<

Задачи культурной политики

Просмотров: 288

Проблема культуры и ее развития в социальной философии является в определенном смысле уникальной. Пожалуй, никакая другая категория социальной философии не отличается таким богатством и разнообразием теоретических представлений, как культура. Только в отечественной литературе, при сопоставлении различных дефиниций культуры, Л.Е. Кертману удалось насчитать свыше 400 определений [см.6, ч.1, с.12]. Причем с годами это разнообразие лишь возрастает, что еще раз заставляет признать исключительную сложность и многогранность феномена культуры.

Чем же можно объяснить это разнообразие трактовок? Прежде всего, тем, что этот уникальный феномен принадлежит к классу явлений, сущность которых трудно выразить в каких-то застывших, неизменных формах. Культура не есть некоторое  предметное «это» с жестко установленными границами, культура – это постоянный процесс самообновления, она «постоянно создается и утрачивается» [2, c.57]. Это то, что органично вплетено во все стороны и грани общественной жизни, но, прежде всего, раскрывает сущность самого человека, выражает глубину и неизмеримость человеческого бытия. Именно человек является центром, душой культуры и вне его бытия она попросту не существует.

Но является ли человек единственной субстанцией культуры? Немало противоречивых ответов можно встретить на страницах истории культуры. Выбор «строго антропологического» подхода, при котором человек отделен от общества, а культура  сводится к человеческой природе, не позволяет приблизиться к сущности рассматриваемого феномена. Другая крайность – отождествление культуры с обществом в целом, не выделяя человека как средоточие всех общественных проявлений, была бы также принципиально ошибочной. Именно слитность человеческого бытия со всей человеческой ориентацией общества раскрывает нам действительное поле проявления культуры. Культура как бы фиксирует направленность всей жизнедеятельности человека на его саморазвитие.

Думается, что такое взаимодополнение подходов позволит приблизиться к пониманию динамики культуры, которая проявляется, прежде всего, в культурных процессах, т.е. в тех процессах, которые отражают изменения [1] в состоянии культурных систем, показывают взаимодействие культурных элементов. Культурный процесс был ярко описан Лесли Уайтом как «поток взаимодействующих культурных элементов – инструментов, верований, обычаев и т.д. В этом процессе взаимодействия каждый элемент воздействует на другие, а те, в свою очередь, действуют на него. Это процесс состязательный: инструменты, обычаи и верования могут устареть и быть устранены из потока. Время от времени вводятся новые элементы. Постоянно образуются новые комбинации и синтезы – открытия и изобретения – культурных элементов…» [1, т.1, с.423].

Таким образом, единый культурный процесс отражает все изменения, когда-либо происшедшие в характере взаимосвязи культурных элементов. Здесь важно подчеркнуть, что в единый культурный процесс входят, создавая общую систему, подпроцессы, каждый из которых характеризуется собственными закономерностями и в то же время взаимодействует с другими подпроцессами и воздействует на них. В этой связи, А.Я. Флиер выделил несколько самостоятельных процессов: «Культурогенез – порождение новых культурных феноменов. Функционирование и изменчивость уже имеющихся культурных форм. Диффузия – территориальное распространение форм, порожденных в определенном месте. Образование культурных систем и конфигураций, т.е. локальных культур тех или иных сообществ…» [7, c.172].

Независимо от масштаба и направленности происходящих изменений в культуре, все они оказываются функционально связаны с повышением уровня социокультурной интегрированности людей, с организацией, регуляцией и коммуникацией их сообществ, т.е. со всем тем, что ведет к самосозиданию, саморазвитию человека. Но было бы неправильно рассматривать любой акт общественной жизни уже как само культурное развитие. Общественная жизнь сложна и многопланова. В ходе этой жизни сталкивается множество самых разных интересов, потребностей, задач, которые отражаются в многообразии мотиваций, ценностных ориентаций человеческой жизнедеятельности. Но в богатом спектре этих мотиваций, рожденных определенными жизненными обстоятельствами, существуют и такие, которые сдерживают, ограничивают развитие человека, а то и прямо препятствуют ему.

Отсюда следует, что в обществе действуют как культурно-стимулирующие, так и антикультурно-тормозящие силы, а культурные процессы являются результатом противоборства этих разнонаправленных сил, имеют внутренне противоречивый характер. Культурные процессы – это процессы преодоления антикультурных тенденций, сдерживающих, ограничивающих развитие человека в обществе, победа тенденций его совершенствования и развития.

Возникают вопросы, как сохранить положительную направленность культурных процессов, т.е. направленность на развитие существующих культурных систем? Какая модель взаимодействия субъектов культуры окажется наиболее эффективной? Найти правильные ответы – это задача культурной политики. Известные факты отечественной и мировой истории определенно свидетельствуют о том, что от силы и содержания культурной политики зачастую зависит направление развития – прогресс или регресс [2].

Таким образом, политика в сфере культуры может быть определена как «совокупность научно обоснованных взглядов и мероприятий по всесторонней социокультурной модернизации общества, структурной реформе всей системы институтов культуры, оптимизации сочетания государственных и общественных компонентов в социокультурной жизни, научному и образовательному обеспечению последующего регулирования социокультурных процессов и т.д., а в целом – как сознательную корректировку общего содержания культуры» [8, c.14]. Но лишь как корректировку! Мы не должны забывать, что культурные процессы подчиняются глубинным законам самоорганизации. Как видимая часть айсберга культура лишь отчасти доступна оценочному анализу, она имеет тенденцию развиваться вопреки существующим внешним преградам. Поэтому управленческое воздействие на культуру со стороны государства может пониматься как включение внешнего воздействия в процесс самоорганизации системы – но не для подчинения развития этой системы, а для повышения ее  внутренней активности, раскрытия заложенного в логике ее собственного развития творческого потенциала. «Государственная культурная политика должна в основном моделировать механизмы естественно протекающего цивилизационного процесса, действовать в рамках его социально-синергетических законов и лишь стимулировать ускоренное развитие общества в том направлении, в котором оно и само по себе объективно движется. Опыт истории показывает, что попытки искусственно переменить это естественное направление развития, навязать обществу умозрительные модели его эволюции ничем хорошим для общества не кончалось» [8, c.17]. Только в этом случае можно будет говорить об эффективном управлении, которое проявляется в способности противодействовать негативным процессам разрушения культуры, защищать единое культурное пространство.

Итак, мы видим, что культурная политика представляет собой сложную динамическую систему взаимодействия государственной власти, общества и культуры (как объекта этой политики). Отношения между этими элементами системы должны строиться на принципах гуманизма и толерантности, соблюдение которых – необходимое условие для успешного культурного развития и обретения нового типа государственной культурной политики, который будет соответствовать состоянию современного общества и ожиданиям людей.

«Задачами культурной политики являются:

  • -разработка и внедрение в действие общегуманистических и общесоциальных идеалов, ценностей, критериев оценки происходящего,
  • -разработка нормативных целей развития культуры в соответствии с социальным идеалом,
  • -оценка реальных перспектив и коррекция принятых решений на основе обратной связи,
  • -государственно-правовое и финансово-экономическое обеспечение системы производства, распространение и потребление культурных ценностей и благ,
  • -обеспечение социальных гарантий, широты выбора культурных ценностей и доступности их для всех социальных слоев,
  • -сохранение национальной специфики культуры и искусства,
  • -создание гарантий сохранения культурной микросреды и единого культурного пространства» [5, c.169].

Важно отметить еще одно обстоятельство, имеющее существенное значение при рассмотрении политики в области культуры. А.Я. Флиер справедливо определил два уровня культурно-управленческой деятельности: собственно культурную политику и оперативное управление текущими культуротворческими процессами [см.8, с.14]. Однако такое разделение скрывает опасность отрыва практики управленческой деятельности в сфере культуры от теоретического осмысления реального состояния, стратегических целей и актуальных задач культурного процесса. Допустить такой разрыв было бы и методологически неверно и губительно с точки зрения реального культурного процесса, вектор которого, при таком подходе, будет все больше расходиться с теоретическими ожиданиями и официальными декларациями. Только единство «оперативных действий» и напряженного теоретического поиска оптимальных путей и моделей культурного развития способно создать продуктивные возможности функционирования культурного процесса и обеспечить стратегию саморазвития культуры.

Особого внимания заслуживает проблема региональной культурной политики. В каждом конкретном регионе государственная культурная политика трансформируется в региональную, так как внутри единой национальной культуры могут существовать субкультуры. Примером такого явления служит русская культура, которая развивается на территории огромной страны и просто обречена на многовариантность. Различие природно-климатических, хозяйственных условий, специфики исторических и этнокультурных ситуаций создают множество оттенков одной культуры [см.4, 45]. Следовательно, рассмотрение государственного влияния не может быть успешным без учета специфики отдельного региона.

Знание и понимание региональных особенностей развития культуры является первоосновой для создания перспективной региональной культурной политики, которая учитывала бы культурные интересы различных субъектов этой политики как основы для взаимопонимания. При этом необходимо, чтобы государство и регионы выступали не как оппоненты, а как партнеры, имеющие общую цель – создание условий для положительной направленности культурных процессов, направленности на развитие творческой жизнедеятельности человека. Ведь это процесс, который требует от человека определенного поиска, усилий, развития способности преодолевать препятствия, находить оптимальную линию деятельности из множества вариантов и т.д., что является непременным условием развития самого человека. И чем богаче поле проявления человеческих способностей, чем больше человек отдается этому созидания, тем выше шансы его собственного развития.


[1] Роберт Л. Карнейро пишет о двух возможных типах изменений в культурных системах: «Системы  претерпевают два фундаментальных типа изменений, которые можно было бы назватьвосстановлением состояния и трансформацией состояния. Восстановление состояния – это такое изменение, посредством которого система воссоздает предшествовавшее состояние баланса или равновесия, временно нарушенное. Трансформация состояния – это такое изменение, которое вызывает к жизни новое и отличное от предыдущего состояние системы »  [1, т.1, c.436].

[2] «Например, именно результаты так называемой культурной революции в СССР подготовили и обеспечили рост экономического и политического могущества страны в 1930-е и последующие годы. И наоборот, утрата ориентиров культурной политики в 1980-е гг., разрушение традиционных культурных устоев общества стали, по-видимому, закономерной и неизбежной причиной, наряду с другими, глубокого и затяжного кризиса в России и других странах бывшего СССР» [3, c.7].


Список литературы:

  1. Антология исследований культуры. Т.1. Интерпретация культуры. Санкт-Петербург.– Университетская книга, 1997.
  2. Гуревич П.С. Философия культуры. – М., 1994.
  3. Культура и культурная политика в России. Отв. ред. И.А. Бутенко, К.Э. Разлогов. Серия «Научные доклады», №115. М.: Московский общественный фонд, 2000.
  4. Лысков А.П. Проблемы аккультурации и культурной политики (Региональный аспект) //Вестник Балтийского научного центра. – 1995. –  №3.
  5. Мамедова Е.В. Культурная политика //Философские науки. – 2000. – №1.
  6. Полищук В.И. Мировая и отечественная культура. – Екатеринбург, 1993.
  7. Флиер А.Я. Историческая динамика культуры //Философские науки. – 2000. –  №3.
  8. Флиер А.Я. О новой культурной политике России //Общественные науки и современность. – 1994. –  №5.
Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>