<

Под колпаком у Броневого

Просмотров: 49

«О, Мюллер – это мой крест… А с крестом что поделаешь? Его остается только нести».

И артист Броневой нес свой крест, стараясь не обижаться на шоферов такси, приветствующих его словами: «Гутен таг!»

А ведь им сыграно более двухсот ролей, и сыграно блестяще! Герцог в фильме «Тот самый Мюнхаузен», Вернер в «Герои нашего времени», Марк Твен, Швейк… А на сцене – Яичница в Гоголе, Мамаев и Крутицкий в Островском, Дорн в Чехове, Шпигельский в Тургеневе, Капулетти в Шекспире.

Драматурги «дарили» ему роли, режиссеры ставили и – Бог даст! – еще будут ставить на него спектакли, зрители встречают его аплодисментами: вернейший признак подлинной популярности, когда аплодисментами не только провожают, но и встречают.

Каждый очень большей артист обладает неким гипнотизерским даром, магической силой, притягивающей внимание, симпатию, любопытство.

У Леонида Сергеевича Броневого этот дар особенно силен.

В гороскопе Броневого отчетливо с акцентирован август 1974 года – время самого мощного «взлета». Пика его магического притяжения. Но почти подобное расположение звезд встречается в натальной карте артиста и до этого.

Театр -, кино-, теле-, и прочим «ведам», а так же зрителям хорошо известно, что Броневой стал всенародно популярен только к сорока пяти годам, и на суперзвездную орбиту его вывел телефильм «Семнадцать мгновений весны». Но что же было до этого? На что указывают звезды?

В судьбе Броневого много мистического – судьбы гениев щедры на загадки, но эта казалась неразрешимой.

Астрологи «Оракула» порознь, вновь и вновь составляли натальные карты, спрашивая, был ли «предмюллеровский» взлет, очевидно связанный с последующим?

Таки был!

Нам удалось выяснить, что до Мюллера артист сыграл в антифашистском телеспектакле по роману Ганса Фаллады «Каждый умирает в одиночку». И роль эта по словам Броневого, «была посильнее роли Мюллера, побогаче перепетиями судьбы».

Так почему же эта удача стала главной? А потому, что, показав спектакль лишь однажды, зрители Дальнего Востока, теленачальники отдали приказ «смыть пленку».

Начальство оказалось сильнее астрологии.

Но только в этом случае, Фаталист Броневой никогда ничего не просит, считая достаточным того, что дает ему судьба.

Например, он вовсе не собирался быть артистом. Учился в музыкальной школе при Киевской консерватории по классу скрипки и мечтал о карьере дирижера. Но, как известно, одних судьба «ведет», а других «тащит», но, так или иначе, «от судьбы не уйдешь».

Кто-то вычислил и даже опубликовал, что Броневой – сын артиста и пошел по стопам отца.

Это не так.

Броневой – сын чекиста. И племянник чекиста. И «в артисты» пошел из-за того, что отец и дядя в 37-м году были репрессированы.

А единственным институтом, где в анкетах абитуриентам не надо было писать про такой «компромат», был театральный.

А одной из немногих профессий, позволявших «на законном основании» спасаться, меняя места жительства, была актерская.

И по совету мамы сын поступил в театральный.

После чего жизнь стала щедра на мистификации.

Представьте себе состояние артиста, который выходит на сцену и слышит из зала треск пулеметной очереди.

А потом – шквал оваций.


Главный астролог страны раскрыла секрет привлечения богатства и процветания для трех знаков зодиака, вы можете проверить себя Бесплатно ⇒ ⇒ ⇒ ЧИТАТЬ ПОДРОБНЕЕ….



И так на каждом представлении. Мистика? Пожалуй. Ведь в том дальнем спектакле – «Кремлевских курантах» – Броневой играл одного из самых мистических персонажей нашей истории. Сталина.

При его появлении зал, как положено, вставал, а деревянные сидения кресел, откидываясь, треском имитировали пулеметную очередь…

Артисту вообще везло на исполнение мистических ролей.

Он дважды играл Ленина.

Играл, повторим, Сталина.

И играл Мюллера, до сих пор неизвестно куда исчезнувшего шефа гестапо.

Когда Броневому вручили «Золотой билет» как «любимому отрицательному персонажу», – это делали в перчатках, чтобы не оставлять «пальчиков».

Вообще похоже, что этому артисту предназначена в искусстве некая мистическая роль.

Судите сами.

В первом своем спектакле, «Анне Карениной», он сыграл Капитоныча, произнося пять раз одну и туже фразу: «Ваше превосходительство».

А позже он сыграл Александра I, Николая I, Великого князя Константина. Он долго будет мыкаться по разным провинциальным, а потом и московским театрам, пока не осядет надолго в театре улице своего имени: Малой БРОНной.

То, что переживал Броневой когда-то, так или иначе, пусть десятилетия спустя, но приходится переживать всем нам: очень давно, при махрово-стабильном социализме, в одном из городских театров месяцами не выплачивали зарплату. Среди актеров этого театра был Броневой. А город назывался… Грозный.

У русских эмигрантов самой большой популярностью пользуются фильмы «Семнадцать мгновений весны» и «Покровские ворота»: ими спасаются от мучительной ностальгии и тяжелой депрессии. Но, обратите внимание, – это очень, совсем, разные ленты. Которых объединяет только одно: исполнение центральных ролей Леонидом Броневым.

Броневому была предназначена такая миссия?

Но самым магическим является дар Броневого, его актерский талант. И это замечают все. И пишут в статьях:

– У Броневого магически выразительное лицо.

– Он гипнотически притягивает зал.

– Броневой интересен своей загадочностью. (Последнее, между прочим, написал про артиста великий режиссер Юрий Завадский).

Действительно, вспомните, – в любом фильме или спектакле, когда в кадре или на сцене Броневой, вы, словно загипнотизированные будете смотреть только на него. Какие бы прекрасные партнеры ни были с ним рядом. А ведь этот артист всегда играет без грима.

У Мюллера, Крутицкого или, скажем, домашнего Христофора – одно лицо. Но для каждой роли он кажется единственно, портретно похожим на персонажа. И не удивлюсь, если когда-нибудь найдут фотографию подлинного Мюллера, и у того окажется лицо артиста Броневого…

Это какое-то дьявольское перевоплощение!

Сходите на премьеру «Ленкома» «Королевские игры». Там рвут страсти в клочья, там бурный темперамент, усиленный громкой музыкой и сильно приперченными режиссерскими трюками, «заводит» зал. Но выходит Броневой. Начинает говорить тихим голосом. Осторожно. Аккуратно. Основательно. И вся завлекающая театральность окружающего проигрывает этому спокойствию. И главным трюком в спектакле становится он…

Не случайно на юбилее Гафта Леонид Сергеевич вышел в сопровождении мощных телохранителей при радиотелефонах: Марка Захарова и Николая Караченцова. Такого артиста и охранять надо на таком ровне.

Ведь ничего случайного в этой судьбе нет…



Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *