<

ОЧИЩЕНИЕ ОТ ПРИЗРАКОВ

Просмотров: 12

Этот весьма примечательный случай, связанный с привидениями, имел место в Англии в 1930-х годах. Он был изучен известным исследователем человеческой психики Нандором Фодором. Случай наглядно продемонстрировал, как различные психологические факторы, определяющие восприятие тем или иным индивидуумом окружающего мира, могут стать причиной видений призраков или, по крайней мере, способствовать такого рода происшествиям. Этот же случай позволил пролить свет на то, почему одни люди видят призраки в каком-то определенном месте, а другие нет. Призрак Эш-Мэнора стал одним из самых знаменитых случаев в исследовательской практике Фодора. Он способствовал как упрочению репутации ученого, так и популяризации его теорий, связанных с психологическим обоснованием случаев наблюдения привидений. Свое достаточно подробное описание происшествий в доме Эш-Мэнор Фодор включил в книгу «Разум, отягощенный призраками» (The Haunted Mind), опубликованную в 1959 году.

Построенный в графстве Сассекс в X1I1 веке во времена Эдуарда Исповедника, Эш-Мэнор на протяжении столетий подвергся разрушениям и перестраиванию. К тому времени, когда 24 июня 1934 года он стал собственностью мистера и миссис Кил (псевдоним, присвоенный чете Федором), дом сохранил относительно неизменной лишь небольшую часть первоначальной постройки. Супруги не знали о недоброй известности Эш-Мэнора, ведь двое предыдущих владельцев прожили здесь соответственно тринадцать и семь лет без малейшего намека на что-либо необычное.

Вскоре после того, как чета Кил переехала в Эш-Мэнор вместе со своей 16-летней дочерью и слугами, их новое жилище наполнилось странными звуками, доносящимися с чердака. Создавалось такое впечатление, что кто-то ходит там по полу, хотя никакого пола на чердаке не было. 18 ноября 1934 года, примерно в 3 часа 35 минут утра, мистера Кила разбудили три сильных удара в дверь его спальни. Он поднялся с кровати и спустился в спальню своей жены, и та подтвердила, что тоже слышала удары. Супруги не находили объяснения случившемуся.

На следующую ночь, примерно в то же самое время. мистера Кила опять разбудили яростные удары в дверь спальни. На этот раз их было два. На третью ночь все произошло точно так же, но невидимая рука ударила в дверь всего один раз. Супруги заподозрили, что надвигается нечто сверхъестественное.

В силу обстоятельств мистеру Килу пришлось покинуть город, и он вернулся к себе домой только 25 ноября. За время его отсутствия ничего необычного в Эш-Мэноре не произошло. В первую же ночь после возвращения его охватили самые мрачные предчувствия. В спальне было необычайно холодно. Мистер Кил пытался бороться со сном, но все же не смог совладать с усталостью и уснул около 3 часов ночи. Вскоре после этого его разбудил один сильный удар в дверь.

Кил встал и увидел в дверях собственной спальни «невысокого, довольно пожилого человека, одетого в зеленый домашний халат, очень грязные штаны и гамаши, с широкополой фетровой шляпой на голове и платком на шее». В первый момент мистер Кил принял гостя за слугу и даже задал ему какой-то вопрос. Ответа, однако, не последовало. Тогда хозяин дома подскочил и попытался схватить пришедшего за плечо. Каково же было удивление мистера Кила, когда его рука прошла сквозь тело стоявшего перед ним человека. Видимо, именно в этот момент Кил упал в обморок.

Он очнулся в спальне жены и начал бормотать что-то бессвязное. Встревоженная супруга метнулась из комнаты, чтобы принести мужу бренди, и наткнулась на маленького человечка, все еще стоявшего на пороге спальни мистера Кила. Поначалу она увидела только ноги и гамаши пришельца, и лишь, потом, рассмотрела всю его фигуру, красный платок на шее, шляпу, похожую на тарелку для пудинга, красное лицо, «злобные и наводящие ужас» глазки. Его слюнявый рот был открыт. Человечек уставился на миссис Кил с каким-то глуповатым выражением на лице. Хозяйка Эш-Мэнора приняла незваного гостя за бродягу, неизвестно каким образом пробравшегося в дом. Она попыталась ударить его, но кулак прошел сквозь тело человечка. После такой неудачи миссис Кил предпочла обратиться в бегство.

После той памятной ночи «Зеленый человек» (так прозвали его супруги) появлялся еще несколько раз. Чаще всего он наведывался к мистеру Килу. Помимо этого, семейство слышало стуки, звуки шагов, которые теперь с полным основанием приписывались призраку. Зачастую «Зеленый человек» подходил к печной трубе, расположенной в комнате мистера Кила, и поэтому миссис Кил сделала вывод, что в стене за трубой может находиться тайник. Кроме того, обнаружилось, что, если миссис Кил дотронется до призрака, тот исчезает, а вот мистеру Килу такое не удавалось. Как-то раз призрак запрокинул голову, и удалось рассмотреть, что его шея безобразно располосована. Миссис Кил пришла к выводу, что маленький человечек стал когда-то жертвой преступления. Она высказала догадку о том, что его скелет может быть спрятан в печной трубе.

Появления привидения действовали угнетающе на живущих в Доме людей. Слуги испытывали такой ужас, что покинули хозяев. Чета Кил попыталась прибегнуть к помощи экзорцистов и поместила соответствующее объявление в газете. В Эш-Мэнор явились два типа, которые заявили, что могут избавить дом от привидений, однако их усилия не увенчались успехом. Затем пришел священник и попытался достичь цели с помощью молитв и священнодействий, однако и это не помогло. Следующие два экзорциста заявили, что дом построен на «круге друидов», а священник, посетивший Эш-Мэнор, добился (по его, впрочем, собственному мнению) того, что выпустил из этого круга все злые силы на волю. В январе 1936 года фотограф-любитель сделал снимок вблизи зловещего дома, на котором имелось нечто, похожее на кокон. Впрочем, это не стало убедительным доказательством присутствия там чего-то сверхъестественного.

В июле 1936 года участником событий, происходивших в Эш-Мэноре, стал и Нандор Фодор, который принял приглашение писателя, включившего описания этих необычных происшествий в свою книгу о призраках. Ученый приехал к супругам Кил, явно опасавшимся, как бы огласка не повредила их репутации в обществе. Фодор жил некоторое время в Эш-Мэноре, делал там фотографии, но не обнаружил никаких признаков привидения. Не слышал он и никаких необычных звуков.

В то время в Англии находилась медиум Эйлин Цж. Гарретт, и Фодор пригласил ее в Эш-Мэнор. Гарретт прибыла туда 25 июля в сопровождении дочери Эйлин и своего американского друга доктора Элмера Линдсэя. Гарретт утверждала, что она «ясно увидела» человека, который когда-то был заточен в тюрьму и много страдал. У него имелся один секрет: он являлся единоутробным братом то ли Эдуарда IV, то ли Эдуарда V. В свое время он возглавил восстание. Его подвергли пыткам из-за бумаг, которые якобы подтверждали права на наследование одному из царственных Эдуардов. В результате перенесенных мучений он стал калекой. Печная труба, к которой призрак испытывал несомненную тягу, могла быть потайным местом, где хранились упомянутые документы.

В тот же вечер исследователи пришли в комнату, где чаще всего видели привидение. Гарретт, вошла в состояние транса, и ее «хозяин» Увани заговорил. Он дал следующее объяснение появлениям призраков. Они проявляются в атмосфере, создающейся вокруг человека, ощущающего себя несчастным. Это привлекает духа и вновь пробуждает его былые страдания. «Неужели, вы не замечали, что все эти происшествия имеют место только тогда, когда вы находитесь в угнетенном состоянии, когда вы испытываете какой-либо физический или душевный дискомфорт? — вопрошал Увани. – Неужели, вы не понимаете, что тем самым вы вновь пробуждаете к жизни дурные воспоминания?» Далее «хозяин» поведал, что в начале XV века вблизи Эш-Мэнора располагалась тюрьма, где закончили свой земной путь множество несчастных, души которых бродят поблизости. Как только кто-либо из обитателей дома оказывается в состоянии «нервного опустошения», он создает вокруг себя энергетическое поле, которое, собственно говоря, и привлекает призрака. Последний, используя энергию этого поля, «воссоздает собственное изображение, как картинку на сцене».

Увани объявил, что он позволит призраку войти в телесную оболочку Гарретт. Черты ее лица изменились и, по мнению супругов Кил. стали походить на черты лица привидения. Общаясь с присутствующими через Гарретт, призрак, разговаривая с отчетливым средневековым английским акцентом, назвал себя «Чарльзом Эдуардом». Он заявил, что его земли были отняты у него «графом Хантингдоном». Кроме того, его предал друг — «Бэкингэм». У него отняли жену и сына и бросили их гнить в тюрьму. По его словам, сын сражался за «неблагодарного короля». В то же время на прямой вопрос, о каком именно короле идет речь, присутствующие получили весьма уклончивый ответ. Дух обратился к собравшимся с просьбой помочь отомстить его врагам.

Фодор и другие сообщили духу, что король давно уже мертв. Они посоветовали ему отказаться от намерения мстить, кому бы то ни было, что помогло бы ему воссоединиться с духами жены и сына. На это предложение последовало неохотное согласие. После этого дух покинул телесную оболочку медиума, и Гарретт очнулась.

Впрочем, и после этого визиты привидения не прекратились. Уже через сутки мистер Кил проинформировал Фодора о том, что призрак вновь появлялся на пороге его спальни, только на этот раз он еше и пытался заговорить. При этом создавалось впечатление, что мистер Кил не особенно удручен тем обстоятельством, что сеанс экзорцизма не увенчался успехом. Призрак явился также и другому медиуму, который до того момента ничего не знал о событиях в Эш-Мэноре. «Хозяин» этого медиума посоветовал доктору Линдсэю провести в злосчастном доме еще один сеанс «очищения от духов».

После этого Фодор провел еще один сеанс с Гарретт, на этот раз без четы Кил. И снова дух попросил помочь ему в отмщении. Увани заявил, что супруги Кил использовали «это несчастное создание» для того, чтобы запугать, друг друга, и, что на самом деле, они не хотели избавиться от призрака. «Хозяин» медиума сообщил также, что в том случае, если в Эш-Мэноре не рассеется атмосфера несчастья, дом уже по-настоящему заполнится привидениями и принесет многие страдания будущим жильцам.

В конце концов, Фодор, как будто, разобрался в том, что на самом деле происходило в Эш-Мэноре. Миссис Кил призналась ему, что ее супруг является гомосексуалистом. Конечно же, подобное не способствовало нормальным отношениям между ними. Фодор понял, что в создавшейся ситуации призрак служил своего рода «громоотводом» между мужем и женой, и без него недовольство друг другом выплеснулось бы наружу.

Мистер Кил признал, что все, что сказал Увани — правда. Однако он сообщил также, что чувствует, как дух овладевает им все сильнее. Фодор предположил, что отождествление себя с духом стало, возможно, результатом потрясения, испытанного во время сеанса экзорцизма. Однако, какова бы ни была причина, после того, как мистер Кил сделал свое признание, дух исчез, причем навсегда.

Проведенное научное исследование, посвященное утверждениям «Чарльза Эдуарда», в сочетании с изучением образца его почерка, полученного с помощью Гарретт, не позволило прийти к однозначным выводам. Появились также сомнения в подлинности заметного средневекового акцента духа. Не удалось также найти исторического подтверждения личности «Чарльза Эдуарда».

Анализируя «происшествия в Эш-Мэноре», Фодор рассматривал и ту версию, согласно которой «Зеленый человек» являлся от начала и до конца плодом подсознания мистера Кила, которое Эйлин Гарретт просто-напросто «прочитала» во время сеансов. И все же некоторые явления, имевшие место в Эш-Мэноре, казались совершенно паранормальными. Особенно тот факт, что призрака независимо видели и слышали несколько человек. Более того, его присутствие явно ощущалось собакой, жившей в доме. В результате Фодор пришел к следующему заключению: «Возможно, отдельные индивидуумы в незащищенном психологическом состоянии, находясь в том или ином месте, где когда-то происходили исторические события, входят в контакт с посторонними силами или разумом



Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *