<

Нетленные мощи в физическом ракурсе

Просмотров: 174

В этом подвале близ метро «Сокол» шагу негде ступить из-за нагромождения физических приборов. Причем приборов уникальных, существующих в единственном экземпляре. Их изготовили сами исследователи, зачастую буквально из подручных материалов. И хотя дизайном здесь и не пахнет, хотя приборы громоздки и неказисты, но рожденные дерзкой, не стесненной обветшалыми догмами и канонизированными авторитетами мыслью, они открывают человеку путь в новый, неведомый, а главное, бесконечно интересный мир.

– Сразу предупреждаю: мы не занимаемся метафизикой. Исследования сугубо материальны. Изучаем тонкие физические поля. Если вы пришли сюда, увидеть на экранах наших приборов душу или астральное тело, то ошиблись адресом.

Основания для такой отповеди у заведующего лабораторией были веские. Группа работает на самом пороге физических сущностей, вплотную граничащим с миром «потусторонним». Но – только граничащем. Ученые стараются эту грань не переходить. И в немалой степени потому, что это не безопасно. Нельзя человеку перешагивать некий порог. Неохотно раскрывает «тот» мир свои двери, а того, кто все же решается их приоткрыть, подстерегают неприятности зачастую весьма крупные. Есть тому примеры.

…Все началось много лет назад, когда физики начали проникать в загадочный мир элементарных частиц. И с изумлением установили, что он упорно не подчиняется самым, казалось бы, незыблемым законам. В самом деле, представьте себе, что вы разрезали яблоко на две половины и каждая – гораздо больше целого яблока. Или причинно-следственная связь. Ясно, что сначала должна быть причина, а потом следствие, которое она порождает. Ну например, футболист ударил ногой по мячу, и он влетел в ворота. А что сказать, если сначала мяч влетает в сетку, а потом нападающий бьет по нему? Или время – у нас оно идет в одном направлении: от прошлого к будущему. А если оно потечет в обратную сторону, то и все жизненные процессы двинуться вспять. И тогда, как жутковато выразился английский физик Эддингтон, «мертвецы начнут вставать из могил». Ничего такого в нашем мире быть не может, а вот в микромире такие фокусы – рядовое явление. Так можно ли называть элементарными частицы, в мире которых происходят такие чудеса? Короче говоря, установив достаточное количество подобных «нелепиц», некоторые физики поняли: надо искать другие частицы, действительно элементарные, меньше которых быть уже ничего не может.

Начинал эту работу, как мне рассказали, великий Капица. Вернее, только обдумывал идею. Потом кто-то из партийных идеологов  засомневался… А у Капицы уже был опыт общения с Лубянкой. С тех пор этой идее занимаются энтузиасты в подвалах. И частицы, которые они ищут и находят, называли по-разному, пока за ними наконец прочно не укоренился термин – лептоны.

По сути, это носители информации – своего рода голографический чертеж, по которому строится любое вещество.

Хозяин лаборатории показывает мне альбом с фотографиями. Их много. А изображены на них самые обыденные предметы – стол, шкаф, холодильник, дерево, растущее во дворе. И вокруг каждого – светлое облачко, повторяющее контуры предмета. По словам моего собеседника, это и есть лептонное поле, зафиксированное приборами.

– Удалось зафиксировать некоторые характеристики лептонов, – рассказывает он. – По размерам они меньше электрона на 8-9 порядков. И в общем то это скорее поле, несущее материальность. Ну, скажем, как радиоволны, несущие в себе звук. Потом он материализуется в динамиках. Так же, как радиоволны, лептоны могут существовать только в движении, энергия которых и делает их, так сказать, осязаемыми. Но уплотняясь, сливаясь друг с другом, они образуют уже вещественные частицы – электроны, протоны, нейтроны, всю таблицу Менделеева. Короче говоря, это праматерия, которая родилась первой из вакуума и затем образовала всю Вселенную. И наряду с атомами и молекулами она и сейчас является неотъемлемой частью любого материального тела, играя при этом свою специфическую роль. Вот посмотрите на этот снимок.

Он перевернул еще одну страницу альбома, и я увидел фотографию: голова человека в профиль, а вокруг знакомый уже ободок.

– Это думающий человек в момент наибольшего напряжения мысли, – пояснил. – Не будем вдаваться в извечный спор, материальна мысль или нет, но, как видите, микролептоны, несущие материальность, участвуют в процессе мышления. Фотография доказывает, что мысль – это сила, способная оказывать определенное физическое воздействие. И в этом случае мышление воздействует не только на приборы, но и на наши органы чувств. Правда, не у всех людей, а только у имеющих, так сказать, определенный настрой. У экстрасенсов. Они улавливают именно лептонное поле, так как оно является как бы голограммой человека, несет в себе всю информацию о нем.

Как считают исследователи, лептонное поле образует вокруг человека информационно-энергетическую оболочку.

Это как бы волновой портрет, отражающий все качества оригинала, в том числе и моральные. Последнее – сногсшибательный феномен, в который и сами-то ученые, открывшие его, не сразу поверили. Действительно, как «уложить» моральные качества в жесткие рамки физических закономерностей и математических уравнений? Оказалось – да, моральные критерии, которые у разных народов разные, поддаются математическим записям.

Исследователи разработали методы анализа этой оболочки, измерили энергию микролептонов. И уверяют, что с течение жизни оболочка постоянно наполняется информацией, в которую укладывается весь опыт человека, его знания, его интеллект. А после смерти оболочка, насыщенная информацией, уходит. Куда и зачем? Пока об этом можно только догадываться.

Идея не нова. Об этом писал еще академик Вернадский, выдвигая гипотезу о ноосфере – информационной оболочке вокруг Земли, где накапливается весь опыт, весь интеллект уходящих поколений. Вернадский не знал, каким образом информация попадает в ноосферу. Последующие исследователи уверены, что нашли этот носитель.

Физиков заинтересовало явление, казалось бы, далекое от науки – нетленные мощи.

Что предохраняет остатки Александра Невского, Серафима Саровского, других святых угодников от разрушения? Почему над ними не властно время, в котором скрывается все и вся? Или действительно какие-то высшие силы отмечают избранных в назидание остальным? Сомнительно. Мистики тут не должно быть, тут должны действовать нормальные физические процессы. И исследователи разрешили эту загадку.

Она оказалась простой: никаких высших сил, все зависит от самого человека. От того, как он жил, как думал, как чувствовал. Как соизмерял себя с остальными людьми, какие цели перед собой ставил. Лептонная оболочка не просто отражает нашу суть – она трансформирует в себе наши качества. И духовные параметры переходят в физические. Если информационный компонент лептонной оболочки накапливает в течении нашей жизни информацию, то энергетический – энергию. И чем богаче человек душевно, чем чище его помыслы, чем бескорыстнее его поступки, совершенные во благо людей, тем больше накапливает энергии его лептонная оболочка, тем более могучим защитным полем окружает тело. И в конце концов за каким-то пороговым значением оболочка не вся уходит от тела после кончины, часть энергии остается, защищая его от окислительных процессов.

– Посмотрите на этот прибор, – сказал Денисов, подводя меня к большей пирамиде, сделанной из картона, на которую я уже раньше обратил внимание. – Мы готовим эксперимент, который уже удачно провели наши французские коллеги. Но у нас свои методы.

Наверное, не случайно фараоны выбрали пирамидальную форму для своих усыпальниц.

То, что это самая устойчивая геометрическая фигура – далеко не самое главное. Сколько уже секретов открыли пирамиды, сколько еще откроют… обнаружена еще одна особенность этой фигуры: внутри пирамиды есть место, где сгущается лептонное поле, экранирующее этот объем от внешних воздействий. Судя по всему, время там резко замедляет свой бег, и в соответствии с законами физики все процессы там замедляются. В том числе и жизненные. На часах человека, помещенного в это место, пройдет всего лишь час, а снаружи – несколько месяцев. А может быть, и лет. Можно предположить, что именно в этой точке пирамиды проходит коридор между макро- и микромиром, которые должны же где-то смыкаться. Впрочем, предположить можно, что угодно. Установив в след за французами этот феномен, наши исследователи теперь пытаются понять его физическую сущность. А возможности, которые представляет этот механизм, когда он будет разгадан – беспредельны.

Обсудить на форуме

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *