<

Откуда такой псевдоним у Ленина?

Просмотров: 118

То есть у Владимира Ульянова? Самое известное объяснение: великий революционер, услышав о Ленском расстреле, где погибло около трехсот рабочих, был так потрясен, что с тех пор стал зваться Лениным. Так рассказывали нам в начальных классах. Но, чтобы понять, что это не так, достаточно сопоставить две даты: Ленский расстрел произошел в 1912 году, а подпись «Н. Ленин» впервые появилась еще в 1900 году. Была и другая версия. Мол, так полюбил Владимир Ильич в ссылке Сибирь, что и фамилию себе взял в память о красавице реке Лене. В общем, доминировала «сибирская тематика».

Отчего-то любознательность в этом направлении, мягко говоря, не приветствовалась. Возможно, сказывалась российская, а за тем и советская привычка из любой малости делать секрет, а может, было опасение: мало ли что могут вытянуть…

Уже в постсоветское время объяснение псевдониму искали в любых увлечениях молодого Ульянова. Нашли некую казанскую красавицу Лену Ленину (тут даже «Ленин в кадре» получается), также установили, что были у молодого вождя встречи с хористкой Мариинского театра Еленой Зарецкой.

Однако недавно открылись факты, прежде тщательно скрываемые.

В 1900 году Владимир Ульянов, вернувшись из ссылки, готовился выехать за границу, но боялся, что кровавый царский режим не выдаст заграничный паспорт недавнему ссыльному. И он решил подстраховаться. У Надежды Крупской были в Петербурге хорошие знакомые – Сергей и Николай Ленины и их сестра, учительница Ольга. К ним Владимир и обратился. Сергей дал ему паспорт своего отца – Николая Егоровича Ленина. Отцу паспорт уже был не нужен – старик был безнадежно болен. Правда, пришлось в паспорте сделать подчистки, например, изменить дату рождения, ведь настоящему Ленину было 73 года.

По этому документу в Пскове Владимир Ильич получил заграничный паспорт и стал «Лениным». А вскоре канцелярия губернатора выдала ему и законный паспорт – на фамилию «Ульянов». И с двумя паспортами Ульянов-Ленин выехал за границу.

Дальнейшая судьба Владимира Ленина известна. Но как сложилась жизнь «настоящих» Лениных?

Печально. В конце 1917 года, спасаясь от наступившего в Петрограде голода, братья уехали в свое родовое имение на Пошехонье и там занялись хлебопашеством. Трагическим стал для них 1919 год. Николай Николаевич не смог выполнить продразверстки, за что был посажен в пошехонскую тюрьму и в апреле там умер. Ольга поехала хлопотать, чтобы родным позволили похоронить брата, заразилась черной оспой и тоже умерла. В июле в Пошехонско-Володарском уезде было подавлено восстание «зеленых». Сергей Ленин к восстанию никакого отношения не имел, но был расстрелян как помещик, классово чуждый элемент. Владимир Ильич Ленин, когда узнал об этом, был очень расстроен.

Так может права было советская бюрократия, не одобряя подобных изысканий?

И все же «сибирский след» в этой фамилии есть. Родоначальником дворян Лениных был казак Иван Постник, который за строительство крепости на Лене был жалован дворянством и этой фамилией.

Оратория и анекдот

Со школьной скамьи мы знаем, как это было. Всесокрушающий залп «Авроры» — и революционные отряды ринулись на штурм Зимнего дворца. Свинцовый дождь из винтовок и пулеметов, броневики, пушки, «бежит матрос, бежит солдат, стреляет на ходу». Огромные узорные закрывающие арку ворота, на острых прутьях которых — тела погибших.


Главный астролог страны раскрыла секрет привлечения богатства и процветания для трех знаков зодиака, вы можете проверить себя Бесплатно ⇒ ⇒ ⇒ ЧИТАТЬ ПОДРОБНЕЕ….



А была-то всего лишь вялая перестрелка, после которой защитники дворца разбежались, и самым большим препятствием для штурмующих оказались запертые двери Зимнего. Кто-то сходил в ближайшие казармы за ломом. А против лома, как известно, нет приема, и Зимний был взят, министры Временного правительства арестованы и препровождены в Петропавловскую крепость. Жертв для такого действительно эпохального события было мало: семеро убитых с той и другой стороны и несколько изнасилованных девушек из женского батальона смертников, которым командовала М. И. Бочкарева. Штурмом это назвать было трудно. И слава богу.

Приближался юбилей — 10-летие революции, которая к тому времени уже называлась Великой Октябрьской. И взятие Зимнего дворца, благодаря пропаганде, превратилось в грандиозное сражение. Убитых уже исчисляли сотнями. Но представить воочию грандиозность и размах события, которого не было, помогло кино, которое для нас из всех искусств – важнейшее. главный фильм к юбилею был поручен Сергею Эйзенштейну. Кульминацией фильма «Октябрь» должен был стать штурм. И гениальный режиссер создал, как сегодня сказали бы, виртуальную революцию, которая благодаря его огромному таланту заслонила и переиначила действительные события.

Конечно, в реальности не имело никакого смысла лезть через чугунные ворота и потом бежать через хорошо простреливаемую площадь. Никто десять лет назад так и не делал. Разумно зашли с торца Зимнего и, постреляв из-за угла, разогнали охрану. Но для художника Эйзенштейна это было неприемлемо. Результат—блистательный! — известен.

Эйзенштейн вообще был мастером постановочных эффектов. Двумя годами раньше он снял фильм «Броненосец Потемкин». Там есть сцена, как группу взбунтовавшихся матросов отводят для расстрела на нос судна и накрывают всех одним большим куском брезента. Но тут поднимает бунт уже весь экипаж и захватывает корабль.

Многие участники восстания, потрясенные фильмом, приходили к Эйзенштейну, благодарили его. Были среди них и самозванцы, причем не всегда бескорыстные. Но разоблачить таковых не составляло большого труда. Стоило «доблестному потемкинцу» заявить, что он был одним   из   первых бунтарей и находился под тем самым брезентом — все, свободен! Потому что Эйзенштейн это придумал. Смертнику перед казнью положено завязывать глаза, а тут просто взяли и цинично — да что там с ними возиться! — всех разом накрыли брезентом. Гениальная метафора!

К созданию мифа приложил руку и Владим Владимыч Маяковский. Если фильм «Октябрь» после 1927 года широким массам посмотреть было негде, то поэму «Хорошо!» проходили в школе. Там тоже с большой экспрессией описан штурм.

Долой! На приступ! Вперед! На приступ! — Ворвались. На ковры! Под раззолоченный кров! Каждой лестницы каждый выступ брали, перешагивая через юнкеров. Как будто водою комнаты полня, текли, сливались над каждой потерей, И схватки вспыхивали жарче полдня за каждым диваном, у каждой портьеры. Попробуй, после такого описания, заикнись, что было не совсем так! Правда, затем у Маяковского следовала сцена, которая несколько сбивала победный ритм. Какой-то смущенный сукин сын, а над ним путиловец — нежней папаши: «Ты, парнишка, выкладай ворованные часы — часы теперича наши!

Уж так ли яростен был штурм, если всякие несознательные штурмующие успевали немножко пограбить, а сознательные за это их пожурить?

Коротко скажем и о знаменитом залпе «Авроры». Просто приведем отрывок из письма, направленного негодующим экипажем в газету «Правда»: «Печать пишет, что «Аврора» открыла огонь по Зимнему дворцу, но знают ли господа репортеры, что открытый нами огонь из пушек не оставил бы камня на камне не только от Зимнего дворца, но и от прилегающих к нему улиц? А разве это есть на самом деле? Был произведен только один холостой выстрел из 6-дюймового орудия, обозначающий сигнал для всех судов, стоящих на Неве, и призывающий их к бдительности…».

Однако залп был нужен. Представляете: «Аврора», богиня утренней зари, вещает зарю новой эры? И не каким-то тусклым холостым выстрелом. Нет, залпом! Красиво, символично, патетично!

Однако на патетику, даже самую талантливую, если она неверна по сути, есть действенное средство — смех. На экранах и в хрестоматиях одно, а в народе — другое. Старый анекдот: «Алло! Это Смольный?» — «Смольный». — «У вас водка есть?» — «Нет». — «А где есть?» — «В Зимнем». — «Даё-ё-ёшь!..».

И как ни странно, анекдот больше соответствует исторической правде.

Действительно, в подвалах Зимнего хранились большие запасы вина многолетней выдержки — сотни бочек и тысячи бутылок. Большевики, хорошо зная свою «братву», решили это все уничтожить. Но революционным матросам и солдатам стало об этом известно, они легко смяли охрану из красногвардейцев и захватили подвалы. Выкатывали бочки наверх, вышибали дно, отбивали горлышки бутылок. Вина было столько, что оно заполняло канавы, ручьями, стекало в Неву. Между бражниками вспыхивали ссоры, завязывалась перестрелка. Людей погибло гораздо больше, чем при первом «штурме».

Есть такой литературоведский казус.

В комедии «Горе от ума» полковник Скалозуб рассказывает за что они с братом получили по «орденку».

За третье августа; засели мы в траншею:

Ему дан с бантом, мне на шею.

Так вот, некий ученый муж проштудировал всю литературу о кампании 1813 года и установил, что 3 августа никаких боев не было, и более того — не было даже самой маленькой стычки. И пришел к выводу, что этой строкой, остроумно обойдя цензуру, Грибоедов обличает царскую армию. Дескать, в ней таким держимордам, как Скалозуб, давали ордена ни за что. И даже диссертацию на этом защитил. Хотя, скорее всего, Грибоедов ни о чем подобном и не думал, просто взял дату, какую диктовал размер, и только.

Есть в нашей истории такая же, совершенно скалозубовская дата. 23 февраля 1918 года — день рождения Красной Армии. Тогда тоже ничего, вернее, ничего хорошего для вооруженных сил молодой республики не случилось, но «орденок» — красный день календаря — вошел в историю.

Формальное объяснение существует: в этот день части только что созданной Красной Армии нанесли поражение войскам кайзеровской Германии под Псковом и Нарвой. Однако то, что произошло, трудно назвать победой. При появлении немецких войск части, которыми командовал «красный матрос» Павел Дыбенко, численностью вдвое превышавшие силы противника, в панике покинули фронт, оставив крепость Нарву.

К тому времени у Дыбенко уже были немалые «революционные заслуги». Например, 5 января 1918 года он командовал расстрелом мирной демонстрации в поддержку открывшегося в тот день Учредительного собрания, будучи сам его делегатом от матросов. А потом, на рассвете следующего дня, матрос Железняк, разгоняя собрание, сказал делегатам: «Комиссар Дыбенко требует, чтобы присутствующие покинули зал». (А не «Караул устал», как опять же утверждала официальная историография.)

Однако «победа» была настолько громкой, что даже такие заслуги не помогли. За сдачу Нарвы и «бегство с позиций» Дыбенко был смещен с поста наркомвоенмора (министра военно-морского флота) и исключен из партии большевиков. Так что и в большевистском руководстве в то время двух мнений о нарвских событиях не было.

Вскоре, конечно, Дыбенко выплыл, такими «братишками» не бросаются. В 1937 году он, спасая себя, всячески оговаривал товарищей, давал лживые показания на процессах, на некоторых даже выступал обвинителем. Но в 38-м был расстрелян и он. У Красной, а с 1946 года Советской Армии немало славных побед. Но по иронии истории День защитников Отечества мы почему-то отмечаем именно 23 февраля.



Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *