<

Эволюционная модель глобальной социосистемы

Просмотров: 355

Реферат монографии «Системная модель человеческого общества и общий расчет его динамики», Шадрин Ю.Б. (изд-во «Lambert» 2013)

Как писал Энгельс, «согласно материалистическому пониманию истории, в историческом процессе определяющим моментом, в конечном счете, является производство и воспроизводство действительной жизни. Ни я, ни Маркс большего никогда не утверждали. Если кто-нибудь это положение извратит в том смысле, что будто экономический момент является единственно определяющим моментом, тогда утверждение это превращается в ничего не говорящую, абстрактную, бессмысленную фразу». Но разве какой-то другой, не экономический «определяющий момент» предлагает исторический материализм? Именно панэкономизм исторического материализма это краеугольный камень подхода Маркса к анализу истории и периодизации ее процесса развития.

Базис «производства действительной жизни» согласно историческому материализму – материальное производство, которое состоит из производительных сил и производственных отношений, причем последние определяют способ производства. «Понятие «способ производства материальных благ» впервые ввели в социальную философию Маркс и Энгельс. Каждый способ производства базируется на определенном материально-техническом базисе» — это ли не подтверждение единственно определяющего экономического момента, который постоянно подчеркивается историческим материализмом: «исходный пункт — основной для всякого человеческого общества факт – добывание средств жизни».

Что тут можно сказать? Наличие материально-технического базиса и необходимость добывания средств жизни в обществе безусловны. Однако исходный ли это пункт и единственный ли в воспроизводстве «действительной жизни» общества? Исчерпывается ли производственная структура общества материально-техническим базисом и производством материальных благ?

Рассмотрим следующий аспект. Входят ли люди в производство общества? Входят. Правда, по Марксу в составе только производительных сил технического производства. Откуда же они берутся? Может они производятся материально-техническим базисом? Нет, конечно. Тогда значит их «производство» находится вне социума и остается прерогативой биологических структур, а отношения, возникающие в ходе его – родственные, родовые, семейные не являются социальными отношениями? Конечно же, и это неверно. Человек и общество появились одновременно и именно родовые отношения были доминирующими в первобытном обществе. Производство самого человека еще более основополагающе, нежели производство для него средств существования! Некоторые философы истмата вскользь упоминают о нём, но никакого развития это нигде не получает. Конечно, здесь нельзя не вспомнить о работе самого Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», где был проведен, кроме всего прочего, и прекрасный анализ родовых отношений. Но Энгельс, видимо под влиянием панэкономизма теории Маркса, не смог понять родовые отношения как отношения производства человека. Другие марксисты просто-напросто решительно исключают родовое общество из истории ввиду его явно неэкономического характера и несоответствия их ортодоксальной концепции.

Но вот Бромлей Ю.В. (и теперь не только он) пишет: «В первобытной общине целью … было самосохранение и непосредственное воспроизводство составляющих ее индивидов». То есть все-таки мы находим, не признанное историческим материализмом, производство человека. И это полноценное общественное производство. У этого производства есть и своя производительная сила – в те времена сам человек, и свои производственные, кровно-родственные отношения, определяющие способ производства человека и общества того времени. Аналогичные структуры остались и существуют и в наше время. Это племена, народности, народы, этносы, имеющие свою культуру производства человека. Такие общества Ю.Семенов называет демосоциорами: «социально-исторические организмы, представляющие собой союзы людей, которые организованы по принципу личного членства, прежде всего – родства. Каждый такой социор неотделим от своего личного состава и способен, не теряя своей идентичности, перемещаться с одной территории на другую. Такие общества можно было бы назвать демосоциальными организмами (демосоциорами). Они характерны для доклассовой эпохи истории человечества. Примерами могут служить первобытные общины и многообщинные организмы, именуемые племенами и вождествами». Но самое важное: демосоциор – организация общества для воспроизводства человека, рода, племени, народности, народа.

Необходимо признать, что общество необходимо включает в себя не только базис материально-технического производства средств существования, но и базис материально-физиологического производства человека. Только тогда становится понятно откуда появляются люди в общественном производстве, в том числе и для производства «материальных благ» — технических (искусственных) средств существования общества.

Кстати, пока мы считали технические силы эксклюзивными представителями производства общества, их синонимом могло быть «материальные». Но человек тоже материальная производительная сила в создании себе подобных. Поэтому говоря «материальные» в отношении общественного производства (и его производительных сил, отношений) нужно уточнять базис, о котором идет речь: материально-техническое или материально-родовое производство. Итак, один производственный базис человеческого общества производит людей – членов общества, другой — технические, искусственно-создаваемые средства существования из материалов окружающей природы.

Теперь нам предстоит разобрать, как панэкономизм и эксклюзивность технического производства в историческом материализме внесли полную путаницу в такое понятие как «производственные отношения». Напомним еще раз: производственные отношения это отношения, в которые вступают люди для соответствующего производства. В производстве человека это кровно-родственные или родовые отношения. Для технических производительных сил это должны быть соответственно технологические или производственно-технические отношения. Однако нонсенс! В историческом материализме производственные отношения вовсе не отношения в ходе технического производства! «Производственные отношения отличаются от производственно-технических отношений тем, что они выражают отношения людей через их отношения к средствам производства, то есть отношения собственности». Получается, что так называемые производственные отношения это отношения к средствам технического производства, то есть это отношения распределения или экономические отношения собственности, а вовсе не технологические отношения самого производства. Нелепость состоит в том, что согласно понятиям исторического материализма, люди для технического производства (например, дома или автомобиля) вступают лишь в экономические отношения распределения, а не в технологические отношения производства.

При этом технологические отношения были так же «тихо забыты» марксизмом как и производство человека. Это не особенно удивительно, если учесть, что марксизм строил не собственно научную теорию общества, а политическую, классовую теорию неизбежности пролетарской революции. Ему по сути были интересны лишь отношения собственности, изменить которые и предстояло предсказываемой революции. Но мы сегодня ради цельной картины человеческого общества обязаны вернуть техническому производству его «родные» технологические отношения.

Возвратив техническому производству технологические отношения, мы остались с одинокими производственными отношениями распределения. Эксклюзивность технического базиса марксизма констатировала однозначную зависимость от него распределения. «… Техника согласно нашим взглядам, определяет также и способ обмена, а затем распределения продуктов, а следовательно,… государство, политику, право и т.д.» [Маркс К. и Энгельс Ф.]. Но если производственный базис не один, то от чего должно зависеть распределение? Чем вообще должно определяться распределение средств существования в обществе? Тут ответ только такой: оно должно отвечать необходимости воспроизводства общества, поскольку распределение это векторный стимул социального развития. В противном случае обществу будет грозить стагнация или деградация. Распределение реализуется или в соответствии с задачей обеспечения производства человека (возьмите для примера семью) или же производства средств существования (например, на промышленном предприятии). Получается, что в структуре общества имеется два производства с двумя видами производительных сил, но с тремя видами производственных отношений? А может быть, у производственных отношений распределения есть свои производительные силы и тогда мы имеем третий производственный базис в структуре общества? Но где тогда его производительные силы?

Увидеть их не сложно. Особенно в современную эпоху цивилизации. Что производят государственные структуры в составе законодательных и исполняющих органов, его фискальные службы, вооруженные силы, а также и идеологические учреждения? Что производит государство через отношения власти? Ничего кроме производства распределения. Это структуры, которые собственно и специализированы на организации распределения. Они образуют производство распределения со своими производительными силами и производственными отношениями. Отношения производства распределения суть отношения власти.

Производство распределения не ограничивается данным отдельным обществом, но распространяется и на отношения обществ между собой. Войны это перераспределение материальных богатств, ведь распределение необходимо включает в себя и перераспределение, то есть изменение существующего распределения.

Общественное производство распределения это совершенно отличная структура от производства человека и производства средств существования, которые можно обозначить как граничные базисы. Производство распределения выступает связующим звеном между последними, соединяя совокупность людей общества как продукт родового производства и средства их существования как продукт технического производства. Его необходимость возникает из-за разных темпов развития граничных базисов, когда развитие организаций производства человека (демосоциоров) происходит быстрее развития технического производства. В результате возникает дефицит средств существования и с ним социальная борьба за их распределение как между демосоциорами, так и внутри их. Когда, наконец, в экономической формации развитие технического базиса получает весомые темпы, роль базиса распределения начинает постепенное снижение.

Итак, вместо одного производственного базиса исторического материализма мы выявили три. Нужно отметить, что при этом государство вместо надстройки к техническому производству становится институтом нового равноправного базиса – производства распределения.

Наличие трех базисных производств в общем производстве человеческого общества требует нового представления о механизме изменения его способа производства. Исторический материализм утверждает, что источником изменения общества выступает противоречие между производительными силами и производственными отношениями. Это положение не исключается, но остается значимым лишь в пределах собственных базисов. Например, появление новых технических производительных сил требует новых технологических отношений между работниками технического производства. Появление новых социальных сил изменяет характер отношений власти и собственности в обществе. И так далее. Но для человеческого общества в целом факторы общественной эволюции требуются другие.

Способ производства общества определяется теперь соотношением ролей (важности, значимости, величиной противоречий) базисных производств для самосохранения общества. Главным фактором изменения способа производства в социофазе становится изменение этих ролей в ходе истории.

Значимость базисного производства означает не его абсолютный объем, а степень или долю его проблемности (совокупности его противоречий) в общей проблеме самосохранения (воспроизводства) общества, отражаемой общественным сознанием. Абсолютная величина противоречий производства общества может быть разной, но общая сумма долей противоречий всех трех материальных базисных производств всегда равна 100%.

Общественное сознание в данной парадигме получает новую, коренную роль для существования и развития общества. Именно оно отражает общественное бытие через осознание к изменению и развитию. Поэтому марксистское определение «бытие определяет сознание» является неполным и в своей неполноте неверным. Сознание определяется бытием в познавательной, гносеологической части, но определяет бытие в деятельной, онтологической.

Теперь перейдем к характеру динамики базисов в историческом процессе. Значение роли производства человека очевидно максимально в начале исторического процесса. Это понятно, так как ни технического, ни социального базисов практически ещё нет. По Кремянскому «на первых стадиях возникновения систем… ведущую роль играют собственные структуры основных исходных элементов». Противоречия физиологического воспроизводства общества, обусловленные неорганизованностью возникающей социосистемы максимальны и даже критичны. Но далее в связи с появлением и развитием родового производства значение противоречий и роли родового базиса снижается. В случае технического производства картина обратная, его роль в ходе истории возрастает, и нужно полагать в будущем (симметрично родовому производству) возрастает вплоть до максимального. Такая роль технического базиса определяется его глобальным характером.

Доминирование полагает и характер распределения. Однако в середине социальной фазы значимость граничных производств минимальна. Допустимо предположить, что тогда они не способны вообще доминировать и определять способ распределения. Ни родовые, ни производственно-технические структуры на этом этапе не способны организовать общество в целом насколько это необходимо. Определять распределение в обществе начинает само силовое производство распределения. Основными скрепляющими общество отношениями становятся отношения власти, поддерживаемые институтом государства. Именно властные отношения обуславливают наличие классовых отношений эксплуатации. Эксплуатация есть атрибут доминирования производства распределения и поэтому не может быть в принципе исключена социальными мерами до самого окончания эпохи цивилизации. Современное общество также пока относится к цивилизационному этапу исторической фазы.

Таким образом, у начальной границы исторического процесса в обществе абсолютно доминирует родовое производство, а у конечной границы — техническое производство. Поэтому эти виды производств называем граничными, а весь исторический процесс между его границами — исторической или социальной фазой эволюции материи. В середине фазы имеем доминирование базиса производства распределения. Указанный характер изменения значения базисов в ходе исторического процесса позволяет представить схему их динамики на Рис.1..


Рис.1. Динамика базисных противоречий социофазы (схема)

Социальная фаза эволюции включает три этапа. Первобытно-общинный – доминирование родового производства E, цивилизация – доминирование производства распределения V, и предположительно будущий техносоциум с доминированием технического производства I. На первом этапе устройство обществ и их сознания ограничены кровнородственной структурой и, как мы уже говорили, относятся к демосоциорам. Общества цивилизации ограничены территориально – это геосоциоры. На третьем этапе возникает глобально-единое общество техносоциума, задаваемое глобальными противоречиями самосохранения с окружающей природной средой.

Концепция реализует положение Вернадского, что «в самой эволюции человечества заложено его стремление к единой организации», позволяет объяснить смену (иначе трактующихся) формаций, известных по историческому материализму и дать обоснованную периодизацию истории. Кстати, можно предположить, что данная схема может быть применима вообще к любой фазе эволюции материальной системы — как к организации элементов системы, так и к эволюции организованной системы в элемент следующего уровня. Например, к эволюции многоклеточных, закончившейся появлением человека. Или будущей, постисторической фазе эволюции.

Общество каждого этапа структурно не неизменно, оно также эволюционирует. Роль всех базисов вплоть до смены их доминирования в обществе меняется. Доминирование может считаться абсолютным, пока значение доминирующего производства больше суммы значений остальных (то есть больше 50%), или простым, когда значение его больше только каждого по отдельности (меньше 50%).

Поэтому этап родового общества E делится на два периода. В первом периоде Ee мы имеем абсолютное доминирование родового производства человека и становление родовых организаций. Во втором уже видим выросшее значение структуры распределения и влияние ее на развитие демосоциоров. Это период Ev усиления межродовых противоречий, обострения военных столкновений за территории, образования племен, появления сельскохозяйственного производства в виде земледелия и скотоводства- позднеродовое общество.

На этапе цивилизации V выделяются три периода. Первый период Ve характеризуется наличием остаточного влияния родовых структур. Это цивилизации древнего мира. «Основная масса древнего мира – это прямое продолжение племенной массы первобытного общества и исторически, и по своему мировоззрению» [«История древнего мира» ред. Дьяконова].

Второй период Vv это период абсолютного доминирования структуры производства распределения. По всем характерным признакам это общество феодальной формации. «Несмотря на этническую пестроту и отсутствие экономических связей, оно представляло некое единое политическое целое» [Колесницкий Н.Ф.]. «Все элементы гражданской жизни, — например, собственность, семья, способ труда были возведены на высоту элементов государственной жизни в форме сеньориальной власти, сословий и корпораций. [Философская энциклопедия, ред. Константинова]. Мифологическое мировоззрение заменяется мировой религией с единым богом социального плана.

Третий период цивилизации Vi определяется уже не абсолютным, а простым доминированием базиса распределения при усилении существенного влияния экономического базиса, который реально формируется как техносфера. Техническое производство образует взаимосвязанную структуру глобального воздействия как на мировое сообщество, так и на планетную природную среду — биосферу. В этом периоде существенным фактором социальной эволюции становится мировой экономический рынок. Сначала через образование колониальных рынков формируются империалистические государства. Затем мировые империалистические войны приводят к распаду колониальной системы и утверждению глобальных экономических ценностей. Альтернативный внерыночный, социалистический путь развития терпит экономическое поражение. Почти все его бывшие страны так или иначе включаются в систему мирового рынка. В наше время мировой экономический рынок становится фактором всеобщей глобализации цивилизации. Государственные структуры, представляющие интересы мирового рынка, последовательно вступают в локальные конфликты с автаркичными от него режимами и способствуют их развалу. При этом роль института государства снижается. В силу естественных законов рынка идет постепенное нивелирование экономик стран мира и стирание их структурных различий. Все это приведет в конце этого периода к образованию единой мировой экономической структуры и стиранию территориально-ограниченного устройства общества.

Данная концепция при правильной привязке исторических эпох с этапами и периодами схематического графика на Рис.1 делает возможным построение графика исторического процесса в реальном времени. Для этого мы имеем соответствие узловых точек графика определенным историческим моментам. Переходу раннеродового строя к позднеродовому соответствует пересечение кривой производства человека (E) значения 50%. Начало цивилизации знаменуется пересечением снижающейся кривой производства человека (E) с растущей кривой производства распределения (V). Далее, на период так называемой феодальной формации кривая производства распределения (V) временно превышает планку в 50%. В том же периоде пересекаются кривые технического (I) и родового производств (E), показывая эволюционную середину не только этого периода и этапа, но и всей социофазы. Указанных точек уже достаточно, чтобы построить примерный график (Рис.2.).


Рис.2. Реальная динамика системных противоречий в известном историческом времени

Реальный график на Рис.2 в отличие от теоретического на Рис.1 уплотняется к концу фазы, говоря о том, что исторический процесс под действием неких эволюционных факторов ускоряется. Это сжатие должно рассчитываться математически. Можно предположить наличие двух масштабов времени: реального и эволюционного, в котором график был бы симметричен как на Рис.1. Их связь подтверждается математической зависимостью, выражаемой формулой (начало отсчета времени в формуле от конца фазы):

T = 2π*ln t/k

Где Т – время в эволюционном масштабе;

t — время в реальном масштабе;

k – коэффицент.

График Рис.2 в функции реального времени превращается в симметричный график Рис.1 в функции эволюционного времени. Коэффициент k примерно равен 75 годам.

Из формулы (1) вытекает и общий размер социофазы:

tnk = k*е2π

Где tnk – время от начала до конца социофазы, полное время исторического процесса.

А также время от середины социофазы до ее конца:

tck = k*еπ

Где tck – время от середины до конца социофазы.

Таким образом, полученные данные позволяют провести математический расчет динамики исторического процесса. Возможность расчета существует в силу того, что нам известна уже большая часть исторического процесса. Сделанный вариант такого расчета позволяет найти даты середины социофазы — XII век и окончания этапа цивилизации — XXV век. Также рассчитывается и примерная дата окончания всего исторического процесса или социофазы (XXX век). Сразу нужно предостеречь от требования более точного расчета в прогнозировании событий, чем столетие. Пока это такая же, по сути, точность как утверждение, что смена времен года происходит каждые 3 месяца.

Нельзя ли выявить также узловые точки внутри каждого периода? Это позволило бы получить стадии развития периодов. Для этого делаем еще одно теоретическое предположение. Понятно, что каждое базисное производство обслуживает не только себя, но и остальные. Человек, например, производится не только ради самого родового производства, но и для функционирования технического производства и производства распределения. Следовательно, в каждом базисном производстве можно выделить по три подструктуры. Роль каждой из подструктур определяется значением как своего так и соотносимого соседнего производства. То есть, если значение технического производства равно «i%», а значение производства распределения равно «v%», то значение технической подструктуры, работающей на производство распределения будет равно «iv%». То же значение будет и у подструктуры распределения, курирующей техническое производство, то есть «vi%». Назовем условно такие подструктуры долевыми производствами.

Если мы теперь достроим наш график с учетом этих долевых производств, то получим новые узловые точки на графике, благодаря которым исторические периоды разделятся еще и на стадии (Рис.3.). Например, период так называемой рабовладельческой формации получает три стадии. Первая, самая продолжительная, идет примерно до 6 века до нашей эры, а последняя начинается вместе с нашей эрой. Можно предположить, что первая стадия это древние азиатские государства, вторая – ранняя, республиканская Античность, третья – поздняя, имперская Античность. Также три стадии мы видим и у современной формации Нового времени, которая началась с переходом от феодализма к капитализму в XVII веке. Первая ее стадия заканчивается в XIX веке, а последняя начинается как раз в первой половине нашего XXI века. Можно предположить, что первая стадия Нового времени это начальный, колониальный Капитализм, вторая — империалистический Капитализм, а в третью, самую длительную в данном периоде, глобальную экономическую цивилизацию мы вступаем.


Рис.3. Динамика системных противоречий в реальном масштабе времени на этапе цивилизации (вариант)

Предположительно, третий, будущий этап I исторического процесса ознаменует переход от геосоциоров цивилизации к техносоциорам техносоциума. Окончание цивилизации означает потерю значения в обществе роли государства, денег, межгосударственных противоречий, войн, классовой эксплуатации, частной собственности на средства производства и стихийного рынка. Но это никак не означает золотого века. Острота проблем существования человечества перейдет к глобальным противоречиям. Чем должен отличаться ожидаемый развитый техносоциум от коммунистической формации марксизма? Главное тем, что его наступление будет результатом не социальных достижений и реформ общества, а технического прогресса. И зиждется он будет не на провозглашенных нормах социальной справедливости, а на единой тотальной зависимости всех индивидов от глобальной структуры техносферы, а ее — от своего самосохранения перед угрозами со стороны естественной природы. Сегодняшний аналог таких проблем – ожидаемое исчерпание сырьевых ресурсов Земли для технического производства. Кроме того, по предлагаемой теории техносоциум вырисовывается как преддверие следующей, постисторической фазы эволюции материи, в то время как коммунизм в марксизме есть финишный результат развития человечества.

Апофеозом исторического процесса, или социофазы эволюции материи, должно будет окончательное формирование на базе техносферы глобального организма с техноразумом – технора (вместо социоров) и образование его контактов с такими же инопланетными технорами. В совокупности, контактирующие и конкурирующие межпланетные техноры станут элементами новообразованной ими суперсистемы, а ее эволюция станет постисторической фазой эволюции материи.

Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>