<

Шедевр в тележке старьевщика

Просмотров: 101

Как-то гентский горожанин Йосса Вейдт и его супруга Изабелла, люди состоятельные, обстоятельные и набожные, задумались: а что же оставят они миру, кроме нажитого трудами и радением состояния? Конечно, чем больше состояние, тем больше возможностей творить добро. Но хотелось чего-то большего, чем дары земные. Вот если бы с этими деньгами передать еще и заветное слово, в котором соединились бы и опыт жизни, и чувства, и надежда! И то, чего так не хватало суровому XV веку: кротость и милосердие.

Картина Поклонения агнцу

Супруги пришли к жившему в Генте художнику Хуберту ван Эйку и заказали полиптих – алтарь из двенадцати панелей на тему поклонения агнцу.

Хуберт начал работу, но в 1426 году умер. Дело продолжил его брат, великий Ян ван Эйк. В 1432 году огромный полиптих размером 3,8 м на 4,8 м был готов.

В «Поклонении ангцу» великий художник показал то, что когда-то в высоком озарении представилось Иоанну Богослову: «И взглянул я, и вот, Агнец стоит на горе Сионе, и с Ним сто сорок четыре тысячи, у которых имя Отца Его написано на челах… это те, которые следуют за Агнцем, куда бы он не пошел. Они искуплены из людей, как первенец Богу и Агнцу, и в устах их нет лукавства; они непорочны перед престолом Божиим».

В центре верхнего рядя Богоотец, слева Богоматерь, читающая книгу, справа босоногий Иоанн Креститель, по бокам, по бокам поющие и музицирующие ангелы, а замыкают ряд с двух сторон Адам и Ева.

Пять нижних панелей алтаря посвящены главной теме – искупительной жертве Христа, решенной в аллегорической форме. Широкий зеленый луг, на котором стоит престол с агнцем, полон фиалок, одуванчиков, лилий, ландышей и т. д. В глубине картины виднеются башни Иерусалима. Сотни людей в торжественном шествии направляются к центру картины – стоящему на помосте жертвенному агнцу. Здесь пророки, философы, апостолы, странники, мученики…


Главный астролог страны раскрыла секрет привлечения богатства и процветания для трех знаков зодиака, вы можете проверить себя Бесплатно ⇒ ⇒ ⇒ ЧИТАТЬ ПОДРОБНЕЕ….



Бесы вокруг ягненка

Судьбы шедевров вообще складываются необычно. Их обожают, на них молятся, и… крадут, уничтожают, режут, обливают кислотой. Они то и дело оказываются в центре событий, иной раз даже исторических. Но даже на этом фоне судьба алтаря, этого взывающего к милосердию шедевра, выделяется своей бурностью. Случалось, что, растасканный на части, он в одно и тоже время находился в трех-четырех местах… Бесы алчности, тщеславия, ханжества так и роились вокруг кроткого ягненочка, к которому идет на поклонение «сто сорок четыре тысячи» спасенных.

Впрочем, первые 350 лет простоял складень в соборе Бавона в Генте, окруженный почтением и умилением. Злоключения его начались ровно 220 лет назад. В 1781 году в Гент пожаловал Иосиф II, тогдашний глава Священной Римской империи. При виде голых Адама и Евы! В соборе, на алтаре! – постного австрияка так перекорежило, что две верхние боковые панели с прародителями человечества, дабы не травмировать целомудрие августейшей особы, тут же спрятали в подвал. Так ханжество расчленило шедевр в первый раз.

Грянула Французская революция, в 1792 году французские войска захватили Гент. Тут же четыре центральные панели – «Бог-отец», «Богоматерь», «Иоанн Креститель» и «Поклонение агнцу» — были отправлены в Париж. Экзекуция состоялась во второй раз. По праву силы.

Вернулся складень лишь в 1815 году. Тут косвенно помог Наполеон. Когда он высадился с Эльбы и пошел на Париж, король Людовик XVIII бежал в Гент. После битвы при Ватерлоо, где Наполеон потерпел поражение. Людовик в знак благодарности вернул оказавшему приют городу то, что и так принадлежало ему – алтарь. Наконец «Поклонение агнцу» опять собралось вместе.

Но ненадолго. Через два года викарий собора, обуянный бесом алчности, выкрал несколько боковых панелей. Через третьи руки их приобрел прусский король Фридрих Вильгельм III для Кайзер-Фридрих-Музеума в Берлине. Король задумал собрать такую коллекцию живописи, которая затмила бы богатства Лувра. Для этого его величество, обуянный тщеславием, даже не побрезговал купить краденное.

Потом, уже в XX веке, один грабитель украдет панель «Праведные судьи» распилит ее, пошлет одну половинку епископу Гента и потребует выплатить ему за вторую половину миллион франков. И тяжело заболеет. В предсмертных муках он покается, но сообщить, где спрятал вторую половину не успеет.

Не покорившиеся

Пронзительный скрип разносился по улицам Гента, привлекая нежелательное внимание. Люди, толкавшие тележку, с досадой думали, что из-за такой малости, чего доброго, возникнут подозрения. Немцы, нация дотошная, начнут следствие, и кто-нибудь вспомнит, что катила здесь скрипучая тележка старьевщика. Тогда сразу возникнет вопрос: а что делал старьевщик в этом богатом квартале, да еще в полночь? А ведь под грудой рухляди на дне тележки был спрятан величайший шедевр, национальное достояние, которое и нужно было спасти…

Шла первая мировая война. Немцы, вероломно растоптав нейтралитет Бельгии, захватили ее. Думали, что маленькая слабая страна проглотит обиду, но король Альберт призвал защитить последнее, что осталось – честь. Маленькая, но отважная армия двенадцать дней героически билась с сильным врагом. И честь была спасена.

Но теперь немцы подходили к Генту. Вот тогда, в спешном порядке, тайно, ночью, в тележке старьевщика алтарь увезли в неизвестном направлении. Разумеется, немцы бросились искать его, очень уж хотелось, чтобы знаменитый алтарь в полном виде красовался в Кайзер-Фридрих-Музеуме. Он и предстал в полном виде, но совсем не там, где рассчитывали немцы.

Четыре года прятался «Агнец» в тайнике. Боши каким-то образом узнали о тележке старьевщика. Каноника собора ван де Гейна, утверждавшего, что алтарь отправлен в Англию, постоянно таскали на допросы. А он находился в каких-то ста метрах от места допросов, в доме, где жили на постое немецкие солдаты. Лишь после капитуляции Германии складень извлекли из тайника…

Возвращение краденного

Случилось так, что судьбой шедевра занялась такая высокая инстанция, как мирная конференция в Версале. И статья 247 мирного договора предписывала Германии вернуть шесть украденных когда-то боковых панелей «Поклонения агнцу». Можно предположить, что из всех 440 статей немцам больше всех пришлась не по вкусу именно эта. Грабеж! Ведь их король в свое время честно заплатил за эти створки полноценной прусской монетой! В берлинском музее в зале фламандской живописи теперь красовалась табличка: дескать, на этом месте находилась панель, несправедливо отобранная у Германии по Версальскому договору.

Триумф агнца

В 1920 году, почти век спустя, все части складня собрались вместе. По этому случаю состоялись торжества, а сам алтарь был выставлен в королевском музее в Брюсселе.

Тысячи людей пришли посмотреть на возвращенный шедевр. Пришел и король. Когда он и «Агнец» оказались друг перед другом – раздались аплодисменты. Бельгийцы приветствовали двух своих героев.

После выставки складень через всю небольшую Бельгию повезли в Гент. Поезд, который вез картину, останавливался на каждой станции, украшенной флагами, оркестры играли национальный гимн. На всем пути вдоль полотна бельгийцы – фламандцы и валлоны – махали руками проплывающему мимо не покорившемуся шедевру.

Возможно, именно в эти дни он и стал национальным символом. Потому что земли, на которых когда-то жили древние белги, подобно частям складня, в течение веков раздирались на части Испанией, Австрией, Священной Римской империей. Но также, как алтарь, они на зла всем завоевателям срослись вновь. Это были дни высшего триумфа творения братьев ван Эйков. Ели раньше вид агнца размягчал души и вызывал слезы умиления, то теперь он укреплял дух и возрождал национальную гордость.

Прощение

Однако на этом бедствия «Гентского алтаря» не кончились. Ему предстояло пройти еще одно испытание, которого еще не было в его бурной судьбе – испытание узилищем.

Началась вторая мировая война. И волк, Германия, снова бросился на агнца, нейтральную Бельгию. Но король Леопольд III оказался гораздо малодушнее своего отца Альберта. Он тут же подписал капитуляцию. Алтарь успели спрятать во Франции, но фашисты его нашли.

До мая 45-го «Агнец» томился в австрийских горах, близ Зальцбурга, в соляных копях Альт-Аусзее. Бытовала легенда, что в штольне, из которой его извлекли американцы, с XIII века, не выходя на свет, трудилась, добывая соль, одна семья, которая превратилась в гномов. О чем могли думать эти гномы, если приходили смотреть на безвинно заточенного агнца, белым пятном светящегося во тьме?..

Снова, по возращении алтаря на родину, были праздники, и снова тысячи людей прошли мимо складня, разложенного на столах в большом зале королевского дворца. Однако теперь в этом шествии бельгийцев объединяло чувство вины, за то, что не смогли уберечь национальное достояние от тяжких испытаний. Но агнец, кроткий и безвинный, прощал всех, и люди уходили от него просветленными.

Королю повезло меньше. Леопольду III разрешили вернуться в Бельгию только через пять лет, в 1951 году, и лишь для того, чтобы он смог отречься от престола.



Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *