<

Что важнее — любить самому или быть любимым

Просмотров: 496

Этим миром уж точно правит не любовь, но это не означает, что любовь недостойна внимания

Случаются такие благословенные дни, когда можно даже поверить в Бога, ибо как иначе объяснить чудо, посланное тебе. Того, что происходит с тобой сейчас и здесь, не происходило и не будет происходить ни с кем и никогда. Эта статья — о любви. О той любви, которую социологи именуют не иначе как романтическая любовь, а психологи рассматривают как аномальное состояние человеческой психики.

Истинность любви можно определить по трем отсутствиям.

  • ОТСУТСТВИЕ ВЫБОРА
  • ОТСУТСТВИЕ СТАТИКИ (даже если вы трое суток безвылазно проводите в постели, вас не покидает ощущение, что вы куда-то движетесь)
  • ОТСУТСТВИЕ РЕАЛЬНОСТИ.

Если любовь — это гениальность души, то страсть — гениальность тела. Любовь иррациональна и бескорыстна. Страсть иррациональна, но корыстна. Половое влечение и рационально, и корыстно. Любовь подразумевает и страсть, и половое влечение. Страсть подразумевает половое влечение. Половое влечение — только самое себя. Страсть вспыхивает мгновенно и быстро гаснет. Половое влечение прекращается с его удовлетворением. Любви соответствует число семь, приблизительно столько лет длится настоящий любовный роман.

Семь лучших романов о любви:

  • ДЖЕЙН ОСТИН «ГОРДОСТЬ И ПРЕДУБЕЖДЕНИЕ»
  • ГЕТЕ «СТРАДАНИЯ МОЛОДОГО ВЕРТЕРА»
  • СТЕНДАЛЬ «ПАРМСКАЯ ОБИТЕЛЬ», «КРАСНОЕ И ЧЕРНОЕ»
  • БУНИН «МИТИНА ЛЮБОВЬ»
  • ДЭВИД Г. ЛОУРЕНС «ЛЮБОВНИК ЛЕДИ ЧАТТЕРЛЕЙ»
  • СКОТТ Ф. ФИЦДЖЕРАЛЬД «ВЕЛИКИЙ ГЭТСБИ».

Из лучших романов о страсти могу назвать только:

  • ДОСТОЕВСКИЙ «ИДИОТ», «БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ»
  • ЗЮСКИНД «ПАРФЮМЕР».

А лучший роман о половом влечении:

  • ДЖЕЙМС ДЖОЙС «УЛИСС».

В юности я спорил со своей подругой, кому лучше удаются романы о любви. Точнее, что приводит к рождению шедевра: сама любовь и Желание запечатлеть навеки то, что бесконечно дорого и вместе с тем конечно, или острая необходимость выразить чувства, которые оказались невостребованными. У Джейн Остин очевидно великое желание любить, но она не испытала в своей жизни большой любви; Гете любил и был любим до преклонных лет; Достоевский пережил сильную страсть к одной и обрел успокоение в супружеской жизни с другой. О частной жизни Стендаля известно мало; Лоуренс был очень несчастлив, а Скотт Фицджеральд любил, много сильнее, чем любили его. Истинная сущность любви состоит в том, чтобы отказаться от сознания самого себя, забыть себя в другом Я и, однако в этом исчезновении и забвении, обрести самого себя и обладать самим собой.

Это Гегель. Любят ли великие философы как простые смертные, или их любовь обогащена множеством смыслов, которые они прозревают в происходящем? С подругой юности вышел еще один спор: что важнее — любить самому или быть любимым. Я склонялся к первому, подруга — ко второму. Вообще создается впечатление, что мужчины стремятся любить, тогда как женщинам важнее быть любимыми. Виктор Гюго отдает предпочтение второму:

Счастье — это уверенность, что тебя любят.

У Чехова — максимализм: Счастье — это любить и быть любимым. Чаще, однако, любит только один, а другой позволяет себя любить. Позволение себя любить — форма любви холодных натур. Глупо вроде задаваться вопросом, любовь — это сила или слабость, но неожиданно выясняется, что не так уж глупо. Чарльз Диккенс полагал, что любовь следует относить к слабостям, пусть самым интересным и простительным, но слабостям. С другой стороны, Генри Торо, пожалуй, переусердствовал в воспевании силы любви: Какой клин, какой молот, какой таран может сравниться с силой любви? Ничто не может противостоять ей. Странный поворот темы находим у поверженного столпа мудрости — Карла Маркса: Если ты любишь, не вызывая взаимности, если ты в качестве любящего человека не делаешь себя человеком любимым, то твоя любовь бессильна, и она — несчастье.

Современное убеждение в том, что и неразделенная любовь — благо для влюбленного, не находит подтверждения у мудрецов прошлого. В самом деле, безответная любовь — сокровенное воспоминание, но отнюдь не блаженное переживанье. Общее место у всех — от Шекспира до Тургенева и от Толстого до Ибсена — что любовь сильнее смерти и страха смерти.

В литературе нередки сюжеты, где герой от неразделенной любви кончает с собой. Обращает на себя внимание любопытная деталь: герои как правило в самом деле уходит из жизни, тогда как героиню в последний момент спасает милосердный автор. Но не могу припомнить сюжета, где герой сходит с ума от несчастной любви.

На днях в старой книге я вычитал мысль, которая озадачила меня:

«Девушку следует учить, чтобы она даже приятных ей молодых людей встречала с перцем».

А вот еще:

«Мужчин нужно любить по разному: одного с бесконечной снисходительностью, другого — с неослабной строгостью». &&&

Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>