<

Внутреннее мышление

Просмотров: 776

Рассудок выступает как завершающий критерий оценки, переработки входной информации и на основании проверенных данных возводит мышление к уровню особенного свойства разума в контроле правдивости информации. Наши глубокие убеждения отстаиваются с помощью рассудка, что является единственным способом утверждения мысли. Так представляется научный подход в познании мира, при котором все полученные результаты нуждаются в эмпирических доказательствах и проверке их правдивости. Однако, наряду с этим существуют также и другие формы познания. Нас интересует путь, с помощью которого знания приходят без участия привычного рационального мышления. Он проложен через подсознательную часть разума, при этом познание осуществляется путем мысленно анализа, ход которого в итоге мы не осознаем.

Познание может быть эмпирическим, если задаваемая посылка исходит из реально существующих объектов и ответ, который приходит, подтверждается рассудком или априори т.е. при отсутствии эмпирического базиса. Полученная информация объединяется и упорядочивается в логическую схему соотношений с помощью рационального анализа. Рассудок может согласиться или отказаться признать ее реально существующей, в зависимости от того, как объекты мышления согласуются в себе.

Существует способ познания, который опирается на сформированный и упорядоченный по собственному принципу опыт рациональных связей, не требующих эмпирических доказательств. Так, например, утверждения мыслителей Древней Греции о том, что наша планета имеет сферическую форму и материя состоит из атомов по своей сути соответствуют реальности, хотя они были априорными.

В рациональном познании для понимания реальности иногда возникает значительное ограничение способности осознавать. Бывает, ответ, который приходит, часто не является результатом осознанного мышления, а рождается как светлая идея, после чего наступает понимание ее рациональности. Неизвестно откуда она появилась, с какой области разума, только знаем, что не оттуда, где путем анализа происходит рациональное мышление с последующими мотивированными выводами. Тогда возникает мысль об интуиции, подсознании, о каком-то аналитическом центре, работающем помимо осознанного мышления, не привлекая его в свою работу. Мы лишь получаем уже готовый ответ.

Об этом феномене, относя его к подсознанию, писал английский математик, философ и общественный деятель Бертран Рассел (Russell, 1930). Он считал, что активные мысли о новом объекте, если не приводят к выводу, каким-то образом становятся погребенными, а сформулированный ответ появляется только через некоторое время. Рассел приводит пример, когда он собирается написать работу на сложную тему, то лучший способ — начать интенсивно думать об этом, а уж после чего — взять да и оставить на определенное время. Через месяц, когда он возвращается к этой теме, то обнаруживает, что искомый ответ уже готов.

Описанный феномен иллюстрирует, что познание может иметь отличный от привычного способ, когда мысленный процесс продолжает происходить, но мы этого не осознаем. Отнесение его к подсознанию не дает ответа на вопрос о механизмах, вовлеченных в выполнение мысленных операций. Можно искать объяснение в том, что разуму необходимо больше времени для упорядочения полученной информации, не ставя нас об этом в известность. И это не будет ответом на вопрос. Известны также другие формы, которые имеют сходные с приведенным феноменом особенности, то есть ответ приходит сам по себе, без привлечения мыслей.

Информация, поступающая в разум, проходит через ряд операций, которые схематически можно выразить в следующей последовательности: вход информации — мышление — осмысление — выход информации. Выход информации соответствует принятию решения. В операции «мышление, осмысление и выход информации» привлечена память, которая фиксирует и обеспечивает преобразование информации. В приведенном Расселом примере, из осознанного мышления выпадает одна часть — осмысление информации, т.е. прерывается поток привычного мышления, не проходя полный цикл работы. Мышление при усвоения материала больше ориентировано на возможные ассоциации с образами, которые хранятся в памяти. В обычном режиме, т.е. когда не требуется значительной обработки информации, мышление аналитическим или синтетическим путем приходит к стадии принятия решения. В описанном примере имеет месте усвоение значительного объема материала, что не поддается прямому осмыслению. Оно проходит позже во времени — и сам процесс осмысления не осознан. Отсюда следует, что в разуме каким-то образом происходит мышление, которое не прослежено, но в результате получаем необходимый ответ.

Мысленный процесс, ход которого не осознается, но его результат как готовый ответ приходит на мысль, рассматривается как внутреннее мышление по отношению к внешнему, ход которого осознается.

Внутреннее мышление оперирует информацией осознанного рационального мышления, ощущениями, а также памятью опыта (Рис.).

Внешнее и внутреннее мышление в системе разума
Рисунок. Внешнее и внутреннее мышление в системе разума.

Понятие «опыт» имеет разное понимание, поэтому существуют различные его интерпретации, а именно: знания, приобретенные индивидом, что является динамической характеристикой процесса познания; знания как банк информации, упорядоченные в заложенную в памяти систему. В этом отношении опыт отождествляется с памятью. Соответственно принято, что индивид не может выявлять знания в той или иной области, если он предварительно не приобрел опыта. Считается, что опытом является то, что может быть извлечено из памяти направлением мысли. Сюда относят все, с чем индивид знаком и что упорядочено в определенную систему в пределах от ознакомления к пониманию.

В современном представлении опытом является осознанно приобретенное, что хранится в памяти, куда может проникнуть мысль для получения информации. К опыту привычно относят все объекты, каждое событие, что имело место в жизни и, соответственно этому, полученные знания. Это расширенное понятие опыта, которое в общем описывает отношение человека к объектам и явлениям окружающего мира. В разуме индивида он выполняет определенную функциональную роль, отличную от памяти.

Принимаем, что опыт — это функциональная система разума, обеспечивающая упорядочение и отражение информации об объектах и явлениях окружающего мира.

Опыт имеет различные уровни, что определяется его глубиной. Чем больше понимания, тем глубже опыт. Можно все время работать рядовым бухгалтером и не стать главным. Для этого необходимо иметь глубокое понимание связей, например, структуру, экономику производства, налогообложение, социальные отношения.

Представляется возможным установить различные степени опыта, соответственно уровню его развития, что определяется переходом от знаний к пониманию взаимосвязей. Также структура опыта может быть более детально упорядочена в соответствии с уровнем познания. Он является динамической характеристикой интеллектуальных и духовных способностей, находится в прогрессивном развитии. Представляемым идеальным пиком человеческого опыта является достижение целостного понимания принципов организации Вселенной во всех существующих взаимосвязях.

Нас интересует отношение опыта к внешнему и внутреннему мышлению. В этом смысле различаем две формы опыта: поверхностный и глубокий.

Поверхностный или опыт памяти связан с памятью, охватывает объекты и явления окружающего мира, с чем человеку случилось встретиться и более-менее познать. Этот опыт сохраняется в памяти как приобретенные знания и понимание, более связан с сенсорной системой и берет свое начало от ознакомления с объектами, проходя известные стадии познания. Его относим к внешнему мышлению.

Глубокий опыт формируется по своему собственному принципу сочетания связей. Ему более присуще обобщение с позиции целого. Знания упорядочены в систему модулей по принципу целесообразности существования объектов, явлений и их надлежащего места в реальном мире.

В системе познания глубокий опыт свой путь начинает от понимания, переходя к сочетанию и целостному пониманию существующих связей, — познание истины в целостном представлении. Глубокий опыт определяет объективное восприятие окружающего мира, отношения к принципу добра, междучеловеческие отношения и в общем определяет индивидуальность. Он больше проявляется через ощущения, интуицию, внутренние идеи. Это — интегральная характеристика индивидуального эго. Глубокий опыт главным образом связан с внутренним мышлением.

Человек не знает пределов своего личного опыта и это не определяется уровнем знаний или интеллекта. В обретении опыта индивид вовлечен целостно как интеллектуально, так и духовно. Мы исходим из того, что человек не знает глубины своего опыта. Его формирование происходит неосознанно по своей внутренней схеме упорядочения и хранения информации, которая не выглядит как банк данных, а как результат направленного синтеза. Мы иногда удивляемся своей осведомленности в вопросах, изучением которых специально не занимались.

Глубокий опыт, в отличие от поверхностного, не относится к определенным понятиям, он не контролируется мышлением и непостижим для мысли. Этот опыт подчинен системе внутреннего мышления, поэтому сфера влияния каждой формы мышления определяется границами перехода поверхностного опыта в глубокий.

К внутреннему мышлению относятся также идеи и интуиция, которые имеют такие же особенности — приходят на мысль в готовом виде, т.е. процесс их формирования не прослеживается. Они так же появляются сами по себе, предварительно не осознанными. Иными словами, в человеческом разуме существует два вида мышления: одно — открытое, прослеживаемое, другое — закрытое, неосознанное, но о его существовании говорит сам результат — выход готовой обработанной информации. Это мышление может быть не связано с понятием реального существования объектов, поэтому оно прямо не относится к трансцендентному или имманентному, что свойственно внешнему мышлению.

Существует толкование, что мышление работает в режиме альтернативного дуализма, способно включать мысли со стороны, как бы от третьего лица, так сказать, ощутимо-отдаленное, более объективное сопоставление с взаимодействующей парой мыслей, которые являются более субъективными. Внешнее мышление относим к первому-лицу перспективе или к субъективному мышлению. Внутреннее мышление сопровождает внешнее, будучи осведомленным о его объектах мышления. Но оно более настроено на жизненный опыт, является углубленным и может дополнять внешнее мышление в зависимости от глубины ориентации на объект. Внутреннее мышление рассматриваем как третье-лицо перспективу, что сопровождает внешнее мышление в мыслительных операциях. Его можно ощутить как согласуемую, более зрелую и морально выверенную мысль, которая может иногда появляться со стороны как «внутренний голос» или «голос совести». В общем это мышление в большей степени отражает объективную сторону в дуализме мыслей, но оно может не быть согласованным с рассудком и зависит от индивидуального опыта.

Мысль со стороны выступает элементом мысленного процесса, ее характерным признаком является то, что она, в отличие от других мыслей, не считается с рассудком. Последний отличается реалистичностью относительно обстоятельств, решения взаимных отношений с другими индивидами, где могут быть привлечены нравственность, корыстие, чувства. Окончательные решения не всегда совпадают с принципом справедливости, что требует большей мотивации и привлечения рассудка. Мысль со стороны соответствует принципу справедливости при окончательном принятии решения. Ее объективность заключается в более нейтральном отношении к обстоятельствам, исходя из того, какими должны быть отношения между людьми. Часто имеет свое выражение в ощущениях, переходящих в мысль, становится элементом углубленного мышления, когда возникает потребность в привлечении опыта. При том этот процесс замедлен, уступает по скорости реагирования проходящему дуализму мыслей и может появляться позже как поправка, дополнение или альтернатива на стадии принятия решения или после.

Логично принимать, что внутреннее мышление находится в тесной связи с памятью и опытом, поскольку там сохраняется входная информация, которая проходит осмысление и передается во внешнее мышление. По форме участия в мышлении память можно разделить на поверхностную, среднюю и глубокую. Такую вероятно градацию имеет опыт. Внешнее мышления, как считаем, пользуется памятью и поверхностными слоями опыта. Проявления памяти по отношению к глубине проникновения мысли определяют границу перехода в область внутреннего мышления.

Привычное для нас внешнее мышление содержит в своем составе различные формы проявлений внутреннего мышления. Идеи и интуицию связывают с ощущениями, поскольку они приходят не как результат мысленных действий, а появляются в форме чувственно-информационных образов, которые трансформируются в мышление. Поэтому считается, что идея не является продуктом мышления, а каким-то образом бывает присутствует в уме. Хотя мы часто употребляем слово «идея», оно остается неопределенным понятием. Не все, что называем идеей, в действительности к ней относится. Преимущественно идея не находится на поверхности среди мыслей, а выныривает из глубины, — вне мышления.

Известный английский мыслитель и экономист Джон Милль указывает на связь идеи с ощущениями, на присутствие в ней психологического элемента. Он считает, что аналитический элемент не входит в идею. Это связано с тем, что идея приходит уже как готовый продукт, который позже используется во внешнем мышлении. Идея формируется в аналитическом аппарате внутреннего мышления и после этого поступает в рациональное внешнее мышление. Она исходит из глубины опыта, с его разных уровней, поэтому следует различать поверхностные и внутренние идеи. Информация для формирования идеи поступает от элементов внешнего мышления, которое находится в постоянной связи с внутренней системой разума.

Интуиция приходит в форме ощущений, которые приобретают понятийное содержание, формируясь в мысль. Считается, что знания, которые приходят через интуицию, являются априори. Наряду с этим, они часто исходят из приобретенного опыта и мышление, идущее вслед за интуицией, преимущественно подтверждает ее рациональность. Отнесение к априори, равно как идеи, исходит из того, что интуиция не является последовательным результатом мышления, а приходит в готовой, приближенной к решению форме.

У Канта чистая интуиция выступает основой познавательных свойств и приравнивается к ощущениям. Разум кодирует все экстернальные интуиции в форме пространства, а интернальные (память, мышление) — в форме времени. Математические знания принадлежат к чистой форме интуиции и не относятся к эмпирическим.

Интуицию связывают с верой исходя из того, что она может так же обходиться без доказательности. Однако, интуиция имеет окончательную выверку правдивости ощущений, когда вопрос заключается в определении позиции. Вера сопровождается направленностью мыслей, что может быть вне реальных обстоятельств, тогда как интуиция в форме чувственных образов является предложением для разума в реальных условиях.

Юнг рассматривал интуицию как проявление подсознания. Будучи связанной с опытом, она лучше представлена у лиц, имеющих накопленный опыт в той или иной области знаний. Лица с развитой интуицией могут принимать решение не прибегая к рациональному анализу, при этом уровень точности не отличается от неинтуитивных ответов (Giannini, 1978, 1984).

Мы часто следуем интуиции, не задумываясь о причинах и мотивах направления. Рациональное мышление становится подчиненным действиям, сопровождающим интуицию. Многие относят ее к способу получения знаний, считая, что она не принадлежит к опыту, так как не приходит через сенсорную систему и не связана с чувствами или эмоциями. Кроме того, она не исходит из аргументов или доводов, предварительных мысленный действий, а появляется как ощущение, которое часто поддерживается рассудком, — выступает как продукт мышления, хотя предварительного мышления не было. Наряду с этим, ощущения часто подтверждаются, что свидетельствует о связи с опытом. Много в суждениях и поведении является интуитивным. Не вполне сформированные ощущения могут перейти в идею или в другие формы проявления внутреннего мышления, которое преимущественно передается в ощущениях.

Идеи, в отличие от интуиции, могут также зарождаться во внешнем мышлении. Различаем две формы идей, а именно: идеи, исходящие из рационального (внешнего) мышления, относим к внешним идеям, а то, что является проявлением внутреннего мышления — к внутренним идеям. Внешние идеи больше касаются решения текущих вопросов, чем заняты или были заняты мысли в последний период времени. Поэтому полученные ощущения часто выступают как решение вопроса. Ход мыслей при этом осознан.

Внутренние идеи (интуиция) больше исходят из глубоких слоев опыта, возникают со стороны как дополнительные сигналы, прямо связанные с решением вопросов, их появление часто становится уместным сигналом к принятию решений и в последующих формах поведения.

Идеи мы часто воспринимаем как просветление, не думая об их происхождении. К интуиции относимся с сомнением, сверяем с рассудком, хотя признано, что интуиция часто была толчком в научных открытиях.

Представление о том, что процессы в разуме делятся на осознанные и неосознанные, ввёл в психологию Фрейд. Он выделил две части, или домены. Один из них открыт для осознанного познания окружающего мира путем сенсорного восприятия и рационального осмысления. Сюда относится широкая гамма ощущений и мыслей, дающих представление о реальности, что определяет образ жизни индивида. Отсюда приходит осмысление реальности и понимание.

Другой домен, отнесенный Фрейдом к подсознанию, закрыт для понимания. Так как связь приходит через ощущения, подсознание относится к психике. От этого домена поступают разного рода ощущения, которые могут быть связаны с реальными событиями или нет. Они не принадлежат к сенсорным, а отражают внутренние процессы, происходящие в подсознании. Проявляется односторонняя направленность, иными словами, ощущения поступают в мышление, но то, что они преимущественно согласованы с реальными событиями, свидетельствует о двухсторонней связи. Подсознание каким-то образом получает информацию о том, что происходит в открытом домене.

Ощущения бывают разными, они могут быть простыми как, например, страх, удовольствие, увлечение, или сложными, — как интуиция, идеи, алгоритм решения сложных вопросов. Простые ощущения относим к открытому домену, сложные – к закрытому. Они часто выступают как носители решения сложных вопросов, которыми заняты мысли, или дают сигналы о действиях, каковые преимущественно признаем рациональными. Это дает основание полагать, что в закрытом домене также происходят мысленные процессы, хотя они не прослеживаются, но ответ в форме получаемых ощущений говорит сам за себя.

Чувственное и рациональное формируют познание. Основными формами чувственного познания являются ощущения, восприятия; рационального познания — понятия, суждения, умозаключения. Высшей формой является понимание как единство чувственного и рационального познания. В индийской философии считают, что познание человеком достигается целостно, то есть через чувства и разум. О том, что познание включает в себя ощущения, рациональное мышление, память и опыт считают и на Западе, утверждая, что познание — это комплекс процессов в разуме, который обеспечивает приобретение знаний, ведущих к пониманию взаимосвязей и явлений в окружающем мире.

Ощущения как понятие приобретают новые признаки. Будучи привычными, они также могут быть носителями реально обработанной информации, т.е. являются не только приемниками сенсорных сигналов или проявлениями психических состояний, а представляются также в форме чувственно-мысленных или ментальных образов. В этом случае принимаем, что они приходят от закрытого домена. Он имеет свою систему мышления, основой для которого является опыт и информационные сигналы, приходящие с открытого домена. Эта система относится к внутреннему мышлению, откуда информация через ощущения поступает во внешнее мышление. Ощущения приходят как готовые ментальные конструкции, приобретающие смысловое содержание и принимаются или отвергаются рассудком.

Внутреннее мышление исходит из глубокого опыта, оно так же рациональное как и внешнее. Ощущения могут быть носителем информации опыта, который является ее синтезом. Они не имеет прямого отношения к эмпирическому опыту или априори. Оттуда может приходить упорядоченная информация, известна или неизвестна внешнему мышлению, что сопряжено с памятью. С помощью опыта и связанного с ним аппарата мышления обработанная информация выступает как дополнительный источник знаний, каковые таким образом становятся доступными внешнему мышлению.

Возникает вопрос об отношении различных форм мышления к познанию, в частности к традиционному взгляду на рациональное познание. Рационализм нового времени исходит из понимания лишь эмпирического метода познания с привлечением мысленного анализа, что определяется последующими выводами. Иными словами, теоретические и практические знания, прошедшие через логическое мышление, рассудок, считаются фактическими, если они основаны на универсальных законах физики, в чем самоочевидную реальность нельзя отрицать.

При рассмотрении этого вопроса следует вернуться к формированию представлений об участии разума в процессе познания. Платон в диалоге «Симпозиум» пишет, что путь познания, который проходит душа, принадлежит не только к мысли. Это стремление от частичного озарения к полному видению, в нем присутствует сомнение, но позже сложности исчезают. Взгляд во внутрь и озарение — первые условия для науки и нравственности. В платоновской теории идей приведена концепция науки, которая опирается на представление, что только математика является правдивой наукой. Философ считал, что идеи являются отделенными от разума. Принимая трансцендентный характер идей, Платон относил сюда также и науку как таковую, находящуюся за пределами возможного опыта. Он исходил из того, что идея есть нечто, отделенное от вещей.

В своем произведении «Пармениды» Платон замечает, что идея существует только в душе, она не является состоянием знания, а отделена и обладает знаниями о себе. Отсюда следует, что идея не является результатом мышления, а лишь объектом мысли. Платон не считал идею проявлением надлежащего душе божественного разума, поскольку она не является его продуктом. В «Тимее» он говорит, что идеи всегда обращены к нам как существующие объекты, независимо от Бога, но ему известны. Итак, согласно Платону, мысль, как отражение души, в противоположность идее, имеет божественную природу. Тогда сама природа идеи остается неизвестной, поскольку она не исходит от мышления. Платон четко выделял отличие идеи от мысли, утверждая, что она приходит как объект и при том несёт рациональную суть, будучи отделенной от осознанного мышления.

Рациональное мышление выступает как способ упорядочения логических связей. Человек мыслит рационально, не вникая в то, как формируется само мышление, что собой представляют ощущения и чувства, откуда они приходят и как влияют на ход мыслей. Мысли под действием ощущений могут изменяться, — то есть от них зависимы. Кроме того ощущения и чувства мало зависят от мыслей. Мы пользуемся ощущениями как природным даром, не задумываясь, что они собой представляют. Считаем, что интуиция и идеи помогают в решении многих вопросов и не представляем, каким бы было наше мышление без них. Они приходят в мысли как сложившиеся конструкции, несущие готовый ответ как результат мышления, ход которого не прослеживается.

Что собой представляют внутренние ощущения? Безусловно то, что они являются носителями информации, часто принимающейся рассудком, значит, могут нести в себе рациональное содержание. Ощущения формируют в разуме ментальные состояния и оказывают влияние на принятие решений в зависимости от силы их воздействия на ход мышления. Они бывают разными: простыми и сложными, внешними и внутренними; входят в мышление как простые элементы или сложные образования, часто появляются в начале языковной трансляции мыслей как ощущение, прежде собираемся что-то сказать. Ощущения гораздо выразительнее, более содержательны, чем язык, которым пользуемся. Их бывает трудно или невозможно передать словами.

Благодаря ощущениям, человек связан с реальной жизнью, на них и основывается вера в Бога. Они одинаково действуют в имманентном и трансцендентном мышлении, — и получается, что для них нет разницы, каким мы пользуемся мышлением. Разница заключается в том, какие формы ощущений вовлечены в мышлении, т.е. в их глубине или проницательной способности. Трансцендентное мышление больше связано с глубокими ощущениями, которые преимущественно служат источником информации в качестве чувственных образов.

Кант вывел трансцендентность за пределы концепции науки. При этом он допускает участие трансцендентного в системе познания, вводя имманентное как то, что связано с опытом. Он пишет: «. . . основные положения, применение которых полностью остаются в пределах возможного опыта, мы будем называть имманентными, а те основные положения, выходящие за эти пределы, будем называть трансцендентными » (Кант, 1964, с. 338). Это разное познание, которое занимается не так предметами, как видами познания предметов, Сюда также относятся форма, способ организации знаний, объекты веры (душа, бог). Кант отмечает, что в мышлении как правдивую мы используем концепцию, к которой нет доступа из материального или сенсорного опыта, если идти чисто логическим путем. Также к трансцендентному он относит мысли в себе, мышление о разуме и все, что связано с априорными условиями возможного опыта.

Следует также отметить, что трансцендентное выступает как соединяющее звено при попытке представления объекта с позиции его целостности. Мы знаем, что каждый объект существует как целостное единство или как часть единства, что в конечном итоге ведет к представляемому целому. Но при попытках определения его целесообразности с позиции целого, все распадается и исчезает. Об этом Платон пишет в «Парменидах». Таким образом, единое может выступать трансцендентным по отношению к его составным частям, которые сохраняют единство по отношению к целому, т.е. к сущности вещей.

К какому виду относится мышление будет зависеть, от чего идет абстрагирование. Если оно связано с материальными объектами и (или) касается эмпирического опыта, то мышление относится к имманентному. Если оно связано с внутренними процессами в разуме, хотя и может привлекать элементы опыта, но направленность касается внутренней организации мышления; или в отношении абстрактных понятий, то оно будет принадлежать к трансцендентному, что есть в основе априори.

Так же к трансцендентному относим мышление, связанное с ощущениями, полученными в мистических состояниях, хотя подтверждено, что феномен существует, описан и его проявления в определенной мере систематизированы, ибо он правдив, так как реально существующий. Но окончательное, т.е. фактическое его подтверждение должно исходить из универсальных законов физики. Эмпирическое подтверждение касается не только мистических состояний, но и разума в целом.

Мышление о разуме как трансцендентное не опирается на эмпирический опыт, который отражен в известных физических законах существования мира. Мы пытаемся найти закономерности в различных проявлениях разума, установить логическую связь между функциональными элементами, исходя из данных физиологических и психологических исследований. Одним словом, речь идет о моделирование системы разума, механизмы функционирования которого могут быть подтверждены внешними проявлениями. Единственным критерием познания в трансцендентном мышлении является установление закономерностей взаимосвязей, которые могут проверяться повторяемостью. То, что является воображаемым приобретает признаки реальности, когда внешние проявления и принципы организации внутренних связей находят согласованность в себе.

Составной частью процесса познания является установление закономерностей во взаимосвязях между объектами познания. Когда существуют представляемые рационально обоснованные принципы организиции объекта исследования, это становится условием его моделирования, что должно соответствовать заданным параметрам. С помощью программного языка создаются новые программы с определенными характеристиками, которые должны воспроизводить ожидаемые результаты. Правдивость исходных параметров выверяется критериям проверки, предсказуемым ответом. Мышление можем принимать как информационную систему, язык которой пытаемся имитировать.

Следуя заложенной концепции при заданных параметрах, ее правдивость будет подтверждена на выходе системы с ожидаемыми результатами. Исследуемые параметры могут быть прослежены во внешних физиологических и психических проявлениях. Задача состоит в разработке имитационной системы связей, где будет приведен алгоритм мысленных действий при заданном вводе, которые на выходе дают ожидаемый результат. Хотя действия происходят в разуме, полученные результаты, если они будут опираться на подтверждаемые данные, не будут относиться к априорным.

Мышление о разуме перестает быть трансцендентным в том месте, где сигналы-ответы элементарных операций поведения мысли получат подтверждение во внешних проявлениях на физиологическом или психологическом уровне. Кроме того возможен подбор соответствующих тестов через сенсорную систему в обратном направлении, которые будут посылать сигналы в ментальные состояния внешнего или внутреннего мышления. Поставленной целью является получение соответствующих ожидаемых изменений в ходе мысленных действий. Это даст подтверждение гипотезы о способе функционирования элементов разума.

Поэтому является важным, в первую очередь, подтверждение гипотезы о способе взаимосвязей и протекания процессов в ментальных состояниях как элементарных форм сочетания ощущений в мысленных операциях с привлечением памяти и опыта, их внутренней организации. Рационально сформулированный тезис о согласованности мысли в себе или с объектом познания может служить вспомогательным критерием проверки гипотезы на уровне простых мысленных действий. Их подтверждение будет служить основой для сложных сигналов ввода в мысленные операции. Информационные сигналы, например идеи, интуиция, ответы на вопросы без участия аналитической составляющей поступают в память, откуда они вовлекаются в процессы внешнего мышления. Ощущения и чувства имеют различное происхождение и фиксируются в разуме. Они являются источником сигналов, которые принимают участие в ментальных процессах и причастны к мысленным операциям.

Литература

  1. Elliott, A. Social Theory since Freud. London: Rutledge, 2004.
  2. Freud, S. The Ego and the Id. The Hogarth Press Ltd. London, 1949.
  3. Giannini, AJ, J Daood, MC Giannini, R Boniface, PG Rhodes. Intellect Versus intuition—dichotomy in the reception of nonverbal Communication. Journal of General Psychology. 99:19-24, 1978.
  4. Giannini,AJ.,M.E. Barringer, M.C. Giannini, R.H. Loiselle. Lack of Relationship between handedness and intuitive and intellectual (rationalistic) modes of information processing. Journal of General Psychology. 111:31-37, 1984.
  5. Gregory, R.L. (ed.) TheOxfordCompaniontoTheMind. Oxford UniversityPress, 1987.
  6. Кант, И. Критика чистого разума. Соч., т.3. Москва, 1964. с.338.
  7. Mohanty, Jitendranath Classical Indian Philosophy. Lanham: Rowman & Littlefield, 2000.
  8. Plato. Plato: The collected Dialogues. Bollinger Series LXX1. Princeton University Press, 1982.
  9. Russell, B. The Conquest of Happiness. George Allen & Unwin, Ltd. Liveright Corporation, 1930, 76.
  10. Russell, B.A History of Western Philosophy, New York: Simon and Schuster; London: George Allen and Unwin, 1946.
  11. Searle, J.R. The rediscovery of the Mind. Cambridge, MA: MIT Press, 1992.
  12. The Cambridge Dictionary of Philosophy. R.Audi (Ed.) Cambridge University Press, 2006.
  13. The Oxford Dictionary of Philosophy. S.Blackburn (Ed.) OxfordUniversityPress, 2008.
  14. The Penguin Dictionary of Psychology. A. Reber,E.Reber (Ed.) Penguin Books, 2001.
Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>