<

Самоорганизация или Бог

Просмотров: 451

Атеистам тоже плохо: разнеслась благая весть,
Что грешить теперь опасно – Бог, оказывается, есть.
Тимур Шаов

Самоорганизация или Бог создали наш Мир? Только у теистов есть твердый, однозначный и окончательный ответ на этот вопрос. Атеисты, для которых сомнение является и правом и обязанностью, понимают, что окончательного ответа вероятнее всего и не существует. Известная проблема начальных условий всякий раз будет воскрешать этот вопрос. Вот как определил эту проблему академик Я. Зельдович: “…вопрос о начальных условиях лежит пока вне физики. И если не принимать постулата о том, что изначальное дано какай-то божественной силой, то надо найти научный подход к проблеме выбора начальных условий”.

Мы не можем иметь абсолютную полноту знания о реальности – к ней можно лишь приближаться. Верующие в своем смирении согласны с тем, что постичь Божий замысел для человека принципиально невозможно. Атеистам тоже следует освоить чувство смирения и понять, что атеистические взгляды не могут быть распространены произвольно далеко в прошлое – они неизбежно ограничены моментом выбора начальных условий. Например, если начальные условия предусматривают наличие Адама и Евы, то, начиная с этого “момента” нам не нужно вмешательство Господа, всю дальнейшую историю человечества мы можем объяснить и без Его Руководящей Воли. Разумеется, если у нас нет никаких возможностей объяснить появление человека естественным образом, то идея о том, что Адам и Ева есть Божественное Произведение, имеет такое же право на существование, как и любая другая идея на этот счет. И здесь придется умерить наш атеистический задор.

Однако, если у теистов чувство смирения желательно и должно присутствовать перманентно, то состояние смирения атеиста тягостно и временно, атеист борется с ним и одерживает победу, которая, естественно, также оказывается временной. Например, обнаружив, что все живое – растения и животные, включая человека, созданы как структурные объединения взаимодействующих между собой живых клеток, принципиальное устройство которых одинаково для всех биологических изделий Природы, реализовалась возможность естественно-научного эволюционного объяснения появления человека. Это была огромная, хоть и временная победа атеизма. Собственно, что произошло? Начальные условия были отнесены на более отдаленное прошлое, что позволило освободить от Руководящей Господней Воли значительно больший отрезок истории нашего Мира. Появились новые начальные условия, которые предусматривают наличие живой клетки. Попутно нельзя не отметить, что Бог, создавший живую клетку и после этого ни во что не вмешивающийся, это уже несколько иной Бог, чем прежний, создавший человека.

Понятно, конечно, почему победа обязана была стать временной – эта живая клетка, за пределами которой уже шла неживая материя, эта необъясненная реальность стала камнем преткновения для атеистов. Проблема не преодолена до сих пор, атеисты могут сколько угодно делать вид, что проблемы нет – это только укрепляет позиции теистов. В пределах современной научной парадигмы у противников эволюционной теории аргументы неотразимы, потому что сторонники эволюции в объяснение появления живой клетки ничего не могут предъявить, кроме случайного и счастливого стечения обстоятельств.

В этом месте хочу прервать разговор по существу и отметить некоторые причины, по которым я вообще взялся за написание статьи на подобную тему. Первая причина и по действенности тоже первая связана с подозрением, что тот энтузиазм, с которым борцы с эволюционной теорией подсчитывают сколь низка вероятность случайного появления живой клетки, является хоть и неоспоримым, но очень ненадежным доказательством своей правоты и способным сохранять свою неоспоримость лишь до тех пор, пока у нас не появится возможность убрать слово “случайное” перед словами “появление живой клетки”.

Вторая причина связана с удивлением тому обстоятельству, что множество выдающихся ученых оказываются глубоко верующими. Не только удивление, но и сожаление вызывают утверждения некоторых из них, что именно занятие наукой приводят к вере в Создателя. Вот как образно сказал лауреат нобелевской премии, Вернер Гейзенберг — один из главных создателей современной физики: “Первый глоток из кубка естествознания порождает атеизм, но на дне сосуда нас ожидает Бог”. Красиво сказано и когда такое было произнесено столь выдающимся человеком, от этого просто так не отмахнешься.

Недолго порывшись в бескрайнем интернете, я нашел высказывания по поводу веры и многих других больших ученых. Я привожу несколько из них с тем, чтобы хотя бы частично проиллюстрировать, что именно в процессе научной исследовательской деятельности столь сильно впечатляет чувства ученого и что заставляет его ум признать свое бессилие в объяснении открывающейся перед ним реальности.

Вильям Филлипс, известный американский физик, лауреат Нобелевской премии: “Я верю в Бога. Более того, я верю в личностного Бога, который действует в творении и взаимодейстует с творением. Я верю, что наблюдаемая нами упорядоченность физической вселенной и исключительно тонкая настройка всех условий, необходимых для развития жизни, указывает на разумного Творца”.

Артур Шавлов, лауреат Нобелевской премии по физике: “Мир настолько удивителен, что я и представить не могу, будто бы он возник в результате чистой случайности”.

Гульельмо Маркони, лауреат Нобелевской премии по физике: “Тайна жизни, несомненно, самая сложная проблема, когда-либо занимавшая людские умы. Я уверен, что с того момента, как человечество начало думать, его занимал вопрос о своем происхождении и о будущем – в чем, собственно, и состоит вопрос жизни. Наука совершенно не способна ответить на этот вопрос. И это было бы ужасно, не будь у нас веры”.

Арно Пензиас, лауреат Нобелевской премии по физике: “Библия говорит о целесообразности творения. Мы повсюду сталкиваемся с удивительными свидетельствами порядка, а порядок, как мы знаем из опыта, обычно указывает на цель. …Этот мир лучше всего согласуется с идеей целенаправленного сотворения”.

Альберт Эйнштейн, лауреат Нобелевской премии: “Моя религия состоит в чувстве скромного восхищения перед безграничной разумностью, проявляющей себя в мельчайших деталях той картины мира, которую мы способны лишь частично охватить и познать нашим умом”.

Итак, упорядоченность физической вселенной; удивительная ее гармоничность; очевидная целесообразность ее устройства и функционирования; потрясающе тонкая настройка ее физических констант, обеспечившая появление жизни и загадка самой жизни; поиски первопричины всего происходящего в физической вселенной; безграничная, как отметил Эйнштейн, разумность мира – вот что обезаруживает и ставит в тупик даже самых выдающихся ученых, заставляя призывать на помощь Творца.

Перечислим еще раз ключевые слова, отображающие свойства физического мира, которым не нашлось естественно-научного объяснения: упорядоченность, гармоничность, целесообразность, случайность, тонкая настройка, жизнь, первопричина, разумность. Добавим сюда еще два слова, стоящие в заголовке статьи: Бог и самоорганизация.

Уважаемый Читатель, не кажется ли Вам, что перечисленные слова представляют понятия достаточно расплывчатые, не очень объясненные, позволяющие весьма субъективные толкования. Как мне кажется, существует реальная необходимость дать им несколько более точный смысл и это третья причина, из-за которой я взялся за эту статью.

Начнем, помолясь. И начнем с самоорганизации, которая единственная может стать альтернативой Трудам Господа (нашего, вашего, их) по наведению порядка в физическом мире, где все мы обитаем. Некоторые, из приведенных высказываний ученых о религии, были сделаны во времена, когда само слово “самоорганизация” не могло появиться в физике, впрочем, и в наши времена самоорганизация замечена как случающаяся “как-то, кое-где у нас порой”. Вот примеры самоорганизации в физике: появление упорядоченности в виде конвективных ячеек в подогреваемых снизу вязких жидкостях; появление при определенных условиях лазерного луча, имеющего совершенно иные свойства, чем свет обычных ламп. Вот, пожалуй, и все. Здесь признание самоорганизации вынужденное, потому что трудно утверждать будто пока ты подогреваешь кастрюльку с жидкостью, Господь Бог устраивает ее организованность. Сослаться на Вечные Законы Природы не получится – это все равно, что сослаться на того же Господа, который эти законы придумал. В исследованиях живого мира все значительно легче – здесь удается совместить веру в Бога и занятия естествознанием без сколько-нибудь мучительных сомнений. В самом деле, создал Бог человека, а дальше мы сами объясним, как появились сложно организованные социальные системы; создал Бог живую клетку, а дальше мы сами объясним, как появился сложно организованный биологический мир, включающий и человека тоже. Нам совсем не трудно признать как объективную реальность способность живого к самоорганизации, потому что во многом это близко нашему жизненному опыту. Поэтому подробнее о самоорганизации поговорим на примерах из живого мира. Прежде всего, когда мы говорим о самоорганизации, мы имеем в виду большое количество участников этого процесса, взаимодействующих между собой и создающих различные структурные объединения на их основе. Вся их совокупность и составляет то, что мы называем самоорганизующейся системой. Наименьший объект, сохраняющий способность к самоорганизации, является элементарной частицей самоорганизующейся системы. Самоорганизующиеся системы это большие системы, имеющие объекты микро-, макро- и мега-масштабов. Структурные объединения, определяющие порядок в системе, создаются на основе взаимодействий, поэтому элементарные частицы в своей совокупности должны реализовывать необходимое минимальное число взаимодействий, обеспечивающих порядок во всех масштабах системы. Отнюдь не любые объекты живого мира обладают для этого необходимыми свойствами, более того, в природе не могут одномоментно появиться элементарные частицы сразу готовые к созданию самоорганизующейся системы. Необходимые для этого свойства вырабатываются в процессе эволюции. Первым свойством, которое должно появиться у претендентов на роль элементарной частицы самоорганизующейся системы, должно быть свойство социальности, как стремление к объединению. Именно объединение начинает процесс самоорганизации, а дальнейшая эволюция элементарных частиц в процессе жизни в тесном и первоначально однородном объединении приводит к появлению в нем новых взаимодействий и структур на их основе. Как появляются свойство социальности и другие необходимые для самоорганизации свойства достаточно легко объяснимо, но в этом контексте для нас важно подчеркнуть другое, что в живом мире процессы самоорганизации возникают совершенно самопроизвольно, а эволюция возникающих при этом систем определяется эволюцией свойств их элементарных частиц.

Но мы живем в вещественном мире и сами созданы из вещества, а вещество, как науке доподлинно известно, это косная материя, то есть мертвая материя, а мы сами это живая материя и потому многие ученые вполне обоснованно считают, что мертвое вещество не может само организоваться в столь сложный вещественный мир во всех его масштабах и, тем более, организоваться в не менее сложно устроенную живую клетку. Но факт остается фактом – вещественный мир это организованная система, а живая клетка создана из мертвого вещества. Есть только две возможности выйти из этого затруднения. Одна из них – призвать на помощь Бога. Вторую обозначим позже, хотя рационольно мыслящий проницательный читатель уже наверное сформулировал ее для себя.

Теперь поговорим о Боге. Это очень трудная тема. Во-первых, потому что Бог для всех разный и, чтобы можно было о чем — либо договориться, необходимо выделить самое главное в нашем представлении о Боге, приемлемое для большинства. Во-вторых, добившись этого, мы должны это самое главное подвергнуть проверке логикой и здравым смыслом, что для людей верующих может оказаться весьма трудным испытанием. Поэтому, уважаемый Читатель, если Вы в своем религиозном рвении сумели безвозвратно уничтожить в себе всякие сомнения, примите, первым делом, мое почтение и, не испытывая обид, не принимайте участия в этом разговоре. Я думаю, что таких людей не очень много, потому что, к счастью, сознание человека Природа предназначила как инструмент исследования, не работающий в отсутствии сомнений, и необходимо достаточно большое насилие над собственной природой, чтобы расстаться с ними навсегда. Сама история религии подтверждает это, сохранив в христианской культуре многовековую традицию доказательства бытия Бога, здравствующую и в наши времена, когда для такого доказательства используются достижения естественных наук, что некоторые считают, и напрасно, одним из признаков сближения религии и науки.

Думается, что будет приемлемо для всех, если Бог будет прежде всего бесконечно мощным разумом, существовавшим всегда и существующим вечно. Оставим без внимания, что из этого следует первичность разума по отношению к материи, что вызывает судороги у материалистов. В данном случае нам также не важно, что Бог может быть личностным для одних, духом для других или и тем и другим для третьих. Расчет до наивности прост: если принятое предположение не выдержит испытания на логику и здравый смысл, то все неприятности, большие и маленькие, отпадут сами собой. Почему, собственно, мы имеем право в таких непростых вопросах пользаваться логикой? Но, простите, если Господь сотворил этот Мир и подарил его нам, Он должен был снабдить нас инструментом для познания Его творения (верую, дабы уразуметь!). Наша логика сформирована свойствами того Мира, который Он создал и ничего другого у нас нет и быть не может.

При ближайшем рассмотрении это приемлемое для всех представление о Боге оказывается полным противоречий. Бесконечно мощный разум обязан знать абсолютно все о прошлом, настоящем и будущем. Но свобода воли, которой одарил нас Господь, ставит для него пределы в полноте знания о будущем. Если же относиться серьезно к часто автоматически произносимым словам “на все Божья воля”, то это полностью снимает ответственность за произведенное зло с человека и возлагает ее на Бога, что противоречит представлению о Боге как о совершенстве, в данном случае моральном. Впрочем, церковь никогда не снимала ответственности с человека за свои поступки.

Теперь о Боге, как о первопричине. Теисты прекрасно справились с задачей нахождения первопричины существования физического мира и снятия вопроса о первопричине существования самого Бога, объявив Бога вечным и объявив Бога духом. Если Бог вечен, то, естественно, Он сам себе первопричина и с этим не поспоришь. Но Бог — деятельная фигура и вот в деятельности Его мы вправе ожидать причинные связи. В самом деле, если Он создал Землю, то, наверное, для того, чтобы было где поселить людей, а водрузить в небе Солнце пришлось по причине необходимости обогревать Землю. Мы просто обязаны так думать, поскольку полагаем, что Бог это прежде всего Разум. Но Бесконечно Мощный Разум, знающий все наперед, именно по этой причине не имеет никакого повода к действию.

Тем не менее, Творец, не имея для этого никаких причин, целую неделю работал и сотворил наш материальный мир. В первый день сотворил Землю и Небо и этим творческим деянием обнаружил себя для нас. Но до первого дня Творения тоже прошла вечность. Чем занимался Бог до первого дня Творения? Мне не хотелось бы выглядеть более зловредным, чем я есть на самом деле и потому я готов даже предложить ответ на этот трудный вопрос. Если соединить Библейское чудо Творения с не меньшим чудом математической физики – Эвереттовским многомирием, то Творцу и Вечности не хватит, чтобы справиться с созданием непрерывно разветвляющихся Миров. Математики не менее могущественны, чем сам Творец и уже подсчитали сколько Миров должно получиться в результате такого ветвления, их оказалось десять в степени семьсот. С учетом недели на Вселенную, нужна большая бригада творцов.

Идея Божественного происхождения физического мира автоматически отрицает идею его эволюционного развития. Именно поэтому теисты с таким жаром набрасываются и будут набрасываться на любую теорию эволюции. Действительно, невозможно помыслить, что из-под рук Творца может выйти что-то не самое совершенное. Интересно, что наибольшее благоговение вызывает упорядоченность и совершенство именно неживого мира, а не изделие самого высокого уровня — человека и социального мира людей. Оно и понятно, мир социальных систем далек от совершенства, его составляют объекты, обладающие свободой воли, действуют они часто не по закону божьему, сами придумывают законы и сами меняют их. Другое дело вещественный мир, состоящий из композиций всего трех частиц мертвой материи, действующих по вечным законам физики, установленных Творцом еще до их рождения. Современные естественно-научные представления, конечно, не рассматривают физические законы, как Божественные установления, но, признавая их неизменными, отрицают эволюцию микромира, фактически смыкаясь с религиозным взглядом на этот счет. Поскольку эволюция это напрвленный процесс, для возникновения которого требуются и причина и механизмы реализации, было бы глупостью ожидать что-нибудь подобное в мертвом мире. Таким образом, все дружно отрицают эволюцию физического мира – теисты громогласно, имея на руках неотразимые аргументы, атеисты по умолчанию, не имея серьезных возражений.

Человек триедин в своих сущностях – он и объект вещественной системы физического мира, и живой объект биологической системы, и объект социальной системы, состоящей из homo sapiens. Это свидетельство того, что человек это продукт единого эволюционного процесса и это было бы очевидным, если бы…если бы мы не разделили мир на живой и мертвый. На границе раздела этих двух частей не только спотыкается эволюция, но теряются вообще наши способности адекватного восприятия мира. Произведя такое разделение, мы не сумели при этом дать внятное определение Жизни, Живого. Что же касается Мертвого, то здесь мы поступили совсем просто – все, что мы не считаем Живым, это Мертвое. И вот, что произошло с нашим пониманием реальности. Электрон, протон и нейтрон – три частицы, структурные объединения которых образуют вещественный мир, это мертвые объекты. Но они же очень активные и деятельные частицы, пребывающие в постоянном движении, они вступают во взаимодействия друг с другом и эти взаимодействия являются предметом изучения чуть ли не львиной доли физической науки. И, при этом, в нашем сознании вполне уживается их очевидная реальная активность с, наделенным нами, их стасусом безразличной мертвой материи. Их бросающаяся в глаза активность добросовестно изучена, но только на предмет “как это устроено?”. Противоестественное же сочетание свойств живого и мертвого осталось без внимания. Например, чтобы ответить на вопрос как устроены электромагнитные взаимодействия, мы приписали взаимодействующим объектам заряды. А теперь задайте вопрос любому, от школьника до академика: почему между объектами происходят электрические взаимодействия? Ответ будет один: потому что они обладают электрическими зарядами. Но реальность-то иная: объекты почему-товзаимодействуют и это взаимодействие хорошо описывается моделью, в которой телам приписываются электрические заряды. И мы не обратили даже внимания на то, что вопрос “почему объекты взаимодействуют?” обойден и остался без ответа. Вопрос “как это устроено?” это вопрос количественного, математического исследования, а вопрос “почему?” это вопрос содержания, это по-настоящему вопрос физики. Он имеет отношение к той самой целесообразности и, повторим Энштейна, “безграничной разумности, проявляющей себя в мельчайших деталях той картины мира, которую мы способны лишь частично охватить и познать нашим умом”, за которыми исследователю приходится обращаться к Творцу. Это случилось не потому, что принципиально не может быть ответа на вопрос “почему?”, а потому, что физическая наука не считала этот вопрос своим и никогда не исследовала физический мир с его помощью. И это является той причиной, по которой современная физическая наука содержит так мало физики. Гегель в своей критике Ньютоновской физики обвинял великого ученого в “полном отсутствии чувства природы”. Он считал, что “…нельзя смешивать то, что относится к свойственным математике формальным принципам познания с физическими точками зрения, нельзя приписывать физическую реальность тому, что обладает реальностью только в области математики”. Можно только себе представить, что бы сказал Гегель в адрес, скажем, разработчиков струнной теории.

Лишив жизни физический мир, мы отказали ему во внутренней причине своего существования. Действительно, если в мертвом мире что-то происходит или что-то движется, для этого необходима внешняя причина, потому что объекты мертвого мира можно заставить двигаться только насилием, только внешней силой. В частности именно поэтому в наших представлениях о гравитации тела притягивают друг друга с тем, чтобы движение в поле гравитации вызывалось внешней силой по отношению к каждому телу, учавствующему в гравитационном взаимодействии. Всем понятно, что существует и иная интерпритация гравитационного притяжения, когда тела не притягивают друг друга, а стремятся друг к другу. Но тогда движение в гравитационном поле будет вызываться внутренними силами, да и в самом гравитационном поле, как в переносчике сил с одного тела на другое, не будет надобности, а само движение под действием сил гравитации окажется самодвижением. Но самодвижение в мертвом мире это нонсенс, более того, это абсолютный нонсенс. Тем не менее, самодвижение не удается изгнать из реальности, оно с очевидностью появляется в движении по инерции, когда на движущееся тело не действуют никакие силы и оно предоставлено самому себе. Мы не понимаем, что такое инерция, откуда она взялась и почему имеет место быть. И не поймем, потому что инерция это явление живого, а не мертвого мира. По той же причине и биологическая жизнь и Разум будут оставаться для нас необъяснимыми феноменами, неразрешимыми загадками, потому что и вправду невозможно себе представить, чтобы мертвые компоненты сами собрались и организовали живой объект, хотя бы из-за того, что мертвый мир по определению лишен процессов самоорганизации.

Противоречия между реалиями физического мира и нашими представлениями о нем уже давно бросаются в глаза. Продолжая их не замечать, мы рискуем вообще потерять всякую связь с реальностью со всеми вытекающими отсюда последствиями. Мне, как человеку никогда профессионально не занимавшемуся физикой, но всегда проявлявшему к ней интерес и еще не потерявшему окончательно “чувства природы”, представляется, что в современной физической науке достаточно давно реальные физические объекты заменили их математическими изображениями, причем не сильно заботясь об их схожести с оригиналом. Примером крайнего преувеличения роли математики в физике может послужить идея Макса Тегмарка, что математика не только описывает миры, но и создает их, основанная на постулате о том, что “все структуры, существующие математически, существуют и физически”, хотя, на мой взгляд, все наоборот – Макс Тегмарк занимается той математикой, какой он занимается, только потому, что Вселенная, в которой он живет, достаточно велика, чтобы вместить столь могучие фантазии. Впрочем, любые идеи, высказанные талантливым и веселым человеком идут на пользу науке.

Математические миры логичны, красивы и …мертвы, а объекты, населяющие их, бессмысленно спрашивать о том, почему они ведут себя так, а не иначе. Возможно именно по этой причине наука, блестяще выполнив математические исследования всех видов движения в физическом мире, не сочла необходимым спросить почему в нем движение носит абсолютно глобальный характер. Разве эта глобальность, эта всеобщность движения не наталкивает на мысль, что в движении должен быть и смысл, и цель и содержательность. Но у профессионалов подобные вопросы считаются наивными до неприличия, значительно более достойным считается взвалить эти вопросы на Творца. Впрочем, исследователю не зазорно обратиться за помощью к Творцу при одном условии, что исследователь в своей вере в Бога не потеряет веру в возможность людей как угодно близко приблизиться к пониманию Божьего замысла.

Однако, как говорится – критикуя, предлагай. Мы так много говорили о Живом и о Жизни, что пора выяснить что есть Жизнь или, точнее, что есть Живой Объект. Для этого обратимся к Библии, но, предупреждаю, совсем не для того, чтобы еще раз подтвердить как Религия и Наука спешат друг к другу, чтобы слиться в любви и согласии. Просто, “сказка – ложь, да в ней намек”, вот ради него и откроем Библию. По сути акт создания Богом человека состоит всего в двух Его действиях. Вот первое: “И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою ”. Второе: “Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей”. Попробуем расшифровать эти несколько строк из Библии. Первое действие означает, что Бог оживил человека, наградив его стремлением к жизни, стремлением быть. Бог “…вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою”. Ведь действительно, без такого стремления нельзя быть и это стало фундаментальным свойством человека. Второе действие – изгнание из рая за грех непослушания сделало человека ответственным за свое бытие и зависимым от окружающей среды. Так и надо понимать слова Господа: “Адаму же сказал: …проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей”. И человек получил свое второе фундаментальное свойство – зависимость от окружающей среды.

А теперь будем считать, что все это относится не только к человеку, а ко всему живому. Мы имеем полное право так считать, потому что весь наш опыт подтверждает это. И тогда вот как может выглядеть определение живого: объект является живым, если обладает стремлением быть и само его существование зависит от окружающей среды и обеспечивается взаимодействием с ней.

Если эту Библейскую историю о сотворении человека понимать в широком смысле, — вообще как сотворение Живого, то теисты потеряют свои антиэволюционистские позиции, но в утешение могут получить (почему же не помочь братьям по разуму) возможность достойного отступления, заявив, что эволюция не только не противоречит Богу, но является Божьим замыслом. Поясним это.

Эти два навязанных условия делают объект активным и эта активность реализуется в постоянном и обязательном взаимодействии со средой. Взаимодействия это источник неизбежных изменений, однако, эволюция это направленный процесс и это значит, что в итоге отнюдь не все изменения могут реализоваться, а только приемлемые. В итоге реализуются только те изменения, которые не противоречат стремлению Быть. Таким образом, Творец этими двумя условиями взвел пружину Жизни и ее эволюционного развития и задал его направление. Живой мир получил внутреннюю причину своего существования и перестал нуждаться в Божьей Воле. Из-за последней фразы я наверняка потерял Темплтоновскую премию, но истина дороже. Процессы самоорганизации, повторим это, в живом мире возникают самопроизвольно и продолжение истории живого мира подхватывается уже эволюцией самоорганизующихся систем.

Вспомним, что мы оставили нерешенной проблему появления живой клетки из неживого вещества, правда, признав в качестве одного из решений помощь Творца, но после всего сказанного, пора предложить и альтернативное решение. Сразу скажем, что составной частью альтернативного решения должно быть признание принципиальной невозможности появления живой клетки из неживого вещества даже, случись невероятное, когда все ее компоненты собрались бы в одном месте в одно и то же время при самых благоприятных обстоятельствах. И тогда альтернативный вариант решения этой проблемы будет выглядеть следующим образом: мы совершили большую ошибку, разделив мир на живую и неживую части, исправить ее можно лишь признанием трех элементарных частиц – электрона, протона и нейтрона и вещества, являющегося их структурными объединениями, формой жизни.

У нас теперь есть сформулированный критерий живого и мы можем заняться проверкой на соответствие ему нашего альтернативного решения. Спросим себя, что мы можем предложить в пользу божественного происхождения вещественного мира кроме Библейских историй и утверждений некоторых выдающихся ученых, испытавших эмоциональное потрясение от, как представляется, необъяснимой красоты и гармоничности мира. Ничего, ни одного сколько-нибудь научно достоверного свидетельства этому нет. Поэтому, рассматривая вещественный мир как самоорганизующуюся систему, мы просто отдаем дань реальности, сомневаться в которой у нас нет никаких причин. Но такое признание вызывает серьезные последствия. Дело в том, что самоорганизующиеся системы являются неравновесными (не стационарно равновесными) системами и могут существовать, не распадаясь, только в режиме динамического равновесия, для чего необходимо постоянное взаимодействие системы со средой. Это взаимодействие существует как сумма персональных и кооперативных взаимодействий активных элементарных частиц системы. Обеспечить эту активность частиц может только зависимость самого их существования от окружающей среды и стремление быть, что делает их отвечающими критериям живых объектов. Проще говоря, если перед вами самоорганизующаяся система, это означает, что ее элементарные частицы являются живыми объектами.

Может быть, это будет легче себе представить, если обратить внимание, что в основе жизни, в основе бытия, в сущности, лежат два очень простых принципа. Это, прежде всего, беспрестанные действия по поддержанию своего существования, чем и является взаимодействие со средой, и способность к самосохранению, которая определяет стремление к сохранению своего состояния и реакцию противодействия внешней агрессии, стремящейся изменить это состояние. Если внимательно приглядеться к трем законам Ньютона, не трудно распознать в них законы, описывающие способность к самосохранению вещественных тел, которая реализуется через столь непонятное для нас явление инерции. Первый закон Ньютона говорит о стремлении вещественного объекта сохранять себя, поддерживая неизменным свое состояние, а второй и третий законы описывают способ защиты от агрессивного воздействия внешних сил. Эти три закона Ньютона являются еще одним подтверждением того, что вещество есть форма жизни. Нам надо осознать, что наш мир во всех своих проявлениях исповедует эти простые принципы бытия и в этом состоит его единство.

Мы пришли к очень важному выводу, что наш вещественный Мир, как самоорганизующаяся система, обречен на эволюцию в ответ на эволюционные изменения его элементарных частиц. Используя этот вывод, мы можем принять новые начальные условия, в еще большей степени отодвинутые в прошлое. Сделаем это, попросив Бога создать некоторое множество комочков материи, отвечающих критериям живого, и после этого больше ни во что не вмешиваться. И через, возможно, многие сотни миллиардов лет часть из них доэволюционирует до теперешних наших главных героев – электрона, протона и нейтрона, которым будет соответствовать наш физический Мир, столь прекрасный и гармоничный, что будет повергать в эмоциональный шок наиболее чувствительных исследователей. Опять же, заметим, что это снова будет иной Бог, чем два предыдущих; отметим также интересную тенденцию: чем в более отдаленное прошлое мы отодвигаем начальные условия, тем меньшее участие принимает Бог в создании нашего Мира. Трудно удержаться от соблазна и не экстраполировать эту зависимость в бесконечно далекое прошлое, но мы не станем этого делать из нежелания расставаться с Богом, под защитой которого бывает так комфортно во времена нашей полной беспомощности, а такие времена, похоже, в нашей жизни никогда не кончаются.

Эволюция это направленный процесс и легко понять, что элементарные частицы системы будут эволюционировать в сторону увеличения эффективности взаимодействия с окружающей средой поскольку от этого зависит само их существование. Совместное, кооперативное взаимодействие является более эффективным и потому эволюция микромира имеет направленность в сторону усложнения. Реализовать эволюционную направленность невозможно без положительной обратной связи, которая заключается в способности запоминать и использовать наиболее эффективные способы взаимодействия со средой. Элементарные частицы самоорганизующейся системы обязаны иметь такую способность. Эта способность к осуществлению положительной обратной связи и есть Разум – обязательная принадлежность каждой элементарной частицы самоорганизующейся системы.

О природе разума люди размышляли всегда, научные исследования в этой области имеют, естественно, более короткую историю, но традиционно эти научные исследования велись с помощью вопроса “как это устроено?”. Здесь, в этой статье, нас будет интересовать проблема сознания не с точки зрения его устройства, а с точки зрения его места в системе, его функциональной обязанности в ней. Идеи о наличии сознания у неорганической материи и о микроуровневых истоках сознания совсем не новы. Так, еще во второй половине девятнадцатого века, Уильям Клиффорд, талантливый математик, высказал идею о существовании первичного элемента сознания, названного им mind-stuff (вещество разума). Вот как он представлял устройство сознания: “Тот элемент, для которого даже простейшее чувство является сложным, я буду называть материей разума. Движущаяся молекула неорганической материи не обладает разумом или сознанием; но она обладает небольшим фрагментом mind-stuff, то есть вещества-разума. Когда молекулы скомбинированы вместе таким образом, чтобы сформировать оболочку медузы, те элементы вещества-разума, что сопутствуют молекулам, комбинируются для формирования неуловимых начал Чувствования.” В наше время с позиций современной науки идею “протоментальности”, как онтологического свойства Вселенной, высказали физик-математик Роджер Пенроуз и нейробиолог Стюарт Хамерофф, предположившие квантовую природу сознания и, что “…сознание или то, что ему предшевствовало, всегда существовало во Вселенной. Возможно, со времен Большого взрыва”.

Разум элементарной частицы, как положительная обратная связь в процессе ее взаимодействия с окружающей средой, не только определяет направленность эволюции, но и ее скорость. Фактически эволюция вещественного мира это эволюция Жизни, скорость которой постоянно наращивалась по мере совершенствования механизма обратной связи. Человеческое сознание, как продукт эволюции механизма обратной связи, столь эффективен, что скорость эволюции социальных систем можно считать уже космической и остается только с тревогой гадать куда эта скоростная эволюция нас приведет.

Носителями разума являются объекты микромира. Именно этим объясняется вероятностность поведения элементарных частиц вещества, что поначалу многими, привыкшими к абсолютному детерминизму классической физики, принималось с большим трудом. Но без вероятностности поведения, как способности делать выбор, нельзя реализовать разум. Иначе говоря, разум не живет в абсолютной детерминированности. Тем не менее Мир, в котором мы живем, ухитряется быть в одно и то же время абсолютно детерминированным и вероятностным. Его абсолютная детерминированность определяется неустранимой зависимостью от окружающей среды, а вероятностность выражается в возможности ограниченного выбора способа взаимодействия с ней. Возможно, что способность элементарных частиц самоорганизующихся систем к вероятностному поведению, лежит в основе многообразия объектов физического и биологического миров.

Признание вещества формой жизни сделало самоорганизацию и эволюцию обязательными и единственно возможными процессами, сформировавшими наш Мир. Одновременно это открыло возможность дать достаточно простые, а главное, естественные объяснения тем наблюдаемым свойствам физического мира, которые в мертвом мире могли бы появиться только чудесным образом и которые своей необъяснимостью проложили дорогу к религиозной вере. Все же я бы упрекнул теистов в слабой вере в Господа Бога, который создал человека по образу и подобию своему и который, уже только поэтому, вправе ожидать от нас способности приблизиться к постижению Его замысла, вложенного в сотворенный Им удивительно рациональный мир.

Для примера рассмотрим такие свойства физического мира, как упорядоченность, гармоничность, точная настройка мировых констант. Упорядоченность это прямое следствие процесса самоорганизации, процесса, предназначенного создавать и поддерживать порядок в системе. Чтобы понять почему физический мир выглядит таким гармоничным, просто вспомним синоним слову “гармоничность”. Синоним этому слову это “согласованность”, но согласованность это один из способов создания порядка в системе, состоящей из множества участников. Таким образом, гармоничность это тоже продукт самоорганизации. Что же касается проблемы антропного принципа, то после принятия последних начальных условий исчезли все препятствия для неостановимой сквозной эволюции Жизни — от первых комочков вещества до, якобы, Венца Природы, эволюции, которая включала, как промежуточный этап, необходимое согласование параметров вещественной системы, но уже не как чудо, а как естественный результат самоорганизации. Точная настройка фундаментальных констант действительно кажется чудом, если рассматривать этот факт изолированно, но, если взглянуть на мир как на систему, которая представляет из себя цельность благодаря тому, что в ней все связано со всем, становится понятным, что любой параметр приобретает системный характер и будет в процессе эволюции шлифоваться до полного согласования с другими параметрами системы. Такой взгляд не будет возможен пока вещественный мир мы будем воспринимать как груду мертвой материи, пока элементарным частицам вещества будет отказано в эволюционном развитии. Конечно, предложение считать вещество формой жизни должно выглядеть очень радикальным на фоне сложившихся представлений, но, все-таки, значительно менее радикальным и значительно более ествественным, чем представление о Творце, отшлифовывающем каждый электрон, протон и нейтрон до нужных размеров, веса, цвета и очаровательности. Такой взгляд на мир имеет только один, но очень крупный недостаток – он не предусматривает захватывающих воображение чудес, населяющих современную физику. Уверен, что расставание с ними будет самым трудным делом.

Вернемся к названию статьи. Если воспринимать название как вопрос, то мы, получается, на него не ответили. Но мы установили новые начальные условия. По одну сторону от них, (там, где мы ничего не знаем) — Господь Бог, всегда готовый нас утешить; но по другую сторону (где мы тоже ничего или мало что знаем) утешение придется добывать самим и это самое замечательное из того, что Господь мог для нас сделать.

Борис Брухман Нью Йорк Май 2015г.

В этой статье использованы идеи, изложенные в следующих моих же статьях:

  1. “Монолог о физике социальных систем”, 2009г.
  2. “Самоорганизация и единство мира”, 2012г.
  3. “Масса и энергия в самоорганизующейся системе”, 2013г.
  4. “Самоорганизация и объединительные теории физики”, 2013г.
  5. “Жизнь и самоорганизация”, 2014г.
  6. “Гравитация – это очень просто”, 2014г.
Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

1 Комментарий.

павел
12.08.2015 15:28

множество выдающихся ученых оказываются глубоко верующими. Не только удивление, но и сожаление вызывают утверждения некоторых из них, что именно занятие наукой приводят к вере в Создателя.
————————————————————————————————————
Думаю, что ничего удивительного в этом нет: религиозная картина мира гораздо более удовлетворительно объясняет эволюционную проблему, нежели научные. Пусть волюнтаристски, но куда проще. Меня интересует другое: почему проблема мироздания, бытия, абсолютной истины традиционно (начиная с возникновения самой философии) решается в рамках развития, становления? Иначе говоря, эволюционно окрашена? Вспомним ныне всеми признанное определение феномена движения: движение суть переход от простого к сложному и от низшего к высшему. Это определение основополагающе, т.к. движение суть единственное содержание мира. Никто даже не заметил, что это определение грубо искажает классическую философскую традицию, согласно которой высшее ассоциируется не со сложным (читай, ложным, ибо составным), а именно с простым. А простота всегда признавалась отличительной чертой первоначал бытия.
Так и получается, что объяснение мира как эволюционного процесса требует от нас обращения или к самоорганизации, или к Богу. В итоге честному перед самим собой исследователю и выбирать не из чего: если первый вариант никакого удовлетворительного решения по сути не дает, то второй вариант нельзя принять изначально. Иначе какое право мы тогда имеем критиковать сторонников теорий заговора? Это простота, которая по сути хуже воровства. Но быть может, доктрина самоорганизации просто еще не реализовала все свои разрешающие возможности? Лично я в этом сомневаюсь. В противном случае мне пришлось бы усомниться в умственных способностях тех глубоких мыслителей, которые вернулись в лоно религии.
Создавшуюся ситуацию можно было бы назвать тупиком, если бы не один нюанс, на который почему-то никто не обращает внимания. Почему бытие окрашено в эволюционные краски, почему его проблема решается исключительно в рамках доктрин становления? Причем это касается абсолютно всех философских и религиозных концепций! На мой взгляд, становление, разумеется, есть и есть повсеместно, но не оно является основополагающим принципом бытия. Надо разорвать проблему эволюции и проблему бытия. Разумеется, разрешить первую станет ничуть не легче, но решение второй, возможно, сдвинется с мертвой точки.
С уважением, Павел.

Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>