<

О кризисе в современной философии

Просмотров: 815

Все знают о том, что как корабль назовешь, так он и поплывет. Но никто не знает, что эта народная мудрость, как ни парадоксально, имеет самое прямое отношение и к современной философии.

Правда справедливости ради следует сказать, что магия имени имеет отношение не к самому слову «философия», а к той расшифровке, которая прикладывается к этому названию, к тому пониманию сущности философии, которое вкладывается в него самими философами  или кем-либо другим, считающим себя вправе это делать.

Если, следуя позиции современной официальной российской философии, считать ее « особой формой общественного сознания и познания, вырабатывающей систему знаний об основаниях и фундаментальных принципах человеческого бытия, о наиболее общих сущностных характеристиках человеческого отношения к природе, обществу и духовной жизни»[15], то  эта форма общественного сознания в настоящее время вполне успешно и непрерывно вырабатывает упомянутую и искомую систему знаний.

В России сейчас исправно функционируют при соответствующем финансировании определенные организационные структуры, включая научные и учебные заведения, публикуется большое количество печатных и непечатных трудов, как на бумажных, так и на электронных носителях, в частности в интернете (научных отчетов, статей, брошюр, учебников, сборников, монографий и т.д.), проводится множество различного уровня конференций и организовываются даже общегосударственные конгрессы, успешно готовится достойная смена ветеранам философии, защищается множество кандидатских и докторских диссертаций, исправно присваиваются вся иерархия ученых званий и т.д. и т.п. В общем, с этой точки зрения философия живет полнокровной, продуктивной и необходимой для общества жизнью. Аналогичный результат получается, если считать философию искусством красивого, логичного и убедительного философствования. Искусство философствования, по мнению профессиональных философов, оказывается вполне достаточно, чтобы создать рациональными средствами предельно обобщенную картину мира и определить место человека в нем. Правда определить место и значение самой философии в этом мире становиться, почему то все сложнее и сложнее.

Как бы сказал классик в этом случае «все хорошо, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо…». Естественно, что в данных вариантах определений философии можно пожелать ей только дальнейших творческих успехов.

Если же в соответствии с определением философии из недавнего прошлого считать философию « наукой о наиболее общих законах природы, общества и мышления», то оценка состояния философии должна меняться на совершенно противоположную.

Дело в том, что если считать философию наукой, то вполне логично также считать, что философия должна подчиняться и законам науки, по которым она должна оцениваться и развиваться. Речь в данном случае идет о законах теории научных исследований, т.е. о законах развития любой науки.

В соответствии с этой теорией [12] решение любой научной проблемы (кстати, и не только научной) проходит ряд обязательных последовательных стадий. В том числе стадии сбора исходной для исследования информации, обработки этой информации (систематизацию, обобщение, анализ и т.д.), синтеза вариантов возможных решений проблемы, выбора рационального (оптимального) решения, формулировки выводов и решения.

Если попытаться наложить структуру приведенной схемы на почти трехтысячелетнюю историю развития философии, то окажется, что философия до сих пор не вышла из стадий обработки исходной информации и синтеза вариантов возможных решений. Основанием для такого вывода является тот общеизвестный факт, что философия до настоящего времени по сути представляет собой не набор твердо и однозначно установленных законов и истин, а набор самых разнообразных субъективных мнений об этих истинах, что соответствует стадии синтеза вариантов решений. Таким образом, по указанной причине можно сделать вывод, что философия до настоящего времени не решила практически ни одной из своих проблем. Есть только варианты решения проблем. Это если говорить о мировой философии в целом в обозримой ретроспективе.

Если теперь проанализировать ряд других показателей современной российской и западноевропейской философии, то окажется, что здесь также далеко не все благополучно [1,2,3,11] , в том числе, по мнению ряда профессиональных философов [5,6,13]  и многих «философствующих энтузиастов»   [4,14,16] налицо следующие негативные показатели и тенденции.

1.Отсутствует (в лучшем случае существенно понизилось)  влияние философии на развитие общества.

2.Отсутствует влияние философии на состояние и развитие частных наук, в том числе на естествознание.

3.Падает авторитет философии в обществе, (большинство студентов вузов считает ее не только ненужной, но и вредной, т.к. она отнимает время у других нужных дисциплин) [3].

4.Утрачивается доверие к философии, к ее авторитетам.

5.Резко усиливается плюаризация философии. В 20 веке появилось большое количество разнообразных новых течений философии: феноменология, экзистенциализм, философская антропология, философская герменевтика, целый букет направлений в философском постмодернизме и т.д.

6.Пересмотриваются и трансформируются фундаментальные основы философии (например, категории «идея», «материя», «форма», «сознание» и т.д.).

7.Усиливается обратное влияния частных наук на философию.

8.Практически отсутствует общее поступательное движение в развитии философии. Философия напоминает некоторый турбулентный поток (если не сказать хаос) новых идей, теорий, точек зрения, позиций и т.д.

9.Разрушаются критерии оценки результатов исследований (см. первое определение философии).

10.Увеличиваются неопределенность исходных понятий и всего концептуального поля философии (см. философия постмодернизма).

11.Снижается уровень общности философских исследований, происходит «прагматизация» и «приземление» философии.

И совершенно не случайно известный физик и космолог современности Стив Хокинг как-то бросил фразу «Философия умерла». Конечно, это может быть субъективное мнение «чистокровного» естествоиспытателя. Но кто может сказать, что крупнейшие открытия и прорывы современности (генетика, кибернетика, космогония и космология, ядерная физика) были сделаны под влиянием философии? Скорее вопреки, а не благодаря. Во всяком случае, такая незыблемая константа философии, как «материя» совершенно не предполагала своего превращению в энергию. Или информационный взрыв современности не явился следствием ни одного из законов философии в лице какого-либо философского направления или школы. Ну а генная инженерия 35 лет ждала своего вторичного открытия при явном непонимании ее как философами, так и ботаниками с биологами. Причем последние поняли и начали ее обобщать и исследовать на несколько десятков лет раньше, чем философия. Молчит философия и о путях решения многих современных вызовов, влияющих не только на прогресс, но и на выживание человечества. Сюда, прежде всего, следует отнести проблемы экологии, терроризма, мирового экономического кризиса, религиозных конфликтов, расслоения общества, падения нравов и роста насилия в обществе и многих других. Конечно, философия исследует проблему добра и зла, но почему-то добра в мире становится все меньше, а зла все больше. Т.е. влияние философии на эти проблемы по сути нулевое. Следовательно, перечисленные признаки деградации современной философии, не просто горький перечень какого-то слабо ощутимого морального ущерба для человеческого сообщества, а громадные материальные потери для его прогресса по многим направлениям. Кстати, в самом «академичном» научно теоретическом российском журнале «Вопросы философии» за последние несколько лет не опубликовано ни одной статьи по кризису в современной философии. Но, как известно замалчивание проблемы является худшим способом ее решения. Тематика журнала действительно стандартно академическая. Интересно, перепечатает этот уважаемый журнал данную статью после ее появления в интернете или не заметит? Это, наверное, только в том случае, если ее сначала переведут на английский язык и опубликуют в каком либо ведущем западном журнале (независимо от ее содержания). И скорее всего только через несколько лет после первой публикации.

Каждый из указанных признаков может явиться отдельным достойным самостоятельным объектом исследования. И этим вопросам философами (и не только) в последнее время уделяется все больше внимание [1,2,4,5,6,13,16]. Но целью данной работы является не детальное обоснование и доказательство существования и природы приведенных неприятных и неразрешимых для официальной философии явлений и проблем, а установление причин сложившегося положения, поиск путей для их устранения и выхода современной философии из вполне очевидного кризиса.

Среди основных причин данной ситуации в философии, прежде всего на наш взгляд можно назвать следующие.

1.Неверное понимание современной официальной философией своего назначения и цели своих поисков и исследований. В первом определении философии основной упор делается на познании «принципов человеческого бытия», и на познании «человеческого отношения к природе, обществу и духовной жизни»[15]. Совершенно отчетливо вырисовывается определенный антропоцентризм. Какой-то вариант известного изречения «человек — вот мера всех вещей». Знакомый лозунг, но слишком неопределенный, старый и страшно далекий от  реальных потребностей и проблем современного человеческого общества. Определение марксизма гораздо более сбалансировано и объективно: изучение законов природы, общества и мышления. Причем обращает на себя внимание, что законы природы по важности стоят на первом месте. А если учесть, что при обобщенном понимании законы общества и мышления тоже являются каким-то проявлением обобщенных законов  природы, т.е. можно сказать целью философии является изучение общих законов нашего мира, всей нашей окружающей действительности. А сюда относятся и генетика, и кибернетика, и космос, и вся физика, и законы общества и, естественно, законы нашего сознания и т.д. Обращает на себя внимание также формулировка «духовная жизнь» вместо мышления. Т.е. чем ближе психология  приближается к познанию законов мышления и сознания как законов природы, тем философия уходит дальше как от  познания законов работы сознания, подсознания и надсознания, так и от познания законов мышления в целом. Следовательно, философия и психология движутся и развиваются в противоположных направлениях. Интересно, как это понимать и кто в данном случае регулирует движение?

2.Самоизоляция философии от других областей  и способов познания, и прежде всего от других наук (если считать философию наукой). Особенно характерна в этом смысле позиция одного из столпов современной российской философии З. Мамардашвили. Для него ученые естествоиспытатели это что-то вроде «научных сантехников». Ему же принадлежит крылатое выражение «самозванцы мысли», адресованное непрофессиональным философам из народа (от «сохи») и со стороны специалистов частных наук. Уважаемый З. Мамардашвили по нашему мнению здесь сказал больше, чем хотел. Кстати в свое время, как известно он сам пострадал он несогласия с официальной доктриной и был сослан из Москвы в Тбилиси. Но эти его фразы далеко не случайны. В них как в капле воды отразилась ярко выраженная снобистская атмосфера, которая сложилась в российской философии за последние десятилетия (а точнее за последнее почти столетие). Философия превратилась в некоторый закрытый высокоинтеллектуальный клуб или ложу избранных, со своим языком и собственной внутренней проблематикой, по сути, не связанной как говорилось выше, с реальными проблемами человеческого сообщества. Философская элита отторгает всякое инакомыслие и вторжение на ее территорию. А ведь ни Платон, ни Сократ вообще не имели высшего образования. Если бы их не пускала «в философию» какая либо элита какой бы была сегодня философия? К счастью в современных условиях информационной революции и господства интернета « не пущать в философию» обитателей и посетителей философского «самиздата» практически невозможно. Достаточно хотя бы бегло посмотреть философские разделы многих научных и научно-популярных сайтов и электронных  библиотек. Но для официальной философии это все равно какой-то «параллельный, инакомыслящий мир». Этот мир может быть лишен соответствующего научного уровня, научных степеней и званий, но зато свободен от множества застарелых догм официальной философии и действительно неравнодушен к дальнейшей судьбе философии. А время все расставит по своим местам.

Основной опорой для философских исследований стали в высшей степени неопределенные и малоисследованные понятия человека, общества, человеческого бытия, человеческих отношений и т.д. В официальных определениях касающихся сущности философии чуть не через слово используется определение «особое» (форма сознания, логические и гносеологические критерии, способ мышления и т.д.)[15]. Очевидно, авторы подобной интерпретации философской специфики не вполне отдают себе отчет о том, что таким образом, философия отгораживается от прочего информационного пространства человеческого сообщества, грубо говоря «вариться в собственном соку». Правда, здесь дело не в личностях, а в системе. Один французский философов сказал: «Всякая официальная философия – мертвая философия». К чему приводит такая информационная самоизоляция хорошо известно на примере развития и судеб, замкнутых по тем или иным причинам этносах (аборигены Австралии, Полинезии, Океании, российского Крайнего Севера), биологических видов, отдельных групп людей, семей (таежников Лыковых), отдельных людей (маугли). Особенно этот факт настораживает в связи с декларируемой позицией и претензией философии на ядро мировоззрения человечества и на стремлении познать весь мир. Но чтобы познать весь мир нужно получать для этого информацию также от всего мира, от всех наук, религии, искусств, мифологии и т.д. Естественно получать больше из тех областей, в которых она наиболее достоверна, где она более адекватна и точна. А это прежде всего относится к области естествознания, где сама специфика этих наук позволяет при небольшой затрате сил и средств получать практически «вечную» достоверную информацию в виде четких законов, представленных в виде количественных математических зависимостей и практически неизменных констант. И соответственно получать (использовать) меньше информации (из-за ее отсутствия) из областей слабо или практически неисследованных. К таким областям относятся, прежде всего, науки об обществе и мышлении (не говоря уже о духовной жизни, в которой вообще непонятно на что и как опираться). Кстати, современная наука уже пытается исследовать сферу мыслительных и эмоциональных процессов своими точными физико-химическими экспериментами, но философия, к сожалению, к этому не имеет никакого отношения. В современной философии это происходит с точностью до наоборот. Основной упор происходит именно на плохо или почти неизученные области: самого человека, общество и духовную жизнь.

3.Сверхсложный объект исследования философии, будь это весь мир или неисчерпаемый человек с его физ, хим, био, социо, информационно программируемой сущностью. А если сюда еще добавить духовную компоненту, то такую задачу на современном этапе развития науки вообще невозможно даже грамотно поставить. Сложность заключается в необходимости сбора, обработки и анализа необозримых массивов информации из всех областей действительности, отличающихся крайним разнообразием, неопределенностью и противоречивостью.

4.Очень слабая, несовершенная, отсталая методическая и методологическая база исследования философии. В ней, как известно, применяются исключительно логико-эвристические, интуитивные и умозрительные методы исследования, не позволяющие получать точные, количественные, адекватные миру, однозначные, воспроизводимые и признаваемые другими  учеными результаты. Таким образом, налицо явное несоответствие творческих возможностей философии и стоящими перед ней задачами.

5.Осутствие со стороны общества эффективного контроля и стимулов для развития философии в нужном обществу (а не самим философам) направлении. Современная философия  существует сама в себе и для себя, в своем как говорилось выше закрытом мире, одновременно уверяя всех, что она решает судьбы каждого человека и всего человечества в целом.

Но чудес не бывает. Тайное становиться явным, а маскируемое  становиться общеизвестным. Общество, не получая от философии реальной, а не декларируемой помощи, теряет к ней интерес и доверие и постепенно отодвигает ее все дальше на задворки глобального процесса познания («периферизация» философии) [13]. Отставая от ускоренного научно технического, информационного и глобализационного прогресса человечества, философия все больше погружается в состояние стагнации и застоя. Создается впечатление, что именно о ней сказал классик «кипенье в действии пустом». Философия оказалась совершенно не готовой к глубоким революционным преобразованиям, как науке, так и в обществе.

Несомненно, также, что кризис в философии является одним из проявлений более общего культурного, духовного и научного кризисов нашего времени.

Первыми почувствовали недоброе представители свободной демократической западной философии. И как  отчаянная попытка решения этой проблемы в мировом философском пространстве появилось, как уже упоминалось выше множество различных направлений в философии и среди них самое, если так можно выразиться, «одиозное» — постмодернизм. Оно возникло как очень аморфное, мутное, крайне разветвленное и еще не сформировавшееся много поточное направление. Сейчас оно за неимением альтернативы иррадиирует и в уже идеологически свободную Россию. Основным лозунгом  постмодернизма стала «деконструкция» прежнего фундамента античной,  классической и новой философии. Под лозунгом всеобщей плюаризации постмодернизм уводит философию в призрачный и фантасмагорический мир шизоанализа, номадологии, текстологии, нарратологии, языкового акта, генеалогии, коммуникации и т.д. Попутно постмодернизм отказывается от диалектики, разделения действительности на природу, общество и мышление, от формирования какой-либо новой общей философской парадигмы или традиции. Т.е. налицо проявление старого общеизвестного лозунга « мы старый мир разрушим до основанья, а затем…». Но вся проблема и беда постмодернизма в том, что строительство нового философского мира они собираются реализовывать, не зная законов этого строительства, наугад, вслепую, используя все те же методы околонаучного умозрительного и эвристического типа. Т.е. те методы, которые уже привели философию к такому грустному финалу. Правда это направление философии пока еще находится в стадии становления и еще не ясно во что это, в конце концов, выльется. Но то, что и они не считают философию наукой, уже стало вполне очевидно. Соответственно, очевидно также, что законы научных исследований и в том числе законы развития наук (в частности законы совершения научных революций) им неизвестны и, естественно, соблюдаться не будут. Все отдано на откуп стихии личных предпочтений и озарений, интуиции и удачи лидеров и авторитетов. Отсюда такое бурное, неуправляемое, разноречивое и много поточное развитие современного постмодернизма.

В соответствие с перечисленными причинами обозначенного кризиса в современной философии можно наметить и некоторые пути для его если не ликвидации, то, во всяком случае, для некоторого замедления его развития.

В частности на первом этапе представляются перспективными следующие первоочередные и необходимые меры.

1.Признание философии рядовой наукой, но со своим специфическим объектом исследования (весь мир, окружающая действительность или что-то подобное).

2.Установить постоянные прочные связи с другими науками и областями знаний с разделением сфер влияния и полномочий. Это позволит обеспечить постоянный взаимообмен и взаимообогащение информацией.

3.Обратить особое внимание на развитие научно — методологической базы исследования философии. В частности, пересмотреть (а может быть и принципиально переработать) структурную иерархическую цепочку уровней обобщения понятийного (категорийного) аппарата философии. При необходимости разработать новые уровни обобщения с использованием опыта других наук и, в частности, естествознания. Учесть, что распространение действия, каких либо принципов, законов, положений, понятий и т.д. на новые области изучаемого мира также является своеобразной формой обобщения указанных инструментов процесса познания.

4.Поставить в обязательную зависимость результативность функционирования институтов философских исследований с современными потребностями общества.

Конечно, выше представленная перспектива развития философии на данном этапе носит явно декларативный характер и нуждается в обстоятельной доработке, конкретизации, детализации и т.д. Но она даже на таком самом начальном этапе, по сути, обозначает вполне логичное и своевременное направление модернизации (деконструкции?)  современной философии. Этот процесс, несомненно, очень длительный и болезненный, но необходимый. Как говориться « для ее же блага». Правда пока не ясно, с какой стороны необходимо начать эту модернизацию: ведь современная философия настолько бесконечна и многообразна, что найти в ней для привязки какой либо стабильный и фиксированный участок не менее серьезная проблема, чем что-то в ней изменить.

Очевидно также, что намеченная программа не исчерпывает в полной мере все необходимые для выхода философии из кризиса меры. Но она четко ставит проблему и привлекает внимание философов и общественности, а при желании может повлечь за собой и конкретные действия. Во всяком случае, при дальнейшем изложении работы приведены примеры возможной реализации некоторых элементов программы в части совершенствования научно методологической базы философии.

Подобные мысли высказывают и многие другие неравнодушные и болеющие душой за судьбу философии специалисты. Несколько характерных цитат. «Только в союзе с комплексом наук философия сможет идейно обеспечить подъем Мегатенденции 3(Переориентация технико-экономического роста, поддержка новых полюсов развития)». «Концептуальное разноязычие тысяч международных организаций и проектов требует обобщающих идей и понятий, новых ценностных формулировок, новых оснований познания и практики» [13]. См. также [5,6 ].

Одним из возможных путей совершенствования методологии философских исследований является  своеобразное заимствование некоторых широко применяемых на практике и достаточно эффективных в применении методов естествознания. Речь идет об обширной группе физических методов исследования, основанных на использовании разнообразных материальных способов и средств экспериментальных исследований. Конечно, мы не можем экспериментально определить величину объективности или количественный уровень относительности каких либо философских объектов исследования. Но мы можем использовать в качестве исходного материала для анализа философией некоторый обобщенный промежуточный информационный материал естествознания. Своего рода некоторый полуфабрикат исходного материала, находящегося по уровню обобщения между естествознанием и философией. Например, в виде его обобщенных  понятий и законов[7].

Пример такого обобщения приведен в таблице.

Структурная схема частных и обобщенного физических процессов

Cхема частных и обобщенного физических процессов

* – вне системы СИ.
** – единичный заряд и масса.
Условные обозначения величин, принятых в таблице:
Обобщенные: I — интенсивность; U — уровень; L — количество; R — сопротивление; N — мощность; W — энергия; t — время.
Частные: v – скорость перемещения; Q – производительность гидро-пневмопотока; DР – перепад давления в гидро-пневмолинии; V – объем; – сила электротока; j – потенциал электрической цепи, поля; Е – напряженность электрического поля; q – электрический заряд; – количество теплоты; DТ – перепад температур; Мd – масса диффундирующего вещества; Сd  – концентрация вещества; D?i  – протяженность пути передачи тепла, вещества; l – коэффициент теплопроводности; Si – поперечная площадь потока тепла, вещества; D – коэффициент диффузии; Fгр – сила гравитационного притяжения; m  – масса вещества; Em – напряженность гравитационного поля; G – гравитационная постоянная; Fэс – сила электростатического притяжения — отталкивания; e0 – диэлектрическая проницаемость вакуума; r – расстояние между массами, зарядами, массой и точкой поля;   – сила магнитного притяжения-отталкивания; J – намагниченность; m0 – магнитная постоянная; FИН  – сила инерции; a– тангенциальное ускорение механического движения; ki  – размерные коэффициенты пропорциональности.

В этой таблице приведены результаты обобщения базовых законов из различных разделов физики, имеющих подобную структуру и причинно-следственный смысл. В нижней строчке приведены обобщенные понятия известных физических величин и аналитические зависимости между ними. В представленном виде эти обобщенные понятия пока не имеют размерностей, т.к. они еще не разработаны для данного уровня обобщения. Но поскольку все процессы в мире в своей основе, как правило, содержат в своем элементарном составе в той или иной мере представленную совокупность исходных физических законов, мы очевидно вправе предполагать, что можем эти обобщенные зависимости гипотетически распространить (и таким образомобобщить) на все области действительности, с введением естественно соответствующей совокупности новой группы показателей с более обобщенным наполнением. Примеры такого комплекса предельно обобщенных понятий приведены в источнике [7], в котором изложена так называемая теория замкнутой системы (ТЗС).

В совокупности с другими общеизвестными обобщенными принципами и законами (принцип противоположностей, закон сохранения энергии, второе начало термодинамики и ряд других) представленный комплекс понятий и их зависимостей превращается в принципиально новую категориальную структуру философии, обладающая, как показала практика принципиально новыми и эффективными методологическими возможностями. Без такого нового уровня обобщения невозможно было бы в принципе решить проблемы сущности понятий счастья, здоровья, смысла жизни и др. [8,9,10]. Категории счастья и здоровья оказались частными случаями состояния  равновесия различных частей организма в системе организм – среда. А смысл жизни приобрел отчетливое программно информационное содержание [10] . Без этих категорий все эти проблемы на протяжении тысячелетий решалось методом ползучего эмпиризма, длительным путем проб и ошибок, а значит и ценой громадных потерь со стороны отдельных конкретных людей и общества в целом. Решались, но не решились. И в конечном итоге поразительное совпадение результатов этих двух различных путей познания также говорит об эффективности предлагаемого пути развития философии и в частности совершенствования ее методологии исследования. Поразительно также, что в формате ТЗС инстинктивно сформировавшиеся в незапамятные времена фундаментальные общечеловеческие  понятия здоровья и счастья оказались также центральными научными понятиями нового обобщенного взгляда на мир. То же самое можно сказать о сущности и структуре математического уравнения, уравнения химических реакций и грамматического предложения [7], как ярких примеров замкнутых систем.

В данном случае мы, используя обширные фундаментальные результаты экспериментальной физики, в какой-то мере  усилили связь философии с естествознанием (физикой и в какой-то мере с биологией – понятие «среда»). Одновременно при этом улучшили  иерархическую структуру понятий философии, введя три новых уровня обобщения ее понятийного аппарата. Первый уровень – обобщение группы частных физических понятий. Второй уровень – распространение области применения ряда понятий,  принципов и законов физики на новые области  действительности. Третий уровень —  введение нового комплекса понятий высшего уровня обобщения (объект, антиобъект, состояние объекта, абсолютно замкнутая система, действие, противодействие, интенсивность взаимодействия, разделительная зона, сопротивление и т.д. [7]).  Следовательно, вышеперечисленные способы развития методологии философии (включая понятийный аппарат) являются вполне реальными и эффективными.

Вообще говоря, путь повышения уровня обобщения философского понятийного аппарата является, вероятно, самым эффективным способом повышения творческих возможностей философии, как науки о самых общих законах мира, поскольку при обобщении существенно уменьшается объем используемой при анализе исходной информации и таким образом в какой-то мере уменьшается дисбаланс между необозримыми объемами необходимой  для анализа исходной  информации и творческими возможностями философии.

Данный практический анализ ситуации проведен с точки зрения естествознания, как наиболее разработанной и познанной области нашего мира. Несомненно, что обстоятельный анализ, проведенный с других позиций, может дать не менее впечатляющие результаты. Поэтому вполне естественно, что приведенные примеры развития методологии исследования философии могут быть существенно усовершенствованы в будущем за счет новых конструктивных и концептуальных идей и разработок.

Подводя итоги можно констатировать, что реальность сложнее описанных схем. В частности, наверняка довольно грубым приближением к реальной ситуации является механическое наложение стандартной схемы последовательности этапов процесса получения научных знаний на разновидность философской части этого процесса. У философии в соответствии со спецификой ее поля деятельности соотношение сил и времени, потраченные на прохождение той или иной стадии, должно быть вполне очевидно не таким, как например, в физике, в которой многие фундаментальные законы описываются несколькими математическими символами. Как правило, от трех до семи. Для современной философии это невозможно. Во всяком случае, на данной стадии развития ее категориального аппарата. Поэтому здесь неизбежно смещение «центра нагрузки» творческого процесса в сторону сбора и обработки исходного материала. Хотя общая схема процесса остается той же. Но вечное нахождение философии в зоне дискуссий и синтеза вариантов решений не нужно обществу. Ему нужны для практического применения конкретные решения, которые оно могло бы уже сегодня использовать в идеологии, мировоззрении и других общих  гносеологических программах и установках. Можно конечно считать за конечный продукт философии для потребления обществом мнение какого либо отдельного гениального философа или его школы. Но тогда сразу возникнет вопрос, а что по этому поводу подумают другие не менее авторитетные и гениальные конкурирующие философы? В действительности в настоящее время так и получается. Мнений и философских систем (гениальных и не очень) много, а на вооружение общество вынуждено взять только какую- то одну. Хотя, наверное, и в других системах есть определенные рациональные зерна и элементы. Вот именно здесь и лежит кардинальное направление развития философии: найти равнодействующую синтетическую (обобщенную!) теорию (систему), которая была бы оптимальной для практического использования обществом в конкретной ситуации и на данном историческом отрезке времени. И именно в этом ценность приведенной стандартной схемы. Она показывает главное направление развития философии. Без ее наложения на процесс развития философии рассмотреть это направление просто невозможно.

Но пока каждый философский гений упорно стоит на правоте именно своего учения. А общество вынуждено пользоваться некоторыми полуфабрикатами оптимальных решений. Если провести аналогию с процессом материального производства (да простят меня профессиональные философы!), например процессом производства автомобилей, то общество вынуждено постоянно пользоваться «сырыми», неотработанными моделями, в которых все системы (двигатель, трансмиссия, ходовая часть и т.д.) работают только сами по себе, т.е. не в системе всего автомобиля. Но каждый узкий специалист с удовольствием занимается только совершенствованием своей системы. И ему за это исправно платят. Для автозавода это невозможно. А для философии это реальность. Правда, минусы от такого разнобоя для автомобиля видны за пару часов работы при испытаниях, а для какой либо идеологии, построенной на базе соответствующей философской системы, для этого необходимы иногда столетия. В недавнем российском прошлом такая односторонность теории стоила России семидесяти лет движения не в ту сторону и со многими жертвами. Хотя и рыночная экономика, как видим, регулярно дает сбои. Очевидно, что нужна какая-то равнодействующая, синтетическая экономика. А если мировоззренческая система основана на работе подсознания (внедрена в подсознание) (религия, теология), то инертность здесь намного выше и для  прозрения иногда нужны даже не столетия, а тысячелетия. Тысячелетия религиозных войн…Вот цена идеи, цена вопроса. Язычество, политеизм, монотеизм, различные конфессии, атеизм…А ведь мир един, и взгляд на него должен быть соответствующим. Кроме философии эту проблему никто не решит. Так что при всем уважении к Стиву Хокингу, философия просто не может умереть. Она нужна обществу. Вопрос только какая философия? И как назвать тот философский корабль?

 

Выводы.

1.Мировая философия в настоящее время находиться в состоянии глубокого концептуального кризиса. Это влияет на ход  развития всего человечества. Все мировые конфликты и кризисы производные от слабости философии.

2.Среди основных возможных способов вывода ее из кризиса является принципиальная модернизация ее понятийного (категориального) аппарата и методологии исследования, а также усиление ее взаимосвязи с другими научными комплексами, в частности с естествознанием.

3.Предложены, обоснованы и опробованы на практике конкретные варианты и способы синтеза комплекса нового понятийного (категориального) аппарата философии.

4.Приведены варианты эффективного практического применения предложенного понятийного аппарата на примере исследования понятий счастья, здоровья, смысла жизни.

5.Выведение философии из кризиса возможно только путем решения целого комплекса проблем научного, организационного, культурного и финансового характера.

 

Литература.

1.Александров И.А., Философия кризиса и кризис философии. mirovid.profiforum.ru/149 – topic#53

2.Беличенко В.Ю.,Современный философский кризис, Globaloutlook2012.blogspot.com, 16.08.2012.

3.Ермаков В.П.,Осмысливание кризиса духовной культуры в русской философии,Гуманитарные и социальные науки,№3,2010.

4.Калмыков Р.Б.,Системный мир сознания, Filosofia.ru, 2011

5.Канке В.Н.,Заключение.Философия в современном мире.,в учебн.Философия. eurasialand.ru/txt/kanke/130

6.Лукач Г.,Кризис буржуазной философии.,Философия и общество,№3,2005

7.Мельников В.И., Теория замкнутой системы, (http://www.myslenedrevo.com.ua/ru/Sci/Philosophy/Melnikov.html).

8.Мельников В.И., Счастье как фундаментальная философско-этическая категория, Filosofia.Ru, 16.08.10.

9.Мельников В.И., Философские аспекты проблемы здоровья, Filosofia.Ru, 19.09.10.

10.Мельников В.И., Смысл жизни как психологическая установка, Filosofia.ru, 10.04.12.

11.Некрасов С.Н.,Кризис философии в глобальном мире: фокусировка оптики., rpr.ur.ru/klub/publicity/nekrasov/2008/11/3/598

12.Основы научных исследований.: Учеб.для техн. вузов /Крутов В.И.,Грушко И.М. и др.:под ред.В.И.Крутова,В.В.Попова.-М.:Высш.шк.1989

13.Розов Н.С., Философия и теория истории, книга 1,гл.7.7,Кризис и трансформация философии, Пролегомоны., М.:Логос.2002

14.Сахно В.А., Онтологическое конструирование и категории, Filosofia.ru, 2010

15.Степин В.С., Философия, Новая философская энциклопедия, том 4, стр.195,-М.:Мысль,2012

16.Хруцкий К.С., Эволюционный час российской философии, Filosofia.ru, 2004

Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>