<

Рассуждение о любви к власти

Просмотров: 263

В России всегда любили власть. Вернее, власть заставляла себя любить. В отдельные периоды иное, нежели любовь, отношение к власти попахивало изменой. Однако любить власть лишь потому, что она — власть, на мой взгляд, не совсем нормально. Сохранять лояльное отношение трудно, поскольку власть постоянно напоминает о себе и не всегда приятным способом. Бороться с властью в одиночку глупо.

Ненавидеть власть — непродуктивно.

Остается одно — не любить власть. И это — не преступление. Преступление — любить преступную власть. Странно это как-то и уж очень по-русски — рассуждать о любви к власти. Но с кем поведешься, от того и наберешься. Власть — загадочна и инфернальна, реальна и одновременно мифологична, многолика и одновременно безлика, могущественна и одновременно беспомощна. Ее невозможно любить. Ее можно только не любить.

Ленин, очевидно, любил власть, но, чтобы ныне ни говорили, власть для него была лишь средством достижения цели. Спустя 400 лет после Николо Макиавелли исследовав природу власти, Вождь с маниакальным упорством шел к своей цели и, наконец, захватил власть над самой большой империей в мире. Российские политологии в охотку вспоминают Сталина, Гитлера, Ивана Грозного, Нерона, Калигулу, Тамерлана (пять-шесть учебных пособий + монографии), но Ленин для них фигура умолчания. Макиавеллизм, сталинизм, молью траченный мондиализм подробно освещены в справочниках по политологии, тогда как ленинизм предан забвенью. Отчего так?

Сталин и Гитлер легко классифицируются как враги нации, но Великого Вождя идентифицировать с врагом нации невозможно.

А поскольку соответствующая ниша не найдена, творец СССР превратился в фигуру умолчания. Между тем памятники Великому Вождю, от гранитных колоссов до посеребренных и позолоченных гипсовых статуй в привокзальных скверах и на провинциальных площадях не разрушены, улицы и площади его имени, не переименованы. И Мавзолей с набальзамированным телом Вождя по-прежнему влечет страждущих и угнетенных. Великий Вождь отринут от государственных ритуалов, но генетическая память хранит предание былых времен: Ленин живее всех живых. Ленин — светлое будущее человечества. И если для одних Ленин — Люцифер, то для других мессия, защитник угнетенных. Верно, однако, и то, что мессия чужд власти по определению. ****

Обсудить на форуме

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *