<

Обретение в вечности

Просмотров: 52

– Долго я здесь пробуду?

– Дня три, максимум неделю.

– А дальше?

– Дальше мы разберемся с ними. Сейчас нельзя рисковать.

– Продукты?

– Две сумки. В одной еда, в другой – вино, водка, сигареты. Выходить из дома не рекомендую. Тебя ищут. Одни, чтобы убрать с дороги, другие, чтобы посадить за решетку. А здесь не найдут. Дом старый, на снос, жильцов всех выселили, так что…

– Сколько мне осталось жить?

– Недолго, скоро все кончится. Хочешь лечь в больницу? Там сделают обезболивающие уколы.

– Нет, хочу умереть здесь, в этих стенах.

Ничего не поделаешь придется проторчать в этой дыре неделю. Рука протянулась к одной из сумок, нащупала бутылку вина, пачку сигарет, зажигалку.

– Остаться с тобой?

– Нет, не надо. Хочу побыть одна. Я и так тебя измучила. Ты почти полгода ухаживаешь за мной. Спасибо за все, уходи, придешь через три дня.

Пустая бутылка стукнулась о паркет, и рука машинально потянулась к сумке, нащупала вторую, поставила на стол. Надо открыть форточку, душно, накурено. Зажечь свет? Нет, лучше лечь спать.

В темноте, сквозь сон Владимир услышал стоны, от которых в ушах лопались перепонки и разрывало в груди. Казалось, они доносились и с потолка, и с пола, и со всех четырех стен. Стоны, стоны…

Владимир приподнял голову, нащупал рядом с кроватью бутылку, опрокинул ее и чуть не захлебнулся. Кашель наполнил пустую комнату. Чуть отдышавшись, Владимир снова приник к бутылке.

Кровь, кто налил сюда кровь? Бутылка падает на пол, и остатки ее содержимого растекается по полу.

Владимир ищет рукой сигареты, но, не найдя их в темноте, подходит к окну.

Пушистые белые ветви застыли в темно-синем небе. Луна, как слеза, тихо скользит по ледяной, холодной глади.

Рука нащупала выключатель, слабый желтый свет залил комнату. Владимир пальцем коснулся красной жидкости, растекшейся по полу, поднес к носу, понюхал – вино, попробовал – вино.


Главный астролог страны раскрыла секрет привлечения богатства и процветания для трех знаков зодиака, вы можете проверить себя Бесплатно ⇒ ⇒ ⇒ ЧИТАТЬ ПОДРОБНЕЕ….



Нет, больше не буду пить вино, лучше водку. Владимир вынимает бутылку «Столичной», наливает полный стакан, выпивает и ложиться спать. Ему снится звездное небо, белая луна, серо-синие облака, кораблями плывущие по спокойной, ровной глади воды.

Вдруг он видит, как чья-то рука берет со стола оставленный им длинный нож, тонкий палец гладит серебряное лезвие, на губах невидимого человека играет улыбка. Человек приближается к нему осторожными, тихими шагами. Владимир хочет проснуться, закричать, защититься, но не может. Человек наклоняется над ним, тонкие пальцы расстегивают рубашку, рука ложиться на левую сторону груди. Сначала она медленно гладит его тело, потом резкий удар. Чужая рука проникает в его грудь, нащупывает сердце, ласкает его… Рывок, и вырванное сердце Владимира оказывается около его головы. Человек еле слышно смеется. Владимир посыпается, хватается за грудь, не слышит стука своего сердца… И в этот момент комнату наполняют хриплые стоны. Они выворачивают его наизнанку, бьют кувалдой по голове. Стоны со всех сторон. Владимир зажимает ладонями уши – тишина. Гробовая тишина, в которой он слышит стук своего сердца.

Руки Владимира ложатся на колени.

Черная комната пуста. Во рту привкус крови, а за окном белый, искрящийся синими звездами снег.

Одинокая квартира наполняется звуком журчащей воды. Ледяная струя льется на голову Владимира, а его пальцы массируют виски.

Больше не буду пить, что-то совсем плохо. Попробую заснуть еще раз. Воспаленное сознание погружается в темноту.

Владимир сидит на кровати, сжимая руками голову. Стоны прекращаются.

За окном слабой белой полоской пробивается рассвет. Владимир разжимает пальцы – в комнате ти-ши-на.

Все утро Владимир пролежал с раскрытыми глазами, смотря в белый потолок.

Днем ему захотелось поесть. Однако, не смотря на голод, еда ему показалась противной, и он решил подождать еще немного. «Пусть все уляжется», — подумал он. Декабрьские дни самые короткие, зато ночи самые длинные.

Вуаль вчера едва ложилась на землю, но в комнате темнело быстрее. Голод давал о себе знать, и Владимир опять потянулся к еде, но его стошнило. «Надо выпить только немного, а то, как вчера, замучают кошмары». Стакан водки пришелся как нельзя кстати. Владимир поел, сел на кровать и закрыл глаза. Через несколько минут он задремал.

– Ну что, жив он еще?

– Шутишь? Мы вырвали ему сердце, отпилили руку, влили кислоту. Что от него осталось?

Стоны, раздирающие тело Владимира, наполнили комнату. Он открыл глаза – тишина. Подошел к окну, посмотрел на улицу. Бархатные белые узоры ветвей, хрусталь льдинок, легкое одеяло снега.

«Хорошо, что мне здесь недолго находиться одному, а то можно и с ума сойти».

Владимир вернулся к столу, хотел взять стакан, налить снова водки, но раздумал. Он сел на кровать, прижался к стене и закрыл глаза. Но не успел задремать, как стоны опять ворвались в пустую, одинокую квартиру. Владимир вскочил. Хрип, надрывное дыхание и пронзительные крики царили в комнате.

– Замолчите, — заорал он, — замолчите.

Но крики становили все сильнее и сильнее. Владимир бросился к своей кожаной куртке, схватил пистолет и выбежал из квартиры. Минуту он прислушивался, однако не смог сразу определить, откуда доносились крики. Казалось, они были в каждом углу небольшого трехэтажного дома. Крики разносились все сильнее, разрывая пустоту.

Как затравленный зверь метался Владимир по дому, вышибая запертые двери. Кругом – пусто. На минуту крики прекратились, и он, переводя дыхание, приблизился к квартире, в которую вселился только вчера. Хотел перешагнуть порог, как услышал леденящие кровь хрипы, а потом снова стоны, которые понеслись, словно ветер, по пустому дому.

«Осталась соседняя квартира», — промелькнуло у него в голове.

– Замолчи, – орал он во все горло, – замолчи.

Но стоны продолжались. Владимир попытался выбить дверь ногой – не получилось, потом разбежался и всем телом ударил в дверь – опять неудача. Тогда он разрядил всю обойму, стреляя в замок, отбежал в сторону и выбил, наконец, дверь.

Стоны раздавались из угла комнаты.

Владимир сменил обойму, передернул затвор и подошел к кровати:

– Замолчи, я сказал, замолчи.

Он включил торшер, поднял пистолет и увидел бледную женщину. Наклонился к ней, тихо, словно змея, прошипел:

– Замолчи, сука.

Она открыла глаза и посмотрела на Владимира.

– Алина, ты? – его рука задрожала, пистолет упал на пол, и он рухнул на колени.

– Володя… Не может быть…

Он не мог поверить, что видит свою первую и, наверное, последнюю любовь.

На ресницах Алины блестели слезы.

– Володя, как, ты здесь?

– Я, я… не знаю… Что с тобой? Почему ты одна?

– Я умираю, Володя.

– Алина, прости, я всю жизнь ждал, искал тебя…

– Почему ты уехал тогда?

– Я хотел вернуться, но мое возвращение затянулось, а тебя уже не было.

Он взял ее руку, стал целовать кончики пальцев, вдыхая весну, которая прошла много лет назад. Он гладил мягкие темные волосы, рассыпанные по подушке. Губы касались мочки ее уха, и он все шептал:

«Алина, Алина, я тебя нашел».

Они долго, молча смотрели глаза в глаза, не веря что снова обрели друг друга.

Владимир поцеловал Алину в губы, прижался к ней и ему стало хорошо, как никогда. Холодное, безжизненное тело Алины, казалось, наполнилось новой жизненной силой, энергией и теплом. Она обняла Владимира за шею и стала целовать его брови, глаза и ресницы…

Утром они лежали рядом, прижавшись щекой к щеке.

– Теперь я могу спокойно умереть, теперь мне ничего не надо. Я благодарна судьбе, что снова встретила тебя. Скажи, у тебя были женщины после меня?

– Да, их было много, но никто меня не любил. Любили мои деньги, которых у меня огромное количество.

– А у меня, кроме тебя, никого никогда не было.

Они говорили, говорили и никак не могли наговориться. Декабрьский день такой короткий, а ночь… едва темнота прокралась в комнату, как она сказала:

– Володя, уходи, сегодня ночью я умру.

– Нет, я не уйду. Прошлой ночью ты вырвала мое сердце, сожгла мои внутренности, украла мою душу.

– Володя, оставь меня одну. Я встретила снова тебя, моя боль прошла, теперь мне хорошо, я должна подготовиться к своему последнему часу.

Владимир смотрел на Алину, на ее чистые небесные глаза, густые волосы, длинные ресницы тонкие руки.

– Прощай, Володя.

Он повернулся, чтобы уйти, но вдруг понял, что никто не ждет его в этом мире, никто никогда не будет любить его так, как Алина, никогда не повториться прошедшая ночь.

Владимир бросился к ней, но она жестом остановила его:

– Не подходи, иначе ты можешь остаться со мной навсегда, ты умрешь.

– У нас будет с тобой еще одна ночь? – тихо спросил Владимир.

– Нет, – ответила Алина.

Но Владимир знал, что еще одна ночь будет. Он подошел к Алине и поцеловал ее.

На следующее утро сестра Алины обнаружила застывшие в объятиях два тела.

Говорят, что и в морге их не смогли разъединить. Так и сожгли вместе – в объятиях друг друга.



Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *