<

Мы кодированы на смерть

Просмотров: 89

Утверждаю и берусь доказать — мы все кодированы на смерть! Удалось найти «программу смерти», которая включена и работает в каждом из нас как «мина замедленного действия». Кто нас кодирует, с какой целью, и можно ли избавиться от этих кодов? Знакомя читателей с этим открытием, мне хотелось бы пояснить, что целью исследований являлось не патологическое удовольствие смаковать вопросы неизбежной кончины, а огромное желание предоставить человеку реальную возможность максимального продление жизни деятельном, здоровой и счастливой!

Любые состояния: и позитивные и 6олезненные, это всегда – реакции человека на события внешнего мира. Эти реакции-состояния возникают не стихийно, а исполняются в жестком соответствии с конкретными программами, заложенными в подсознании. Подсознание программирует все: от простых реакций до самых сложных ощущений и навыков высшего порядка. События внешнего мира лишь «спусковой крючок», запускающий в действие ту или иную программу-состояние. Все программы мы исполняем с отменной точностью, сами того не осознавая. Из наборов этих программ возникают именно ваши восприятия радости и печали, любви и ненависти — того бесконечного разнообразия оттенков поведения и мироощущения, которые определяют каждую индивидуальность.

Практически все программы поведения, ощущения и восприятия закладываются ребенку родителями или воспитателями в том возрасте, когда собственные защитные механизмы его психики еще не сформированы и не в состоянии противостоять мощным массированным внушениям-воздействиям.

Отсутствие знаний у родителей делает их внушения той свирепой, безжалостной силой, которая кодирует ребенка на болезненные состояния, жизненные неудачи, алкоголизм и многое другое. Нам впервые удалось с предельной точностью выявить структуры таких программ, законы их закрепления и уничтожения, а значит — возможность управлять ими. Каждый сможет не только полнее и ярче ощущать радости жизни и всегда добиваться успеха, но и отодвинуть процессы старения и самой смерти на необозримо далекий срок, а саму смерть сделает лишь естественным переходом в одну из множества реальностей Бытия.

Процессы старения и смерти также являются программами, которые имеют собственную структуру, причину возникновения и определяют каждому конкретный срок жизни, способ ухода из нее и состояние организма в момент смерти. Доступ к этим программам лежит через зону «феноменального сознания» и открывается в одном из особых видов трансового состояния. Разрабатывая эффективную технику снятия и управления этой программой, пришлось исследовать огромное количество желающих для выявления следующих характеристик программы смерти:

  • сознательное отношение человека к смерти (цель — отсеять заведомых мазохистов и психически больных для получения «чистого» результата);
  • срок жизни, запрограммированный кодом смерти;
  • структура программы смерти, возможные варианты;
  • возраст, в котором проведено кодирование на смерть;
  • кем кодировался на смерть,
  • ситуация, в которой проведено кодирование;
  • способ кодирования, эффективность закрепленного кода.

Отработка методов снятия кода смерти.

Исследования проводились в нескольких группах учетом возрастных, социальных и психологических различий испытуемых. Следует сразу отметить, что результаты оказались совершенно неожиданными, в первую очередь, для самих исследователей. А, впрочем, судите сами.

Владимир К. Профессиональный спортсмен – силовое троеборье. Возраст 28 лет физически и психически здоров, жизнерадостен, общителен. Сознательное отношение к смерти «Здоров, как бык. Проживу лет сто, если все будет путем!»

Срок жизни в соответствии с кодом — двойной: 32 года и 45 лет.

Структура программы смерти: «вилка». Предполагает два тщательно разработанных «сценария» ухода из жизни. Первый – самоубийство в 32 года. Второй — алкоголизм, долгая болезнь и смерть от сердечного приступа. Второй сценарий включается автоматически в случае несрабатывания первого.

Возраст внедрения кода смерти: в возрасте 5-ти лет.

Кем кодировался на смерть:

Оба кодирования проведены матерью (Надо полагать, мать «не ведала, что творила»). Ситуация кодирования, способ, эффективность кодирования: первое словесное внушение матери после самоубийства Володиного брата. Смысл внушения: «Не плачь. Ему там хорошо. Им там гораздо лучше, чем нам…» В другом случае эти причитания так и остались бы словами, но в тот момент маленький Володя находился на «пике» шокового состояния. Обыденные слова в этом состоянии стали мощным негативным гипнотическим воздействием. Использовано массированное негативное внушение с введением ребенка в шоковое состояние — «шоковый» гипноз. Действенность внушения колоссальна! Срок действия внушения программы кодировки на смерть практически неограничен.

Второе кодирование – словесное внушение матери после очередного скандала с пьющим отцом. Внушение проводилось истерическим криком во время болезненной порки ребенка за какую-то провинность. Смысл внушения: «Ты во всем как твой негодяй — отец! И характер его, и кончишь как он!» Через несколько дней отец Володи скоропостижно умирает от сердечного приступа. Со смертью отца приказ — внушение как бы подтверждается и с этого момента приводится в действие, став отсроченной программой смерти. Здесь для установки кода смерти мать использовала мощную систему внушений (внушения — «кувалды») с применением комбинированного шоково-болевого транса и гипноза страха. Действенность такого приема – сокрушительна!

Естественно, что о существовании у него программ смерти Володя не имел ни малейшего представления. Для него, как и для остальных, это стало откровением. Как же работают такие сверхмощные неосознаваемые программы? Первая включилась бы в действие автоматически в 32 года. Володя должен был почувствовать нарастающую волну неудовлетворенности жизнью и утрату интереса ко всему, что раньше представлялось значительным и важным. Конечно, для себя он нашел бы причину угнетенного состояния в «недостаточном внимании близких к своей персоне». «Виноватыми», естественно, стали бы для него жена, родные или друзья. Это болезненное состояние, неотвратимо нарастая к моменту реализации кода смерти (для Володи это август – время первого кодирования), неизбежно толкнуло бы его в петлю точно в срок, предусмотренный кодировкой. В случае возможных помех кодированный проявляет фантастическую изобретательность и упорство, может пойти на любой обман или физическое уничтожение «помехи», но всегда точно реализует программу смерти. Это уже не человек, а «биоробот» в режиме самоуничтожения! Если бы свершилось невозможное, и самые невероятные стечения обстоятельств удержали самоубийцу от последнего шага, с автоматической точностью включилась бы программа второго кодирования…

Это пример реализации одной из простейших программ смерти.

Чаще они гораздо сложнее, более «разветвлены» и содержат ряд дополнительных структур, которые поддерживают программы смерти в постоянной готовности к действию. Такими структурами, например, являются механизмы «вторичной выгоды», «наказания», «расплаты» и множество других. Все это делает работу гипнолога крайне сложной, тонкой и напряженной. Программы кодировки на смерть обучены хорошо защищаться от постороннего вмешательства и тем более от полного стирания. Такая, защита программы кодирования смерти всегда проявляется через поведение самого человека.

Пусть мы не вечны. Ткани организма имеют ограниченный ресурс существования. Он может существовать в своем теперешнем качестве, не более четырехсот лет. Почему мы «не дотягиваем» и до четверти отпущенного срока? Кажется, я ответил на этот вопрос. Программы смерти существуют в каждом из нас, но найдена и реальная возможность их полного снятия. Теперь решайте сами – снять или оставить.

Обсудить на форуме

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *