<

Мироздание в аспекте взаимоотношения его организации и развития

Просмотров: 348

Посвящается моему учителю
В.В. Орлову

Данная работа представляет собой попытку применить метод диалектического дуализма к построению одной из конкретно-философских концепций, описывающей мироздание как взаимоотношение его организации и развития.

Место методологии в познании

До какой степени единства-универсализма («всеохватности») имеет смысл разрабатывать философские теории в конкретно-системном изложении содержания философских категорий?

Развитие философских взглядов на природу мироздания происходит в процессе разработки философии как совокупности теоретических представлений о мироздании (теорий мира) и как совокупности средств, методов достижения, формирования теоретического описания мира (методология познания).

Формирование, разработка теоретического знания базируется на применении соответствующей этому знанию методологии – программе построения теории. Но само содержание теории предполагает адекватность ему программы (методологии) будущей развернутой теории. Получается ситуация курицы (теории) и яйца (программы построения, или методологии) – что чему предшествует?

Антанович Е.Н. (в работе «Философия триединого синтеза» [ФТС]) рассуждает просто. Есть разработанная методология «генодрева ФТС», значит дело техники развернуть на основе программы «генодрева ФТС» величественное теоретическое здание типа «Капитала» К. Маркса.

На деле же в познании аспекты метода-средства и теории-итога познавательного процесса находятся не в отношении причины (метод, программа построения теории) и следствия (теория), а в диалектическом отношении порождения друг друга на протяжении всего процесса познания, подобно тому как в познании логические методы анализа и синтеза непрестанно порождают, обусловливают друг друга, составляя единый интегральный диалектический процесс познания методом анализа-синтеза.

На мой взгляд, с позиции диалектического дуализма вопрос «системостроительства» различных философских систем категорий выглядит примерно так.

Методологическая программа построения конкретных систем категорий философии.

  1. Исходным принципом программы системы категорий философии (СКФ) служит принцип диалектического дуализма.
  2. Основанием, началом, к которому применяется данный принцип, служит категория «мир», заключающая в себе имплицитно все философские категории.
  3. Первой конкретизацией категории «мир» в соответствии с принципом диалектического дуализма является представление о мире как взаимоотношении дуальных свойств, сторон, форм выражения своей (мира) природы. Признание несводимости природы мира ни к одной из своих сторон (мир не равен материи или духу, бытию, развитию, пространству и т.д.). Отрицание одностороннего характера отношения первичности-вторичности между дуальными сторонами природы мира и, соответственно, утверждение взаимной производности, взаимной первичности-вторичности, взаимного порождения друг друга противоположными сторонами природы мира. Во взаимном отрицании и взаимном порождении друг друга противоположные стороны выражают единую природу мира как их основания, их субстанции.
  4. Дальнейшее развертывание теоретического философского знания, связанное с применением принципа диалектического дуализма, приведет к формированию совокупности философских теорий (СКФ) в рамках общей диалектической методологии. Разделение общефилософского знания на совокупность концептуальных подходов, определяющих разработку нескольких или многих философских теорий, исходит из методологического выбора базового отношения природы мира, на основе которого и будет формироваться конкретное философское теоретическое описание того или иного аспекта природы мира.
  5. Такими базовыми отношениями природы мира, или началами той или иной философской концепции и философской теории выступают: мир как взаимоотношение духа и материи (СКФ, представляющая мир в аспекте двуединства «дух-материя» как разрешение противоречия духа и материи); мир как взаимоотношение бытия и небытия (СКФ, представляющая мир в аспекте становления как разрешение противоречия бытия и небытия); мир как взаимоотношение материального и идеального (СКФ, представляющая мир в аспекте отражения как разрешение противоречия материального и идеального); мир как взаимоотношение субъекта и объекта (СКФ, представляющая мир в аспекте познания, или гносеология, теория познания как разрешение противоречия субъекта и объекта); мир как взаимоотношение развития и организации (СКФ, представляющая мир в аспекте развертывания своего содержания в «древо развития-организации» как разрешение противоречия изменчивости и устойчивости); сами развитие и организация могут выступать базовыми взаимоотношениями своих отдельных концепций-теорий природы мира как: развитие — взаимоотношение старого-нового, прошлого-будущего, актуального- потенциального; организация — взаимоотношение низшего и высшего в системно-иерархической природе мира и т.д.
  6. Из базового взаимоотношения конкретной теории СКФ выводятся остальные категории данной теории. Возможность выведения конкретной СКФ из абстрактного базового взаимоотношения (то есть метод восхождения от абстрактного к конкретному) определяется тем обстоятельством, что любое взаимоотношение свойств-атрибутов природы мира, любая универсальная философская категория несет в себе имплицитно содержание всех остальных философских категорий, всей природы мира (по принципу «все содержится во всем», или «любая часть несет в себе целое»). Любая универсальная философская категория есть «пустая абстракция» вне отношений с остальными категориями, заключенными в ней имплицитно.

Программа развертывания совокупности конкретных теорий философии в рамках методологического подхода диалектического дуализма не является методологической матрицей, однозначно предопределяющей содержательную сторону теоретического мироописания. Она сама формируется, разрабатывается в ходе построения конкретных СКФ, то есть не является завершенной программой теории. Программа выступает методологическим аспектом самой разрабатываемой теории. Формирование программы идет не априорно формированию теории, а совместно с развертыванием теории в едином диалектическом процессе познания.

На собственном опыте я убедился, что исходные методологические представления о том как разработать конкретную философскую систему категорий, совершенно не равны результату построения теории. Результат оказывается гораздо богаче, чем-то, что изначально было заключено в исходных методологических установках. В итоге построения философской теории и сами методологические представления претерпевают весьма существенную эволюцию.

В вопросе роли методологии в процессе познания важно, признавая значимость научных, философских методов как инструментов разработки теоретического знания, не преувеличивать, не абсолютизировать этого их значения. Как только мы будем понимать роль методологии как фактора, способного «…объединить в единое целое все первопринципы логики познания и стать общесистемным подходом, стратегией развития науки, философии и общества в России» (позиция «философии триединого синтеза» и «реалистической философии» [philclub1.narod.ru]), мы быстро вернемся на позиции «единственно верной партийной философии» времен воинствующего материализма.

То, что сама методология не предопределяющая теорию матрица, а продукт совместного диалектического развертывания в познании взаимообусловленного процесса формирования и методологии и самой теории, свидетельствует о том, что главный фактор познания — не инструмент сам по себе и не итог (теория), а исследователь, ученый. Именно им определяется насколько эффективно можно применить тот или иной метод и насколько значимым будет итог познания, выраженный в новой теории. Ну а мера эффективности ученого определяется степенью его таланта.

В противоположность точке зрения на необходимость единой универсальной теории, описывающей мироздание, сделаю попытку предложить одну из совокупности таких (описывающих мироздание) концепций. Точнее сказать, сделать набросок такой концепции.

Для этой цели в качестве базового взаимоотношения природы мира беру взаимоотношение организации и развития. Данное взаимоотношение природы мира представляет мироздание, с одной стороны, как целостное, постоянное, устойчивое, единое, а, с другой стороны, как изменяющееся, преходящее, процессуальное, множественное.

Категории организация и развитие выступают сторонами диалектического взаимоотношения с соответствующими принципам диалектики отношениями перехода в «своё другое», производности от «своего другого», взаимной первичности-вторичности, несводимости полярностей друг к другу.

Статус понятия «организация»

Понятие «организация» введено в научный обиход из понятийного аппарата теории систем. Философский анализ понятий теории систем дан в работе В.В. Орлова «Материя, развитие, человек» (Пермь, 1974):

«Определим…исходные понятия теории систем. Под элементами мы будем понимать единицы, из которых складывается то или иное целое. Элементы могут быть предметами…; свойствами…; процессами…; отношениями. Соответственно целыми (или системами) могут являться более сложные предметы, свойства, процессы, отношения. …Элементы обладают определенными свойствами, обусловливающими их функции в системе данного целого, и находятся в определенных отношениях друг к другу. Совокупность этих отношений составляет структуру сложного целого. Следовательно, структура есть та сетка связй, которая объединяет элементы в единое целое. … Система есть целое, образуемое элементами и структурой. Строго говоря, целое не сводится к элементам и структуре. …

В истории философии содержание всегда понималось как совокупность элементов целого, а форма – как структур, или организация, целого. Смысл борьбы между материализмом и идеалистическим «формализмом» по вопросу о содержании и форме заключается именно в разрешении вопроса о том, что является определяющим – совокупность элементов (содержание) или их организация в целом (форма).

Согласно Платону, Аристотелю, Ф.Аквинскому и неотомистам, форма есть организация, порядок…, всесенная в материю извне… По Канту, априорные формы созерцания, рассудка и разума есть организация некоторого мыслительного содержания (например, ощущений). Совокупность элементов – с одной стороны, структура или организация – с другой, обнаруживают все признаки соотношения содержания и формы: определяющую роль совокупности элементов, соответствие структуры элементам, активность структуры, отставание структуры от развития элементов и т.д.»

Резюмируя определение организации В.В. Орловым, можно сказать, что организация, или структура, есть совокупность связей, которые объединяют элементы системы в единое целое. Это определение можно выразить как-то, что организация придает системе элементов, целому определенность, устойчивость, составляет основу единства, целостности, объединения элементов в систему.

Далее, заменяя понятие совокупности элементов на понятие содержания, можно выразить статус понятия организация в значении момента устойчивости, определенности содержания предмета (в его аспекте целостности). Можно сказать, что организация есть определенная (устойчивая, постоянная) форма существования содержания как единого целого (предмета, вещи, мира).

Данное определение понятия организация характеризует его положительно. В рамках диалектического метода последующее определение понятия организация требует дать уже отрицательную характеристику этого понятия в тех же определениях, которые перед этим характеризовались как положительные. Но отрицательную характеристику рассмотрим позже в ходе выяснения диалектических отношений понятий организация и развитие.

Сейчас следует отметить, что В.В. Орлов, будучи адептом диамата (диалектического материализма), преуспел в одностороннем утверждении определяющей роли содержания (совокупности элементов) по отношению к форме (структуре, организации). С позиции правил диалектики форма точно так же, как содержание (которое определяет форму), выступает, полярностью, определяющей «свое другое» — содержание.

Парадоксальной в этом отношении выглядит позиция диамата, опровергающего самого себя в теории исторического материализма, где утверждается определяющая роль формы (общественные отношения) по отношению к содержанию (по отношению к совокупности элементов системы, коими выступают человеческие индивидуумы).

С позиции диалектического дуализма содержание и форма мира (предмета, вещи) есть равноправные полярные стороны единой природы мира. Мир (предмет, вещь) не имеет преимущественного определения своей природы как содержания или как формы (организации, структуры), ибо эти стороны природы мира имеют смысл только в противопоставлении (в оппозиции) «своему другому», своему инобытию. Они равноправны настолько, что свободно переходят в «свое другое», меняются местами, сохраняя отношение полярности. Форма сама есть один из элементов, признаков содержания мира (предмета, вещи), а содержание само есть форма существования мира (предмета, вещи). Так же и определение мира (предмета, вещи) как целого еще незавершенно диалектическое определение, а есть выражение еще только одной стороны диалектического определения мира (предмета, вещи). Диалектическим будет определение природы мира как взаимоотношения целого и части, единого и множественного.

Статус понятия «развитие»

Определение В.В. Орловым (та же работа) понятия развитие:
«Развитие есть движение от низшего к высшему, следовательно, соотношение низшего и высшего составляет основное содержание развития. … Категория содержания в силу её широты и связи со всеми категориями диалектики, делает понятия высшего и низшего предельно сопоставимыми… …высшее характеризуется бо́льшей содержательностью, бо́льшим богатством содержания, чем низшее. … Развитие есть рост богатства содержания предметов или явлений. … Изложенная характеристика развития выражает, по нашему мнению, основное содержание понятия развития, но является в то же время недостаточной. Исчерпывающее теоретическое представление о развитии дается только целостной системой категорий диалектического материализма».

Безусловно справедлива высказанная В.В. Орловым мысль о том, что полную характеристику философская категория получает только через всю совокупность остальных философских категорий. Идею же автора о том, что данное им определение развития через отношение низшего и высшего является основным содержанием (т.е. сущностью) понятия развития, следует подвергнуть сомнению.
То обстоятельство, что сущность развития выявляется через отношение низшего и высшего, несомненно. Но точно также можно выразить развитие через такое его «основное содержание» как отношение актуальное-потенциальное, старое-новое. И в этих отношениях будет выражаться характеристика развития как проявления сущности, особенности (специфичности) содержания понятия развития.

Дело в том, что выбор конкретной пары дуальных универсальных философских категорий, используемой как базовое (сущностное) определение для выражения понятия развития довольно условен, произволен. Принципиально важно на основе избранного базового отношения природы развития далее последовательно вводить в теоретическое описание понятия развития другие универсальные философские категории, вскрывающие содержательную полноту понятия развития.

Второй принципиальный момент – это описание природы развития с помощью диалектических средств ее выражения. Здесь речь идет о том, что диалектическое выражение природы мира есть представление взаимоотношения сторон мира как переход в «свое другое». Этот переход в «свое другое»есть способ самого бытия проявленного мира. Этот диалектический принцип касается любого сущностного свойства природы мира: развития, становления, отражения, организации и т.д.

Диалектический способ бытия мира В.В. Орлов выражает в парадоксе развития (там же):

«…мы должны признать, что высшее содержит в себе некоторое новое содержание, некоторое приращение сложности, отсутствующее в низшем. …допуская именно развитие высшего из низшего, мы должны заключить, что добавочная сложность не могла появиться откуда либо, кроме как из низшего. Однако в низшем этого содержания не может быть, ибо не было бы самого факта развития. … Парадокс возникновения (развития) связан с самим существом проблемы развития».

Формулировка парадокса развития как возникновения в высшем нового, актуального, отсутствовавшего в низшем содержания есть выражение диалектического противоречия, разрешаемого путем перехода в «свое другое» одной противоположности в другую. Низшее превращается, переходит в высшее через соответствующее превращение, переход в «свое другое»: потенциального в актуальное (высшее есть переход его из потенциальной формы пребывания в низшем в актуальную форму собственно высшего), старого в новое, из небытия в бытие и т.д.

Диалектический переход в «свое другое» есть способ существования проявленного мира, когда единое содержание мира меняет ( переходит в «свое другое») полярные формы своего выражения.
Этот диалектический способ существования проявленного мира, как отмечает В.В. Орлов (там же), был обстоятельно исследован Гегелем:
«…он (Гегель) рассматривает развитие…как реальный факт, …вводит в философию специальную категорию возникновения… Гегель понимает развитие как рост богатства содержания, как переход идеи от предельно бедного содержания ко все более богатому».

Таким образом, можно подытожить определение развития как возникновение, то есть изменение, переход содержания мира из одного состояния, формы в другое, противополагаемое исходному состоянию как его полярность, «свое другое»

В развитии содержание мира переходит из одной формы его выражения в противоположную, полярную, то есть из одних форм выражения содержания мира возникают новые, посредством перехода в противоположное состояние полярной (по отношению к исходной) новой формы выражения содержания мира.Любые стороны, аспекты мира, его свойства-атрибуты выражаются в развитии как взаимопорождающие друг друга, возникающие друг из друга (из «своего другого), переходящие друг в друга: низшее в высшее и, наоборот; старое в новое и, наоборот; форма в содержание и, наоборот; конечное в бесконечное и, наоборот, и т.д.

На мой взгляд, нельзя согласиться с определением статуса развития как такого изменения, при котором обязательным условием выступает рост богатства содержания, тогда как статус понятия изменения вообще присваивается категории движения. Развитие с приращением содержания («рост богатства содержания»), очевидно, имеет статус понятия прогресс, или прогрессивное развитие. Неоправданно выносить за рамки статуса развития такие его виды как идиоадаптационное развитие (непрогрессивное развитие «в одной плоскости») или дегенеративное развитие (регресс).

Возможно отличие категорий движение и развитие заключается в том, что категория «развитие» на ступеньку менее формальное, чем «движение»? Может быть развитие есть необратимое движение (изменение)?

Диалектика соотношения понятий «организация» и «развитие»

Организация есть свойство, сторона диалектического взаимоотношения постоянства и изменения природы мира, выражающая постоянство, определенность, устойчивость, целостность, единство его природы.

Развитие есть свойство природы мира, выражающее природу мира как изменение через такие свойства природы мира как возникновение, переход, частность, множественность форм выражения природы мира.

Определение понятий «организация» и «развитие» через категории содержания и формы примет следующий вид: «организация» выражает определенность, устойчивость, целостность, единство в многообразии форм выражения содержания мира, а «развитие» выражает изменение, переход содержания мира из одной формы его существования в другую посредством множественности, разнообразия форм выражения содержания мира.

Организация природы мира обеспечивает постоянство, определенность, устойчивость, целостность, единство его природы посредством «своего другого» — развития, перехода содержания мира из одних форм его выражения в другие, тем самым связывая воедино части природы мира, множественность форм его выражения в целостное единство природы мира за счет переходов форм друг в друга («свое другое»). Таким образом, организация как единство, целостность, постоянство природы мира производится, существует на основе многообразия форм выражения этой природы, связанных воедино, в определенность, постоянство целого переходами друг в друга, возникновением друг из друга, то есть развитием мира.

В свою очередь, развитие мира есть возникновение, изменение, переход содержания мира из одной формы в другую на основании существования содержания мира в множественности полярных форм единой, определенной, устойчивой природы мира как системной организации целого.

Здесь в выражении соотношения понятий «организация» и «развитие» через природу мира как взаимоотношение своих сторон (содержания и формы, целого и части, единого и множественного и т.д.) мы получаем отношение организации и развития как сторон диалектического взаимоотношения, получающих собственное определение через «свое другое», то есть являющихся по отношению друг к другу взаимно и первичным, и вторичным, взаимно порождающим друг друга.

Понятия «организация» и «развитие» в аспекте выражения ими субстанциального аспекта природы мира

Основанием диалектической взаимообусловленности сторон противоречия выступает их (организации и развития) причинная основа, субстанция, к которой они принадлежат как ее свойства – это мир. Мир как универсальная субстанция служит причинным основанием самого существования и взаимоотношений организации, и развития.

Организация мира, его иерархическая системная природа взаимосвязанных сторон, свойств, форм носит субстанциальный характер, поскольку имеет основание в собственной, то есть в субстанциальной природе мира. Следовательно, такие стороны природы мира как постоянство, единство, целостность не нуждаются для своего обоснования в наличии какой-либо иной причины, выходящей за рамки понятия «мир» как универсальной субстанции. Аналогично и категория развития выражает субстанциальную природу мира, будучи свойством-атрибутом, принадлежащим миру как своей субстанции.

Субстанциальный подход к определению природы мира выражает единство понятий «организация» и «развитие» как атрибутов, принадлежащих миру как своей субстанции.

В целях дальнейшей конкретизации (реализуя метод восхождения от абстрактного к конкретному) статуса понятий «организация» и «развитие» необходимо выразить их природу через категории «субстрат» и «свойство». Прежде нужно уточнить статус понятий «субстрат» и «субстанция».

Соотношение понятий «субстрат» и «субстанция»

В философском понятийном аппарате наряду с категорией «субстанция» в близком ей смысле применяется понятие «субстрат». Необходимо уточнить их различие.

Рассмотрим определение понятия «субстрат» А.В. Ласточкиным в работе «Категория «субстрат» в марксистской философии» (В сб. Диалектический материализм как система. Пермь, 1980):

«Категория «субстрат»… представляет собой конкретизацию понятия субстанции как всеобщей основы мира, …всеобщего носителя свойств применительно к отдельным формам материи , материальным объектам (вещам). Субстрвт выступает как конкретный материальный носитель специфической системы свойств,…как то…, что осуществляет функции, находится в отношениях».

В данном определении субстрата можно согласиться с тем, что субстрат противополагается свойствам, функциям, отношениям как их носитель, принадлежащий вещи (предмету, миру), являющейся субстанциальной основой свойств, функций, отношений.

Неверно, на мой взгляд, автор выражает соотношение понятий «субстрат» и «субстанция» как конкретного и всеобщего. Оба понятия выражают природу категорий конкретного и всеобщего, но выражают разные аспекты их природы. Если категория «субстанция» выражает всеобщее (мир как всеохватное целое) и конкретное (мир как предметное многообразие, совокупность своих частей, сторон, свойств) со стороны их самосущности как causa sui, то категория «субстрат» выражает всеобщее и конкретное в аспекте принадлежности свойств, сторон их носителю (вещи, предмету, миру). Если субстанциальность есть отношение вещи (предмета, мира) к себе как самосущему, не зависящему от другого, а имеющему причину своих свойств в себе самом, то субстратность есть отношение свойств вещи (предмета, мира) к её природе как носителю своих свойств.

Итак, понятие «субстанция» дает ответ на вопрос почему свойства принадлежат вещи (предмету, миру) таким образом, что вещь являетсяпричиной, основой своих свойств, а понятие «субстрат» на тот же вопрос отвечает, что вещь является носителем своих свойств. Мир в аспекте субстрата есть отношение принадлежности свойств себе, а в аспекте универсальной субстанции мир есть отношение обусловленности свойств собой, отношение причинности, детерминизма.

Понятия «организация» и «развитие» со стороны выражения ими субстратного аспекта природы мира

Возьмем в качестве инструмента метод восхождения от абстрактного к конкретному, развертывающий содержание категорий «организация» и «развитие» в отношении взаимоотношения субстрата и его свойств.

Мир как универсальный субстрат противополагается своим свойствам-атрибутам. Развитие выступает одним из свойств-атрибутов мира, выражающим возникновение, порождение сторонами природы мира друг друга как переход содержания мира из одной формы выражения в другую, переход полярностей в «свое другое». Когда мы берем «развитие» в качестве свойства, принадлежащего универсальному субстрату, то субстратный аспект природы мира выражает категория «организация» — связующая воедино природу мира в иерархическую систему-субстрат, свойством, функцией которой выступает развитие. Здесь «организация» выступает субстанциальной и субстратной основой развития.

Когда же мы в качестве субстратного аспекта природы мира возьмем развитие, то организация природы мира будет уже выступать свойством развития мира, его результатом, следствием, а субстратной основой организации мира будут выступать универсальные закономерности развития мира как возникновения, перехода форм друг в друга, связи их между собой в единое целое.

Универсальные закономерности развития мира будут проявлять себя, определять процесс развития как разрешение противоречия эволюционных «тупиков» и «магистрали» развития, разворачивающее иерархическую организацию форм мира в целостную всеохватную систему.

Теперь логично подразделить теоретическое описание природы мира как взаимоотношения организации и развития на два раздела: теорию организации мира и теорию развития мира, в которых категории «организация» и «развитие» выступают базовой категорией своей теории – субстанциальной характеристикой природы мира. В каждой теории базовая категория выражает содержание теории через «свое другое», свою противоположность как свое инобытие.

Набросок теории организации природы мира

В качестве отправной точки развертывания наброска теории организации природы мира уместно взять концепцию материи и теорию уровней В.В.Орлова, представляющую собой значительный шаг в исследовании организационного плана природы мира в рамках диалектического материализма.

Изложение основных идей концепции многоуровнего строения материи взято из работы В.В.Орлова «Марксистская концепция материи и теория уровней» (В сб. Философия пограничных проблем науки. Вып.3, Пермь, 1970).

Исходное отношение строения мироздания

В.В.Орлов начинает рассмотрение вопроса строения мира с исходного отношения «в системе бесконечных связей мира»:

«Анализ понятия объективной реальности связан прежде всего с решением вопроса о месте отношения сознания к материи в системе бесконечных связей мира. Иногда высказывается мысль, что…единство противоположностей есть более фундаментальный и общий принцип мира, чем единство материи и сознания. …мы должны с полной определенностью отметить, что научная концепция материи может быть построена только на основе понятия объективно-реального существования, обладающего абсолютной экстенсивно-интенсивной общностью. Это понятие, в свою очередь, неразрывно связано с представлением о материи и сознании как предельно широких «областях» реальной действительности, за рамками которых не остается никакого реального содержания. Принцип материи и сознания…есть наиболее фундаментальный принцип строения мира».

Идея автора предельно ясна, однозначна. В основе мира лежит отношение материи и сознания (базовое отношение природы мира). Эти категории выражают собой все содержание мира в предельно абстрактном выражении. Конкретизируя отношение материи и сознания через привлечение других категорий (единое-множественное, целое-частное, низшее-высшее и т.д.) мы получаем развернутое описание содержания (природы) мира методом восхождения от абстрактного к конкретному.

Идеалистический и материалистический монизм на этом ставят точку. С таких позиций все остальные свойства-атрибуты мира (единое-множественное, целое-частное, низшее-высшее и т.д.) занимают по отношению к основному вопросу философии подчиненное, производное вторичное положение, производный от них статус.

С точки зрения диалектического дуализма все свойства-атрибуты мира имеют равный статус по отношению их субстанции – категории «мир». Точно так же как монизм избирает базовым отношением природы мира отношение материи и сознания, можно взять в качестве базового отношения природы мира любую полярную пару из свойств-атрибутов мира (единое-множественное, целое-частное, низшее-высшее и т.д.). И методом восхождения от абстрактного к конкретному, вовлекая в развертывание теоретического описания все новые и новые свойства-атрибуты мира, получить развернутое описание природы мира.

Отличие теоретических картин мира будет касаться исходного базового отношения природы мира как угла зрения, ракурса под которым мы рассматриваем единое мироздание. Это будут теоретические системы, описывающие мироздание как: становление (отношение бытия и небытия — базовое отношение природы мира); многомирие (отношение единста и множественности — базовое отношение природы мира); предметное многообразие (отношение целого и части — базовое отношение природы мира); развитие (отношение неизменности и возникновения — базовое отношение природы мира); организация (отношение низшего и высшего — базовое отношение природы мира) и т.д.

Через отношения своих свойств-атрибутов мир получает конкретизацию своего статуса универсальной субстанции, универсального субстрата.

Отношение противоположных свойств-атрибутов мира, принцип диалектического их взаимоотношения (в границах дуальной природы проявленного мира) действительно не является более фундаментальным принципом мира, чем отношение материи и сознания. Но основанием такого заключения служит не «широта охвата», а то обстоятельство, что все свойства-атрибуты мира универсальны, всеохватны по сфере действия, равноправны по этому отношению. Их принципиальное отличие в том, что свойства-атрибуты мира выражают разные аспекты природы мира.

Сферой принципа противоречия выступает такой аспект мира, как дуальность его природы. Выражая дуальность природы мира, принцип противоречия входит во все остальные аспекты, планы природы мира. Принцип отношения материи и сознания, материи и духа выражает природу мира в аспекте отношения активного, формообразующего, направляющего фактора природы (дух) и пассивного, формонаполняющего фактора (материя), выступающего для духа носителем, проводником его активности в дуальном мире. Равно и другие универсальные свойства-атрибуты со своей специфической стороны выражают природу мира, находясь в равноправном положении между собой по отношению к природе мира как их общей, единой, универсальной субстанции.

Таким образом, диалектико-дуалистическим выводом о наиболее фундаментальном строении мироздания будет следующее. Проявленный мир дуален по своей природе. Он есть взаимоотношение самообусловленности (мир как всеохватное целое, единое, универсальная субстанция) и зависимости своего существования от своих свойств-атрибутов, своих конкретных форм выражения. В данном аспекте выражена взаимозависимость природы мира как абстрактной универсальной субстанции от конкретных свойств-атрибутов, конкретных форм выражения абстрактной всеобщности целого, единого и, соответственно, зависимость свойств-атрибутов от своей причинной обусловленности универсальной субстанцией. Вне этого взаимоотношения субстанция-причина и атрибуты мира-следствия лишены какого бы то ни было логического смысла.

Философские категории, выражая универсально-атрибутивную природу свойств мира, образуют фундаментальные (базовые) отношения природы мира – первую ступень конкретизации теоретического описания строения мироздания. Базовые отношения природы мира (бытие-небытие, форма-содержание, дух-материя, развитие-организация и т.д.) выражают через свою природу, свою специфичность все содержание, все конкретное строение мироздания мира посредством вовлечения в описание мироздания всех остальных свойств-атрибутов природы мира, выражаемых соответствующими философскими категориями.

Мироздание в аспекте противоречия его организации и развития

Интенсивный и экстенсивный планы природы мира

Дальнейшая конкретизация описания природы мира как взаимоотношение его организации и развития связана с введением в описание интенсивного и экстенсивного аспектов природы мира. Эти аспекты выражают такое базовое отношение природы мира как взаимоотношение единого и множественного.
В.В. Орлов (там же) выделяет противоположные подходы к миру в рамках двух концепций материи:
«Теоретически возможны два подхода и, следовательно, две концепции материи: экстенсивная и интенсивная. Согласно первой материя есть бесконечная совокупность предметов. Вторая заключается в трактовке материи как основы (субстанции), единства или тождества бесконечной совокупности предметов реального мира».

Автор объявляет первый подход недостаточным, в то время как второй подход полагает включающим первый в качестве своего момента. Далее автор показывает, как экстенсивный подход включается в интенсивный план описания природы мира:
«Научное понятие материи должно быть … прежде всего интенсивным. Однако это понятие не исключает экстенсивное понятие материи как бесконечной совокупности предметов. Имея, безусловно, ограниченную ценность, последнее тем не менее включается в развернутое описание мира как одно из приближений, в котором основной признак материи имплицитно заложен, но не вычленен и не схвачен. Интенсивное описание материи было бы неполным, если бы оно не включало в себя экстенсивное описание и не сохраняло в себе постоянную возможность перехода к нему».
Те подходы к определению материи, которые В.В. Орлов называет интенсивным и экстенсивным, по сути дела есть выражение одного из противоречий природы мира. Это выражение противоречия единства и множественности природы мира.
С точки зрения диалектического дуализма природу мира в равной мере выражают обе стороны данного противоречия. Каждая сторона определяется, полагается (получает положительную характеристику) посредством «своего другого», своей противоположности.

Интенсивный подход к определению природы мира выражает единство мира посредством полярной стороны природы мира, поскольку мир есть тождественность, общность, единство «своего другого»: многообразия предметов, свойств, сторон, форм своей (мира) природы, составляющих единое содержание мира.

В свою очередь, экстенсивный подход к определению природы мира выражает множественность, разнообразие, различие природы мира посредством интенсивного аспекта мира, поскольку разнообразие сторон, аспектов, предметное многообразие базируется, исходит из единства мировой реальности как дифференциация единого на множество граней, принадлежащих ему (как цветной спектр, принадлежащий белому свету; как узоры калейдоскопа, принадлежащие единому неизменному набору стекляшек в калейдоскопе).

Свойства, стороны, формы природы мира есть лишь выражение ими единого содержания мира как универсальной субстанции. Во всех предметах, свойствах, частях природы мира содержится весь мир, поскольку проявленный мир есть дуальность, противоречие – в данном аспекте есть противоречие единого и множественного, целого и части – и в любой своей части, предмете, свойстве содержится мир целиком как универсальная субстанция.

Рассмотрев соотношение сторон природы мира, составляющих взаимоотношение единого и множественного, можно сделать заключение о неправомерности диалектико-материалистической трактовки материальной стороны природы мира, представляющей материю как универсальную субстанцию.

Такая трактовка лишает понятие «мир» статуса универсальной субстанции и наделяет им одно из свойств-атрибутов мира – материю. Далее это приводит к одностороннему преувеличению значения интенсивного подхода к природе мира в ущерб значению экстенсивного подхода, выражающему множественность, многообразие и разнообразие природы мира.

Экстенсивное описание природы мира имеет, несомненно, ограниченную ценность, как на это указывает В.В. Орлов, но только в том случае, если на нем остановиться, рассматривая его самим по себе. Это в равной мере относится и к интенсивному описанию, взятому «самим по себе» — вне его отношения к экстенсивному плану природы мира. Только, когда оба аспекта природы мира будут взяты в отношении взаимного полагания и взаимного отрицания, мы получим диалектически полноценное описание природы мира в рамках взаимоотношения единого и множественного, куда по мере развертывания описания по методу восхождения от абстрактного к конкретному с необходимостью будут вовлечены остальные категории философии.

Мир как взаимоотношение конечного и бесконечного

Этот аспект природы мира В.В. Орлов (там же) рассматривает следующим образом:

«Вопрос о возможности создания научного понятия материи есть в сущности вопрос о способности научного мышления схватить бесконечность, обнаружить в бесконечном мире некоторую постоянную и неуничтожимую основу. … Вопрос об объективном источнике понятия материи выступает прежде всего, как вопрос, существует ли в бесконечном что-либо постоянное, неуничтожимое, определенное и, следовательно, в некотором смысле не бесконечное? …

Философское понятие бесконечности должно иметь «содержательный» характер, должно включать в себя центральный содержательный момент. Бесконечность как таковая не может быть, следовательно, самостоятельным, «первым» понятием философии, она нуждается в некотором другом содержательном понятии. Какой характер должна иметь искомая определенность? … Прежде всего определенность бесконечного мира означает, что мир не обладает одновременно некоторой противоположной определенностью, которая приводила бы к взаимному уничтожению этих позитивной и негативной определенностей».

Логические построения автора здесь характеризуются эклектичностью. Поставив вопрос об отношении исходно-абстрактного отношения конечного и бесконечного к уже содержательному (развернутому, конкретизированному предшествующим анализом) понятию мира (материи по диамату), мы должны развертывать понятия конечного и бесконечного от исходной абстрактности через отношение к последней философской объяснительной категории – категории мира. В.В. Орлов, напротив, начинает с постановки вопроса о выведении понятия материи из предельно абстрактной и в силу этого еще бессодержательной категории бесконечного. Неизбежным выводом явилось утверждение о невозможности такого выведения понятия материи из бессодержательного, предельно абстрактного понятия бесконечности, необходимости придания понятию бесконечности содержательного, конкретизированного характера. Признал автор и то, что сама «бесконечность как таковая не может быть…самостоятельным, «первым» понятием философии».

Таким образом, В.В. Орлов сам утверждает необоснованность постановки вопроса о выведении понятия материи как нечто постоянного, определенного, неуничтожимого в бесконечном из предельно абстрактного понятия бесконечности. Вывод автора: понятие бесконечности для своего определения нуждается в другом содержательно богатом понятии. В диамате это есть понятие материи, из которого и следует выводить понятие бесконечности в ее противоположности понятию конечного.

С позиции диалектического дуализма необходимо исходить из принципа дуальной природы проявленного мира, брать конечное и бесконечное в качестве противоречия природы мира. Выражая природу мира через описание, конкретизацию содержания противоречия конечного и бесконечного мы вовлечем в это теоретическое описание другие философские категории.

Материалист В.В. Орлов, напротив, отрицает равноправие сторон диалектических пар противоположностей, утверждая, что:

«… определенность бесконечного мира означает, что мир не обладает одновременно некоторой противоположной определенностью, которая приводила бы к взаимному уничтожению этих позитивной и негативной определенностей. … Мир обладает некоей всеобщей позитивной определенностью».

Смысл подобного утверждения заключается в монистической (антидиалектической) трактовке отношения материи и сознания. Под «некоей всеобщей позитивной определенностью» явно подразумевается материальность мира. При этом по сути отрицается полярная ей негативная определенность мира – дух, сознание. Это следствие монистического подхода к природе мира диамата, подменяющего понятие мира как универсальной субстанции одной стороной дуальной пары свойств-атрибутов природы мира (материи и духа, сознания) – понятием материи. В итоге дух, сознание низводятся до положения либо материального свойства (вульгарный материализм), либо статуса эпифеномена (диамат).

В.В. Орлов продолжает:
«…введем в определение бесконечности ссылку на то, что она суть последовательность конкретных качеств. Бесконечная последовательность конкретных качеств все же превращается в формальную…бесконечность, поскольку для бесконечности как таковой оказывается характерным снятие любого конкретного качества».

Подобное рассуждение основывается на разрыве отношения бесконечности со «своим другим» — понятием конечного. «Снятие любого конкретного качества» в понятии бесконечность означает сохранение в подчиненном виде. Отвлечение в понятии «бесконечности как таковой» от конкретных качеств означает ни что иное, как выведение «бесконечности как таковой» из «своего другого» — бесконечность слагается конечными конкретными качествами, вычленяется, абстрагируется от конкретики конечного, всегда включая эту конкретику в себя как скрытый, снятый момент своей природы. Вне отношения со «своим другим» понятие бесконечности теряет всякий логический смысл. Бесконечное и конечное полагают друг друга как «свое другое» и «как таковые» отдельно друг от друга не существуют.

Эту норму диалектики автор преподносит с материалистических непоследовательных по отношению к диалектике позиций:

«Подобно тому, как конечность (заключающая в себе переход к другой конечности) конкретных предметов дает основание для ее обобщения в виде понятия бесконечности, содержательность и определенность конечных предметов дает основание для их обобщения в понятии всеобщей содержательности и определенности. … Обобщенным выражением этих свойств, то есть искомой неисчезающей и неослабляющейся определенностью оказывается, очевидно, «свойство» объективно-реального существования, обладающее предельной и всесторонней общностью. Интенсивная и экстенсивная общность этого свойства обеспечивает постоянный, неисчезающий характер определенности или качества мира».

Основание В.В. Орловым бесконечности в конечных предметах как отношение всеобщей содержательности к содержательности конечных предметов следует освободить от терминологических излишеств и взять в простой абстрактной форме диалектического отношения противоположностей. Тогда рассуждения автора сведутся к констатации того отношения, в котором основой бесконечного выступает конечное, основой всеобщего выступает частное, поскольку каждая противоположность несет в себе «свое другое» и имеет основанием своего полагания отрицание себя «своим другим».

Совершенно верно утверждение, что материя, возведенная в значение предельной и всесторонней общности, есть «неисчезающая и неослабляющаяся определенность». То есть в диалектико-дуалистическом понимании мир, обладающий «предельной и всесторонней общностью» выступает «обобщенным выражением этих свойств».

В понятии мира снимается специфичность конкретных свойств, конкретных предметов. Конкретное специфическое содержание переходит в форму универсальных категорий: свойств-атрибутов, аспектов, сторон природы мира, где специфика конкретного теперь выражается «чужим» средством – средством абстрактного универсального понятия. В абстрактном понятии мира всеобщем по охвату содержания конкретные конечные предметы, свойства содержатся уже имплицитно в форме инобытия природы конкретного.

Давая оценку попытке автора раскрыть отношение, связь понятий бесконечности и материи, нужно прежде всего отметить недиалектичность рассмотрения вопроса в целом. Автор пытается из абстрактного понятия бесконечного вывести «научное понятие материи». Естественно, что уже в начале анализа В.В. Орлов обнаружил, что в понятии бесконечности как таковой ничего кроме «чистой бесконечности» нет, как бы мы ни пристраивали к термину «бесконечность» содержательные дополнения типа «последовательность конкретных качеств». Отсюда следует неизбежный вывод о том, что понятие «чистой бесконечности» необходимо заменить понятием содержательной бесконечности. Но здесь мы обнаруживаем, что содержательное понятие бесконечности невозможно вывести из абстрактного понятия «чистой бесконечности», взятого самим по себе.

Таким образом, реальная задача исследования соотношения бесконечности и материи заключается в противоположном: в выведении понятия содержательной бесконечности из понятия материи. Не диалектичность рассмотрения понятия бесконечности В.В. Орловым заключается в том, что он рассматривает понятие бесконечности вне ее противоположности конечному, берет ее саму по себе. Следует же с начала рассмотрения вопроса брать полярную пару бесконечного и конечного и соотносить ее с содержательным планом понятия мир (или понятия материи в концептуальных рамках диамата).

Проведем такое рассмотрение отношения понятия «бесконечное» к понятию «мир» в рамках диалектико-дуалистической концепции. Мир есть отношение конечного и бесконечного, в котором обе стороны равноправны. Во всех планах, сторонах своей природы (форма и содержание, бытие и небытие, материальное и духовное, внешнее и внутреннее и т.д.) мир выступает как конечным, так и бесконечным, то есть одним из универсальных, базовых отношений своей природы. Абсолютизация одной из сторон отношения конечного и бесконечного в любом плане, аспекте природы мира превращает это отношение в парадокс. Возникновение парадоксов связано с отступлением от правил диалектики, что свойственно материалистическому монизму.

Рассмотрим примеры монистического подхода диамата к данному вопросу. С.С. Отделенный в работе «Концепция развития в марксистской философии» (В сб. Философия пограничных проблем науки. Пермь, 1975) утверждает:

«Принцип объективного существования совместим лишь с бесконечным развитием. …признание начала и конца несовместимо с идей материализма, поскольку начало и конец с необходимостью предполагают наличие внешнего, нематериального фактора» .

Материализм, исходящий из монистического подхода к природе мира, необходимо (неизбежно) разрывает диалектическое отношение противоположностей, ибо в своем исходном, базовом противоречии природы мира между материей и духом, сознанием абсолютизирует сторону материальности природы мира. Отсюда, следуя принципу монизма, и в других базовых противоречиях природы мира диамат исходит из принципа неравенства сторон противоречия, что несовместимо с законами диалектики. Несоблюдение принципов диалектики приводит материалистическое описание природы мира к неустранимым парадоксам.

Допуская предположение о том, что «начало и конец с необходимостью предполагают наличие внешнего, нематериального фактора», автор по сути дела придает объективному существованию статус ограниченного, конечного, ибо за пределами «объективного существования», то есть вне материального есть нематериальное сознание. Материализм утверждает парадокс: материя есть универсальная субстанция и вне ее ничего не может быть (соответственно, материя неограниченна, бесконечна), и, в то же время материя есть противоположность духа, сознания и, следовательно, сознание, дух находится вне пределов материи, сознание есть «наличие внешнего, нематериального фактора». Отрицая причастность к материи конечного («начала и конца»), автор лишает понятие бесконечного своей основы, «своего другого», делает понятие бесконечного диалектически бессмысленным.

Разрешение парадокса заключается в соблюдении принципов диалектики, в утверждении противоречивости природы мира. Природа проявленного мира одновременно и конечна, и бесконечна. В любой своей части, предмете, свойстве, стороне, плане, сфере мир имеет свое начало и конец, ибо во всех своих конечных, ограниченных проявлениях представлен весь бесконечный мир как универсальное базовое противоречие природы мира – дуальность конечности и бесконечности. Это противоречие выражается герметическим принципом «все содержится во всем». В конечном предмете представлен весь бесконечный мир через это базовое противоречие природы мира. Конкретное теоретическое описание этого принципа раскрывается через введение в описание мира как противоречия конечного и бесконечного других полярных философских категорий, выражающих свойства-атрибуты природы мира: часть и целое, актуальное и потенциальное, организация и развитие, экстенсивное и интенсивное и т.д.

Таким образом, конечный предмет есть в то же время и отрицание конечности в силу противоречивости своей природы (все содержится во всем, или это есть интенсивный план природы мира), а бесконечный мир есть конечный как отрицание бесконечности в форме частно-предметного существования мира, или экстенсивного плана природы мира – плана предметного многообразия. Весь мир, бесконечное есть и законченность мира в любой его части, предмете, ибо не остается никакого иного содержания вне содержания мира, заключенного в любом предмете, части мира, поскольку в любой своей части, предмете в силу противоречивости природы мира содержится мир целиком, завершено.

Сведение монизмом противоречия сторон к одностороннему превосходству одной полярности над другой, к абсолютизации одной стороны диалектического противоречия можно проиллюстрировать и примером из работы классика марксизма Ф.Энгельса:

«Бесконечность есть противоречие… Именно потому, что бесконечность есть противоречие, она представляет собой бесконечный без конца развертывающийся во времени и пространстве процесс» (Энгельс, 1961а, 51).

Вводя в определение мира противоречие конечного и бесконечного как базового противоречия природы мира понятие процесса, мир следует в любой точке процесса определять, как противоречие конечного и бесконечного, т.е. сам процесс следует представлять, как противоречие конечного и бесконечного и его лишь условно, относительно (держа в уме другую сторону) можно называть конечным или бесконечным. В обоих случаях процесс есть конечный либо бесконечный благодаря «своему другому», своей противоположности.

Энгельс же выводит односторонне бесконечный процесс из самой бесконечности, превращая диалектический переход, обращение противоположности в «свое другое» как диалектическое полагание полярными сторонами друг друга в эклектическое полагание бесконечности себя собой же, в тавтологию определения бесконечности бесконечным процессом. Конечное оказалось не у дел, оторванным от «своего другого».

Мир как противоречие постоянства, определенности и изменения

Проблема организации природы мира раскрывается через отношение к «своему другому» — развитию. Наиболее близким к выражению природы отношения организации и развития мира выступает диалектическое отношение постоянства и изменения природы мира. Через это отношение следует выражать природу развития, что делает В.В. Орлов в своей работе «Марксистская концепция материи и теория уровней» (В сб. Философия пограничных проблем науки. Вып.3, Пермь, 1970) с позиций концепции уровней организации материи:

«Поскольку…развитие суть атрибут материи, само содержание материи как объективной реальности должно быть определено так, чтобы в него включалось указание на развитие как способ существования материи. Это становится возможным с позиций…концепции уровней…

…при рассмотрении развития материи как процесса перехода от низшего к высшему…мы должны признать, что высшее содержит некоторое добавочное богатство (содержания), некоторое приращение сложности, которого нет в низшем. Без признания этого содержания идея развития теряет всякий смысл».

Здесь сразу следует уточнить, что автор под развитием подразумевает прогрессивные изменения (развитие как переход от низшего к высшему) в отличие от движения как изменения вообще. С позиции диалектического дуализма статус развития и движения один – это изменение, переход, возникновение вообще, тогда как переход от низшего к высшему выражает понятие прогресса, или прогрессивного развития. То есть сфера прогрессивного развития уже, чем сфера развития вообще.

«Но…, допуская именно развитие высшего из низшего, мы должны признать, что добавочная сложность не могла появиться откуда-либо, кроме как из низшего. Однако в низшем

Ее не должно быть, так как иначе не было бы самого факта развития. И так далее.

Парадокс возникновения является поистине ядром проблемы развития, связывающим воедино диалектику и материализм. … Однако в ряде философских исследований этот парадокс или обходится, или стирается до такой степени, что теряет свою истинную остроту и значение. …

Первым шагом в снятии парадокса является введение…понятия о неуничтожимых потенциальных возможностях развития материи… Каждая высшая ступень развития потенциально содержится в низшей, а все основные ступени развития материи потенциально содержатся в материи вообще».

В.В. Орлов бесспорно прав в том, что «парадокс возникновения является поистине ядром проблемы развития». За формулировкой любого философского парадокса скрывается противоречие, разрешимое при условии последовательного применения диалектического метода.

Справедливо вводя в анализ парадокса понятие потенциального, автор некорректно объявляет ступени развития материи потенциально содержащимися в«материи вообще». Ошибка заключается в том, что в понятие «материи вообще» (корректно выражаясь: в понятие мира) входит как потенциальное, так и актуальное, и, следовательно, в рамках всеохватного целого («материи вообще») утрачивается дуальность, противоположность потенциального и актуального.Зато в проявленном, ставшем дуальным мире «ступени развития материи» как части дифференцированного в проявлении мира необходимо поляризуются на низшие и высшие, потенциальные и актуализированные, внешние (экстенсивный план) и внутренние (интенсивный план), иерархически соподчиненные и т.д.

Если принимать утверждение, что «основные ступени развития материи потенциально содержатся в материи вообще» как принципиальную позицию, а не просто ошибочное суждение, то мы получим новый парадокс. Это утверждение с позиции диалектического метода исследования означает, что, если «основные ступени развития материи потенциально содержатся в материи вообще», то они актуально находятся вне «материи вообще». Получаем парадокс актуального существования частей («основные ступени развития материи») вне целого (вне «материи вообще»).

«Однако введение понятия о потенциальных возможностях развития…не дает еще окончательного решения проблемы развития. … Поэтому необходимо введение какого-то нового объяснительного момента.

Констатируя бесспорный…факт развития…и не вводя никаких не следующих из фактов объяснительных понятий (бога, души, эмерджента), мы должны признать существование у материи фундаментальной и не сводимой ни к каким более широким…основам способности возникновения высшего из низшего на основе заложенных в материи потенциальных возможностей развития. Дальше теоретической констатации (имеющей, следовательно, объяснительное значение) существование изначальной материальной способности возникновения мы не можем пойти…потому, что дальше нее ничего нет: она также изначальна и невыводима, как изначальна и невыводима материя».

В.В. Орлову не откажешь в понимании того положения, что логическое выведение следствия из своей основы-посылки имеет предел. Отрицая постулаты религиозной веры (основанием мироздания является Бог, источник проявленного мира – Акт Божественного творения) и идеалистической концепции мироздания (источник мироздания – Абсолютная идея), автор как правоверный марксист-материалист объявляет источником развития материалистический постулат о матери как субстанции мироздания.

Не говоря уже о том, что материализмом приписывается материи статус всего мироздания (статус универсальной субстанции), надо сказать, что и развитию как атрибуту материи (корректно говоря, — мира) материализм придает абсолютизированный статус конечного объяснительного основания. Эта абсолютизация противоречит принципу диалектики о равноправии полярных сторон в противоречии.

Абсолютизация развития низводит до второстепенности статус постоянства, неизменности мира (материи по диамату) как всеохватного целого. «Материальная способность возникновения» несостоятельна в качестве «изначальной и невыводимой» способности материи (мира). В соответствии с диалектическим методом познания мы должны признать, что «способность возникновения», или развитие, само производно, выводимо из «своего другого» — из постоянства, неизменности природы мира как всеохватного целого.

Развитие возможно лишь постольку, поскольку мир как целое включает свои части, стороны, вещи, предметы. В рамках неизменного всеохватного целого и возможно изменение как переход от одной части к другой, превращение из одного предмета в другой, возникновение одного свойства из другого.

Развитие выступает разрешением противоречия природы мира как неизменного и изменяющегося, как постоянного целого и изменчивого частного, как актуального в своем бытии и в то же время потенциального.

► Скачать полный текст книги (формат PDF, объём ~1.2 Мб).

Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Комментариев: 2.

павел
12.08.2015 15:55

Определение В.В. Орловым (та же работа) понятия развитие:
«Развитие есть движение от низшего к высшему
==========================================================

Лет 15 назад, помнится, немало веселился, глядя на безуспешные попытки ВВ Орлова опровергнуть доводы эмерджентистов и холистов относительно феномена развития посредством куда менее приспособленного для этого диамата.
Кстати, Вы не заметили некоторую каверзу в этом определении движения? Это определение явно сформулировано ученым, а не философом. Вспомним: классическая философская традиция отождествляет высшее не со сложным (ложным, ибо составным), а именно с простым. Но данное определение движения обслуживает феномен развития, эволюции. Отсюда во мне зародилось сомнение: является ли развитие основополагающим принципом бытия? Не есть ли оно просто побочным продуктом некоего другого принципа? Неразрешимость феномена эволюции тогда не будет угнетать решение проблемы бытия, и последнее в принципе становится возможным.
Павел.

Ответить
александр
14.08.2015 20:13

Здравствуйте, Павел! Проблема развития, эволюции, по мне, разумеется, вторична по отношению к простоте бытия. Эта простота бытия самодостаточна как простое понимание нашего я: «Я есмь Я». Сложности, необходимость введения разнообразных понятий, в том числе понятия развития, начинается тогда, когда простую истину бытия «Я есть Я» наш ум начинает логически объяснять. Тогда начинается процесс бесконечной дихотомиии, дифференциации исходного Единого, сингулярного Я на множество вариаций его трактовок, умозрительных пониманий. Так единый мир умом расщепляется на множество его сторон, предметов, их отношений. Одно из таких направлений умозрительной дифференциации бытия на предметный мир есть концепции развития мира, эволюции составляющих его предметов.

Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>