<

Картины художника Ильи Ефимовича Репина

Просмотров: 168

История создания художником И. Е. Репиным знаменитой картины Иван Грозный убивает своего сына, точное название которой «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года», такова.

1 марта 1881 года бомбой народовольцев был убит Александр II. Бомба по сути разорвала царя на куски. А ведь назавтра он собирался утвердить проект конституции, которую так жаждали убийцы….

Общество было потрясено. Великий русский художник Илья Ефимович Репин вспоминал, что и сам жил ощущением, будто «какая-то кровавая полоса прошла через этот год, чувства были перегружены ужасами современности, но к ней (современности. — Е Ф.) было страшно подходить — несдобровать! Естественно было искать выхода наболевшему в истории».

Прошел месяц после убийства. Русский художник Илья Ефимович Репин и фабрикант Третьяков, создатель знаменитой картинной галереи, возвращались с музыкального вечера. Там они слушали новое произведение Римского-Корсакова — симфоническую сюиту «Антар», в которой переплелись три темы — любовь, власть и месть. Все это опять всколыхнуло тяжелое настроение, которым художник Илья Ефимович Репин жил все эти дни. Он подумал: а нельзя ли в живописи изобразить то, что с такой силой выразилось, а музыке нужен был сюжет. И вдруг в памяти вспыхнуло: «жезлом в висок…». Как-то известный художник портретист Илья Ефимович Репин рисовал историка Забелина, и тот рассказал ему об обстоятельствах убийства Иваном Грозным своего сына. Вот как это случилось в тот роковой день 16 ноября.

В дурном расположении (для него обычном, особенно в последние годы жизни) царь зашел в комнату беременной снохи и увидел, что она одета «по-простому» Это обстоятельство можно было бы извинить ее беременностью, но педантичный Иван побил сноху. Наследник престола вступился за жену. Царь вспылил, вскинул жезл и «печально удачным» (по выражению историка Ключевского) ударом в висок сразил сына. Царевич прожил три дня и 19 ноября умер. Грозный, как писал Карамзин, «несколько времени тосковал ужасно; не знал мирного сна; ночью, как бы устрашаемый привидениями, вскакивал, падал с ложа, валялся среди комнаты, стенал, вопил; утихал только от изнурения сил; забывался в минутной дремоте, на полу, где клали для него тюфяк в изголовье, ждал и боялся утреннего света, боясь видеть людей и явить им на лице своем муки сыноубийцы».

Мощная творческая натура художника Ильи Ефимовича Репина связала эти два события: два убийства с перерывом ровно в триста лет. Изменились нравы, другие задачи стояли перед государством, иные идеи волновали общество, но манера решать споры и проблемы силой, по возможности одним ударом, «жезлом в висок» — осталась.

Кисть художника портретиста Репина в картине Иван Грозный убивает своего сына

Сразу приступить к картине Иван Грозный убивает своего сына, русский художник Репин не смог. Но вот в 1884 году однажды утром он переставил мебель в мастерской и соорудил угол дворцового покоя, похожий на палаты в Александровской слободе, где было совершено первое убийство — убийство царевича. Репин сам делал выкройки костюмов для обоих персонажей, по его эскизам домочадцы вышивали узорный орнамент на сапогах и платьях…

«Я работал завороженный, — вспоминал великий русский художник Илья Ефимович Репин. — Минутами мне становилось страшно. Я отворачивался от этой картины Иван Грозный убивает своего сына, прятал ее. На моих друзей она производила то же впечатление. Но что-то гнало меня к этой картине, и я опять работал над ней».

Должно быть, картина Иван Грозный убивает своего сына художника Ильи Ефимовича Репина, даже незаконченная, производила сильное впечатление. Два лица посреди огромного полутемного пространства; ужас и обреченность на одном и кроткое прощение на другом, обезумевшие глаза и потухающий взгляд.

Крамской, вернувшись из мастерской русского художника Ильи Ефимовича Репина, писал одному из своих постоянных корреспондентов: «Вот она, вещь в уровень таланту! Судите сами. Выражено и выпукло выдвинуто на первый план — нечаянность убийства!.. Что за дело, что в картине Иван Грозный убивает своего сына на полу уже целая лужа крови… крови тьма, а вы о ней не думаете, и она на вас не действует, потому что в картине есть страшное, шумно выраженное отцовское горе…».

Лев Толстой, посмотрев картину уже на выставке, написал великому русскому живописцу Илье Ефимовичу Репину: «Хорошо, очень хорошо… На словах многое сказал бы вам, но в письме не хочется умствовать… Иоанн ваш… самый плюгавый и жалкий убийца, какими они и должны быть, — и красивая смертная красота сына. Хорошо, очень хорошо…». Однако, говоря о поистине мистической силе воздействия картины Иван Грозный убивает своего сына, и великий художник, и гениальный писатель этого слова не вспоминают. Слово было тогда немодным, более того — ругательным. Хотя то, что мы сегодня называем мистикой, так и витало вокруг творчества художника Ильи Репина. Например, скорая смерть некоторых из тех, кого он рисовал. Через несколько дней после завершения своих портретов умерли композитор Мусоргский, писатель Писемский, великий хирург Пирогов, был застрелен выдающийся государственный деятель Столыпин. Вот и Гаршин, с которого художник Репин писал царевича Ивана, в состоянии умопомрачения выбросился в пролет лестницы и так же, как на картине Иван Грозный убивает своего сына, лежал в луже крови, и так же угасали его глаза…

Картина Иван Грозный убивает своего сына, прославилась сразу. Она тут же была выставлена в Третьяковской галерее, собирала толпы зрителей, вызывала всплески чувств, доводила людей и до экстаза, и до депрессии, и даже до вспышек безумия. Одних будоражила кровь, безумные глаза царя, кроткое умирание царевича. Другие, возможно, думали: один удар жезлом, одна секунда — и меняется судьба государства. Ведь тот удар в висок был не только личной трагедией царя. Он пресек династию Рюриковичей, и через два десятка лет год 1581 — и «аукнулся» Смутным временем. Средь ясного дня

На этом можно бы завершить историю знаменитого полотна художника Репина Иван Грозный убивает своего сына.

Но вот что случилось дальше. Еще не высохли последние мазки на картине Иван Грозный убивает своего сына, как великий русский художник И. Е. Репин сразу принялся за другую. Называлась она «Прием волостных старшин Александром III во дворе Петровского дворца в Москве». Можно сказать, что художник Репин принялся за этот сюжет, чтобы скорее «отойти» от предыдущего полотна, там —

  • сумрак,
  • кровь,
  • вопль,
  • убийца
  • и жертва,

а здесь —

  • ясный день,
  • стечение народа,
  • мягкие тени от высокого,
  • в дымке,
  • солнце,
  • все дышит благолепием
  • и торжественностью.

Картину художник И. Е. Репин писал по заказу царского двора и, получив за нее привычный уже высокий гонорар, передал заказчику. Так что тогда широкая публика ее почти не видела. Затем большевики и вовсе загнали картину в какие-то подвалы. И только недавно, спустя более века, два эти полотна, написанные «дуплетом», одно за другим, наконец сошлись и теперь висят друг против друга в одном из репинских залов Третьяковки.

И странная, как говорится, получилась картина…

Действие, изображенное на втором полотне, происходит в мае 1883 года, на следующий день после коронации Александра III. Народ внемлет, а царь-батюшка вещает. Вот он, высший час державности: царь и народ, единение классов и преемственность власти! О чем же говорит император крестьянским представителям в столь славный миг?

Сегодня о событии, случившемся 120 лет назад, мало кому известно, и, конечно, мало кого оно может взволновать. А ведь драматизма в нем не меньше. Недаром же тогда оно всколыхнуло все общество. И не зря царский двор, желая возвеличить момент, заказал об этом картину лучшему художнику России.

Смысл события в том, что именно говорит царь. Императорский двор позаботился увековечить его слова. Они выгравированы на медной дощечке, прикрепленной под картиной. Для памяти потомства.

«Я очень рад еще раз видеть вас, душевно благодарю вас за ваше сердечное участие в торжествах Наших, к которым так горячо отнеслась Россия. Когда вы разъедетесь по домам, передайте Мое сердечное спасибо; следуйте советам и руководству ваших предводителей дворянства и не верьте вздорным и нелепым слухам и толкам о наделах земли, даровых прирезках и тому подобному. Эти слухи распускаются нашими врагами. Всякая собственность, точно так же, как и ваша, должна быть неприкосновенна. Дай Бог вам счастья и здоровья».

Дело в том, что через двадцать лет после отмены крепостного права Россия переживала тяжелый кризис, вызванный земельным вопросом. Выйти из него можно было лишь передачей крестьянству «наделов земли», «даровых прирезков» — то есть государственных и части помещичьих земель, выкупленных государством. Ко дню коронации царь принял решение: этого не будет. Воспользовавшись тем, что ц Москву съехались представители крестьянства, крепкие хозяева, которых он хотел видеть своими союзниками, царь предостерег их: «Всякая собственность, точно так же, как и ваша, должна быть неприкосновенна». То есть не будите лихо, вам есть что терять.

Заметьте: никто не смотрит на царя. На лицах тяжкое недоумение: значит, ждать такого решения земельного вопроса, которое удовлетворило бы большинство крестьян, не приходится. Да, мягко стелет царь, да жестко будет проснуться. Они — из самой гущи крестьянства и понимают, что это решение вызовет многие беды. Странно, что императорский двор, принимая картину, не увидел, что же именно нарисовал великий художник.

Удивительно и другое: и на этот раз кисть великого русского художника Репина оказалась тягостно-пророческой. нарисовал он портрет государственной машины в действии, в момент принятия важнейшего решения, — и машина развалилась, погибла. Причем одной из главных причин был земельный вопрос, который вот сейчас, в эту минуту, окончательно отказался решать царь.

А теперь обратим внимание на мальчика, стоящего шагах в десяти позади императора. Это его сын, цесаревич Николай, в таком же мундире, что и у отца, в барашковой шапке с кокардой и с орденом на груди. Ему 15 лет. Славное мальчишеское личико, большие внимательные глаза, он с интересом смотрит на народ, которым он станет когда-нибудь править.

После убийства сына Иван Грозный истязался и каялся.

Александр, прозванный Миротворцем, сказав свою речь, должно быть, с чувством исполненного долга и с легким сожалением, что пришлось огорчить этих славных людей, «но ничего не поделаешь, державная необходимость!», пошел отправлять эти державные дела и дальше. И не знал, что с этой площади, с этого дня начался путь, который через 35 лет приведет Россию к революции, а стоящего рядом с ним мальчика — к шахте в лесу под Екатеринбургом. И путь этот для своего сына я своего внука он определил сам.

Так какая же сила и для чего свела эти картины, выставила их друг против друга? Уж не для того ли, чтобы невольный этот диптих продемонстрировал саму иронию истории, словно бы говорящей: «Так убивают сыновей, так погибают государства, хотя такими разными бывают начала…».

Смотреть на видео про картину художника Репина Иван Грозный убивает своего сына

Обсудить на форуме

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *