<

Немного о культе еды

Просмотров: 62

В одном из романов Стивена Кинга герои жутко нервничают и постоянно едят. Но едят они не от того, что нервничают. Хотя у Кинга героям положено нервничать. Умная и талантливая англичанка Рут Ренделл полагает, что люди делятся на тех, кто ест, чтобы успокоиться, и тех, кто от волнения в рот ничего не берет. Но последние не в фаворе у авторов бестселлеров. Произведения популярного жанра можно разделить на те, где герои едят постоянно и где едят от случая к случаю. Чем чаще едят герои, тем хуже книга. Прием пищи — это как глагол-связка, которым авторы затыкают пустоты. И еще одну вещь следует запомнить, раз и навсегда: в хорошей книге вам показывают происходящее, тогда как в плохой — описывают.

И ОНИ ПРИНЯЛИСЬ ЗА ЕДУ — фирменный знак сочинения, от которого не следует ждать высокого полета мысли или воображения. Имя ему — стереотип. Чем больше стереотипов, тем меньше надежд, что, читая такое произведение, вы не вредите самому себе. Подобные произведения можно читать только людям с безупречным вкусом, а они читают их редко. У остальных вкус портится. Могут возразить: зато получаешь удовольствие. Отвечу: подобное удовольствие — фикция. Могут опять возразить: любое удовольствие такого рода фикция. Неправда: некоторые художественные произведения входят в вашу жизнь навсегда, а ваша жизнь – это уж точно не фикция.

Что едят и где едят — четко указывает на принадлежность к тому или иному классу. Более всего американские авторы любят живописать застолье богатых. У богатых лидируют омары. Вообще самые богатые, как и следовало ожидать, предпочитают дары моря: помимо омаров, это лангусты, осьминоги, мидии, устрицы. Судя по давнишнему интервью Би-би-си с тремя лучшими в своей профессии жиголло, те потребляли дары моря и сельдерей с целью повышения потенции. Далее в меню богатых: спаржа в растопленном масле, копченая лососина, форель, сыры из Франции. Запомнилась новоорлеанская кухня: вареные груши в сахарной вате, салат из алоэ, ветчина, запеченная с медом (так что, противореча самому себе, смею заметить, что чтение массовой литературы — занятие небесполезное). И наконец, вершина гастрономической пирамиды, выстроенной для того, чтобы богатым было на что тратить денежки, — полярные моллюски в лимонных листьях с черной икрой.

А вот что покупает молодая женщина, пожелавшая порадовать своего друга изысканным обедом, в магазине в Нью-Йорке:

  • Макароны из шпината
  • Омар с овощным салатом
  • Хлеб из Франции
  • Клубника из Калифорнии
  • Дыня из Израиля

Средний класс и те, кто пониже, поглощают по утрам яичницу с беконом (сколько я ни пытался жарить бекон, запах манящий, дразнящий, соблазнительный, символ благополучия в американской семье, не получался). Далее вкусы расходятся: у среднего класса — бифштекс, жареная утка, коктейль с креветками. У прочих — гамбургеры, чизбургеры, хот-доги.

Впрочем, есть блюдо, которое с равным удовольствием поглощают богатые и бедные.

Это пицца. Не знаю точно, но, наверное, пицца богатых это не совсем то же, что пицца для бедных. Знаю лишь, что изготовление пиццы серьезная область индустрии в США с миллиардными доходами, и между фирмами разгорелась нешуточная борьба за рынки сбыта.

Карта вин необычайно разнообразна. Но чаще всего авторы романов потчуют своих героев шардонне, кларетом, бордо, шабли и мозельским. Шампанское, конечно, Дон Периньон, но это для состоятельных господ. Среди аперитивов лидируют шерри и портвейн. Среди коктейлей, помимо безусловных фаворитов — мартини и джина с тоником, — Маргарита и кровавая Мэри. Среди крепких напитков — бурбон. Среди виски вне конкуренции — Джонни Уокер, Джек Дэниелс и Чивас Регал.

Обсудить на форуме

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>