<

Муки Алхимиков

Просмотров: 370

Сказать по правде, золотой век алхимии явил миру гораздо больше практиков, которые считали основной целью Великого Делания отнюдь не духовное совершенствование самого алхимика, а скорейшее обогащение. Они не ведали дисциплины духа. Истинные адепты презрительно называли таких практиков дымильщиками – за их пристрастие к печам и кузнечным мехам. Один из адептов писал: Лжеалхимики стремятся делать золото. Истинные философы, до XIX в Европе философами называли всех ученых, стремятся к знанию. Первые создают тинктуры, софизмы, нелепости. Последние познают сущность вещей.

Опасности Великого Делания алхимиков

В поисках пресловутого философского камня алхимики проводили довольно опасные опыты, которые нередко заканчивались трагически для самих гореалхимиков: они становились жертвами взрывов и отравлений ядовитыми испарениями. Известна одна история, относящаяся к XVI веку, о алхимиках, который тщетно старался сделать золото для своей покровительницы, усердно трудясь два года. В течение этих двух лет она оплачивала расходы на приобретение огромного количества свинца и древесного угля, которые улетучивались с дымом. В конце концов дама пожелала осмотреть лабораторию и получила некоторое представление о преисподней, в которой покрытый копотью и сажей алхимик вертелся среди огромных котлов, длинных трубок, печей и очагов, извергавших невыносимый жар и пылавших будто во чреве вулкана. Несчастный алхимик пообещал хозяйке отдать себя работе с еще большим усердием, но плохо кончил: оглушительный взрыв превратил его лабораторию в прах.

По всей видимости, этот алхимик честно пытался добыть золото для своей покровительницы. Кто знает, может его последней мыслью была мысль о том, что он погибает не напрасно, и во имя Великого Делания.

Однако среди алхимиков было полны-полно толковых и не слишком щепетильных практиков, которые не стеснялись обещать быстрое обогащение всем без разбору алчным гражданам. Отнюдь не последними среди жаждущих меценатов были и коронованные особы Европы. Многие и них охотно оплачивали труды алхимиков в надежде наполнить казну или оплатить войну… и чаще всего нарывались на шарлатанство.

Квинтэссенция алхимиков шотландского короля

Король Шотландии Яков IV, правивший в конце XV – XVI века, питал к алхимии не только корыстный интерес. Его Величество был заворожен алхимическим искусством и не жалел средств на поиски философского камня, который придворные называли quinta essentia – квинтэссенция. Король даже не гнушался бок о бок поработать с наемными алхимиками. Отчеты королевского казначея зафиксировали чрезвычайно щедрую плату за труды алхимиков и траты на всевозможные приборы, инструменты, колоссальное количество топлива и исходные материалы. Столь необычная щедрость суверена не осталась без внимания алхимиков, и они проторили дорожку к воротам королевского замка. Чаще других в отчетах финансиста фигурирует имя француза Джона Дамья, который был хирургом или, как говорили в те времена, кровопускателем. Так называли широко распространенную медицинскую практику использования пиявок для отсасывания крови у пациентов. Начиная с 1501 года Дамья фигурирует в этих отчетах как Мастер Джон Французских Лекарей. Счета свидетельствуют, что находчивый делал кровопускание королевской казне и как главный алхимик, и как партнер Его Величества по карточным и азартным играм. Под надзором Дамья печи в замке Стирлинг пылали день и ночь напролет. И все же при всем обилии дыма на свет не появилось ни одной унции золота. Конечно же, Дамья был мошенником, но весьма обаятельным. Однажды он решил, что сможет выиграть у группы дипломатов импровизированную гонку от Шотландии до Франции, совершив в нужное место… перелет. Он вооружился парой самодельных крыльев, взобрался на бастион замка Стирлинг и, оттолкнувшись, устремился в полет против ветра. Полет оказался недолгим, о чем внимательный источник не преминул сообщить: Вскорости он упал и сломал себе бедро. Сломанная бедренная кость стала расплатой за безрассудство, однако Дамья не утратил присутствия духа и возложил вину за стремительное падение на куриные перья, которыми воспользовался. Он пояснил, что если бы использовал перья орла, то благодаря способности парить, данной этой птицы от природы, наверняка достиг бы места назначения. Впрочем, даже публичное посрамление не оттолкнула короля от его любимца. Вплоть до монаршей смерти Дамья жил на широкую ногу и пользовался всеми благами королевского дома. Но эта история скорее исключение из правил…


Главный астролог страны раскрыла секрет привлечения богатства и процветания для трех знаков зодиака, вы можете проверить себя Бесплатно ⇒ ⇒ ⇒ ЧИТАТЬ ПОДРОБНЕЕ….



Золотая виселица для алхимиков

Покровительство королей далеко не всегда обращалось благом для алхимиков. Как известно, создание философского камня – весьма дорогостоящие занятие, а потому некоторые практики, то ли по глупости, то ли из лучший побуждений, доводили своих покровителей едва ли не до разорения, требуя исходных материалов и нового оборудования. Ставки алхимиков были так высоки, что рано или поздно влиятельные особы стали требовать осязаемых результатов, которые смогли бы оправдать их непомерные расходы. Как правило, каковых не обнаруживалось, и в результате алхимик оказывался в тюремном заключении. На долю самых невезучих выпадали пытки и казнь. Такая участь была уготована алхимику, который по глупости решил обобрать Фридриха – герцога Вюртембергского. Скорый на расправу Фридрих собрал придворных, чтобы с трибуны наблюдать за тем, как несчастного алхимика сначала подвергли страшным пыткам, а затем вздернули на виселице, сделанной из железа, которое он там и не смог превратить в золото.

Столица алхимии

Окажись горемычный алхимик в Праге, ему, возможно, удалось бы избежать казни. Во времена царствования Рудольфа II Прагу по праву называли столицей алхимии. Здесь одно время усердно трудились более 200 алхимиков, многие из которых проживали поблизости от дворца. Тесная улочка изобиловала до такой степени, что стала известна как Золотой переулок. Этот переулок в Праге дал пристанище множеству ювелиров, алхимиков, оккультистов и лекарей, привлеченных кошельком щедрого императора. Рано или поздно любой алхимик, который обнаруживал рвение в деле, попадал в Прагу по собственному желанию или призывался туда королевским эдиктом. К последней группе относился и скромный мастер — золотоделец, известный как Гюстанове. Ненавязчивое приглашение следовать во дворец он получил после того, как Рудольфу доложили о ювелире, который не только обрабатывает золото, но и делает его.

Гюстанове арестовали и доставили к Рудольфу, который приказал своему подданному открыть формулу философского камня. Мастер золотых дел сослался на то, что ничего не ведает, и объяснил, что порошок, которым он пользовался для получения золота, подарил ему таинственный чужеземец по имени Хиршборген. Якобы он сделал это в знак благодарности того, что Гюстанове приютил его в своем доме, когда тому было худо. Рудольф, привыкший выслушивать подобные отговорки от скрытных алхимиков, не поверил Гюстанове, и настоял, чтобы тот принялся за работу по трансмутации неблагородных металлов в золото. Ювелир возражал, говоря, что располагает ограниченным количеством философского камня и не представляет, что будет делать, когда тот закончится. Однако короля его аргументы не убедили. Понимая это, Гюстанове попытался спастись бегством, но был схвачен и пожизненно заточен в пражскую Белую башню.

Как видите, выбор у алхимиков был невелик – либо казнь, либо тюрьма. Впрочем, они сами избрали свой путь, жаль только тез из них, кто действительно стремился найти философский камень…

Взлет и падение алхимика Джона Ди

Автор сорока девяти научных трактов, астролог английской королевы Елизаветы I, Джон Ди возмущался тем, что прославился в народе как компаньон дьявольских сил, вызыватель и заклинатель злых и проклятых духов. Вполне возможно, что столь дурную славу он приобрел из-за своего знакомства с фальшивомонетчиком, мошенником, медиумом и алхимиком елизаветинской эпохи Эдвардом Келли.

История странного знакомства столь непохожих друг на друга людей началась с 1570-х годов. Однажды Келли приобрел старинный пергамент, в котором сообщалось о трансмутации металлов. Келли был достаточно образован, чтобы прочесть текст пергамента на древнем гэльском языке, но не мог воспользоваться им из-за недостатка знаний в алхимии. Он решил, что известный своим интересом к оккультным наукам Ди, занимавший к тому же высокое положение в обществе, поможет ему в этом. Обаятельный мошенник Келли показал Ди рукопись, которая его заинтересовала. Легенда гласит, что Келли заманил Ди в лабораторию, чтобы совершить трансмутацию, которая, конечно же, удалась мошеннику, что вызвало у Ди глубокое удивление и восторг. Ученый безоговорочно поверил своему новоиспеченному другу. Совместными усилиями, если верить слухам, они превратили фунт свинца в фунт золота.

Польский аристократ Альберт Аляско, услышав об этом успехе, пригласил обоих алхимиков в Польшу, чтобы извлечь пользу из их изысканий. Вскоре Ди и Келли обосновались в его замке в Кракове. Здесь алхимики, которых финансировал легкомысленный Аляско, приступили к экспериментам. Они не считались с расходами, алхимический дым в лаборатории стоял коромыслом, однако никакого золота добыть не удалось. Только расставшись с изрядной частью своего состояния, Аляско уразумел, что был обманут и указал гостям на дверь…

Несмотря на все затруднения, Ди долгое время пребывал в плену обаяния Келли. Только спустя много лет, разочарованный и скомпрометированный Ди вернулся в Англию где Елизавета I дала ему расширение на занятие алхимией. Но оказалось, что его несчастьям нет конца. Через несколько лет толпа, считавшая Ди приспешником дьявола, уничтожила его великолепную библиотеку и лабораторию. Украшение нации, как называл его биограф, умер в нищете в возрасте восьмидесяти одного года. О Келли же рассказывали, что тот попал в тюрьму где-то в Европе и разбился насмерть, когда пытался бежать через окно по веревке, сплетенной из постельного белья.

Вместо юности и бессмертия для алхимика

Мошенники от алхимии встречались довольно-таки часто. Именно о таких людях с сожаление писал Корнелий Агриппа (1486-1535): Все их достояния, полученные от отцов, имения и вотчины расточаются, опустошаются, растрачиваются и превращаются в дым и пепел. И вместо вознаграждения за их труды, вместо груд золота, вечной юности и бессмертия, которым они посвятили все свое время и деньги, после стольких лет и расходов – под конец их ждут старость, голод. Лохмотья и паралич, полученный из-за ртути, которую они используют в своих опытах. Они стали богатыми лишь нищетой и столь убогими, что душу готовы продать за три фартинга. Метаморфозу, которую они хотели произвести с металлами произошла с ними самими, потому как не алхимики они, а псевдоалхимики, шарлатаны, не доктора и магистры, а нищие бродяги, не целители, а ярморочные торговцы – сброд и посмешища для всех честных людей. И тем не менее Агриппа не мог не признать, что множество замечательных открытий обязано своим происхождением алхимии. Ведь были и те, кто фанатично стремились отыскать философский камень – одержимые, которые отдавали все, что имели. Для занятия Великим Деланием.

Работа алхимиков привела в итоги к открытию ранее не известных элементов и свойств химических соединений. Иными словами, благодаря алхимии химия как наука совершила большой шаг вперед. Так что алхимики не зря разжигали свои печи и раздували кузнечные меха. Возможно, их старания и не воплотили заветную мечту о богатстве, но тяжкий труд не был напрасным.



Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *