<

Давайте попробуем выжить

Просмотров: 191

Каждому поколению живущих достаются свои проблемы. На заре человечества это были проблемы выделения себя из животного мира, формирования правил общежития и морали. Позже пришло время освоения мира и решения проблем, возникших в результате этого освоения. И во все времена сквозной, непреходящей была и остаётся проблема выживания.

Ни одна из этих проблем не была решена окончательно. Решались они по минимуму, т.е. попросту отодвигались на будущее. И вот оно наступило… Критическое нарушение экологического баланса планеты, всё яснее просматривающиеся перспективы исчерпания невозобновляемых ресурсов, вполне возможное перенаселение планеты в результате значительного увеличения продолжительности жизни – и всё это сфокусировалось в одну временную точку.

Человечество оказалось не готовым к тому бурному и всё более ускоряемому темпу жизни, который оно само для себя избрало. Этому есть историческое объяснение: каменный топор изготавливался по одной и той же технологии на протяжении десятков тысяч лет. Было достаточно времени привыкнуть жить не торопясь.

Сегодня некоторые технологии успевают изжить себя, так и не успев стать по-настоящему массовыми. Видеомагнитофон, например, сменился новым форматом цифровой записи на дисках. О компьютерах говорят, что они устаревают быстрее, чем их доносят из магазина домой.

Такое положение вещей касается не только «высоких технологий», оно ворвалось во все сферы жизни. Железнодорожник начинал свой трудовой стаж на паровозе, со временем его сменил тепловоз, а перед пенсией пришлось переучиваться на электрическую тягу. Ну а то, что происходит на переднем фронте наук, в полной мере не могут оценить даже сами учёные, хотя бы в силу своей узкой и всё более сужающейся специализации.

Природа оказалась слаба под натиском интеллекта.
Всё это порождает великое множество проблем, но самой серьёзной из них представляется доступность потенциально опасных наукоёмких технологий. Существование всего человечества, да и всей планеты, попадает в зависимость от поведения каждого отдельного человека.
Уже сегодня, при достаточной настойчивости, можно получить дейтерий в домашних условиях, на кухне, используя разность температур кипения тяжёлой и обыкновенной воды. А дейтерий, как известно, основной компонент для термоядерного синтеза. То бишь, бомбы. Вторым компонентом в некоторых реакциях могут выступать совсем уж распространённые вещества, например, используемая при пайке бура. Причём принципиальных ограничений на мощность такого устройства, по сегодняшним представлениям, не существует. На сколько хватит настойчивости.

Сегодня мы ещё не умеем поджигать эту смесь без атомного взрыва, но уже во всю идут разговоры о холодном синтезе, о фокусировке нескольких лазеров…. Завтра проблема будет решена. Да и атомное оружие расползается по планете просто неудержимо. По оценкам МАГАТЕ в ближайшие два – три года количество стран, владеющих атомным оружием, увеличится как минимум вдвое, а количество так называемых предпороговых стран приближается к сорока.

Совсем недавно микробиологи во всеуслышание предупреждали нас об опасности мутации птичьего гриппа. Сейчас он не передаётся от человека к человеку, но стоит только встретиться двум штаммам, обыкновенного и птичьего, в организме одного человека, как возможно их слияние. Прозвучала даже информация, какой вид обыкновенного гриппа больше всего для этого подходит. И вот пожалуйста – штамм под названием Ah1n1 не заставил себя долго ждать. Сегодня звучит уже новая информация о том, как легко могут возникать новые виды этого вируса в организме свиньи, поскольку в её клетках информационная запись вируса сперва распадается на восемь фрагментов, после чего опять формируется в единую молекулу. При наличии разных видов вирусов в одной клетке возможно огромное количество самых непредсказуемых комбинаций с самыми непредсказуемыми свойствами.

Научная информация свободно циркулирует в обществе. За информацией следуют технологии. В газетных объявлениях всё чаще можно встретить такие «показатели прогресса», как, например: «продаётся электронный микроскоп», «продаётся атомный силовой микроскоп», «продаётся счетчик нейтронов». А на такие интернетовские «изюминки», как «бомба из хозмага», никто уже не обращает внимания. Не тот масштаб.

Технологии, способные уничтожить всё человечество, попадись они в руки неадекватных людей, уже существуют, и количество их будет с каждым днём только увеличиваться. Когда они попадут к ним в руки – это только вопрос времени. У спецслужб есть такое понятие – время жизни секрета. До сих пор речь шла о их противостоянии между собой, но сегодня у них появился новый объект внимания – простой гражданин, со средним или выше уровнем умственного развития и таким же экономическим достатком. Какие бы меры секретности не предпринимались, насколько технология не была бы сложна и, казалось бы, неподъёмна для отдельных групп и людей, все новые разработки со временем станут общедоступны. Любой учёный сегодня должен знать, что он работает на Бен Ладена. Открыть новое нелегко, повторить открытие, зная что это возможно, уже гораздо легче. Ещё легче просто найти информацию. Кроме того, с более высокого общетеоретического уровня, растущего уже просто по экспоненте, всегда видно множество ранее не замеченных путей решения задачи. То, что сегодня под силу государству, завтра становится доступно отдельной группировке, а вскоре после этого и отдельному умельцу. Не надо быть специалистом в синергетике, чтобы оценить степень устойчивости системы, попавшей в зависимость от каждого отдельного своего элемента.
Людям, скептически относящимся к этой идее, хотелось бы задать вопрос: знаете ли вы в своём окружении, встречаете ли на улицах таких людей, которым вы бы не решились доверить судьбу своих близких? В более грубой форме можно было бы спросить – доверили бы вы им атомную бомбу? А будут ли такие люди через пятьдесят лет? Если да, то плохи наши дела. Бомбу они возьмут сами, не спрашивая у нас.

На самом деле положение ещё страшнее. Автору пришлось однажды читать лекцию на подобную тему в одном из лицеев класса «выше среднего». Для того, чтобы на конкретном примере показать опасную доступность технологий, было изложено примерно следующее – достаньте у бабушки с чердака старый чёрно-белый телевизор, отключите у него развёртку, подождите, пока прогорит люминофор и вы получите ускоритель электронов. Поместите перед ним штамм любого микроорганизма и через некоторое время в ваших руках будет мутант с непредсказуемыми свойствами. Одна юная особа, возможно, самая сообразительная в группе, с загоревшимися глазками прошептала: «Завтра же попробую». Автор хотел испугать своих слушателей, но по-лучилось так, что испуганным ушёл оттуда он. Как видите, здесь речь не идёт о заведомо «плохих», слушатели таких заведений – завтрашняя элита общества.

Прогресс остановить невозможно. В какой-то мере можно смещать акценты его развития, когда экономическими рычагами, когда прямыми запретами, когда культурным влиянием. Первые два метода могут давать только временные результаты, культура же, которая единственная могла бы помочь в этом вопросе, потихоньку превращается в абстрактную философскую категорию.

Кризисные явления в культурной практике XX века, по мнению многих мыслителей, носят необратимый характер. Понять глубинный смысл происходящего, найти пути выхода из кризиса — есть, на данный момент, в силу своей важности и неотложности, основная задача философии. Решить её невозможно без выяснения вопроса – что такое культура? Но раньше чем ответить на этот вопрос, надо рассмотреть некоторые более общие вопросы, среди которых такая, казалось бы, нелепая концепция, как солипсизм, для которой культура, как и вообще всё бытие – всего лишь порождение единственного, в конкретном случае – моего, разума. Вот как её характеризует Новая философская энциклопедия: «Солипсизм – философская позиция, согласно которой несомненно данным является лишь собственный субъективный опыт, данные индивидуального сознания, а всё, что считается существующим независимо от него (включая тело, мир внешних сознанию физических вещей, других людей), в действительности – лишь часть этого опыта». При всей своей нелепости концепция эта логически достаточно стройная и почти неуязвимая. Дидро писал по этому поводу: «…эту систему, к стыду человеческого ума, к стыду философии, всего труднее опровергнуть, хотя она всех абсурднее». Кант назвал эту ситуацию скандалом в философии. Даже такой убеждённый материалист, как Ленин, в своей работе «Материализм и эмпириокритицизм» ничего не смог противопоставить этой позиции, кроме веры в реальность внешнего мира. При разборе позиции Беркли он пишет: «…Беркли отрицает … теорию познания, которая серьёзно и решительно берёт в основу всех своих рассуждений признание внешнего мира и отражения его в сознании людей». Целью указанной работы было показать, что позиция его оппонентов скатывается к субъективному идеализму, который априори является такой глупостью, о которой и говорить не стоит.

Просто отмахиваться от этой идеи нельзя; солипсизм, как и апории Зенона, указывает нам на границы нашего знания. Как возможное возражение здесь предлагается следующее рассуждение. Декартова формула: «Я мыслю, следовательно – я существую», — полностью проблемы не решает, и ему пришлось встраивать в свою систему Бога. Внешний мир существует, поскольку Бог не может быть обманщиком.
Попробуем продолжить рассуждение. Если я существую, следовательно, бытию свойственно существование, по крайней мере, одного объекта, что, кстати, обуславливает существование и самого бытия. Бытие имеет место быть. В своём существовании я различаю сменяющие друг друга свои состояния, которые можно свести к понятиям «хорошо» и «плохо». Смена этих состояний дает мне ощущение времени. Состояния эти часто зависят от поведения неких объектов, которые воспринимаются мною как «не-Я». Поведение этих объектов носит самостоятельный, не зависящий от меня характер, часто противоречит моим желаниям вплоть до враждебности. Поведение этих объектов не только не зависит от меня, но и не является произвольным, подчиняясь определённым закономерностям, основными из которых являются причинно-следственные связи, что и даёт мне возможность познания и в известных пределах изменения этого мира для собственного благоустройства. Всё это и даёт мне право считать мир объективно существующим, поскольку существование как минимум одного объекта для меня является фактом непреложным, и множественным, поскольку остальные объекты не под-чиняются моей воле, а находятся в ведении принципа детерминизма. Причём разделённость, множественность бытия онтологизирует его протяжённость, а не наоборот, как у Декарта.

Разумеется, всё это только некоторые умственные построения. В принципе невозможно доказать объективность внешнего мира, не выглянув за пределы того, что Чарльз Пирс называл «фанероном». Ниже, в конце этой работы, будет сделана попытка показать перспективную возможность разрешения этой проблемы, сейчас же хотелось бы только отметить её серьёзность в связи с тем, что именно солипсизм лежит в основе господствующего, можно сказать – воинствующего индивидуализма в наше время.

Благодаря вышеприведённым построениям каждый из нас внутри своего «Я» имеет право считать мир состоящим из множества элементов. Элементы этого мира обладают двумя фундаментальными свойствами: движением и возможностью сочетаться в устойчивые структуры (по крайней мере, на некоторое время). Сочетания эти происходят в результате столкновений, вызванных движением, образовавшиеся структуры также движутся, продолжая сталкиваться с другими элементами и структурами, и таким образом проверяются на прочность. Образовавшиеся структуры могут образовывать ещё более сложные структуры, где сами будут играть роль элементов. Новообразованные структуры обладают качествами, детерминированными качествами составляющих их элементов, но не являющимися простой их суммой, т.е. представляют собой новое качество.

Изложенная здесь картина представляет собой не что иное, как расширенную до пределов физического мира эволюционную теорию Дарвина со своими, пусть своеобразными, наследственностью, мутацией и отбором. Эти общеизвестные положения приводятся здесь только для того, чтобы подчеркнуть следующее: фундаментальные свойства материи – движение и сочетаемость – объясняют направление развития от простого к сложному, выраженному в гегелевских законах диалектики, и обуславливают все многообразие мира от самых простых форм до наиболее сложных из известных нам – органической жизни. До того, как будут иметь возможность сформироваться более сложные объекты, уже должны сформироваться их составляющие. В этом положении заключено одно из внутренних противоречий теории Гегеля, у которого в мире сразу появляется дух и только потом начинается эволюция.

Третье фундаментальное свойство бытия – детерминизм – обуславливает возможность по нынешнему состоянию материального объекта судить о его прошлом состоянии, что является основой информации. Информация может быть записана, может быть определённым образом обработана, измерена, в конце концов, но ни одно из этих свойств не лежит в её основе, а только возможность реконструировать события прошлого. Минимальным событием, своего рода квантом бытия, назовём (в корпускулярной форме) перемещение наименьшей частицы, движущейся с наибольшей скоростью, на расстояние своего диаметра. Из этого вытекают две закономерности: 1) количество событий с течением времени постоянно увеличивается; 2) реконструкцию прошлого можно провести совершенно разными путями, по различным ветвлениям, что можно назвать законом сохранения информации. Информация не пропадает потому, что в пределах одной Вселенной не может быть закрытых систем и любое событие оставляет свой след. В этом смысле рукописи действительно не горят. Разумеется, сегодня мы не можем определить, даже вероятностно, какая частица находилась в определённом месте Вселенной в заданное время, но через сотню лет это будет тривиальная школьная задача.

Понятие информации и всё, что с ним связано, особенно важно для нас потому, что именно на её основе возможна жизнь и разум. Основное отличие живого – это его способность реагировать не только на материальный раздражитель, но и на информацию. Информация невозможна без материального носителя, и здесь кроется ответ на вопрос Декарта, как идеальное в человеке может управлять материальным. Но в отличие от прочих явлений природы действие информации очень специфично вследствие своей физической малости. Она действует как бы через усилитель, в котором малый сигнал на входе способен вызывать большие изменения на выходе. Живое характеризуется наличием таких усилителей.

Следующее характерное свойство живого заключается в том, что не любая возможная реакция на информационный раздражитель способна принести пользу, а только определённая. Живое, таким образом, запрограммировано на определённую реакцию на определённый раздражитель. Такая запрограммированность лежит в основе памяти в своём простейшем виде. В процессе развития живое приобрело способность не столь жесткой детерминации, появилась некоторая свобода выбора. Ещё дальше – возможность прогнозирования ситуации на основе выявления закономерностей бытия. Такая возможность появляется в результате объединения элементарных ячеек живого. Оперирование информацией порождает мысленный образ, то есть идеальное. Информация есть способ существования идеального так же, как движение – материального.

Как уже отмечалось, из необходимости предугадывать ситуацию происходит необходимость выявлять закономерности мира, понять, почему событие происходит именно так. При этом картина мира должна быть полной. Белые пятна заполняются различными, порой фантастическими, представлениями. Интересно наблюдать за ребёнком, когда у него начинается период «почемучки». До этого момента ребёнок, как и животные, принимает факт таким, каким он есть. Без неизбежных домысливаний взрослого такая картина мира бывает даже более достоверной. Это прекрасно подмечено в афоризме: «устами ребёнка глаголет истина». Непосредственность животных в восприятии внешнего мира может быть даже использована человеком. У сибирских охотников есть такая уловка; услышав непонятные звуки, а в тайге в непогоду чего только не услышишь, они смотрят на реакцию собаки. Если та спокойна, стало быть и волноваться нечего.

Вершиной биологического развития является разум, который, как заметил Шопенгауэр, подменил эволюцию человеческого тела. Из этого совсем не следует, что эволюция вообще прекращается, просто она принимает новые формы в мире психического. Фактором отбора в этом случае служат угрозы существованию человечества. Выживет ли человек на очередном витке эволюции? Для этого надо рассмотреть грозящие ему опасности.

Мы живем в очень молодой Вселенной. 13 — 15 миллиардов лет – всего только миг в сравнении с теми астрономическими сроками, на которые распространяется наше научное прогнозирование. Наша галактика – Млечный путь – к примеру, совершила всего только несколько оборотов вокруг своей оси с момента своего образования. Это очень молодой и буквально кипящий мир, в котором время от времени случаются грандиозные космические катаклизмы, что и является самым серьёзным фактором отбора для разумной жизни. Выжить сможет только тот вид, который сумеет в срок между двумя катастрофами достичь такого уровня развития, чтобы защитить себя в критической ситуации.

Катаклизмы планетарного масштаба происходят гораздо чаще. Не один раз с Землёй сталкивались огромные астероиды, не один раз смещалась ось вращения. Возможно, наша планета может выдержать только некоторое, конечное число таких потрясений и когда-нибудь расколется по гигантским разломам в коре.

Следующий фактор отбора таится в самом человеке и имя ему – зло. При нынешнем развитии науки и технологии это представляет смертельную опасность для человечества. Кропоткин в своё время писал: «Естественно, что … среди очень многих человекоподобных видов, с которыми человек находился в борьбе за жизнь, выжил тот вид, в котором было сильнее развито чувство взаимной поддержки, тот, где чувство общественного самосохранения брало верх над чувством самосохранения личного, которое могло иногда влиять в ущерб роду или племени». Но человек, по видимому, вышел из жёстких объятий этого инстинкта, который был сродни родительскому. Сегодня в мире так много зла, что причину его следует искать в самой природе человека, в его физиологии. Н.Ф.Фёдоров видел его источник в смертности человека, но почему тогда злыми бывают люди искренне верующие? Даже можно сказать, что, если вера перерастает в фанатизм, зло проявляется просто с пугающей необходимостью. А ведь для верующего человека смерть – это только переход в лучший мир.

Представляется возможным назвать, по крайней мере, одной из основных причин человеческого зла его плотоядность. Ведь, как бы мы не закрывали глаза на это, скушанный нами сегодня на обед кусок мяса ещё вчера мирно щипал травку, по-своему радовался солнышку. Мы убили его. Мы причинили ему боль и предсмертный ужас, когда уже нет выхода, когда нож вот уже, в сердце!

Мы знаем это. Мы знаем это с самого детства. И знание это сидит в нас, приучая нас к жестокости и лицемерию, к мысли о допустимости причинять боль и смерть живому существу, о допустимости решать проблемы «Я» ценой жизни «не-Я». Всё это настолько глубоко сидит в нас, что мы получаем удовольствие от самого процесса убийства. Множество художественных произведений посвящено сценам охоты или рыбалки. Стало привычным штампом выражение: «благородная страсть».

Законы своей физиологии человек переносит в мир межчеловеческих взаимоотношений. Бывают люди – хищники, живущие за счет чужих жизней, бывают люди – жертвы по своему происхождению. Просматривается зловещая корреляция между доходами одних и количеством умерших от недоедания других в один и тот же день! Бывают государства – вампиры. Для процветания одной страны следует время от времени слегка «побомбить» какую-либо другую страну. Повод всегда найдётся, было бы желание.

Приведённые примеры – это не случайные события, это элементы сло-жившейся системы, системы самоуничтожения. И cовсем не обязательно, что джина из бутылки выпустят некие изгои. Скорей даже, наоборот, у благополучного жителя развитой страны возможностей для этого гораздо больше. А повод, как известно, всегда найдётся, было бы внутреннее разрешение.

Вполне возможно, что мы до сих пор не встретились с инопланетным разумом по той причине, что каждая форма жизни, дойдя до определённого уровня развития и не справившись с подобной задачей, с необходимостью сама себя уничтожает. Злому интеллекту нет места во Вселенной.

Задачу выживания можно сформулировать таким образом — Человек Разумный должен превратиться в Человека Морального. Начинать следует с отношения к природе. Мы должны осознать, что ягнёнок существует не для нас, он самодостаточен, и нет такого закона, который запрещает ягнёнку приобрести интеллект, пусть и в далёком будущем. Сегодня мы не можем сразу отказаться от животной пищи. Целые народы существуют благодаря скотоводству и рыболовству. В северных регионах вообще не выжить на вегетарианском рационе. Здесь слово за наукой. Но пока перед ней мы ставим не те цели.

Следующий шаг – взаимоотношения между людьми. Здесь следует признать недопустимость эксплуатации человека человеком. Отчуждение прибавочной стоимости – современный вид рабовладения, пусть хоть и сытого. А тот факт, что работнику разрешается владеть акциями предприятия – это такая ситуация, когда рабу дозволяется иметь своего раба, и не более того.

Принцип неприкосновенности собственности должен распространяться и на результаты труда. На все, на полные результаты. И если некоторая часть труда человека остаётся на предприятии для его развития, то она должна в полной мере, с учётом прибыли, возвращаться работнику с его уходом с предприятия. В принципе, не должно существовать понятия – собственные средства предприятия. Предприятие может только распоряжаться средствами коллектива и кредитами. Недопустимо существование рантье; акции есть рабы. Незаработанная собственность аморальна. Именно такую собственность имел в виду П.Прудон, объявляя её кражей.

Не менее аморальным является лозунг «железной рукой загоним человечество в счастье». Никакие цели не оправдывают насилие. Жизнь сама себе цель. Мы же готовы объявлять целью любую более менее просматриваемую веху в направлении нашего развития. Это было бы полбеды, если бы мы не начинали торопить события и в спешке бросать друг друга в топку паровоза. Допустима только одна задача – устранение угроз жизни, всё остальное — тоталитаризм.

Ещё один очень важный вопрос, на который необходимо ответить, касается отношений между мужчиной и женщиной. Что есть любовь – то, что возвышает человека над животным миром или, напротив, возвращает его туда? Можно ли любовью «заниматься»?

Отношения человека с миром должны быть построены на принципах покаяния за вчера и справедливости сегодня. Зло – последняя несвобода человека, и освободиться от неё можно, только освободившись от всех других несвобод. Избавиться от зла в себе может только совершенно свободный человек. Но для того, чтобы окончательно выдавить из себя раба, необходимо сперва избавиться от комплекса рабовладельца, а ещё раньше – каннибала.

Шансы на выживание настолько малы, что впору призывать готовиться к катаклизмам и разрабатывать программы по спасению какой-то малой части человечества. Чтобы лучше оценить масштаб задачи, достаточно уяснить, что для этого нужно в кратчайшие сроки искоренить преступность. Сегодня мы не можем справиться с ней даже в местах лишения свободы. Более того, можно говорить о том, что именно эти места являются системоорганизующим элементом преступного мира. К сожалению, сегодня любой вор может сказать, что воруют все, просто одним это разрешается, а других сложившаяся система превращает в «лохов», которым вор быть не хочет.

Шансы не просто малы, шансы ничтожны. А обидно…. Все эти вопросы не новые, о многих из них говорилось ещё с древности. Можно вспомнить о сочувственном отношении ко всему живому в индийских религиозно-философских школах. Ветхий Завет и Коран запрещают получать проценты за ссуду. Вспомним, как Христос прогнал менял из храма. Богатый человек мог стать последователем Христа, но для этого он должен был раздать своё богатство, признав тем самым его нечистую природу. Ныне мы строим храмы на деньги менял, выдавая им лицензию на продолжение греха. Какому богу можно молиться в таких храмах?

Не успели остыть следы Спасителя на Земле, как ему приписали убийство Анания с женой. Это тому, кто есть любовь! А повод-то какой – всё те же деньги. Не по себе ли судим? Сколько таких убийств ещё было, посчитать трудно — от костров инквизиции до гулаговских застенков, и всё во имя любви и будущего всеобщего счастья.
Природа, может быть впервые в истории Вселенной, дала человеку шанс, создав его не принципиальным хищником, а только всеядным существом. Сумеем ли мы его использовать?

А результат? Зайдите в магазин детской игрушки. Попробуйте выбрать что-нибудь для мальчика, не связанное с убийством. Или посмотрите компьютерные игры, в которые играют наши дети. «Для перехода на следующий уровень ты должен убить двадцать человек» — вот так, ни хороших, ни плохих, просто убить и всё. Характерный пример – предмет, символизирующий престижную премию американской академии киноискусства «Оскар» представляет собой фигурку человека с мечом.

Зло вошло в нашу плоть и кровь до такой степени, что мы готовы совершать его даже без каких-либо причин. Авторы компьютерных вирусов – пример зла без повода и выгоды, зла бескорыстного, зла во имя зла, зла в чистом виде.

В поисках природы зла некоторые исследователи пытаются всё объяснить неким особым генным кодом. Следует очень осторожно относиться к излишней биологизации психического, поскольку это новый повод делить людей на разные «сорта». Это мы уже проходили. Наличие определённого гена у воинственного южноамериканского индейца может свидетельствовать о склонности к адреналину, которая в условиях его обитания выливается в боевое поведение, но никак не обуславливает его.

Зло руководит миром, указывая ему иллюзорные цели, маскирующие поджидающую нас пропасть. В виде юнговского архетипа «тени» зло передаётся по наследству. Казалось бы – тупик. С одной стороны — зловещая тень, с другой – кризис культуры, поломка защитных механизмов от этой «тени». Сделаем попытку разобраться в происхождении архетипа и способе его передачи. Заметим вначале, что простая запись в память новорождённого не сработает. Как для запуска компьютерной программы требуется её инсталляция, так для человека нужно эмоционально пережить событие, что бы оно было встроено в его «Я».

Возможно, младенец получает некоторую очень важную для него информацию в виде сновидения. В подтверждение этой гипотезы можно привести некоторые наблюдения за жизнью животных. Во-первых, замечено, какую большую роль играют в их поведении первые мгновения жизни. В это время формируется так называемый инстинкт следования. Животное неотступно следует за тем, кого оно увидело первым. Во-вторых, некоторым видам присущи достаточно сложные виды деятельности, которые невозможно объяснить инстинктом, носящим, как правило, механический характер. Постройка ласточкой своего первого гнезда – один из таких примеров. А ведь она даже не могла видеть, как это делается.

Ещё один момент. Когда нам снится сон, часто невероятный, мы со-вершенно не удивляемся различным странным сочетаниям событий и действующих лиц. Мы почти превращаемся в другого человека в такие моменты, настолько у нас притупляется связь со всем нашим прошлым опытом, с нашей памятью. Именно таким образом легче всего встроить новую информацию, не вызвав её отторжения. Так в медицине требуется угнетать иммунитет во время пересадки органов.

Предположение о роли сновидений в формировании первичных навыков у животных можно было бы проверить экспериментально, попробовав нарушить сновидения на первых порах жизни, например, возбуждая определённые участи мозга электрическими импульсами.
Таким, предположительно, может быть механизм передачи архетипа от родителей потомству. Рассмотрим процесс его формирования. Фрейд и Юнг считали, что сформировавшееся подсознательное в неизменном виде кочует из поколения в поколение. Но можно предположить и другое. Получив после рождения (а может быть и до него) свою порцию опыта прошлых поколений, человек в процессе своей жизни вносит в него свои поправки. Каждым мгновением жизни, каждым своим поступком, своей мыслью и отношением к событию мы формируем содержание того первичного сна, которым передаётся коллективное бессознательное. В таком случае родившийся ребёнок является дитём всей своей эпохи, преломлённой через восприятие родителей. Потому-то архетип следовало бы назвать, в силу его производности, артефактом.

С одной стороны, это даёт нам шанс на выживание, на возможность воздействия культурных факторов на формирование артефакта. Но здесь же кроется и большая опасность – человек оказывается принципиально управляемым существом, поддающимся манипулированию сознанием. Такие технологии вовсю используются в рекламе и PR-акциях. Количество и качество рекламы не имеет ничего общего с качеством рекламируемого, и потому является мошенничеством в торговле и серьёзным преступлением в политике. Показательно, что практически в каждом учебнике по PR есть глава, посвящённая оправданию данного явления, убеждающая нас в том, что PR не противоречит морали. Почему-то в учебниках по агрономии или, например, логики таких глав не встречается. Демократия развивалась параллельно с развитием средств манипулирования сознанием, причём жестко коррелированным образом. Реклама и PR выхолащивают саму суть демократии, оставляя от неё одну красивую оболочку. Человек имеет естественное право на выбор информации, на формирование своей самости. Реклама и PR покушаются на это право. Допустима только реклама социального содержания, решение о которой должно приниматься высшим государственным законодательным органом. Вопросы информирования должны решаться в рамках информирования, а не навязывания. Но деньги решают всё. Телеканалы позволяют себе в нарушение законов даже не указывать рекламные блоки в публикуемых программах, что позволяет им скрывать молчаливый сговор о времени подачи рекламы, размещая её в теле других программ. Деньги – это святое…

Наш разум устроен таким образом, что мы постоянно моделируем своё будущее на основе прошлого опыта, постоянно корректируем эту мо-дель по мере поступления новой информации, встраиваем себя в эту модель и мысленно наблюдаем, как эта обстановка повлияет на нас. Можно сказать, что наше сознание – это процесс записи информации о своём самочувствии, о своей реакции на события, причем новая информация проходит сквозь призму прошлого опыта, а интеллект – это способность моделировать будущее на основе прошлого опыта. Глубина мысленного проникновения в будущее зависит от умения фиксировать шаг предшествующий с помощью символа – слова. Как неопытный шахматист не может представить себе будущую позицию, не передвинув фигуры, так и животные, не имеющие слова, не в состоянии предвидеть будущее. Человек же просто живёт в этом будущем, более того, нам бывает трудно сосредоточиться на настоящем. Если бы Бог вдруг захотел очень-очень наказать человека, он бы просто выполнил все его желания. И вот: ребёнок хотел быстрее вырасти, потом быстрее завести семью, опять же вырастить детей, а по мелочам – дождаться конца рабочего дня, да скорей бы уже выходные, да когда уже тот отпуск. Со временем начинаем дожидаться пенсии и …?

Связью между настоящим и будущим выступает вера: уверенность в том, что это будущее наступит и будет оно таким, каким мы его себе пред-ставляем. В этом, возможно, кроется психологическое обоснование религии.

От умения встраивать себя в мысленную модель берёт своё начало способность поставить себя на место другого, что является основой, фундаментом добра в человеке. В процессе исторического развития в зависимости от формы питания в живой природе сформировались две линии поведения: «отгони, если мешают» и «убей, чтобы скушать». Последняя установка у человека дополнилась ещё некоторыми: «убей, чтобы не скушали тебя», «убей чужого на всякий случай» и «просто убей, чтобы не мешали». Зло сформировалось не просто на основе плотоядности, а в сочетании её с интеллектом. Плотоядный интеллект способен порождать чудовищ. На пути этой пугающей «тени» стоит способность поставить себя на место другого, умение почувствовать чужую боль.

Таким образом, природа добра в человеке в способности воображения, т.е. в умственных способностях. Добро присуще развитому интеллекту, оно безотносительно. Но на некоторой промежуточной стадии, когда воображение уже есть, а умение почувствовать чужую боль ещё не развилось, может зарождаться психология преступника. Ни один преступник не совершил преступления, не совершив его, и не один раз, в своём воображении. Иногда, оправдываясь, они говорят потом, что их будто чья-то злая воля подталкивала на проступок. Для таких людей следует разрабатывать приёмы психической гигиены, исключающие аморальные мысли.

Психологи не раз отмечали, что у людей с садистскими наклонностями отсутствует как раз умение поставить себя на место другого. Поразительно, но тем же свойством, хоть и в меньшей степени, должен обладать успешный бизнесмен. Такой метод используется во многих тестах на профпригодность.

Хочешь разбогатеть, забудь про совесть.

При этом человек должен иметь право реализовать себя, в том числе экономически. Недопустима только эксплуатация, выражающаяся в присвоении прибавочной стоимости. Как это реализовать на практике, чтобы сохранить и мотивацию и справедливое распределение – вопрос к экономистам. Но сама постановка задачи – приоритет философии. Следует провести различие между богатством и достатком, но не в количественном отношении, а по происхождению средств. Талантливый артист, изобретатель, как и любой другой высокопрофессиональный работник, может иметь достаток, превышающий богатство иного предпринимателя, нажитое не без помощи воровства. Азартные игры и всякого рода лотереи также относятся к разряду способов завладеть незаработанными деньгами. Этот момент не захотели заметить даже в Советском Союзе, допустив государственные лотереи.

Надо согласиться, что источником общественного развития является развитие производительных сил. Для доказательства этого можно провести мысленный эксперимент «от противного». Представим себе, что на нашей планете два металла – медь и железо – находятся в состояниях, недоступных для первобытных технологий, как, например, это имеет место для алюминия. Производящее хозяйствование оставалось бы только подспорьем для охотников и рыболовов до сегодняшнего дня на подавляющем пространстве планеты.

Спираль общественного развития направлена вдоль оси развития производительных сил. Если эту спираль изобразить на плоскости (сделать её проекцию), она примет вид синусоиды. Такое упрощение позволяет заметить некоторый ряд закономерностей в развитии общества. Синусоиду можно рассматривать как графическое отображение взаимопереходов определённых этапов в нашей истории, когда сменяли друг друга различные доминанты в восприятии мира: форма и содержание, духовное и земное, моральное и физиологическое. История человека начинается с момента осознания своей инаковости, своего отличия от животного мира. Это было не так просто. С одной стороны, наблюдая за деятельностью некоторых животных, например, строящих плотину бобров, человек вполне мог считать их, по крайней мере, не глупее себя. С другой стороны, сам человек, в силу своего происхождения, ещё не очень отличался в своём поведении от животных. Тогда то и была изобретена некая высшая, божественная сущность, которая создала человека, отличного от животных и регулировала его деятельность. Ярким представителем этого этапа является Древний Египет, с его направленностью на потустороннее. По сути, вся жизнь египтянина проходила под знаком подготовки к смерти и последующей потусторонней жизни. Но проходит время, и прагматичного еврея, не плохо, в общем-то, устроившегося в Египте, начинает тяготить такая оторванность от реальной жизни. Еврей не против Бога, но такого, который говорил бы о жизни здесь и сейчас, а не о туманном потом. Синусоида снова пересекает линию развития производительных сил. Исход знаменует собой начало нового этапа в истории, где приоритетом становится земное, законы приобретают формальный характер. Богу вменяется в обязанность конкретно перечислить свои требования, еврей обязуется их выполнять, за что ему и его потомкам гарантируется успех в этой, земной жизни. Преобладание формы над содержанием приводит к тому, что с Богом можно даже лукавить. Например, еврею запрещено давать соплеменнику ссуду под проценты. Чтобы обойти это положение, была придумана хитрая схема с посредником-неевреем. Кредитор давал ссуду посреднику, а тот уже от своего имени суживал другого еврея. И буква закона соблюдена, и экономическая выгода не упущена.

Самым ярким представителем этого этапа является, безусловно, Древняя Греция, где, по образному выражению Маркса, сама природа улыбается человеку своей чувственной улыбкой. Характерной чертой этого периода является авторство текстов. Разумеется, поначалу оно носило характер художественного изложения уже сложившихся представлений, по сути своей, являлось продолжением мифотворчества. А в тот момент, когда человек осмелился изложить свои собственные мысли, не общепринятые, совсем даже не очевидные, а порой и прямо противоречащие здравому смыслу, в тот самый момент родилась философия. Поскольку истины здесь излагались отнюдь не очевидные, их надо было обосновывать, надо было вести дискурс с оппонентами. Таким образом, философия рождается тогда, когда появляется дискурс, и, по видимому, умирает в его отсутствие. Образно выражаясь, можно сказать, что Гомер нашёл в лесу дикорастущую яблоню и пересадил её в свой сад, а Фалес, унаследовав этот сад, вывел с этого дерева новый сорт яблок. Если же какую-либо истину удавалось доказывать неопровержимо, а тем более если она подтверждалась опытом, это означало рождение конкретной естественно-научной дисциплины. На долю философии оставались вопросы однозначно неразрешимые, но при этом требующие своего обсуждения. Как правило, таким статусом обладают «последние», крайне общие вопросы. Например, синусоиду, о которой идёт речь в данной работе, ни в какой микроскоп не увидеть. Также нельзя доказать её существование с математической точки зрения. Любое утверждение философского характера есть всего лишь приглашение к дискурсу. И не то, чтобы философы не любили доказательств, наоборот, свои позиции они стараются обосновать как только можно убедительнее, просто вопросы на их долю достаются весьма специфические. Им пришлось выработать свою систему ценностей внутреннего пользования, где больший вес получал не тот вопрос, который удавалось доказать; как уже отмечалось, такой вопрос переходил в ведение конкретной науки, — а вопрос, который не удавалось опровергнуть. В этом основное отличие философии от науки.

Другой яркой вершиной данного периода, вполне в духе приоритета формы над содержанием, является появление римского права. При всей очевидной положительной составляющей законности, надо отметить следующее: действуя в рамках закона (по форме), мы как бы перекладываем моральную ответственность на законодателя. Особенно ярко это проявляется в компьютерных играх, где совсем не страшно убивать.

Но … «всё проходит» — как заметил Эклесиаст. С появлением христианства заканчивается эпоха таких ярких достижений человечества в сфере земного. Наступает время глубоких этических преобразований, переосмысления прошлого и пытливого взгляда в будущее. Синусоида опять пересекает центральную линию. Можно согласиться с тем, что это время осевое, только надо заметить, что таких времён в нашей истории было несколько.

Это время расцвета арабской цивилизации. Великая культура рождается тогда, когда менталитет определённого этноса совпадает с потребностями времени (в том числе экономическими). Такая культура становится локомотивом истории. Соответственно, когда условия меняются, одна культура уступает своё место лидера другой. Что касается подъёма арабской культуры, то, возможно, это произошло в силу того, что мусульманское учение, хоть и имеет общую с другими мировыми религиями направленность, всё же меньше оторвано от жизни, менее абстрактно и проще в восприятии простым человеком (имеется ввиду средневековая жизнь и средневековый человек). Вообще здесь следует заметить, что, вполне в духе диалектики, наряду с общей тенденцией в каждый из периодов действует и другая, противоположно направленная, тенденция. Рассмотрим такой пример. Практически любая религия обещает в загробной жизни многие блага, которых большинство людей в этой жизни, как правило, лишены. Казалось бы, чего же здесь задерживаться? Но какие бы прекрасные долины, полные дичи, не ожидали индейца на том свете, он туда без крайней необходимости не торопится. При этом он даже самого перехода, как правило, болезненного, не боится. В христианстве самоубийство – грех. Но почему тогда у нас существует медицина, функции которой должны были бы быть сведены к обезбаливанию. Об умершем мы должны были бы говорить – «вот повезло человеку, он уже там, а мы ещё здесь мучаемся».

В периоды крайней религиозности противодействующей силой выступают витальные ценности. Именно они на протяжении тысячелетий поддерживали египетскую и средневековую государственность. В периоды расцвета прагматизма такой противодействующей силой (назовём её линией здравого смысла) является красота. Даже во времена древнегреческой телесной вседозволенности бытовала мысль о приоритете платонического поклонения красоте тела перед чистой физиологией. К такому же, только уже современному нам периоду относится знаменитая формула Достоевского: «красота спасёт мир». От красоты внешней к красоте внутренней, от красоты предмета к красоте поступка. Только действие её распространяется исключительно на времена «приземлённости» или, можно сказать, времена скрытого, латентного материализма. В Египте эта формула была бы неприемлемой, а в средние века просто кощунственной.

Волновые процессы возникают, по всей видимости, в тех случаях, когда встречаются противоборствующие силы. А поскольку такая ситуация в мире встречается повсеместно, постольку волновые процессы так распространены в нашем мире.

Линия здравого смысла позволила Египту обойтись без человеческих жертвоприношений, иудеям и греко-римской цивилизации не скатиться до беспредела, цивилизациям мировых религий удержаться в рамках соответствующих времени экономических порядков. В наше время её заслуга в модернизации капитализма. Именно линия сопротивления или линия здравого смысла ответственна за переход на новый этап, за очередное пересечение синусоидой центральной линии. Великую культуру рождает тот этнос, менталитет которого, с одной стороны, наиболее соответствует духу времени, с другой стороны – здравый смысл которого помогает избежать крайностей. В целом данная картина характеризуется сокращением времени каждого последующего периода и уменьшением его амплитуды, то есть отклонением от оси координат.


1 — время первобытного, наивного материализма. 2 – Древний Египет. 3 – античность. 4 – средневековье. 5 – наше время. Штриховой линией обозначена линия здравого смысла.

При этом «приземлённые» периоды характеризуются большей динамикой экономического развития, но, несмотря на экономическое благополучие, наступает время кризиса культуры, время переосмысления, в том числе этического, существующего порядка вещей.

Не надо забывать, что рассматриваемая синусоида есть всего лишь проекция спирали развития на плоскость, определённое сечение, сделанное для удобства восприятия. Вполне возможны сечения и другими плоскостями, пока не замеченными. А поскольку это всё таки спираль, то в её формировании действует закон отрицания отрицания, то есть между различными периодами существует определённая преемственность, а вся история человечества обладает единой логикой развития и ростом благополучия простого человека. Здесь не случайно применено словосочетание «простого человека», потому что только по его положению можно судить о прогрессе или упадке в развитии. Этим положением оспаривается попперовская формула наибольшего блага для наибольшего числа людей, на основе которой в умах некоторых западных политиков родилась идея золотого миллиарда. Можно предложить другую редакцию этой формулы – наименьшие несчастья для наибольшего числа людей. Циничным политикам обойти её будет труднее. Даже если предположить, что золотой миллиард останется на планете один, он не выживет в силу своей «крысиной», говоря народным языком, натуры. Это те люди, которым из поколения в поколение снились совсем уж плохие сны. Оставьте их одних, и они съедят друг друга, причём совсем не от голода. Только благодаря тому, что их концентрация сильно разбавлена простыми людьми, перед которыми им приходится притворяться, они до сих пор не уничтожили друг друга. У человечества появится шанс выжить только тогда, когда удастся лишить власти этот пресловутый золотой миллиард. Уместным будет заметить здесь же, что «золотое правило поведения» также не работает. Вспомним Зверобоя Фенимона Купера, когда двое белых проходимцев отправились к ирокезам за скальпами и попались в плен. Индейцев нисколько не удивило и, тем более, не шокировало такое поведение белых людей. За скальпами – это нормально, просто они плохие воины, они проиграли и за это должны умереть. Вполне в духе золотого правила, формулировка которого всего лишь фиксирует принятые в данное время в данной среде правила поведения, то есть не является универсальной, на все времена. Потому-то Канту и пришлось давать столько разных формулировок своему категорическому императиву. Но различными формулировками невозможно обойти тот факт, что внешний мир пытаются измерять единицами внутреннего психического опыта отдельной личности, другими словами, методами солипсизма.

Так или иначе, но развитие общества всё таки происходило, и благо-получие человека, что бы там не говорили, всё таки возрастало пропорционально уменьшению уровня крысятничества. Люди перестали съедать друг друга, ушёл в прошлое рабовладельческий строй, канула в Лету феодальная зависимость. Современный капитализм (виноват, постиндустриальное общество), принято рассматривать как максимально возможный уровень благ и свобод для человека. Слова Иисуса Христа о том, что быстрее верблюд пролезет через игольное ушко, чем богатый попадёт в рай, слегка отредактировали, и теперь они звучат так: «Если я богат, значит Бог меня любит». Хотелось бы задать вопрос, любит или испытывает? Богатство честным не бывает. Владеть им, пользоваться предметами роскоши в то время, когда на планете есть голодающие – (а сегодня это миллиард человек) — всё равно что украшать себя черепами съеденых соплеменников.

Проблема отчуждения как бы не противоречит идее свободы, а существует сама по себе, параллельно. Но свобода по определению не может существовать параллельно с нечестностью, а чем, как не нечестностью, можно назвать отчуждение? Нет, названия, разумеется, находят. Экономическая необходимость, например, или — вполне в духе золотого правила – общество равных возможностей. Всегда, во все времена быть плохим было выгодно. Эра приоритета формы над содержанием допускает возможность цинично спрятать ложь под красивой словесной обёрткой. Современному неакадемическому мыслителю Фулеру приписывают слова: «Кто хочет иметь дело только с честными людьми, тот должен забыть про коммерцию». При этом капитализм пытается исхитриться таким образом, чтобы при ложных, недостойных целях как бы мимоходом достигались положительные результаты. Но всё дело в том, что в принципе неверная установка – чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало – становится недопустимо опасной, когда дитя дотягивается до спичек. Переполненный автобус под названием планета Земля несётся под уклон со всё возрастающей скоростью. Водитель начинает догадываться, что в таком режиме можно ехать только по прямой, да и то не долго, при малейшем препятствии все окажутся в пропасти, а пассажиры продолжают бороться за лучшие места в салоне.

Зло – переходный, промежуточный этап развития интеллекта, и только если добро побеждает, только тогда сможет выжить человечество. Этика нужна для выживания не меньше, чем, например, зрение. Таковы условия естественного отбора. В этом нам может помочь развитие науки и техники, особенно средств коммуникации. Уже сейчас проводятся эксперименты по вживлению в человеческий организм различных чипов. Недалеко то время, когда средства связи будут встраиваться буквально от рождения, и средства эти будут передавать не только сформированные слова, но также мысленные образы и чувства. Таким людям нечего будет скрывать друг от друга, хотя они и будут иметь возможность отключаться от этой всеобщей сети. Просто это будет неприлично и подозрительно для окружающих также, как, например, если бы кто-то в наше время вышел на улицу в бандитской маске.

Этот новый виток эволюции обязательно породит новое качество. Так же как миллиарды нейронов в нашем мозгу благодаря соединениям между собой порождают наш разум, так и объединённые в гигантскую сеть миллиарды людей породят надличностный планетарный сверхразум. Невозможно даже вообразить себе его мощь. Неразрешимых задач для него не будет. Для описания качеств такой сверхличности просто необходимо применить понятие – бог. Но только это не тот религиозный Бог, который создал людей, а бог, которого создали люди, истинный Сын Человеческий.

Буквально недавно совершенно незамеченным произошло событие, по значимости своей сравнимое разве что с изготовлением первого орудия труда или произнесением первого слова. Речь идёт о том, что группе японских учёных под руководством Канг Ченга удалось впервые прочесть изображение непосредственно с головного мозга человека. Отчёт об исследовании опубликовано в американском журнале Neuron. Главный исследователь этой научной лаборатории Юкиясу Камитани отмечает: «Подобные принципы можно применить и к чувствам. В будущем мы сможем понимать чувства и расшифровывать сложные эмоциональные состояния».

Важность этого открытия проистекает из следующих соображений. Наше мышление происходит со скоростью, достаточной для реакции на природные внешние раздражители, то есть достаточно медленно. В то же время при разговоре мы не подыскиваем слова родного языка, которых насчитывается десятки тысяч, мы моментально вспоминаем нужную информацию. Всё это говорит о том, что наше подсознание, проводящее необходимую подготовительную работу для мышления, работает в порядки раз быстрее. Потому то сверхразум может возникнуть только после того, как огромные массы людей будут объединены в единую сеть, оперирующую не словами, а образами, чувствами и прочими инструментами подсознания. Другими словами, замкнуты должны быть подсознания, а не отдельные индивидуумы. Объединение на основе личностей, на основе слова существует уже давно, с появлением языка, но, в силу своей медлительности, это ещё на сверхразум.

Если человек способен познавать законы этого мира, то богочеловек сможет изменять их по своему усмотрению. Подчинение пространства и времени позволит ему наблюдать прошлое, получать информацию о нас с вами и даже воскрешать умерших по этой информации, о чём мечтал Фёдоров. Можно сказать, что вот сейчас, в этот миг за нами наблюдают наши предки. Для этого они должны будут научиться получать сигнал из прошлого, которое для нас является настоящим. Такой сигнал может быть получен, отразившись на большом расстоянии от Земли от какого-либо препятствия, как это обыграно в фантастических произведениях. Но может быть и другой путь. Сегодня мы знаем сигналы только в виде электромагнитных волн, которые распространяются со скоростью света. Представим себе, что со временем будут открыты другие виды сигналов или взаимодействий, скорость распространения которых ниже, чем скорость движения солнечной системы в пространстве. Для того, чтобы увидеть Землю в лучах такого сигнала, надо направить принимающий прибор на ту точку нашей прошлой траектории, имеющей криволинейную форму, которая соответствует требуемому времени. Примерно так футболист пробрасывает себе мяч и, оббежав соперника, снова его подхватывает. Все эти размышления нельзя назвать даже гипотезой, это всего лишь попытка обоснования той мысли, что природе не противоречит сама возможность получения сигнала о самом себе из прошлого. Если это так, то всем нам, по видимому, предстоит подробно просмотреть свою жизнь ещё раз, причём стоя в окружении своих предков и своих же потомков, а также всех тех, кто так или иначе причастен к тому или иному эпизоду нашей жизни. Кинооператором и ведущим просмотра будет выступать сверхразум. Если учесть, что такое видео будет сопровождаться не только звуком, но и записью наших мыслей и даже чувств, картина становится слегка похожей на ад. Остаётся только надеяться на благосклонность «прекрасного далёко» к нашим грехам и слабостям, по крайней мере до тех пор, пока все мы не будем охвачены общемировой сетью связи на подсознательном уровне.

Такому богу не надо молиться, тем более, что вмешиваться в прошлое опасно для будущего. Разве что для особо одиозных личностей было бы большой милостью вымолить для себя, чтобы их не воскрешали.

Такой бог не потребует особого культа, ему даже не нужно, чтобы изменялись культы традиционные. Тем более, ему не важно, каким именем его будут называть. Твори добро, не смей использовать другого для решения своих проблем – вот, пожалуй, и все его заповеди. Приписывание Богу каких либо свойств – это своего рода ограничение Бога. Как абсолют, Он обладает всеми возможными свойствами одновременно, в том числе и способностью выступать во многих лицах для удобства нашего восприятия. Важен дух учения, а не буква. Церковь требует соблюдения буквы, чтобы не выпустить верующего из под своего влияния, но это чисто экономический аспект. Именно в духе возможно единение людей различных конфессий. В идеале, в храме любого Бога должно быть отведено место для молитвы человека другого вероисповедания, а каждая молитва, каждое культовое действие должно заканчиваться пожеланием блага для всех людей, как исповедующих другие религии, так и для атеистов.

Не о таком-ли перерождении человечества говорили Соловьёв и Бердяев? Богочеловечество, при всём своём всемогуществе, никогда не проявит своей силы. Всякая сила есть главное изобретение дьявола. Даже библейский, даже старозаветный Бог никогда не угрожал людям своими наказаниями. Он просто предупреждал о тех бедах, которые обязательно наступят, если люди не будут соблюдать определённые «правила безопасности» бытия. Но в те времена истолковать Его послания иначе, чем это сделано в Библии, было просто невозможно. Мы часто даже друг друга не понимаем, где уж нам адекватно понять Бога. То, что Бог говорил о добре, мы, в силу нашего искажённого восприятия, во сто крат уменьшили, зато все более-менее жёсткие Его высказывания мы тысячекратно преувеличили. Что-что, а это нам понятно, это мы любим.

Богу приходится говорить с людьми на их языке и в пределах их разумения. На Синайской горе он провозгласил: «око за око», а через несколько сотен лет устами второй своей Сущности: — «возлюби врага своего». Даже непонятное для нас сегодняшних — «до третьего-четвёртого рода» — было необходимо в то время. Дело в том, что человек так любит делать зло себе подобным, что готов платить за это удовольствие своим здоровьем и даже жизнью. Богу приходилось угрожать лишениями для самого дорогого – для детей. И даже не угрожать, а предупреждать о бедах, которые мы приносим будущим поколениям.

Бог никогда не назначит конец света, это сугубо наша прерогатива. Под одобрительную ухмылку повелителя тьмы, сидящего в наших душах, мы сами готовим себе костёр общемирового аутодафе. Иисус Христос во время своего второго пришествия может никого не застать на этой Земле.

При всей своей кажущейся фантастичности, предположение о рождении сверхличности представляется вполне реальным, причём совсем в недалёком будущем. Более того, все наши социальные институты, от примитивного племени до межгосударственных образований, можно рассматривать как первые, ещё не осознанные, проявления её существования. Также сюда следует отнести такие явления, как кризис культуры и нынешний финансово-экономический кризис. Эти явления следует рассматривать как инстинктивное сопротивление предразума существующему положению вещей, как проявление его инстинкта самосохранения. Все наши попытки преодоления что одного кризиса, что другого – всё это не более чем жалкие потуги косметическими средствами противостоять серьёзному недугу. Точно так же как кризис культуры длится уже второе столетие, финансовый кризис, по всей видимости, может принять перманентный характер, возможно, с небольшими «потеплениями». В подтверждение этого тезиса приведём цитату из корпоративной газеты компании Телетрейд консалтинг «Деньги плюс». Газета предназначена для валютных трейдеров, то есть торговцев на мировых финансовых биржах, благо с помощью интернета сейчас это можно делать, не выходя из дома. Специфика их деятельности такова, что успех может быть достигнут только при наличии полной информированности обо всём, происходящем в мире. Отсюда и позиция газеты такая, что печатать можно всё что угодно, кроме неправды. В статье «Интеллект и честность спасут мир» Виктор Романовский, член Национального союза журналистов Украины, касаясь проблемы возможных мировых катастроф, пишет: «… никто не может гарантиро-вать, что события не примут лавинообразный характер. Ко всему надо быть готовым. Нужно иметь возможность быстро покинуть зону бедствия. И молиться, чтобы вся планета не стала таковой». О каких долгосрочных инвестициях, о каком доверии к миру можно говорить с людьми такого мироощущения? Вот почему проблему кризиса культуры следует рассматривать через призму мировых проблем глобалистики или, заостряя вопрос, можно сказать, что кризис культуры является этаким предвестником, индикатором глобальных потрясений, ожидающих нас в недалёком будущем. Именно из этих соображений представленной работе было дано такое название.

Остаётся только надеяться, что человечество сумеет найти в себе силы справиться с этой проблемой проблем, сумеет выдернуть из собственной души корень зла, доставшийся нам по наследству. Надо заметить, очень глубоко сидящий корень. Его нельзя назвать даже третированием иного. Всё это только следствия нашего неумения замечать иного, неумения почувствовать чужую боль. Скорее его следовало-бы назвать игнорированием иного. Каждому из нас приходилось видеть, как продают свежую рыбу. Покупатели при этом стараются выбирать ещё живую, которая хоть немного шевелит жабрами. А ведь стоит секунд на тридцать задержать дыхание, чтобы получить представление о том, что это несчастное существо вот сейчас, на наших глазах испытывает. Самое страшное, что никому не приходит в голову возмутиться. Можно часами наблюдать, как подходят к прилавку нормальные в принципе люди, любящие своих детей и близких и как бы никому не желающих зла и, тем не менее не замечающих творимого зла перед их глазами. Даже если мы не можем пока исключить животную пищу из нашего рациона, совсем не обязательно напоследок вдоволь поиздеваться над теми, кто имел несчастье попасть в нашу пищевую цепочку. Поневоле приходит в голову мысль о том, что должен быть специальный механизм, помогающий нам быть слепыми с открытыми глазами, а то, что мы видим, представлять нам в искаженном виде. Как уже отмечалось выше, в качестве такого механизма может послужить первичное сновидение, передающее нам не то, чтобы знания, а некоторый набор установок, призванных служить нам опорой, ориентирами в окружающем мире. Ведь не зря сновидения сохранились до сих пор, а не исчезли в процессе эволюции. Существо, почему либо не получившее такого сновидения, становится слишком не приспособленным к жизни и погибает раньше, чем обзаведётся потомством. Сторонникам так называемого эволюционного пути развития, утверждающим, что всё так и должно быть, пока не разрешится как то само собой, можно посоветовать никогда не пользоваться самолётами, а подождать, пока у них вырастут крылья.

Инстинктивные проявления предразума могут принимать и другие, неизвестные нам формы. Мы, разумеется, будем воспринимать их как некие проявления социальной жизни. Важно научиться различать локальные явления, вызванные местными или случайными факторами, и явления общемирового, глобального порядка. Причём такой показатель, как количество людей или стран, вовлечённых в данный процесс, вовсе не обязательно может служить отличительным признаком одного явления от другого. Можно только предположить, что с развитием средств коммуникации проявления этой новой сущности будут принимать всё более серьёзный, неподвластный нам, а со временем и всё более осмысленный характер.

Амплитуда синусоиды уменьшается, периоды укорачиваются и она переходит практически в прямую линию. Но это не конец истории, как это провозгласил Фукуяма, а переход в новое качество. Где-то, вне зоны нашей видимости, развивается в свою линию другая кривая, ещё более великая, для которой наше сегодняшнее развитие является всего лишь частными флуктуациями. Речь идёт о диалектическом противоречии между личностным разумом и планетарным сверхразумом, между солипсизмом (часто неосознанным) и объективным восприятием мира.


I – эпоха расцвета индивидуализма, личностного разума.
II – эпоха планетарного сверхразума.
1 — время первобытного материализма. 2 – Древний Египет. 3 – античность. 4 – средневековье. 5 – наше время.

Точка пересечения синусоиды с линией координат становится, таким образом, точкой пересечения сразу двух синусоид. Это совершенно новое явление в нашей истории, требующее особого внимания и грозящее нам очень и очень серьёзными потрясениями.

Вот в эту новую эпоху и станет возможным окончательно решить вопрос о солипсизме. Только имея возможность увидеть мир глазами своих бесчисленных элементов, сверхразум, а с ним и все живущие, на практике смогут убедится в множественности бытия, сумеют выглянуть за пределы фанерона. Индивидуализм, взращённый на основе неосознанного, природного солипсизма есть пережиток звериного в нашей душе. Человек становится человеком только в сообществе, и только в сообществе может им оставаться.

Все эти рассуждения – не более чем гипотеза, но не в силу своей «фантастичности», а по причине неопределённости нашего будущего. Сверхличность будет, в каком то эйнштейновском смысле для нас она уже существует, вопрос в том, из каких элементов она составлена. Если это не люди, а какие-то другие виды разумной жизни, сменившие нас на этой планете, то вряд ли они захотят воскрешать кого либо из нас, как не прошедших отбор. Так и мы не захотели бы во времена доступных опасных технологий иметь среди нас неуравновешенных неандертальцев. Спасение индивидуальное, предлагаемое традиционными религиями, невозможно. И выжить и погибнуть мы можем только все вместе. Злой интеллект способен уничтожить всю Вселенную, хотя бы по причине халатной небрежности в своей деятельности, и если Вселенная ещё существует, значит неморальные цивилизации самоуничтожаются. Такой вывод можно было бы назвать законом самосохранения Вселенной.

Но и это ещё не предел развития. По мере освоения космоса, устраи-вая свои колонии, а также вступая в контакты с другими формами разумной жизни, человечество тем самым будет способствовать зарождению ещё более грандиозного сверхразума Вселенского масштаба. А если учесть тот факт, что каждая элементарная ячейка живого, каждая клетка самим фактом своего существования опровергает так называемое второе начало термодинамики, то гипотезу о тепловой смерти Вселенной можно сформулировать следующим образом – пока во Вселенной есть жизнь, Вселенная бессмертна. В обоснование этого приведём цитату из известного учебника по биологии Э. Либберта: «Согласно второму закону термодинамики, в природе в целом и в каждой изолированной системе энтропия всегда увеличивается, а так как величина энтропии характеризует степень неупорядоченности, упорядоченность всегда уменьшается. Но живые системы, расходуя энергию, не только поддерживают присущее им состояние упорядоченности – степень организованности, но ещё и увеличивают его, например при росте. Это означает, что в живых организмах энтропия уменьшается».

Для нас же это означает, что идея о разумной Вселенной не так уже и фантастична. Диалектическое противоречие между энтропией в неживой природе и способностью живого накапливать энергию, изолируясь в каком-то энергетическом смысле от остального мира, может оказаться основополагающим в развитии ещё более великой синусоиды, которая пока для нас находится совсем уж за горизонтом.

Но наблюдать эти события человек сможет только в том случае, если сумеет в ближайшие сроки победить зло в себе. Сегодня же мы ведём себя так, что вся планета вздохнёт с облегчением, если мы вдруг исчезнем. Через миллион лет после нас потомок нынешней шимпанзе сделает свой первый каменный топор, ещё через миллион – напишет свою Джоконду. Быть может, как существу травоядному, ему повезет больше.

Обидно…

Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>