<

Г. Маркузе как идейный вдохновитель движения новых левых

Просмотров: 1437

Герберт Маркузе – один из тех мыслителей настоящей эпохи, идеи которых побуждают к критической переоценке ценностей современной цивилизации. Произведения Г. Маркузе, выявляющие недостатки и пороки позднекапиталистического общества благосостояния, заложили теоретический фундамент студенческих движений западных стран в 1960-е годы и движения новых левых. «Эрос и цивилизация» и «Одномерный человек», эти две работы Маркузе  принесли  ему  всемирную славу, поместив его в один ряд  с  мыслителями,  которые  в  двадцатом  веке наиболее остро поставили вопрос о судьбе западной цивилизации. Маркузе оказал большое влияние на развитие ультралевой, контркультурной мысли второй половины ХХ века. Его работы и в наши дни представляют интерес для революционных и бунтарских групп (сапатистов, «Тупак Амару», маргинальных анархических групп и т.д.), а также для тех интеллектуалов, которые стремятся применять на практике нетрадиционные технологии политической борьбы.

Наиболее востребованным Г. Маркузе стал в среде новых левых, являвших собой совокупность идейно-политических течений 1960-х – начала 70-х годов в США и в странах Запада, представители которых выступили с критикой теории и практики левых старой формации – коммунистических и рабочих партий, обвинявшихся в устаревших представлениях о движущих силах современного революционного движения.  Это движение получило свое выражение в массовом радикальном движении молодежи, большей частью образованной. Существенная часть идей новых левых была сформулирована именно Маркузе.

Г. Маркузе характеризовало критическое отношение к действующим политическим системам, ко всему, что существует и действует в обществе. Это можно понять уже из содержания работы 1941 года «Разум и революция» [1].

В этой работе Г. Маркузе упрекнул социал-демократов в стремлении заменить социализм как теоретическую и практическую антитезу капиталистической системе парламентским движением в рамках данной системы. Неодобрение действий социал-демократов обосновывалось тем, что, как указывал Г. Маркузе, ни повышение уровня жизни, ни расширение демократии не предполагают приближения коммунистической свободы.  Свое неудовольствие Г. Маркузе выразил и в отношении ортодоксальных коммунистов, обратив внимание на то, что обобществление средств производства  – это только лишь экономический факт. «Если они не будут использоваться для развития и удовлетворения потребностей свободного индивида, они просто перерастут в новую форму подчинения индивидов гипостазированному [2] всеобщему» [3]. Окончательную цель новой социальной практики Г. Маркузе видел в упразднении труда и использовании обобществленных средств производства для свободного развития всех индивидов [4].

Г. Маркузе принадлежит глубокая мысль, что революцию должны претворять в жизнь индивиды, «свободные от потребностей и интересов господства и порабощения», иначе «потребность в господстве и порабощении перейдет в новое общество… Прогресс обернется прогрессивной репрессией…» [5]. Примером этого стало развитие СССР «в рамках новой системы репрессивного производства» [6].

Обнаружение Г. Маркузе глубочайших изъянов и в социалистической, и в капиталистической системе предвосхитило аналогичное отношение к двум системам новых левых, также вставших на позиции радикального отрицания всех существующих форм общества, избравших в качестве развития путь несвободы.

Кроме того, критическая теория Г. Маркузе обнаруживала следующие тенденции в обществе [7]. В развитых индустриальных странах происходит возрастание уровня жизни масс и улучшение удовлетворения ими потребностей, вследствие чего противостояние кажется все более иллюзорным. При этом по причине идеологической консолидации Запада против Востока «согласованность стала вопросом жизни и смерти – не только для индивидов, но и для наций» [8]. С помощью достигнутой производительности, «массовой демократии» и «популярной культуры» современное общество оказалось способным использовать все свои ресурсы, чтобы превратить индивида в объект управления и не допустить окончательного его освобождения.

Таким образом, в работе «Разум и революция» Г. Маркузе выступил в качестве критика высокоиндустриализированного общества с его массовым производством и созданием искусственных потребностей, порабощающих человека. Данная позиция помогла новым левым сформировать свое представление о современном обществе. В 1960-е гг. Г. Маркузе сблизился с леворадикальным движением.

Как указывает Э.Ю. Баталов, Г. Маркузе предложил тот товар, на который имелся спрос, поскольку ему удалось выразить умонастроение леворадикальной элиты, ее метания и утопические построения [9]. Иную оценку, с позиции советского догматизированного марксизма, дает Г. Маркузе и другим буржуазным социологам Ю.Н. Антрушин, называя их «выгодными буржуазной пропаганде, пытающейся противопоставить рабочему классу студенчество, культивирующей среди студентов настроения «избранности»…» [10].

Однако Ю.А. Замошкин и Н.В. Мотрошилова считают появление критических теорий общества вполне объяснимым явлением там, где противоречия социального развития принимают форму резких парадоксов, осознаваемых широкой общественностью, поскольку в них нередко находят отражение и поднимаются до уровня общего социального протеста собственные настроения: конкретное недовольство определенной ситуацией, ощущение кризисного характера того общества, в котором люди живут [11]. Приведенная цитата интересна тем, что она объясняет обращение новых левых к теории Г. Маркузе в обстоятельствах осмысления ими кризисного положения общества. К тому же Г. Маркузе в глазах новых левых представал в более чем выгодном свете, поскольку он, излагая свои взгляды популярно и доступно, без сухого и высокомерного схематизма, являлся при этом не только теоретиком, но и сторонником активных политических действий [12].

Восприятие идей Г. Маркузе привело новых левых к убеждению, что современное им буржуазное общество лишено справедливости, гуманности и нравственности, чему были доказательствами постоянное лишение миллионов граждан экономических и гражданских прав, нахождение на грани ядерной войны, неиспользование успехов в области техники и культуры для развития человека. Ко всему этому это общество превратилось в грандиозную систему подавления и унификации человека, сформировало «одномерных» людей, мыслями и поведением которых оно с легкостью манипулирует.

Примечательно, что новые левые отличались отсутствием четкой и разработанной идеологии, пренебрежением и даже ненавистью к ней, что приводило их к недоверию к организации. Имела место эклектика идей и лозунгов. Такое отношение к идеологии и организации новых левых сформировал наравне с другими идеологами и Г. Маркузе. В своей речи4 декабря 1968 года в Нью-Йорке он сформулировал свою мысль относительно организации, заимствованную новыми левыми. С его точки зрения, формой организации новых левых должна стать «совершенно открытая организация, представляющая собой распыленные малые, активные, гибкие и автономные группы, осуществляющие политические действия… Сила левых сегодня как раз и заключается в этих малых конкурирующих друг с другом, протестных группах, повсеместно активных подобно партизанам в условиях неявной войны…» [13].

В данном случае следует сказать, что Г. Маркузе в итоге ошибся: не силой, а слабостью оказалась разделенность новых левых на малые, независимые друг от друга группы, нескрепленные идеологией, и полная открытость их организации, чему стала подтверждением судьба СДО – основного объединения новых левых в США.

Достаточно характерное отношение к идеологии выразил лидер йиппи, новой левой группы в США, Джерри Рубин: «Сначала действуйте. Думайте потом… Теория происходит тогда, когда люди рассуждают о том, что они сделали, после того, как сделали это…» [14].

Новые левые переняли у Г. Маркузе его идею об «одномерном обществе» и «одномерном человеке», как созвучную их представлениям об обществе. «Одномерный человек» представляет собой индивида, попавшего под власть массовой культуры – телевидения, рекламы, комиксов, утратившего способность оценивать свое место и назначение в мире. С точки зрения Г. Маркузе, «большинство людей в обществе изобилия на стороне того, что есть, но не того, что может или должно быть» [15]. «Одномерный человек» мыслит и действует в согласии с желанием системы, навязывающей ему ложные потребности, закрепляющие тягостный труд, агрессивность, нищету, несправедливость, а также поведение в соответствии с рекламными образцами [16].

Г. Маркузе констатировал резкое сокращение силы критики и оппозиционности в современном мире: это ведет к тоталитарным проявлениям в обществе, что имеет место, например, в воспитании молодого поколения. Американский публицист Ф. Майер на этот счет пишет, что в США в университетах учебники подбираются с учетом того, чтобы они не содержали критику американской системы [17]. При этом американскому студенту вся история развития других государств преподносится «под одним единственным углом зрения – что эти государства сделали для США» [18]. Однако подавляющее большинство студентов «едва ли интересуются содержанием изучаемых дисциплин и целиком поглощены тем, чтобы как можно скорее сдать экзамены, обеспечить себе карьеру» [19]. Таким образом, правящие круги реализуют цель по формированию наиболее предсказуемого для них молодого поколения.

По мысли Г. Маркузе, развитое индустриальное общество успешно подавляет потребности в освобождении и при этом навязывает искусственные, ложные потребности, создающие иллюзию благополучного существования и притупляющие стремление к радикальному изменению положения вещей [20]. «Как следствие, возникает модель одномерного мышления и поведения…» [21].

В соответствии с теорией Г. Маркузе распространение потребительского индивидуализма и потребительской конкуренции в сознании и психологии большинства населения проявляется в постоянной борьбе за лучший комфорт, за обладание вещами как символами социального престижа личности. Теория Г. Маркузе позволила определить новым левым приоритеты их протестных выступлений и направленность критики общества благосостояния. Причем сам Г. Маркузе стремление к обладанию вещами рассматривал как «потребительство», а обладание вещами – как «обуржуазивание» [22].

Определив проблему «одномерного человека» в западном потребительском обществе, Г. Маркузе также разработал новую теорию о революционных силах современности, заимствованную новыми левыми. Он выдвинул идею о том, что рабочий класс утратил роль революционной силы, с которой ранее связывалась возможность новых форм существования [23]. Согласно Г. Маркузе, в современных условиях начать революцию способны молодежь, студенчество и интеллигенция, либо используя рабочий класс как материальную силу для воплощения своих идей, либо вовсе обходясь без него [24].

Популяризированная Г. Маркузе идея о молодежи как новом революционном классе стала излюбленной идеей новых левых и объединила движение новых левых и молодежные движения 60-х гг. в единый протест.  Г. Маркузе полагал, что молодые люди способны к «инстинктивному отказу» от сотрудничества с системой, к «бунту как делу физической и духовной гигиены» [25]. Указывая на то, что молодежь в развитых странах протестовала «против подавления изобилием» и против войны за рубежом, Г. Маркузе также называл протест молодежи «бунтом против лживых отцов, учителей и героев и солидарностью с обездоленными всего мира» [26].

В 60-е гг. ХХ века эти идеи находили благодатную почву, когда немалая часть молодых людей ежедневно сталкивалась с несоответствием своих идеальных иллюзий и циничной, пошлой действительности, остро чувствовала гибельность потребительства и желала противостоять обывателю с рабским покоем и безнравственному истеблишменту.

Студентам импонировали идеи Г. Маркузе о том, что именно они – молодая интеллигенция – имеют все основания отказаться от сотрудничества с системой, могут «совершить то, что уже не в состоянии совершить даже широкомасштабная забастовка» [27].

Также надежды на преобразование мира Г. Маркузе возлагал на массы аутсайдеров, «оставшихся за бортом демократического процесса» и поэтому способных его изменить, – отверженных обществом люмпенов, национальные меньшинства, обездоленных стран третьего мира [28]. Представление о люмпен-пролетариате как о революционном субъекте прочно вошло в идеологию новых левых.

Новыми левыми ставился во главу угла принцип антитехницизма, антисциентизма и антиинтеллектуализма, сформулированный еще битниками [29]. Согласно же Г. Маркузе, этот принцип был обусловлен тем, что техника стала формой социального господства; производственный процесс – эффективной идеологией и политикой; а человек – частицей огромного, самостоятельно работающего автоматического механизма современного производства [30].

Протест новых левых концентрировался и на проблеме, согласно которой производительность стала основной ценностью Западной цивилизации, тогда как чувственность заняла подчиненное положение в интеллектуальной культуре Запада. Молодежь Запада 60-х гг. отличало противопоставление культу труда полного пренебрежения трудом. Среди многочисленных призывов во время майского  молодежного протеста 1968  г. в  Париже провозглашался и такой: «Никогда не работайте!» Этот лозунг обосновывался бунтарями тем, что «Молодое  поколение  не  хочет иметь мир,  где за  гарантию не умереть от голода  мы платим риском умереть от скуки» [31]. Г. Маркузе считал, что отрицание общества потребления в форме протеста против производительного труда есть протест против власти рационализма, против работы, разъединенных с вдохновением, творчеством, воображением, удовлетворением [32].

Новые левые вслед за Г. Маркузе полагали, что сфера труда чужда свободе, поскольку индивид «работает для аппарата, в основном занимаясь деятельностью, не совпадающей с его (индивида) способностями и желаниями» [33]. И смысл протеста в отказе от принципа оценивания человека исходя из того, как много он производит. Больше того, перед контркультурой стояла задача создания «нового человека» с «новой чувственностью», свободного от тяжелого принудительного труда, навязываемого репрессивным обществом. Такая задача вытекала, как указывает А.Ю. Мельвиль, из убежденности новых левых в том, что человек добр по своей природе; его внутренние влечения расцениваются как верный ориентир к социальному идеалу, и поэтому человек способен на самоусовершенствование [34].

Вообще для Г. Маркузе было характерно делать акцент на том, что потребности человека в борьбе с окружающей природной и общественной средой трансформируются в более культурные, подчиняющие человека обществу. В итоге разум человека, его внимание и память, его способность к суждениям и оценкам превращаются из свободного проявления самосознания в «репрессивное» орудие подавления индивида. Более того, в условиях «высокоразвитого индустриального общества», в трактовке Г. Маркузе,  действует «принцип производительности», или «экономической продуктивности», характерный для воспроизводства жизни в рабстве [35].

С позиции Г. Маркузе, все требования общества являются чем-то «неистинным», и поэтому к подлинным гуманистическим отношениям можно прийти, отказавшись от «репрессивных» потребностей и освободив свои естественные потребности [36]. Однако следует согласиться с точкой зрения Ю.Н. Давыдова, что осуществление рассматриваемой идеи на практике приведет большую часть людей ни к чему иному, как к рабству, потому что в обществе людей, находящихся под властью своих вожделений, «приоритет» получили бы люди, меньше подвластные своим страстям и влечениям; они и могли бы составить группу господ [37].

Только что приведенная точка зрения в отношении варианта идеального, с позиции Г. Маркузе, общественного устройства удачно иллюстрирует присутствие черты репрессивности и в этой, возможной, разновидности общества. Поэтому имеет смысл подходить к идеям Г. Маркузе критически, при этом выделяя их сильные и слабые стороны.

Г. Маркузе было убедительно показано, как посредством науки, техники, пропаганды, поощрения современное общество навязывает личности ложные потребности, не приносящий удовольствия труд, жестокость, клановость, подчинение тирании большинства, отказ от протеста [38]. «Комфорт, бизнес и обеспеченная работа в обществе, готовящемся к ядерному уничтожению, могут служить универсальным примером порабощающего довольства» [39].

Репрессивность существующей системы институтов новая левая молодежь США обнаруживала, например, в возрастании зависимости университетов от военно-промышленного комплекса и в том, что в руководящие органы университетов, занятые влиятельными бизнесменами, не допускались профессора, преподаватели и студенты.

Под влиянием идей Г. Маркузе у новых левых сложилось представление о необходимости создания «нерепрессивной цивилизации» – цивилизации, дающей личности возможность как удовлетворения всех ее естественных потребностей и запросов, так и развития ею всех своих способностей. По мысли Г. Маркузе, «предпосылки для постепенного упразднения репрессии создаются достижениями самой же репрессивной цивилизации» [40].

С точки зрения Г. Маркузе, репрессивным действиям власти и общества способствовали массмедиа. Ф. Майер указывает, что «американский народ систематически, изо дня в день подвергается… «промыванию мозгов» со стороны СМИ, в результате чего многие вопросы, касающиеся различных сторон жизни США, так и не задаются» [41]. Отношение Г. Маркузе к средствам массовой информации было учтено новыми левыми и повлияло на их комплекс идей, в соответствии с которым СМИ есть средство манипуляции, «выдающее частные интересы за интересы всех разумных людей» [42].

Чтобы бороться со «средствами массовой манипуляции», нужно общаться со СМИ «шутя», сделать их самих объектом манипуляции. В связи с этим вопросом Дж. Рубин в культовой книге американских новых левых «Действуй!» говорил, что нужно спровоцировать власти на насилие над участниками демонстраций, чтобы затем в присутствии камеры обо всем происшедшем стало известно всему миру, и демонстранты превратятся в «героев» [43].

Другая идея – понятие «репрессивной терпимости», «репрессивной толерантности», введенное Г. Маркузе, прочно закрепилось среди новых левых. Согласно Г. Маркузе, современное буржуазное общество способно терпеть и даже поддерживать любую оппозицию, не угрожающую его основам. Таким способом оппозиция используется в целях пропаганды, доказывающей демократический характер общества; и к тому же это побуждает социальные институты к поиску более изощренных способов нейтрализации оппозиции в рамках законов, что приводит к достижению устойчивости системы, укреплению ее способности к выживанию [44]. Вместе с тем, оппозиция, в действительности или хотя бы потенциально угрожающая основам современного буржуазного общества, будет подавляться жестоко и «недемократическими методами».

Новые левые полагали, что насилием и провокациями можно раскрыть характер современного общества: если система отвечает репрессиями, следовательно, общественный строй раскрывает себя как «фашистский» и оппозиция на правильном пути, если нет – используемые методы протеста ошибочны, так как лишены шансов на победу. При этом провокация обнажает в протестующем «нового» человека, «новое» общество, как считали новые левые [45].

Г. Маркузе в идеологию новых левых внес значительную для развития протеста идею «Великого Отказа», под которым понимался отказ от репрессивной цивилизации вместе со всеми ее ценностями; отказ от любого сотрудничества с существующими общественными институтами; борьба ради самой борьбы; разрыв «со всеми рутинными способами видеть, слышать, ощущать и познавать вещи» [46]. Г. Маркузе провозглашал «тотальную революцию» как переход от настоящего к  будущему, между которыми нет связи. Как заявил Дж. Рубин, «международная молодежная революция начнет с массового разрушения авторитетов, с массового восстания, тотальной анархии в каждом институте западного мира» [47].

Необходимо подчеркнуть, что идея «Великого Отказа» нашла конкретное выражение в установках молодежи 60-х гг. Как подчеркивает А.К. Бычко, «из трех «программных» лозунгов, прозвучавших на гребне бунта («Все ложь», «Все долой», «Рай немедленно»), два первых носят характер отрицания… Те «положительные» конструктивные программы, которые были предложены молодежью в ходе протеста, в той или другой степени были тоже вариациями на темы отрицания» [48]. В данном случае следует сказать, что в идее «Великого Отказа» новые левые находили опору своим бунтарским действиям.

Значительное место в идеологии новых левых заняло представление о Революции Сознания. Данную идею разработал теоретик контркультуры Чарльз Рейч, согласно которому переделывать мир будут носители «Сознания III», то есть новое поколение – носители контркультурного сознания [49].

Г. Маркузе же обращал внимание на то, что необходимо появление нового «исторического Субъекта» – личности, которая должна иметь качественно иное сознание [50]. Конец отношениям господства и подчинения не будет положен, пока носителями политических и экономических изменений не станут люди, «физиологически и психологически подготовленные к тому, чтобы их отношения к вещам и друг к другу исключали элементы насилия и эксплуатации» [51].

По мнению Г. Маркузе, современному капиталистическому обществу должна быть противопоставлена солидарность, «которая до сих пор подавлялась в интересах классового общества» [52]. Это предусматривало моральный радикализм, что привело к слиянию социальной и сексуальной революционной тенденции, как отрицания буржуазного образа жизни, отмечает М.А. Хевеши [53].

Примечательно, что Г. Маркузе не знает, какой будет результат борьбы, чем завершится «революция структуры инстинктов» и что победит: «свобода или тоталитаризм» [54].

Имеет смысл отметить, что у новых левых была установка на прямую демократию (демократию участия), которую они переняли в изложении Г. Маркузе, считавшего, что эффективной демократия участия может стать в принятии решений, затрагивающих производство и распределение экономических излишков, а также в личной жизни [55].  Требование введения демократии участия было записано в программном документе американских новых левых – Порт-Гуронской декларации СДО (1962 г.) [56], откуда оно перекочевало во все программные документы новых левых в США и других странах.

Вместе с тем, новые левые вслед за Г. Маркузе не исключали неотвратимость революционного насилия против буржуазного общества, которое само создает для него условия, подавляя естественные потребности личности, проявляя по отношению к ней «насилие» посредством институтов цивилизации. Это и провоцирует личность на ответное насилие [57]. В отношении оправданности ответного насилия Г. Маркузе высказывался довольно определенно: «агрессивность защищающейся жизни менее пагубна для Инстинктов Жизни, чем агрессивность агрессии» [58].

Таким образом, Г. Маркузе и новые левые считали, что в подчинении у общества потребления оказалось абсолютное большинство людей. Вслед за Г. Маркузе новые левые воспринимали современную цивилизацию как тотально репрессивную по отношению к индивидам. Радикальное изменение человеком своего внутреннего сознания, самовосприятия и мироотношения, освобождение естественных потребностей от подавляющих их культурных нормативов, «Великий Отказ» от господствующих ценностей западного общества – все это, в представлении новых левых, должно открыть возможности изменения общества, способствовать разрушению социального порядка, созданного для поддержания в людях рабских сознания и потребностей.

Ссылки

[1] Маркузе Г. Разум и революция. Гегель и становление социальной теории. – СПб., 2000.

[2] Гипостазирование (от ипостась), наделение самостоятельным бытием какого-либо отвлеченного понятия, свойства, идеи.

[3] Маркузе Г. Разум и революция… С. 362.

[4]Там же. С. 409.

[5] Там же. С. 529.

[6] Там же. С. 529.

[7] См.: там же. С. 531-534.

[8] Там же. С. 533-534.

[9] Баталов Э.Я. Философия бунта… С.33.

[10] Антрушин Ю.Н. Идеологическая борьба и молодежь капиталистических стран. – М, 1976. С. 57-58.

[11] Замошкин Ю.А., Мотрошилова Н.В. Критична ли «критическая теория общества» Герберта Маркузе // Вопросы философии. – 1968. – №10. – С. 66.

[12] См.: Социальная философия Франкфуртской школы (Критические очерки). – М., 1978. С.307.

[13] Маркузе Г. К ситуации новых левых / Пер. с англ. [Электрон. ресурс]. Режим доступа:

http://philos.omsk.edu/sub/markuse.html.

[14] Цит. по: Большаков В.В. Бунт в тупике? Очерки с идеологического фронта. – М., 1973. С. 213.

[15] Маркузе Г. Эрос и цивилизация… С. 305.

[16] Маркузе Г. Одномерный человек… С. 6-7.

[17] Майер Ф. Этот безумный, безумный мир… С. 28-29.

[18]Там же. С. 26.

[19] Там же. С. 28.

[20] Маркузе Г. Одномерный человек… С. 12.

[21] Там же. С. 16.

[22] Баталов Э.Я. «Новые левые» и Г.Маркузе. – М., 1970. С. 41.

[23] Маркузе Г. Одномерный человек… С. 13.

[24] Marcuse H. An Essay on Liberation. – Boston, 1969. P. 53 // См.: Баталов Э.Я. «Новые левые» и Г.Маркузе… С. 51.

[25] Маркузе Г. Эрос и цивилизация… С. 299, 309.

[26] Там же. С. 299.

[27] Там же. С. 308.

[28] Маркузе Г. Одномерный человек… С. 336.

[29] Битники (англ. beat generation – разбитое поколение) – литературное и молодежное движение в США сер. 1950-х — нач. 60-х гг. Провозглашали добровольную бедность, бродяжничество, эротическую свободу, анархический гедонизм, отрешенность от социальных проблем, увлечение дзэн-буддизмом. Писатели-битники (Дж. Керуак, А. Гинзберг, Л. Ферлингетти и др.) тяготели к бессюжетности, свободному стиху, метафорическому языку, шокирующей лексике, импрессионистичности и натуралистичности описаний.

[30] См.: Маркузе Г. Эрос и цивилизация… С. 294-295; Маркузе Г. Одномерный человек… С. 15, 209, XIX.

[31] См.: Кепеци Б. Идеология «новых левых»… С. 120.

[32] Маркузе Г. Эрос и цивилизация… С. 40, 297.

[33] Там же. С. 39.

[34] Мельвиль А.Ю. Человек, общество, культура… // Проблемы и противоречия буржуазной философии 60-70-х годов XX века. – М, 1983. С. 286.

[35] См.: Маркузе Г. Эрос и цивилизация; Маркузе Г. Одномерный человек… С. 96-103; Социальная философия Франкфуртской школы… С. 19.

[36] См.: Социальная философия Франкфуртской школы… С. 335.

[37] Давыдов Ю.Н. Бегство от свободы. Философское мифотворчество и литературный авангард. – М., 1978. С. 236-237.

[38] Маркузе Г. Одномерный человек… С. 318.

[39] Там же. С. 319.

[40] См.: Маркузе Г. Эрос и цивилизация… С. XXV.

[41] Майер Ф. Этот безумный, безумный мир… С. 28.

[42] Маркузе Г. Одномерный человек… С. XI.

[43] Цит. по: Большаков В.В. Бунт в тупике? Очерки с идеологического фронта. – М., 1973. С. 212.

[44] См.: Социальная философия Франкфуртской школы… С.325-327; Маркузе Г. Одномерный человек… С. 19.

[45] См.: Социальная философия Франкфуртской школы… С. 327.

[46] МаркузеГ. Одномерныйчеловек… С. 335-338; Marcuse H. An Essay on Liberation… P. 11 // См.:Тарасов А.Н. «Новые левые» [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://leftdv.narod.ru./basik/1.html.

[47] Цит. по: Бычко А.К. Критический анализ философских концепций молодежного бунтарства. – Киев, 1985. []С. 102.

[48] Бычко А.К. Указ. соч. С. 9.

[49] Это следующая стадия развития личности после представителей «дикого капитализма» XIX века (американского фермера, мелкого предпринимателя и рабочего, стремящегося подняться вверх по социальной лестнице) – носителей «Сознания I» и представителей «корпоративного капитализма», «организованного общества» – носителей «Сознания II»; слияние первых двух типов сознания соединило несправедливости и эксплуатацию XIX века с обезличиванием, нелепостями и угнетением XX века, что, по мысли Рейча, грозит миру гибелью // См.: Рейч Ч. Молодая Америка // Мировая экономика и международные отношения. – 1971. –  №10. – С. 116-120.

[50] См.: Маркузе Г. Одномерный человек… С. 330-331.

[51] Marcuse H. An Essay on Liberation… P. 31 // См.: Социальная философия Франкфуртской школы… С. 334.

[52] MarcuseH. AnEssayonLiberation… P. 20 // См.: Социальная философия Франкфуртской школы… С. 335.

[53] Хевеши М.А. Антикапиталистический бунт «новых левых»… С. 329.

[54] MarcuseH. AnEssayonLiberation… P. 30 // См.: Социальная философия Франкфуртской школы… С. 336.

[55] МаркузеГ. Одномерныйчеловек… С.330-331.

[56] См.: SDS: Port Huron Statement // The New Left. A Documental History. – Indianapolis-N.Y., 1969; SDS: Port Huron Statement [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://coursesa.matrix.msu.edu/~hst306/documents/huron.html.

[57] См.: Маркузе Г. Одномерный человек… С. 102-103.

[58] Маркузе Г. Эрос и цивилизация… С. 304.

Литература

  1. Антрушин Ю.Н. Идеологическая борьба и молодежь капиталистических стран. – М.: Просвещение, 1976. – 159 с.
  2. Баталов Э.Я. «Новые левые» и Г. Маркузе». – М.: Знание, 1970. – 80 с.
  3. Большаков В.В. Бунт в тупике? Очерки с идеологического фронта. –  М.: Молодая гвардия, 1973. – 368 с.
  4. Бычко А.К. Критический анализ философских концепций молодежного бунтарства. – Киев, 1985. – 152 с.
  5. Давыдов Ю.Н. Бегство от свободы. Философское мифотворчество и литературный авангард. – М.: Художественная литература, 1978. – 365 с.
  6. Замошкина Ю.А., Мотрошилова Н. В. Критична ли «критическая теория общества» Герберта Маркузе // Вопросы философии. – 1968. –  №10. С. 66-77.
  7. Кепеци Б. Идеология «новых левых» / Пер. с венгерского. – М.: Прогресс, 1977. – 232 с.
  8. Майер Ф. Этот безумный, безумный мир… Воспоминания человека, который отправился искать свободу / Пер. с нем. – М.: Политиздат, 1988. – 219 с.
  9. Маркузе Г. К ситуации новых левых / Пер. с нем. [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://philos.omsk.edu/sub/markuse.html.
  10. Маркузе Г. Одномерный человек. Исследование идеологии Развитого Индустриального Общества / Пер. с англ. – М.: REFL-book, 1994. – 368 с.
  11. Маркузе Г. Разум и революция. Гегель и становление социальной теории / Пер. с англ. – СПб.: Университетская книга, 2000. – 544 с.
  12. Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Философское исследование учения Фрейда  / Пер. с англ. – Киев: Гос. б-ка Украины для юношества, 1995. – 352 с.
  13. Мельвиль А.Ю. Человек, общество, культура – социальная философия левого радикализма и неоконсерватизм // Проблемы и противоречия буржуазной философии 60-70-х годов XX века. – М.: Наука, 1983. С. 267-289.
  14. Рейч Ч. Молодая Америка // Мировая экономика и международные отношения. – 1971. –№10. С. 113-120.
  15. Социальная философия Франкфуртской школы (Критические очерки). – М.: Мысль; Прага: Свобода, 1978. – 357 с.
  16. Тарасов А.Н. «Новые левые» [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://leftdv.narod.ru./basik/1.html.
  17. Хевеши М.А. Антикапиталистический бунт «новых левых» // От абсолюта свободы к романтике равенства. – М.: Прогресс, 1994. С. 195-209.
  18. The Port Huron Statement of the Students for a Democratic Society // (Engl.) [Электрон. ресурс]. Режимдоступа: http://coursesa.matrix.msu.edu/~hst306/documents/huron.html.
Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>