЭТИЧЕСКОГО В ОСВАИВАЮЩЕМ ОБРАЗОВАНИИ
  10. ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ — ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Но оставим информационное общество и человека как некоторый идеал, цель и путь предстоящего нам теперь движения. Больше, — помня, что и этот рубеж лишь промежуточный перед лицом утверждения постпроизводящей практики и, формирующегося на ее основе, событийного человеческого бытия. Возвратимся, стало быть, к начатому разговору о проблемах современного образования в виду далеко не так просто складывающейся перспективы перехода к информационному, тем более, последующему обществам. В частности, постараемся разобраться, как и чему учить сегодня учащихся, людей в качестве предмета образовательной работы, чтобы вывести мир из нагроможденных тупиков, создать предпосылки успешного восхождения на ступень информационности.
Действительно. Как же, при всем сказанном о главных вехах информационного общества и, соответственно, человекообразования, конкретно будет созидаться (образовываться) человек? К тому же, — со дня сегодняшнего, в узколокальных границах (в той же школе, дома, на работе). Как ему быть, чему учиться (если учиться) в описанной ситуации «девальвированного», сплошь извращенного производящей технологикой и отчуждением, образования? Соответственно, — падения стимулов к школьно-организованной (и не только) учебе. Ведь, как выходит из вышесказанного, учащийся здесь с учителями только зря тратит силы и время, «лопатя» уйму «премудростей» и обнаруживая в результате никчемность последних. Главное — свою собственную невостребованность, непригодность, нереализованность (если только это откроется) в подлинно человеческом плане.
Лучше было б не учить, быть может, чем заучивать заведомо устаревшее, бесполезное, отвращающее от бытия, погрязая, к тому же, в безбрежной коловерти внешне накатывающихся и отчуждающих «волн» «дурной» информации?.. Того хуже, — влача участь своеобразного отхода производства, известным образом упакованного и надлежаще «складированного» «до срока»…
Так прозябающему человеку впрямь нет нужды ни в какой учебе. Во всяком случае, — из того, что предоставляет наличная школьная система образования. Куда ведь перспективней, так сказать, малозатратное (и в плане средств, и по части усилий, причем, для общества и образованца) «самообразование» посредством, хотя бы, тех же «трехминутных роликов», с телеэкрана, из мультиков, игр во «всемирной паутине» и т.п. в означенном плане. Так, по крайней мере, можно и «успевать» за капризными запросами производства, модой на знания, быстро менять «прикид» информированности, «пакуясь» по случаю, к месту и времени. Можно когда угодно «перепаковаться» (или быть «перепакованным») в различный набор бессмысленных, потому однотипных (как детали в конструкторе) мыслей и знаний (информации), преподнося их по «щучьему велению» сверху, одним кликом. Тем более все это доступно при наличии подручной информационной техники, компьютера, «всемирной паутины», нужных сайтов.
Не забудем, к тому же, подлинно образованные люди, во всяком случае, в массе своей просто стали не нужными нигде нынче. Если и нужно образование, то отнюдь не классическое, не человечное. Скорей всего, оно призвано в глазах современных «мировершителей» («глобальных элит») из того, что стало модным в последнее время именовать «трансгуманизмом». Здесь при прочих высокопарных речах (скажем, «бильдербергцев», «гугловцев» или других неолиберальных групп) суть остается все той же: человек как таковой изживается, дивидуализируемый, роботизируемый. В лучшем случае, его так «трансгуманизируют», чтобы образовать в придаток-приставку суперсовременной машины, «биоробота», «постчеловека». Перед нами, опять же, полностью и безоговорочно контролируемый, манипулируемый, «упаковываемый» сверху объект«вещь» для все той же наживы, обогащения известной кучки власть предержащих, «сильных мира сего», получающих различное наименование в зависимости от авторов глобально-элитного проекта [187]. Тем не менее, суть, цель этой «кучки» тоже неизменна: устроить на планете нечто от фашистско-кастовой системы общества, где «избранники» будут «боговать», наслаждаться всеми возможностями и благами жизни, полностью контролируя по своему усмотрению и прихотям остальной массой, превращенных в нелюдей, человеческих существ.
Потому, для власть предержащих сил в современном мире (скрытых или явных), цепляющихся за наличное, за все те же производяще-буржуазные ценности, явно не заинтересованных в действительном продвижении народов к освободительному будущему, на ступень информационности вообще, вопрос идет даже о том, чтобы не просто строить систему человечного образования, улучшать ее, совершенствовать, но, напротив, разрушить уже и то, что имеется. Как бы начиная с известного «нуля» («чистой доски»), им будет легче воплощать своиглобалистские намерения. Так, выдвигается и успешно решается политическая задача: деградировав образование, «опустить» население, граждан на очень низкий информационный уровень. Знания же и опыт сконцентрировать в крайне узких кругах «избранных», Как, скажем, в жреческих системах Древней Индии или Египта. Им же предоставить полноту жизни, коль скоро ее не хватает на всех. «То, что происходило у нас в первые 10 лет XXI века, — говорит Андрей Ильич Фурсов, директор Центра русских исследований Института фундаментальных и прикладных исследований, директор Института системно-стратегического анализа, профессор, — когда команда Фурсенко под видом реформ разрушала образование, в США случилось в 70 — 90-е годы. Достаточно посмотреть на нынешнее школьное образование США, чтобы понять, что там этот процесс благополучно завершился» [188].
Как видно, на Украине он с приходом националистической хунты к власти сегодня переживает заключительную фазу. Для окончательного разрушения еще сохранившихся остатков образования предполагается выполнить «план» среднего образования в девятилетний срок, обучение переводится на платную основу с изменением статей о бесплатном образовании в конституции. Число высших учебных заведений сокращается на треть, студентам отменяются стипендии, а преподавательскому составу урезается жалование, кстати, за счет увеличения нагрузки, отмены платы за ряд работ. Не этим ли объяснима «кампания охоты на снегирей» [189], развернутая в школах некоторых здешних областей, «смотивированная» присутствием красного цвета в окраске данных птиц. Ведь «красное» есть напоминание «русской имперскости, коммунятства»!.. В апреле 2015 г. Власти уже развернули кампанию по уничтожению системы образования путем организации во всех школах страны «проверки учителей на предмет политических взглядов. Педагоги, которые не поддерживают действующие власти, будут уволены» [190].
И вот, в такой непростой ситуации, именно нашему современнику, — людям, не желающим означенной перспективы для себя, стремящимся сохраниться в человечности, не превратиться в киборгов и биороботов, загнанных в «отстойники» (роботопарки) для удобства эксплуатации, — конечно же, учить и учиться нужно во что бы то ни стало. Причем, — всячески противоборствуя неолиберальной политике власть предержащих, по превращению их в «постчеловеков». Да, образовываться надлежит всем накопленным человечеством. Надо «учиться, учиться и учиться». Причем, — основательно, серьезно. И коль скоро школа этого не позволяет, не предоставляет данные возможности, они должны исходить лично от каждого учащегося, от каждого подлинно человечного, антилиберально мыслящего учителя. Благо, в нынешних условиях такое вполне доступно, скажем так, «и объективно, и субъективно».
Что касается объективных (материальных) условий, то здесь, прежде всего, надо, преодолевая всяческие противодействия неолиберальных властных сил, так организовать жизнь общества и его членов, систему образования, чтоб люди, по возможности, учились и воспитывались полнотой вершащегося вокруг, в ближайшем и дальнем окружении, начиная с семьи, кончая остальным ходом дел. Школа, семья и жизнь должны быть здесь не изолированы друг от друга. Это вполне достижимо, уже благодаря располагаемой информации, информационной ителекоммуникативной технике, СМИ. Тем более, приобщение к подлинной полноте жизни достигается при осуществлении направленной на такое воспитание политики во всех звеньях общества. Верно, для обеспечения данной задачи необходим рост социально-политической, хозяйственной, правовой, культурной активности граждан, вовлечение их действенного участия в решение как можно большего круга задач общества, развитие демократии соучастия, с вытекающими отсюда следствиями.
С другой стороны, искомый результат достижим (причем, с самого начала) на путях необходимых преобразований, так сказать, «вне школы». Без изживания зла, социальной несправедливости, всевозможных негативов, постоянно порождаемых давно «больной» (кризисной) капиталистической действительностью, апологируемой либерализмом, невозможно вести серьезный разговор о нормальном воспитании и обучении, опять-таки, нормальных людей. Нездоровые общества современности не способны породить здоровые плоды образования. А между тем, «болячки», «заразы» больного организма, уже громоздятся «Монбланом», не находя себе в наличности «исцеления», в лучшем случае, лишь «залечиваясь». Не это ли служит подспорьем для весьма многих теоретиков и практиков, возводящих свои антропофобные идеи и устремления в ранг успешной политики?..
Преодолевая, скажем, «вещность», потребительство, технологизм, диктат «вещепроизводства», рынок, культ денег, социальную несправедливость, вопиющее имущественное неравенство, как и неравенство расовое, классовое, социальное, массу глобальных проблем, — коими буквально кричит наличная действительность, можно добиться ой как многого в плане расчистки «Авгиевых конюшен» дела образования. И «очиститься» от означенной скверны вполне доступно располагаемыми уже человечеством средствами, силами. Была бы лишь добрая воля, соответствующее сознание, мироотношение, вытекающая из последнего, соединенная светоносная политика народов, стран, людей планеты. Верно, если не одним махом, то, по крайней мере, шаг за шагом, всем миром, названные и другие негативы можно преодолевать на путях декапитализации, подлинной информатизации и даже произведенизации жизни. А ведь «преодоление» в данном русле не только можно, но безоговорочно нужно в виду весьма не благоприятной перспективы, причем, из ближайшего «завтра»…
Между прочим, предпринимая означенную работу, для начала даже достаточно элементарное, непосредственно вытекающее из самого названия информационного общества. Верно. Следует предоставить людям информацию по-настоящему, подобающе. Точнее, так обставить течение дел в обществе, чтобы любой человек реально имел достаточные возможности и условия (как материальные, так и не таковые) для «неурезанного» доступа к информации. Причем, — такого доступа, и такой информации (в том числе материальной), когда бы люди научились обходиться с ней осваивающе-продуктивно.
Уже благодаря этому, они могли бы развертывать себя, самоутверждаться, творить, поднявшись над рутиной «вещности» с потребительством и капитализирующей наживы. Разве этого мало, дабы так творящий человек стал и осознал себя (следовательно, общество) действительно богатым? Да таким богатством, — которое и не приснится современным «мульти-пульти богатеям»! Тут даже не совсем значимо «вещное» (уже само по себе извращенное) измерение такой роскоши-изобилия. Важно лишь означенное: чтобы у каждого человека, — кто б он ни был, какой бы слой общества ни являл, где бы ни проживал, какой бы веры ни держался, как бы ни был материально и духовно обеспечен, — имелись достаточные и реальные возможности, условия для человеческого (причем, не урезанного до одномерности, всяко извращенного, как это наблюдается поныне) разворачивания (образования, развития).
Обеспечение же этих условий с возможностями предполагает, увы, далеко не только усилия учителей-наставников, сколь бы изощрены они ни были. Нужны соответствующие социально-экономические, политико-правовые реформы современного общества. Надо понимать, в наличных условиях образование всецело зависит от объективных материальных условий общественной системы, где оно функционирует. Какими бы при этом благими намерениями оно ни переполнялось, какими бы устремлениями ни жило, как бы ни избавлялось от противоречий и ненормальностей в своей работе, оно, в любом случае, несет на себе те же изъяны, пороки, что и детерминирующая его общественная жизнь. Собственно, именно последняя и выступает, в конечном счете, тем самым образованием (в широком смысле), которому обязан каждый носитель и представитель данного общества.
Но пойдем далее. Вместо того, чтобы пытаться «реформировать» общественную жизнь, экономику, сознание и психику людей ради извлечения все больших барышей, не гнушаясь любыми средствами, лишь бы шла нажива (что обычно и повсеместно творится), предстоит проводить реформы, которые бы, действительно, приносили большую социальную справедливость, глубиличеловечность в людях, открывали их бытию. Реформы эти, подчеркнем еще раз, не столь затратны, вполне сносимы.
Разве народам причинят непосильные издержки, например, обеспечение открытости всей (пусть, исключив конфиденциальное, «приватное», секретное, не для общего пользования) информации во «всемирной паутине», устранение разного рода надуманных «барьеров» доступа к искусству, кино, научным достижениям, литературе, музыке и т.д.? Разве не следует навести элементарный (в интересах человечности, бытия, прогресса) порядок в делах так называемой «интеллектуальной собственности»? Ведь под прикрытием последней нынче все большие массивы информации переводятся в «закрытые зоны», в зоны извлечения барышей и проч. Этим самым, вроде бы, творя «благие дела», люди лишь устилают себе (и остальному миру) дорогу в «отстой»… Да, есть здесь момент, что кой-какие фирмы, учреждения, лица «пострадают», не заимев ожидаемых «дивидендов» от «реализации» своей информации. Но ведь от их эгоизма и алчности вред и лишения множатся стократ для остального мира, человечества, народов, в конечном счете, самих «собственников» информации («интеллектуальной собственности»). Ведущаяся против всего этого в интернет, неорганизованная, стихийная борьба, попытки как-то обойти барьеры доступа к информации, — это и многое аналогичное, очень верное и истинное по сути своей движение. Ибо, как уже говорилось выше, информация есть такой предмет, который невозможно, недопустимо прятать, «не пущать», спекулировать. Стоящий на этих путях, продолжающий вопреки истине, относиться к информации как к «вещи» для потребительства и наживы, сам того не ведая, против собственной воли прочит зло, чинит препятствия на путях освобождения человека, обретения им подлинного будущего. А значит, — и подлинного человекообразования.
Но какие, вместе с тем, негативные, разлагающие человечность, темные веяния и силы гнездятся в интернет? Не следует ли им давать надлежащий отпор, причем, на уровне государственной политики? Ничто не должно двигаться самотеком. Тем более, скверна, зараза, все то, что канализирует, тянет человека вниз. Во всяком случае, — беспрепятственно, бесцеремонно, открыто, даже как-либо поощряемое… Не допустимо, чтоб средства информации, интернет, вместо того, чтобы развивать и глубить человеческий интеллект, творческие способности и возможности людей, предоставлять возможности и силы невиданного прежде размаха созидательности, увы, формировали фриково-клиповое мышление, «куриные мозги», развращали и извращали человеческое, толкали на суицид, насаждая волю к смерти. Разве можно уступить в новом витке противоборства, развязанной против сил света и подлинной справедливости, информационной войны? Разве не следует нам верно соорганизоваться в борьбе, не ведя ее теми же средствами, но стоящими на голову и качественно выше?..
Неужто, далее, нельзя создать такие программы, образовательные системы, которые бы не «тупили мозги», не превращали их в придаток машины (пусть и современной), но развивали творческие, потребляюще-продуктивные, пронизанные присутствием бытия и человечности, способности? Неужто современная педагогика с психологией додумались лишь до развития у учащихся культуры (причем, на бихевиористский манер) технологического творчества, «конструирования», «дизайнерства» и проч.? Если да, то следует переучиваться им самим: преодолеть в себе самих культ технологики, «вещно»-потребительского отношения к действительности. Отрадно видеть, что в рассмотренной выше «стратегии воспитания» намечено предпринять известные меры по обузданию интернет влияния на умы и дела подрастающего поколения. Правда, не мешало бы их конкретизировать, главное — придать действенность, результативность в означенном нами направлении.
А между тем, уже в нашей советско-отечественной практике и педагогической традиции можно найти множество образцов организации жизни и обучения (взять педагогику того же В.А. Сухомлинского, да и А.С. Макаренко), которые являют ярчайшие и глубочайшие образцы продуктивного творения и научения так творить… В принципе, нормальный учитель, не обретший означенные «куриные мозги», не страдающий технологикой, «вещным» потребительством, но имеющий большое и доброе сердце, любит свою работу, — он непременно научит, подвигнет своих воспитанников на продуктивное, потребляющее творчество, поступающее жизнеприятие.
В этом смысле не могу не выразить слова сердечной благодарности ряду школьных учителей в далекой Кавказско-деревенской глуши, которые, уверен, многих из нас, своих учеников, «засеяли» этими зернами подлинного самовыражения, отношения к жизни. Как ни странно, не могу вспомнить больше никого из последующей своей образовательной «одиссеи», кто бы так повлиял, кому бы был так благодарен, как моим учителям детства!.. Это и классный руководитель, Валентина Серафимовна Садова, и преподаватель математики и физики, Геннадий Владимирович Богучаров, и учитель физкультуры и труда, Али Алиевич, и воспитательница Валентина Матвеевна, и совершенно молодые ребята, просто выпускники местной средней школы, пионервожатые, Ниярханум, Бийгиши Идрисович… Очень хочется пожелать, чтоб они, всегда, особенно сегодня испытывали любяще-согревающее тяготение к себе душ и сердец окружающих. А особенно — тех, кому они так беззаветно, любовно и глубоко человечно служили, кропотливо и чутко растя. Дай-то, Бог, им здоровья, долгих лет жизни и благополучия!..
Но продолжим. Если постиндустриальность, тем более, информационная действительность начинаются со слияния науки с производством, онаучивания производства и опроизводствлениянауки, то касается это и школьного образования. Опять же, наука как таковая в ее классической данности в современных условиях должна быть существенно переосмыслена на предмет ее этизации, гуманизации и онтологизации.

Необходимо вывести ее из традиционно-метафизического уклона.

Нельзя напоследок не указать вот еще что касательно материальных оснований созидания информационного общества, соответственно, перевода системы образования на новые рельсы.
Силы, власть предержащие в современном мире, в основном ведомые неолиберализмом, не заинтересованы в подлинном прогрессе истории. Нет нужды им во всяких там «прорывах» в информационные пределы. Вполне достаточна информация в том качестве, как сейчас явлена. У них достаточно «тяжелый груз» от прошлого и настоящего, который «сковывает» и мысли, и желания относительно исторических перемен. К тому же, — радикально меняющих их господствующее, в высшей степени привилегированное положение. Главное же, силы данные, возглавляя страны Запада, где постиндустриализм пустил довольно глубокие корни, прибрали к рукам весь современный мир. Они олицетворяют прошлое и настоящее, цепляются за производящий способ бытия, ставший чуждым подлинной человечности, бытийности. Располагая для защиты своих интересов неимоверной военной и экономической мощью, никак не служа росту человечности в человеке, но лишь упрочению своего господствующего положения в мире, они не совершенствуют жизнь, не наполняют ее достойными смыслами и светом бытия, тянут лишь к небытию. Как очевидно, перед нами современные силы зла. Отвращаясь от бытия, человечности, исторического созидания, гонимые лишь жаждой обогащения и власти, они отвергают социальную справедливость, равенство, свободу, права людей. Эти начала общественной жизни и самоосуществления человека для данных сил мрака не просто «заблуждения», но в высшей степени «вредные вещи».
Точно также их вполне устраивает господствующее отношение к информации, позволяющее обходиться с последней подобно любому товару, выставленному на рынок, и привычно извлекать из нее барыши. Если в информационной действительности свободная активность людей «работает» во благо, расцвета человечности, соединения человека с миром, бытием, во имя, утверждения на Земле, скажем так, «царствия небесного», то ничто такое, цепляющееся за производство, либерально настроенное сознание «хозяев» современного мира не интересует, кроме элементарных «вещей» потребительского достоинства. Реально человечество уже созрело для успешного утверждения информационности и даже выхода в событийность преодолением тупиков производящего существования. Но силы от прошлого полностью погрязли в последних, всячески тянут мир в разверзшуюся пропасть инфернальности. Оно и понятно, силы зла не только не способны, но не помышляют высвобождать современную историю из кризисных коллизий, спасти от падения в бездну, пытаясь и в такой ситуации извлекать для себя «выгоды» с наварами [191]. В конечном итоге, их стараниями вырождается, уничтожается все живое, история, мир на планете. И вроде бы, несущая смерть человеку во всех направлениях, злокозненная поступь производства, действующих от его имени, сил (по крайней мере, для многих) неотвратимы: с ними нет чем бороться, их не преодолеть. Тем не менее, несмотря на убийственную мощь, беспрецедентную опасность для жизни всего и вся, исходящие от них сегодня, они (и либерализм в качестве их идеологии и политики) не только не потеряли влиятельную притягательность, но находят поддержку, даже популярность.
Высокая человечность, «ростки» подлинного будущего, истории, силы света, — отстаиваемые в современных условиях главным образом марксизмом, — никак не могут мириться с этим. Оно и понятно. У сил света и подлинной истории, достойного человека и бытия, будущего принципиально противоположные устремления. Главное — спасительный путь. Они полны уверенности, и им достанет «ресурсов» превозмочь производящие тупики с либеральным креном. Надо только собраться, в частности, от «шока» перенесенного поражения в холодной войне, извлечь опыт и развернуться. Надо разобраться с реалиями теперешнего и наступающего дней: с тем, какими конкретно «ростками» созидательности и света наличная действительность «беременна» на Завтра. Вместе с тем, — определиться со своими бытийно-историческими призваниями, с, подобающими предстоящим задачам, средствами, тактикой и стратегией. И, избавившиеся от, не выдержавшего «критику времени» в теории и практике, объединившиеся, внимая зовам бытия и истории, силы света и подлинно исторического прогресса обретут твердую почву под ногами. А спасительный путь борьбы по «всем фронтам», несмотря на крайнюю сложность, не окажется «призрачным», «несбыточным». Его можно и должно реально пройти.
Прежде всего, необходимо собрать в единый кулак имеющиеся добротворческие силы, энергию, дух чтобы преодолеть либерастически-глобалистский натиск темных сил современности. Этот «натиск», ведется отовсюду: с Запада и Востока, изнутри собственной страны и извне, в теории и на практике, в искусстве и экономике, в быту и на работе… Одним словом, нет сегодня места, где его нет. А потому, антилиберальный, антиимперский, светоносный «кулак» должен и может быть весьма «увесистым». Ибо способен объединить весьма многих: «левых» и «правых», «верующих» и «неверующих», «южан» и «северян», «золотых» и «незолотых», «старых» и «молодежь»… Да, социальная база весьма внушительна. Людям самых различных «отрядов», регионов есть какой счет предъявить силам мрака и бесчеловечности, ведомым либерализмом. И следует предпринять все возможное, дабы эта зараза больше не проникала в неподготовленные умы и дела людей, народов, чтобы не дурманила «доверчивые головы». Дело ведь до того доходит уже, что люди повально, — не считаясь с географическими, культурными и политическими границами, — сплошь залиберализованы, обуржуазнены, заражены «вещно»-потребительскими устремлениями. Даже в случаях, когда, скажем, человек на словах выступает против либерализма, готов «воевать» с капиталом, «олигархами», «открещивается» от проводимой последними политики, — тем не менее, на деле, в поступках и отношениях к вещам безотчетно ведет себя против чего, вроде бы, выступает. Причем, — с полным «коробом», присущих данному поведению, негативных «аксессуаров», не ведая никакой альтернативы.
Не будем разбираться с причинами этого, в общем-то, малопарадоксального явления: они довольно ясны. Дух (и психология) буржуазности — видимо, очень крепки и живучи! К тому же, — когда перенасыщены «вещно»-потребительскими устремлениями, жаждой наживы и обогащения, когда люди, вдобавок, отчуждены производством и мобилизованы на его обеспечение.
Так что, придется активной работой (в том числе разъяснениями, конкретными делами, борясь и отстаивая права и свободы людей, социальную справедливость, защищая интересы трудящихся по всем направлениям и всеми доступными средствами) «вытаскивать» людей из буржуазно-либеральной «трясины», из-под влияния сил мрака и деструктивности. Предстоит всячески, — вплоть до «хождения в народ» (причем, на современном уровне) и во власть, — стараться локализовать их, не позволять безнаказанно и бесцеремонно заправлять делами современного мира. Следует противопоставить их «болотной активности» надежный заслон, «осушивая», устраняя порождающие истоки, создавая условия недееспособности, ненужности. Причем, — на «практике» (материально) и в «теории», идеологической работой.
Конечно, и это важно понимать, одержание верха над силами (идеями с реалиями) зла должно совершаться не просто. В частности, — насильственным, внешним уничтожением («вместе с носителями»), как бы этого кой-кому ни хотелось и чего, слава Богу, уже никогда не добиться. Победа в полном смысле желанна и достижима лишь через внутреннее перерождение темных сил. Добиться же этого, в свою очередь, можно и следует не столько, так сказать, «просветительством», в бесконечных спорах с дискуссиями, не в «теории». Времени для этого, кстати, уже не осталось. Победа обретаема, главным образом, на путях материальных, материально-практических, экономических преобразований общественно-мирной жизни людей. Среди прочего, без достижения экономического (причем, изначально насыщенного постпроизводственными устремлениями) перевеса над погрязшими в производстве силами успех вряд ли будет обеспечен. И результаты НТП тут в помощь, поскольку объективно играют на перерождение производства. Не последнюю роль призваны играть и преобразования в организационно-строительной работе самого освободительного, антикапиталистического движения. Да, речь нужно вести и о радикальном обновлении системы образования, перестройке ее на принципиально иной (постпроизводящей) практической и духовной основе, насыщении осваивающим мировоззрением и этичностью, соответственно, новым содержанием и направленностью.
Но, прежде всего, «перерождения», преобразования должны касаться самого способа существования людей, материальной практики. Ведь общепризнано, что способ существования человека в мире определяет остальные формы и направления его самореализации, включая конкретные дела, поступки, мысли, чувства и переживания. Этим способом существования всегда выступает практика, непременно предстающая известной конкретно-исторической данностью своей. Способом же существования современного человека (причем, уже издавна) служит производящая практика. Наконец, именно она выступает главной и определяющей «виновницей» навалившихся на сегодняшний мир бед. Отсюда необходимо вытекает (к чему мы безустали зовем): данную практику как фундамент, субстанцию того, чем нынче человек живет, нужно положительно упразднить. Причем, — «упразднить» — преобразованием, обновлением, перерождением производства (его «ростков») в новый тип практической самореализации человека в мире с сохранением всего положительного на предыдущей ступени. И этот новый способ существования человека в современном и будущем мире, есть, как не раз говорено, постпроизводящая практика. Или, что то же самое, — осваивающе-произведенческая деятельность.

Созидая и утверждая последнюю, — причем, и духовно, и практически, — люди, одновременно, будут созидать человека нового типа.

Соответственно, — общество, мир, человекобытийную действительность. Уже по мере строительства, формы, выражающие производяще-капиталистические порядки (включая систему образования), обслуживаемые либеральной идеологией, надстройкой, просто станут неуместными, будут отпадать. В своем кратком анализе информационной действительности Мы видели, что уже здесь это непременно происходит. Разумеется, не так-то просто оно вершится, но, в принципе, именно так.
Несомненно, становление на означенный путь, тем более, осуществление его, представляет одну из самых сложных задач, с которыми когда-либо человечеству приходилось встречаться. И сложность данной задачи, среди прочего, выражается в том активном и бешеном сопротивлении, которое будет оказывать ее решению производяще-либеральный мир. Ибо он, будучи пока неимоверно крепок, могуществен, полон волей к власти, настроен на насильственное сохранение своих античеловечных и безбытийных устремлений.
К тому же, несмотря на сказанное, силы постпроизводящего мироустройства — и объективно, и субъективно — пока пробивают себе место, далеко не развернулись. Точнее, — только в состоянии роста. Им еще предстоит многое для, так сказать, «очищения» и расширения. В том числе — хотя бы достаточного признания общественностью
О
тсюда с прискорбием можно наблюдать, что многие маститые ученые, специалисты, «водители» современности (не говоря уже о простых «смертных») далеко не ведают данное движение и его идеи. Пребывающим на платформе производящего мироотношения, им, по сути, нечего противопоставить производяще-либеральному натиску. Они не в состоянии усмотреть путипревозмогания последнего. Имеющиеся в распоряжении средства и идеи, формы борьбы, во многом обветшали, малоэффективны, бьют мимо цели… Не зная, как совладать с либерализмом вообще, — чем заместить, какой альтернативой, — они, даже против собственной воли погрязают в нем. А те из них, еще «сопротивляющиеся», — самое большее, изъясняются в сослагательном наклонении в плане желательности победы над «либеральным злом». Хотя, быть может, пока мы и не располагаем силами и возможностями, — говорят они примерно так, — не знаем, как побороть это зло, «злой рок человечества и мира», мы, тем не менее, должны собраться, объединить все свои усилия в борьбе с ним. Вот только для чего нужна эта борьба, во имя чего объединяться, какую цель преследовать, помимо сопротивления либеральному уклону, — никто толком не говорит. Весьма характерен в этом отношении профессор А.Г. Дугин, который так глубоко проник в тайну и истоки либерализма: «Злому року человеческой истории надо противостоять. И пусть он всесилен, пусть неотвратим. Пусть даже он проистекает из реалий вековечной традиции, самой истории, внутренних обстоятельств самой истории, пусть исторически обусловлен, необходим. Да, эта идеология и практика сегодня победила все остальные, она распространяется по миру всевозможными путями… Снова кажется, что эта мощь неотвратима, не случайна и следует фундаментальным роковым закономерностям. И что спорить с этим бесполезно. Но снова… находятся люди, которые готовы произнести ту же формулу, только на сей раз не про отдельную страну, а про все человечество. «Либерализм — злой рок человеческой цивилизации». Борьба с ним, противостояние ему, опровержение его ядовитых догм есть моральный императив всех честных людей планеты. И чего бы это ни стоило, мы должны аргументированно и обстоятельно снова и снова повторять эту истину даже тогда, когда это представляется бесполезным, неуместным, неполиткорректным, а иногда и опасным» [192].
Верно, плохо, когда у людей нет идеи, нет цели, нет ориентира, следуя которому можно выйти из «закаменевшей», превратившейся в оковы, наличности. Плохо, когда нет что противопоставитьтому же либерализму, найти в себе силы и энергию покончить с ним, руководствуясь располагаемыми идеалами и устремлениями. Вряд ли в этом смысле что даст, ходящее под названием «трансценденция». А, если и дает, то ведь в том, как раз плане, что идея-таки, у трансцендирующего имеется. Верно, при этом, она не столь очевидна, не столь метафизично выглядит: отлична от целей, ценностей и идеалов, которые устремляли до сих пор дела Нововременного европейца. Но, тем не менее, — в иной, не рационализируемой форме, в форме сопричастности человека бытию, соприсутствия последнего человеку, в частности, как спасение, — выход намечается, испытывается, влечет человека. Коль скоро же последний настолько глух, настолько отвращен от бытия, что никак не слышит его молчаливые зовы, посылы, не чувствует веяние времени, — живет, короче, полностью отчужденный (хоть часто ходит в «ученых»), — он, действительно, не усматривает выходов. Трансценденция ему заказана, он не экзистенциален.
И что, в итоге случается, коль скоро, так либо иначе, он втянут в «освободительную борьбу» и даже — одерживает здесь верх, победу? А случается обычное, не раз наблюдаемое в истории. Да и в наше время за примерами ходить нет нужды. Воспроизводится то же, против чего воевали, проливали кровь, отдавали жизнь. Больше — восстанавливается даже еще худшее, нежели имелось.
Недавно как-то один высокопоставленный представитель власти моей, «самопровозглашенной» (а на самом деле, провозглашенной всеми нами, жителями Донбасса) Донецкой народной республики, как бы осмысливая довольно нелегкий промежуток (длиной в год) освободительной борьбы нашего народа против воцарившихся в Киеве фашистских порядков от захватившей власть при поддержке США хунты, откровенно сказал перед камерой, что республика сегодня «находится на полпути». Первую половину, высвобождения из-под национал-фашистского засилья, «мы прошли». А вот, вторая половина: куда нам идти, какое государство, общество строить, по какому пути направиться — левому или правому, — с этим нам еще предстоит определиться. Мы не можем пока дать ответ на встающие вопросы
А
тем временем, все более крепнут голоса «возврата в лоно Украины» с соответствующим восстановлением порушенных порядков, обеспечением стабильности, законности и т.п. Даже от былых настроений на федерализацию готовы потихоньку отказаться. Многих, с другой стороны, прельщает путь воссоединения с Россией. Причем, вопреки нежеланию последней (по крайней мере, на официальном уровне) данного варианта. Но, собственно, что дают нашему освободительному движению оба варианта? В принципе ведь, оба они довольно похожи, за исключением, разве что вопросов языка, национальной политики и кой-каких культурных моментов. Социальная несправедливость, буржуазность, господство олигархата, производство, присвоение, деградирующее образование, бездуховность, пресмыкательство перед Западом, тотальное отчуждение, разваливающаяся экономика, политика на вторых ролях, засилье либерализма (пусть и «домашнего») и многое другое, — не то ли самое и там и тут?.. Оно, можно, конечно, и на Запад потянуться, под крыло «дяди Сэма». Но ведь и данный вариант ничего, помимо пагубы, не сулит!
Разве ради всех этих «тяготений» наш народ поднялся? Для чего он просто на глазах преобразился, воодушевился и засиял каким-то замечательным светом свыше. И со всех сторон к нам пришли на помощь другие народы, люди, столь же преображенные, преисполненные, соединившиеся несказанной силой, энергией. Сколько испытаний мы перенесли, сколько побед достигнуто с этим светом, энергетикой, волей к победе, к новой жизни! Ведь народы, люди каким-то нутром, безотчетно даже для себя, ощутили, что настал час, Вот тут, наконец-то, решается судьба, исполняется заветное, надо действовать… Где-то в глубине сердца, души чувствуешь уже, что надо делать, куда идти, никак не приемлется, чем до сих пор жилось, поскольку оно угнетало, обрекало на нелюдскую жизнь…
Но вот, приходят заправилы, «шахматисты» высокого класса. У них холодный, трезвый «геополитический ум», прагматистский подход, видение дел. И они решают… Да, они «не сливают». У них даже имеется какой-то неисповедимый для простых смертных «план»! В конечном счете, он нет да нет, пробалтывается, вроде, наиболее продвинутыми, проникновенными по части выслушивать «чужие затаенности». Оказывается, назначение ДНР и ЛНР (эти выражения в последнее время произносятся по шкале убывания) в том, чтобы стать… Верно, если американские заправилы неотступно утверждают Украину в качестве того, что называется «антироссией», то предназначение территорий, «восставших» против этого, не подчиняющихся уже Украине, в том, чтобы стать «анти антироссией». Все, как видно, легко и просто. И у России хватит средств для поддержки, содержания (там, гдето полторадва миллиона человек: пенсионеров, немощных, оставшихся на данной территории) достаточно долго. Пусть Америка тогда содержит всю оставшуюся часть украинского населения (где-то 35-40 миллионов). Может и у нее хватит средств на это: «ведь страна богатая»… Так примерно рассуждает в СМИ один из популяризаторов «шахматношашечной игры», — другими словами, «разведения гнойников», незаживающих ран, — в текущем политическом поднебесье… Собственно, а что остается? Что иначе делать? Куда, к какому берегу плыть? Где этот устремляющий к себе «маячок»? Если он кому и слышится, то, ведь, кто даст ему повернуть кораблик на «Буян-остров», принимая во внимание полную беззащитность, несамостоятельность нашего, неожиданно взметнувшегося ввысь, преисполненного жизненностью, «деревца»… Очень жаль, конечно!
Если даже оно и выстоит на первых порах («гнойники» иногда заживляются), то, рано или поздно при существующем раскладе дел в мире, его непременно утилизуют другие, более мощные и самодостаточные «соседи». Точно также следует понимать, что борьба с либерализмом как идеологией, мироотношением, духовно-практическим явлением, даже в случае, что над ним будет одержана победа (скажем, в «теоретическом», плане), еще не увенчается успехом. В том-то и дело, что либерализм вызван к жизни, существует, срабатывает, обладает влиянием именно потому, что он материально обусловлен, так сказать, «жизнен». Поскольку наличная действительность носит производящий характер, человек живет производяще-капиталистически (со всеми, связанными с этим моментами), постольку он непременно будет тяготеть к либерализму, к либеральным умонастроениям. А отсюда — к вывертам и извращениям касательно человечности и образования человека, коих мы касались.
Так как либерализм и производство неразделимы, для полной и окончательной победы, для преодоления его (либерализма с несомыми им «вывертами») в подлинном смысле следует (по крайней мере, в первом приближении) преодолеть, преобразовав, его материальную основу, производящий способ человеческого бытия. Лишь, начав с этого, соответственно, по ходу дела перестраиваясь духовно-практически, возможны действенная борьба и окончательная победа над либеральной идеологией и практикой.
И последнее. Можно видеть, что, аналогичные высказанным нами ближайшим образом, спасительные идеи звучат на устах многих подлинно прогрессивных исследователей. В этом смысле не покидает уверенность, что идеи данные проникнут и в головы думающих политиков, управителей современной действительности. В том числе — стран, где пока что безоговорочно царит либерализм. Если б так случилось, если б народы данных стран сами бы, к тому же, в числе первых повели активное наступление на производяще-либеральные устои жизни и двинулись к подлинно спасительному будущему мира в постпроизводственное бытие, — сколько б проблем и трудностей сразу же осталось позади! Ведь означенные народы объективно всего ближе в современных условиях к информационности, больше, к выходу за пределы производства, к собственному и остального мира спасению. Но в том-то и дело, что совершить, так сказать, «постпроизводящую революцию» — быть может, самое сложное и трудоемкое из всех задач и целей, которые когда-либо до сегодня стояли перед человечеством. И совершить ее, тем не менее, непременно нужно. Иначе — мир, история проваливается в бездну небытия.
Итак, современный мир накопил под подлинные реформы, близящие информационную действительность, достаточно материальных (объективных) ресурсов. Нужно лишь последниенормально, с умом перераспределить, перенаправить. Однако, данные реформы весьма судьбоносны, многое меняют в привычном: сознании, культуре, образе жизни, мироотношениях людей. С ними затрагиваются слишком значимые (пусть и «вещного» достоинства) интересы, от многого, вошедшего в плоть и кровь, придется отказаться. Потому-то они и не приемлются, даже встречаемы «в штыки». Известно ведь, вырваться из «накатанного», устоявшегося, где, к тому же, у тебя свои преимущества, привилегии, дивиденды, власть, богатства (не важно их качество, достоинство), крайне сложно, если, вообще, невозможно. Не есть ли, претерпеваемый современным миром, глобальный системный кризис выражением, с одной стороны, нужд, устремлений к означенным реформам (включая запросы самого дела информатизации, строительства информационного общества и даже постпроизводства) и противоборства им сил, заинтересованных впротивоположном, — с другой? Будем, однако, надеяться, что первая сторона-таки, одержит верх в данном противостоянии. Иначе ведь просто непозволительно, а построение собственно информационной действительности, выход в постпроизводственность окажется лишь заманчивой утопией
К
ак же конкретно будет школа устроена, каким дисциплинам читаться тут, в какой дозировке, на каком языке, какие преподаватели, и многое другое, — это уже дело сугубой неопределенности. Относительно организации и действия данного, тоже материального, фактора можно довольно много говорить, но, как понятно, будучи в известном смысле внешним, он весьма различно реализуем, расписываем, вплоть до непредвиденности.
Ведь, к тому же, информационное общество еще должно утвердиться, его в мире пока что нет. Есть лишь движение (весьма даже причудливое, иной раз, до непонятности) к нему… Не от того ли «причудливости» со странностями, что не ведомо, как строить информационный (тем более, постпроизводящий) мир, как образовывать людей, общество, порядки в этом процессе, в как устроенных учебных заведениях и проч., за что хвататься и как во всем тут разобраться?..
Несомненно, решение означенных, как и многих других задач «материального» порядка, существенно послужит утверждению искомой нами системы образования. Следует добиться того, — и здесь уже нужны и, так сказать, «нематериальные» факторы (мы их назвали «субъективными»), чтобы учащиеся, выйдя из школы, и даже еще учась, могли адекватно обходиться с информацией: продуктивно потреблять, больше, осваивающе творить ее, включившись в общенародное дело созидания благосостояния своей страны, общества.
И нельзя не заметить, научение данное почти не нуждается в материальных затратах: в строительстве каких-то мастерских, специальных производственных комплексов, где бы воспитанники могли приложить руки и способности. Хотя, это тоже важно, пусть и не очень, как можно ожидать. Правда, в ином смысле потребуется слишком многое. Да, — научению воспитанников нормально потреблять, осваивающе обходиться с информацией, знаниями, вещами вокруг. В том числе — из собственного внутреннего мира, опыта. Придется учиться осваивающе учить и учителям. Ибо образование, разворачивающееся на осваивающе-практической философской основе, вносит весьма серьезные коррективы в теорию и практику образования, как они сложились уже давно. Без внесения серьезных корректив тут не обойтись.

Автор — Алиев Шамсудтин Гаджиевич

Оглавление к Научному Труду — Философские основания образования Событийного человеческого бы­тия

  1. ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ СОБЫТИЙНОГО ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ — ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ
  2. СВЯЗЬ ОБРАЗОВАНИЯ И ФИЛОСОФИИ. ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ
  3. ОСВАИВАЮЩЕ-ПРОИЗВЕДЕНЧЕСКАЯ ОСНОВА ОБРАЗОВАНИЯ
  4. ПРОИЗВОДЯЩАЯ ПРАКТИКА, ЭТИКА, ОБРАЗОВАНИЕ
  5. БУРЖУАЗНАЯ ЭТИКА И ОБРАЗОВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА
  6. ИНФОРМАЦИОННЫЙ МИР И ОБРАЗОВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА
  7. СОВРЕМЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СВЕТЕ ИНФОРМАЦИОННОСТИ
  8. ПЕРЕСТРОЙКА ОБРАЗОВАНИЯ НА ПУТЯХ К ИНФОРМАЦИОННОМУ МИРУ
  9. МЕСТО ЭТИЧЕСКОГО В ОСВАИВАЮЩЕМ ОБРАЗОВАНИИ
  10. ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ — ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
Обсудить на форуме

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>