<

О принципе противоположностей

Просмотров: 436

Представления о противоположностях, как источнике создания, изменения, развития, деградации, разрушения, исчезновения и т.д. всего и вся в явном или неявном виде буквально пронизывают все наше информационное пространство, включая науку, философию, религию, язык, мораль, нравственность, искусство, СМИ и т.д. Несколько характерных примеров.

Математика – плюс – минус, интегрирование – дифференцирование, две части математического уравнения, умножение – деление, сложение – вычитание.

Физика – заряды плюс и минус, притяжение – отталкивание, действие – противодействие, зарядка – разрядка, диссипация – концентрация, повышение и понижении энтропии.

Химия – окисление – восстановление, обратимые и необратимые реакции, выделение и поглощение тепла.

Биология – рождение — смерть, развитие – деградация организма, мужчина – женщина, ассимиляция – диссимиляция.

Философия – материя – сознание, объект – субъект, инь и янь, диалектика, абсолютное – относительное.

Логика – противоречия, тезис – антитезис.

Религия: полярные божества [1,2,3], бог – сатана, аллах – шайтан, добрые и злые духи, рай – ад, святой — грешник.

Язык: структура грамматического предложения (подлежащее – дополнение, обстоятельство) [4]. Слова – взаимодействие, взаимоотношения, сочувствие, сотрудничество…

Мораль, нравственность: хорошо – плохо, добро – зло.

Общенаучная сфера: индукция – дедукция, анализ – синтез.

Политика: власть – оппозиция, выборы – роспуск.

Спорт: две команды (футбол, хоккей…), два противника (шахматы, бокс…).

Кино: Штирлиц – Мюллер, волк и заяц, Том и Джерри.

Литературные формы и образы: «Война и мир», «Преступление и наказание», «Отцы и дети», «Принц и нищий», «блеск и нищета», «Коварство и любовь», любовь и ненависть, «любовь и разлука…», счастье – несчастье, радость – беда, друг – враг, злой следователь – добрый следователь, победа – поражение, начало – конец, черное и белое, «идет налево – песнь заводит, направо – сказку говорит…», Шерлок Холмс – проф. Мориартри, физики — лирики и т.д. И даже родные братья Карамазовы представлены Ф. Достоевским как типичные противоположности. Общая ситуация: любые пары слов (а за ними и их содержание), одно из которых повторяет другое с добавлением приставки не -, анти -, а -, противо -, разно — и т.д.

И во всех случаях без исключения наличие тех или иных противоположностей является источником самых различных процессов в физических, химических, биологических, политических и прочих системах, является двигателем развития сюжета, интригой сценария, стержнем борьбы противников и как результат этого соответствующее существенное изменение исходного состояния общей системы. Особенно впечатляют примеры творящих мир религиозных и мифических противоположностей: чистая и нечистая силы из мифологии древних славян и представлений современных христиан и мусульман [1], полярные божества из древних индонезийских мифов [2], парные и тройственные божества шумеров [3], Ранга и Папа (земля и небо) в древних индийских мифах, символ Великого предела Тай Цзы в древнем Китае, Уран – Гея (небо и земля) у древних греков, бинарный триплет календаря майя и многие другие.

Многие из этих противоположностей появились во времена, когда еще не было не только науки, но и письменности. И если верить этим мифам, то понятие противоположностей появилось тогда, когда не было не только человека, но и самого мира, А если не верить, то это произошло на заре нашей цивилизации, т.е. было одним из краеугольных камней нашего мировоззрения и самого процесса познания мира. Поскольку все эти представления появились в таких повсеместных (всемирных), всевременных и даже всемерных, многообразных и универсальных формах абсолютно независимо друг от друга, то совершенно очевидно, что они через наше сознание отражают какие-то всеобщие, глубинные, фундаментальные законы мира. Следовательно, при изучении любого объекта или процесса окружающего мира мы вправе ожидать проявления действия этих законов. Таким образом, противоположности можно положить в основу методологии, как описания, так и исследования любых объектов и процессов и, в общем, возвести неразрывную пару или нескольких неразрывных противоположностей в статус принципа противоположностей. Именно поэтому начиная от Лао Цзы и Гераклита и до Гегеля и диалектического материализма представления о противоположностях играли весьма существенную роль во многих философских и мировоззренческих системах. В частности, понятие «противоположности» и их «борьба» положены в основу водораздела между метафизикой и диалектикой. Роль противоположностей то объявлялась фундаментальной и всеобщей, то подвергалась критике, ревизии, модернизации, изменению трактовки и интерпретации, низвержению с пьедестала до положения второстепенного атрибута познания вплоть до попыток полного отказа от его использования. Последняя попытка, как известно, принадлежит современным постмодернистам от философии (Фуко). Было предложено большое количество конкретных видов противоположностей, а также множество различных классификаций.

Эта тема хорошо представлена в отечественной и зарубежной литературе на всех уровнях от оригинальных статей и монографий и до энциклопедий, словарей и учебников. Ее богатейшая многотысячелетняя история освящена такими блестящими умами и именами как Лао Цзы, Конфуций, Гераклит, Пифагор, Сократ, Платон, Эмпедокл, Аристотель, Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. Лейбниц, И. Кант, Н. Кузанский, Г. Гегель, Р. Шеллинг, Ф. Энгельс, В. Соловьев, К. Барт, Р. Бультман, Э. Турнейзер, К. Поппер и многие другие.

Весьма характерно, что каждый из вышеупомянутых философов понимал принцип противоположностей по своему в зависимости от своего мировоззрения, философской и религиозной позиции.

Но в этой истории принципа противоположностей обращает на себя внимание один очень существенный момент, а именно: очевидный разрыв существующих философских представлений и интерпретаций принципа противоположностей от богатейшей эмпирической базы естествознания (в частности современной) и соответственно, весьма незначительную роль этого принципа в развитии естествознания, открытию его законов и в смене научных парадигм. И вполне возможно, что именно это обстоятельство привело в конечном итоге к потере интереса естествоиспытателей, в частности физиков, астрономов, космологов не только к диалектике, но и к философии в целом. Падает не только интерес, но и престиж, статус философии, Многие открытия делаются не благодаря, а вопреки философским догмам. Философия вынуждена не предсказывать возможное развитие той или иной науки, а наоборот пытается каким-то образом объяснить и интерпретировать уже сделанные без ее помощи открытия современных космогонии, физики, астрофизики, археологии, палеонтологии, биологии, генетики, психологии, религиоведения и других «мировоззренческих» наук.

Причин сложившегося положения вероятно много и на наш взгляд основными из них являются следующие.

  1. Самоизоляция философии от естествознания, превращение ее в некоторый клуб высокоинтеллектуальной элиты с собственным профессиональным языком, собственной проблематикой, далекой от проблем естествознания и общества в целом, часто открытое пренебрежение к «технарям» и научным «сантехникам» (М. Мамардашвили), к которым философы, естественно, себя не относят.
  2. Определение философии как искусства непротиворечивого, логичного и красивого философствования, а не как методологической базы для развития прикладных наук и естествознания в целом.
  3. Отчетливо просматривающиеся косность и догматизм многих философских концепций и теории и, как следствие, отсутствие их связи с живой подпитывающей эмпирической базой естествознания. По выражению К. Поппера это «железобетонный догматизм» (определение относится к диалектическому материализму, в котором по К. Попперу диалектика отрицает саму себя).
  4. Недостаточный уровень обобщения используемых понятий.
  5. Отсутствие четкости, определенности и полноты (достаточности и необходимости содержания) понятий, используемых при описании той или иной формы противоположностей. Прежде всего, таких понятий как борьба, вражда, конфликт, противоречие, устранение конфликта или противоречия («любовь» у Эмпедокла), единство. Бесконечно широкий диапазон в их содержании, интерпретации и понимании в зависимости от области их применения и позиции автора исследования.
  6. Недостаточный уровень разработки самого понятия «противоположность». Рассосредоточенность, расплывчатость, многоликость и одновременно узость частных определений понятия противоположностей. Противоположности, как правило, определяют чисто по формальным, внешним признакам без всякой связи с их составом, структурой, возможными функциями и видами взаимодействий. Нет общепринятого определения понятия «противоположности». Отсюда неизбежен полный произвол в их определении, применении и интерпретации результатов исследований.
  7. В сложившейся ситуации в настоящее время у принципа противоположностей налицо все признаки некорректно поставленной и соответственно решенной задачи.

В какой-то степени последние пять причин удалось устранить при дальнейшем развитии принципа противоположностей в одной из современных методологических и мировоззренческих концепций получившей название теории замкнутой системы [4,5].

В этой теории принято, что противоположности могут быть представлены в самом простом (элементарном) варианте как замкнутая система, состоящая из объекта и антиобъекта. В более сложном варианте противоположности представляются как объект и два или более противостоящих объекта образующих также замкнутую систему (в абстрактном идеале абсолютно замкнутую систему). При неограниченном усложнении противостоящей исследуемому объекту совокупности других объектов последняя определяется как среда объекта. Комплекс противостоящих объекту антиобъектов и сред определен как обобщенный антиобъект. Сам объект обладает только одним показателем – состоянием, определяемом как способность изменять обобщенный антиобъект, с которым объект составляет замкнутую систему. В данной теории на базе исходных определений объекта, обобщенного антиобъекта, их состояний и объединяющей их замкнутой системы разработан также взаимоувязанный комплекс других необходимых для исследования понятий и их взаимозависимостей. В частности, установлен закон сохранения суммарного состояния всех взаимодействующих частей одной замкнутой системы. Данный понятийный аппарат и его взаимозависимости находятся в тесной связи с системой обобщенных физических параметров, приведенных в числе соответствующих физических приложений теории[4,5].

Подчеркнем отдельно, чем отличается приведенная интерпретация принципа противоположностей от соответствующего представления его в законе единства и борьбы противоположностей предложенного Ф. Гегелем и трансформируемого в ядро материалистической диалектики Ф. Энгельсом.

  1. Применением комплекса точно определенных предельно обобщенных понятий справедливых для природы, общества и мышления. Отсутствием противопоставления идеи и материи.
  2. Четким и однозначным определением понятия противоположности.
  3. Развитием понятия противоположности с двух (у К. Поппера несколько) до неограниченного количества с включением понятия среды.
  4. В развитие понятия единства осуществлением заключения противоположностей в замкнутую систему. Разработкой принципиально нового фундаментального понятия абсолютно замкнутая система.
  5. Переходом с качественного и формально- семантического способа определения противоположностей на количественный уровень.
  6. Заменой неопределенного понятия борьба на понятие взаимодействие.
  7. Использованием обобщенных зависимостей и понятий, а также законов, принципов и положений ряда естественных наук, в том числе второго начала термодинамики.
  8. Обоснованием общего направления изменения объекта и обобщенного антиобъекта при их взаимодействии на уравнивание их относительных состояний (взамен понятия самодвижения).
  9. Формулированием закона сохранения состояния в пределах одной замкнутой системы.

Основным источником приведенной интерпретации принципа противоположностей является обобщение ряда фундаментальных эмпирических представлений и зависимостей естествознания.

При таком представлении принципа противоположностей он, вследствие предельно высокого уровня обобщения исходных понятий, превращается в универсальную методологическую матрицу для принципиального решения практически любой задачи из любой области знаний. Как показали дальнейшие исследования, с помощью этой матрицы удалось найти принципиальное решение таких вечных проблем, как сущность понятия время, общее определение сущности и условий достижения счастья, здоровья, сущности и природы смысла жизни, вскрыть природу и движущие силы возникновения, существования и изменения религиозного мировоззрения [6,7,8,9]. Кроме того, были исследованы и получены принципиально новые результаты по ряду фундаментальных проблем естествознания, в том числе по физической проблеме природы дефекта масс, разрешение парадоксов теории относительности, природы сил инерции, природы механической массы тел, сил притяжения — отталкивания и др.[4,5].

Таким образом, при данном представлении принципа противоположностей он начинает эффективно выполнять свои методологические функции.

Справедливости ради следует заметить, что упомянутые результаты вследствие их принципиальной новизны относительно существующих представлений пока не признаны официальной наукой, хотя вызывают большой интерес у многих интересующихся изложенной проблематикой. Но это, как известно, судьба всех неординарных теории и идей. Время все расставит по своим местам.

Возникает вполне естественный вопрос: за счет чего приведенная интерпретация принципа противоположностей превращается в эффективное методологическое средство?

На наш взгляд таких факторов несколько.

  1. Предельно высокий уровень обобщения исходных понятий и зависимостей. В понятии состояния объекта сосредоточены и обобщены количественные характеристики всей совокупности объектов из областей природы, общества и мышления (онтологии, социологии и гносеологии). Кстати современный философский постмодернизм в какой-то степени также солидарен с этой тенденцией к обобщению, т.к. он отказывается от дифференциации философского знания на онтологию и гносеологию (см. логоцентризм, логотомия и др.). При таком обобщении в понятии состояния сосредотачивается вся информация от его составных частей. Следовательно, его информационная вместимость многократно увеличивается. Пропорционально увеличиваются и его исследовательские возможности. Подобно тому, как объединение в одну сеть нескольких компьютеров с разными программными комплексами резко повышает их информационные и оперативные возможности. Или известный эвристический метод творческого решения различных задач, получивший название «мозгового штурма». При использовании этого метода информационные поля различных специалистов взаимно усиливают и стимулируют друг друга. Процесс творчества при этом существенно ускоряется. Аналогично, интеллектуальное развитие небольшой замкнутой по каким-то причинам человеческой популяции существенно замедляется. И наоборот, интенсивный обмен информацией современного человечества значительно ускоряет его творческие возможности. Есть данные, что каждые пять (десять?) лет объем информации человечества преимущественно за счет «взаимоинформирования» удваивается.
    Не последнюю роль при этом играет также устранение при обобщении невообразимого количества информационного мусора, содержащегося в море частных деталей при поэлементном рассмотрении проблемы. Но это в предельном случае и если при обобщении с водой не выплеснули и ребенка. Это обобщение в частности позволило увидеть в тривиальном грамматическом предложении конуры замкнутой логической системы. Без такого обобщения это было бы невозможным (особенно в назывных предложениях).
  2. Рассмотрение противоположностей в рамках одной замкнутой системы. Это позволяет соблюсти требование необходимости и достаточности, обязательные для корректно поставленной и решенной задачи. Существенную роль играет также крисстализация понятия абсолютно замкнутой системы и дифференциация условно замкнутой системы и абсолютно замкнутой системы. Последняя играет принципиальную роль в решении ряда вечных проблем философии (отношение материи и сознания, объективное и субъективное, диалектика и метафизика и др.) и ряда сложных задач естествознания [4,5].
  3. Введение общего количественного параметра изменений – состояния объекта, без которого невозможно достижение точности и однозначности решения.
  4. Использование богатейшего эмпирического материала современного естествознания, прежде всего физики, биологии, психологии, информатики и др. в форме их обобщенных законов и зависимостей.

Упомянутые выше примеры эффективного применения современной интерпретации принципа противоположностей как методологии исследования на наш взгляд являются лишь первыми, вероятно, не самыми удачными шагами. Но они показали пример, направление и дорогу дальнейшим исследованиям многих накопившихся столетиями и тысячелетиями проблем в разных областях знаний.

При этом на первом этапе совершенно не обязательно сразу приступать к исследованию, не будучи уверенными в дальнейшем успехе предприятия. Достаточно сначала провести своеобразную аэро- или космическую разведку проблемы, опираясь только на один-два признака проблемы и дать их оценку в координатах рассматриваемого метода.

Если, например, рассмотреть под этим углом попытку постмодернистов «сформировать новый стиль мышления без использования тысячелетнего языка диалектики» (Фуко), то сразу станет ясной очевидная ошибочность этого направления, т.к. любой сформированный блок информации представляет собой модель замкнутой логической системы той или иной степени замкнутости, состоящую соответственно из противостоящих (противоположных) друг другу частей, будь то текст, ризома («скрытый стебель», «оса и орхидея» и т.д.), корректно определенная мысль или подсознательное ощущение (в шизоанализе) или языковый акт в нарратологии. В противном случае этот блок информации был бы неосязаем, не представляем и не воспринимаем. Его невозможно был бы определить, сформулировать и выразить. В этих конструкциях модель замкнутой системы представлена в неявном виде. Скорее всего, о ее существовании постмодернисты просто не догадываются. Как следствие, такой подход заранее обрекает на незавершенность любое исследование, его логические нестыковки со смежными информационными полями других областей философии и естественных наук, произвол и многозначность в выборе исходной позиции исследования и, как следствие, бесконечность процесса исследования и сопутствующих ему дискуссий. Что кстати и наблюдается в течение тысячелетней истории философии по многим ее проблемам, не доведенным при своем исследовании до учета всех влияющих (теоретически) факторов (обязательных для замкнутой системы), т.е. до опоры, на какую либо модель замкнутой системы. Впрочем, возможно в качестве первых шагов при философском осознании и исследовании выдвигаемых жизнью потребностей общества в познании сложных технических, химических, биологических, социальных и космических равновесных и неравновесных, нелинейных, самоорганизующихся систем такая методика и оправдана, но принимать ее за единственно возможную, правильную и окончательную весьма сомнительно. Это тот самый случай, когда в отказе от современной диалектики выплескивается и ее ребенок: корректность постановки и однозначность решения. Другое дело, что на данном этапе развития исследовательских возможностей таких сложных систем эта приближенность и неоднозначность будущих результатов неизбежна и заранее осознается, оговаривается и одновременно намечаются в перспективе пути к их устранению. Но у современных постмодернистов речь об этом не идет. К счастью, постмодернизм в настоящее время еще находится в стадии становления и разработки необходимого терминологического и понятийного аппарата, и будущее покажет какого состава, формы и размера вырастут кристаллы, слагающие фундамент этого направления философии.

В заключение, вероятно, следует предположить, что предлагаемые интерпретация и трактование принципа противоположностей имеет не только (а может быть и не столько) методологическое, но мировоззренческое значение. Во всяком случае, если мировоззрение предполагает адекватность реальности. Но это отдельная, очень большая и не менее серьезная тема.

И еще один параллельный изложению современных представлений принципа противоположностей момент. Поскольку вполне очевидно, что исследовательские возможности предлагаемого варианта интерпретации принципа противоположностей значительно шире, чем у варианта, изложенного в настоящее время в учебниках вузов, может быть есть смысл в какой-то корректировке его изложения? Во всяком случае, для технических вузов.

Литература

  1. Артемов В.В. Мифы и предания славян. — М.:ОЛМА Медиа Групп, 2012. -304с.
  2. Элиаде М. Космос и история. М.1987.
  3. Бартлетт С. Мифология, пер. с англ. Ефимовой Е.Е., М.:Кладез-Букс, 2011. -400с.
  4. Мельников В.И. Теория замкнутой системы. Норильский индустр. ин-т. Норильск, 2003. -148с.
  5. Мельников В.И. Теория замкнутой системы (http://www.myslenedrevo.com.ua/ru/Sci/Philosophy/Melnikov.html).
  6. Религия как закономерный процесс смены подсознательных ощущений, В.И. Мельников, Filosofia.Ru, 18.06.10.
  7. Счастье как фундаментальная философско-этическая категория, В.И. Мельников, Filosofia.Ru, 16.08.10.
  8. Философские аспекты проблемы здоровья, В.И. Мельников, Filosofia.Ru, 19.09.10.
  9. У истоков понятия время, В.И. Мельников, Filosofia.Ru. 20.11.10.
Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>