<

Там на себе испытаешь искусство свое

Просмотров: 148

Когда еще мы жили в Советском Союзе, я часто ездил к себе на родину в Тбилиси, иногда на все лето. Был у меня там приятель, или точнее, коллега – назову его здесь Суреном. Он был тренером по боксу, а я – в соседнем зале тренировался по штанге. После тренировок мы часто встречались, пили пиво – дружили, одним словом. Сурен в свое время был довольно сильным боксером в легчайшем весе, как тогда говорили «в весе мухи». Вспоминал он, что был в одной команде и даже дружил с великим боксером Николаем Королевым, чем Сурен очень гордился.

– Великий Королев так мне говорил… — обычно начинал свои застольные речи Сурен.

Так вот, в один из моих приездов в Тбилиси нашел я Сурена очень озабоченным. Он все еще работал тренером, но я понял, что Сурен собирается бросить не только работу, но и родной город.

– Связался с этими бандитами, понимаешь, теперь и хожу под ними. От них чего хочешь ждать можно!

«Бандитами» оказались бывшие ученики Сурена, боксеры, ушедшие в криминал, и бедняга тренер теперь никак не мог от них откреститься. Я понял так, что какое-то время они «работали» вместе, а потом Сурен испугался и теперь пытается «залечь на дно». Окончательно испортила настроение Сурену цыганка, которая нагадала ему насильственную смерть, а когда мой приятель «взял ее за грудки», попросту смылась и не доложила, откуда ждать опасности.

– Да я и сам знаю – грустно признался Сурен – что мои ученики меня порешат.

Чтобы приподнять настроение Сурену, я предложил ему сходить вместе со мной к моей соседке – госпоже Марго, которая устраивала спиритические сеансы и, говорят, могла вызывать духов великих людей, верно предсказывающих будущее. По дороге мы зашли в хинкальную, выпили, по обыкновению, пива и в хорошем настроении прибыли к госпоже Марго. Она только ради меня, бывшего «любимого» соседа, согласилась провести сеанс. Позвала еще двух соседок – «специалисток» по спиритизму и рассадила всех за круглым столом, где на листке бумаги лежало перевернутое блюдце. На блюдце была нарисована жирная стрелка, а на бумаге вокруг блюдца написаны буквы, к счастью, русские, так как грузинские я уже изрядно подзабыл. Мы приглушили свет и, вытянув руки, почти положили их на край блюдца, но, как и требовала госпожа Марго, не касались его.

– Чей дух вызывать будем? – услужливо спросила госпожа Марго, так, будто речь шла о выборе выпивки или закуски. – Пушкина, Толстого. Царя Николая, Сталина, Берии?

При упоминании имени Берии Сурен испуганно замотал головой и неожиданно спросил:

– А можно вызвать дух великого боксера Королева, моего умершего друга?

Госпожа Марго недовольно покачала головой, но фамилию боксера записала и сеанс начался.

– Дух боксера Королева, явись к нам – бесконечное количество раз повторяла она на разные лады, пока я уже не начал засыпать и не коснулся пальцами блюда. Госпожа Марго укоризненно посмотрела на меня, и вдруг… блюдце задрожало и запрыгало.

– Дух боксера Королева здесь! – сообщила госпожа Марго и, обратившись к нему произнесла: – Твой друг Сурен с нами, он желает знать свое будущее, поведай ему, пожалуйста!

Блюдце, продолжая дрожать, начало рывками передвигаться по кругу и стрелка на нем указывала на все новые и новые буквы. Соседка госпожи Марко торопливо записывала их. Наконец блюдце остановилось, госпожа Марго устало откинулась на спинку стула, а соседка начала читать то, что дух великого боксера Королева успел сообщить нам.

Ошибок, надо сказать было много, слова были перепутаны, но опытная соседка и ассистентка госпожи Марго наконец обработала текст и прочла: «Там на себе испытаешь искусство свое».

– И все? – изумился Сурен. – Где это «там», какое «искусство», почему «на себе»?

Но госпожа Марго ответила, что комментировать сообщение духа, а тем более Боксера, она не будет и что Сурен сам лучше должен понять своего бывшего друга.

Мы ушли от госпожи Марго в унынии, а Сурен прямо сказал:

– «Там» – это на том свете, точно. Но какое «искусство», как «на небе» – не понимаю!

На неделю я покинул Тбилиси, чтобы поездить по горным селам, где жили мои родственники, а когда вернулся, как обычно, забежал в зал к Сурену. Тренера не было видно, а боксеры остервенело колошматили кто – свои тренировочные мешки-груши, а кто – лица своим приятелям. Я еще раз поразился прочности боксерских мешков – такие удары вмиг разнесли бы обшивку мебели, и даже рюкзак, набитый песком. Но огромные боксерские мешки были плотно сшиты из толстой воловьей шкуры и служили годами. Не найдя Сурена, я ушел домой.

А утром следующего дня ко мне заявился милиционер в сопровождении насмерть перепуганного молодого боксера из команды Сурена. Я понял, что сбылось предсказание цыганки и бандиты отомстили Сурену. Но то, что я увидел в спортзале, куда нас привел милиционер, повергло меня в шок. На полу лежал распоротый тренировочный мешок, а на нем, завернутая в половик, отбивная, отдаленно напоминавшая моего Сурена. В зале стоял запах тления.

– Его нашли утром в мешке, завернутым в половик, – рассказал милиционер. – Три дня молодые ребята, не подозревая ничего, колотили своего мертвого тренера, превратив его в отбивную, пока из мешка не начала сочиться жидкость и не запахло. К сожалению, мы должны допросить вас, сами понимаете…

Изуверство бандитов меня не удивило – на Кавказе ритуалу мести, ее особой жестокости и изощренности придают большое значение, я знал это. Даже предсказание цыганки мне было понятно – последнее время Сурен действительно имел вид обреченного, это, конечно, не прошло мимо наметанного глаза вещуньи. Но вот предсказание духа великого боксера на спиритическом сеансе госпожи Марго не укладывалось у меня в голове. Ведь дух-то оказался совершенно прав: «там», т. е. на том свете, будучи уже мертвым и засунутым в тренировочный мешок, Сурен сполна испытал на себе искусство бокса, которому он сам же и научил своих учеников… Было от чего свихнуться!

Уже из Москвы я несколько раз звонил родственникам Сурена. Бандитов, конечно же, не нашли.



Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *