<

Магический кристалл

Просмотров: 13

Дьявол, который в 1762 г. в Бристоле донимал Молли и Добби Джайлзов и чинил всякие беспорядки в их доме, мудрая женщина, к которой обратились за советом, назвала Малха «главным среди духов-помощников». Дух и в самом деле откликался на это имя, как выяснил один преподобный джентльмен, который задал ему немало вопросов на латыни и греческом, а среди них был такой: «Отзовется ли дух на свое настоящее имя, если священник произнесет его?» Дух выразил свое согласие скрежетом. Тогда священник спросил: «Если имя твое — Малх, просрежещи трижды», и дух ответил положительно.

Оксфордский консультант сэра Уильяма Невилля, волшебник по имени Ричард Джонс, в 1532 г. сознался, что «деревенские олухи» часто обращались к нему с просьбами помочь им в поисках сокровищ. В 1538 г. нотариус из Лондона по фамилии Поул якобы объявил, что может «доставать деньги, спрятанные под землей». Он и еще один житель столицы договорились съездить в Ярмут как раз с этой целью. У Поула в тех местах жили друзья, которые имели «книги на все случаи».

Самым комичным из всех кладоискателей был Уильям Уичерли из прихода церкви Святого Гроба Господня, портной и профессиональный колдун, которого довольно подробно допросил в 1949 г. сэр Томас Смит. Уичерли специализировался на поиске воров и возвращении украденной собственности с помощью почтенного оракула сита и ножниц, однако в последние десять лет он стал применять для этой же цели магический кристалл, вызывая «духа по имени Скариот». К тому же кристаллу он прибегал и в поисках кладов, но всегда безуспешно. Году примерно в 1539-м, собрав четверых помощников, Уичерли с помощью колец Соломона попытался вызвать Баро, «восточного или северного духа, как он думал». Одним из помощников был мальчик, который смотрел в кристалл. У них были меч, кольцо и святая вода. «Ужасный ветер поднялся, началась буря», но дух так и не появился. В другой раз Уичерли пытался совершить магический ритуал, который должен был помочь ему в поисках клада, при помощи неосвященного меча, но его спугнуло черное привидение, оказавшееся впоследствии слепой лошадью. Однако это не мешало портняжке снабжать других людей мечами, скипетрами и кольцами для аналогичных попыток. За девять лет до этого он в присутствии священника совершал ритуал с мечом и кольцом, тоже в поисках сокровища вероятно: тогда он намеревался вызвать духа по имени Амброз Уотердак («Waterduke» — «водяной герцог»), но тот не откликнулся на «го зов. Этот комик Уичерли приложил к своему письменному признанию список имен десятка колдунов, как мирян, так и священников, и закончил следующими словами: «Данный свидетель клятвенно заверяет, что, по его мнению, в Англии проживает не менее пяти сотен колдунов, однако их имен он не знает; в Норфолке, Хартфордшире, Вустершире и Глостершире их особенно много». Мы почти уверены, что сэру Томасу Смиту, при всей его глубокой вере в магию, хватило чувства юмора оценить откровения полоумного портняжки из Саусварка по достоинству. По собственному признанию Уичерли, он был виновен в преступлении, которое согласно королевскому статуту от 1542 г. каралось смертью: вызывал злых духов при помощи колдовства и заклинаний, ибо Скариот  уж, наверное, относится к этой категории, каков бы ни был статус Амброза Уотердака! И все же единственное, что нам известно о его дальнейшей судьбе, — это короткая запись в «Хронике серых братьев» от 29 сентября 1549 г. В тот день проповедь, которую обычно читали у перекрестка Святого Павла, перенесли в Шраудз (часовню собора Святой Веры) по причине плохой погоды; там перед проповедником стоял «житель Чартере-Лейна», на груди его висела бумага, гласившая, что он — колдун. Должно быть, это и был Уичерли. Будем надеяться, что он мирно скончался в своей постели.

Сатана, как известно, отец всякой лжи. Он убедил Анну Даркер, что та найдет деньги, зарытые «в замковом саду, но она ничего не нашла». Бес-помощник по имени Джекли сообщил Кэтрин Джули, что «в кладовке сэра Роберта Брукса гниет целый бушель старинных денег, и пообещал принести ей немного», но обманул. Врага рода человеческого в образе черного мальчика повстречал Элизабет Саутерн у куста боярышника и посулил ей два шиллинга и шесть пенсов. На тот момент денег у него с собой не случилось, и он добавил, что «она получит их, когда в следующий раз пойдет этой же дорогой, но не выполнил обещанного, а начал жаловаться ей, когда они в следующий раз встретились, на тяжелые времена». Эти примеры демонического шарлатанства заимствованы из признаний, сделанных в 1645 г.

Если и теперь найдутся желающие отнять спрятанные сокровища у сторожащих их демонов, подробную рекомендацию, как сделать это, пусть ищут у Псевдо-Парацельса. Тогда им наверняка удастся избежать презрения Асмодея, князя демонов, который потешался однажды над простодушным волшебником, сидевшим на том самом месте, где были зарыты королевские сокровища, и нимало не подозревавшим об этом. Однако честность повелевает мне процитировать комментарий ученого флорентийского юриста Паоло Грилландо, который считает кладоискательство вообще «одной из пакостнейших иллюзий, которые дьявол насылает на людей, ибо, — добавляет он, — никогда в жизни моей я не видел, не слышал и не читал ни об одном некроманте, волшебнике или маге, который нашел бы какое-нибудь сокровище, золото или серебро; зато я встречал немало кладоискателей, которые, положив много трудов и совершив немало дьявольских ритуалов, не находили ничего, кроме глины». Кроме того, призывая ангела или доброго духа, никогда нельзя забывать, что вместо него может явиться и дьявол.



Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *