<

Монолог о физике социальных систем

Просмотров: 318

Мир потрясающе многообразен. Однако, всё, что добыто человечеством на пути познания, фиксируя это потрясающее многообразие мира, заставляет подозревать и его единство. Так, всё богатство окружающей нас природы построено на весьма ограниченной элементной базе, а сами элементы этой базы, столь отличающиеся по своим свойствам, устроены принципиально одинаково. Подчас разные по своим внешним проявлениям физические явления описываются математически одним и тем же способом. Наблюдая мир, мы всюду обнаруживаем системы, в физическом мире от систем микромира до астрономических систем и, наконец, до Вселенной вцелом, как системы астрономических систем. В фундаменте этого сооружения лежат элементарные частицы, объединение которых начинают эту иерархию систем. Современное представление о Вселенной и её эволюции позволяет предполагать существование такого периода её жизни, в котором не содержалось ни биологических, ни, тем более, социальных систем. Их рождение, пусть даже только на Земле, означало появление качественно новых форм организованной материи, и, таким образом, определяло этапные моменты в развитии Вселенной.

Сделаем предположение о том, что если существует глубокое единство мира, то его следует искать в общности организационных принципов на каждом этапе своего развития и что, появившиеся на основе соответствующих им форм материи системы, должны строиться принципиально одинаково, а поскольку у нас нет научно обоснованных сомнений в самоорганизованности нашего мира, то будем считать, что принципы самоорганизации и есть то, в чём проявляется это единство.

Если всё это предположить, то наука “Физика”, изучающая устройство нашего физического мира должна бы называться “Физикой самоорганизации”, а при изучении любой другой самоорганизующейся системы, созданной на иной элементной базе, мы должны были бы сталкиваться с явлениями качественно адекватными уже изученным в физическом мире.

Ниже следует попытка убедиться в этом на примере социальной системы, которую уж точно с полным правом можно назвать самоорганизующейся и саморегулирующейся.

Зададимся целью сформулировать закон развития общественных систем. Перечислим принятые без доказательства базовые утверждения, на которых будет строиться решение задачи:

1. Саморазвитие это процесс, протекающий на основе внутреннего противоречия. Это утверждение позволяет заранее предсказать вид искомого закона, который, таким образом, должен содержать формулировку внутреннего противоречия и способов его разрешения.

2. Жизнь зародилась в виде открытых самоорганизующихся систем.

3. Жизнь протекает в процессе взаимодействия живых организмов с окружающим пространством.

4. Объективной причиной, рождающей взаимодействие живых организмов с окружающим пространством, является их зависимость от окружающего пространства. Эта зависимость выражена в потребностях живых организмов, удовлетворение которых и реализуется в процессе этого взаимодействия.

5. Многообразие свойств локальных участков пространства, предопределяет и многообразие способов взаимодействия с ним, а это, в свою очередь, определяет многообразие форм жизни. Общим же непреодолимым правилом, действующим в мире живого, является следующее: в конструкциях живых организмов, в их устройстве не может содержаться ничего, что не используется в процессе взаимодействия с окружающим пространством. Существует и развивается лишь то, что поощряется в процессе этого взаимодействия, т.е. приводит к успеху в удовлетворении своих потребностей.

6. Объективными механизмами, запускающими и побуждающими процесс взаимодействия с окружающим пространством являются инстинктыживых организмов.

7. Инстинкты это генетическая запись информации о потребностях и способах взаимодействия с простанством. Таким образом, инстинкты генерируют интересы и мотивы поведения.

8. Успешное функционирование живых организмов, как самоорганизующихся систем, немыслимо без обратной связи, смысл которой заключается в отражении объективной реальности, запоминания информации о ней и активном использовании её для корректирования поведения организма в процессе взаимодействия с пространством.

9. Поэтому развитие жизни содержало развитие и совершенствование устройств обратной связи. Можно предположить, что именно этот процесс и привёл, в конце концов, к появлению столь совершенных устройств обратной связи, как человеческий мозг.

10. По отношению к уровню совершенства устройств обратной связи всё развитие жизни можно разделить на следующие два этапа:

10.1. Развитие жизни, в котором преобладающим процессом была перестройка собственных конструкций сообразно условиям окружающего пространства.

10.2. Развитие жизни, в котором преобладающим процессом была перестройка окружающего пространства с целью создания нужных условий.

Второй этап развития содержит историю человечества.

Определим начальные условия задачи в виде следующих требований:

1. Сохранности человека – носителя сознания в процессе социальной эволюции.

2. Детерминированности развития сознания.

Такой выбор представляется вполне естественным, потому что при невыполнении первого условия исчезает сама задача, а второе требование отражает тот факт, что задача может быть решена только на очень высоком уровне обобщения, который достигается, если в качестве начального условия будет использовано одно из самых общих свойств мира. Далее логика такова:

1. Под детерминированностью мира мы понимаем такое его свойство, при котором любые события и поведение любых объектов этого мира происходят на основе причинно – следственных связей, которые могут быть выражены в зависимостях и соотношениях. Наиболее общим выражением сказанного будет следующее:

Pt = f ( Pt-dt , t, a, b, c … )

где Pt– состояние объекта в любой момент времени, а в скобках перечень аргументов, которыми определяется это состояние, включающее в качестве одного из них предыдущее состояние объекта Pt-dt, где dt → 0

Сознание, как форма отображения материального мира (именно в силу этого) должно подчиняться такому же соотношению.

2. Поскольку время человеческой жизни неизмеримо меньше времён исторических масштабов, а сознание, как форма отображения объективной реальности не передаётся генетически, это определяет необходимость объединения людей в общественную систему, в которой детерминированность развития сознания разрешается следующим образом:

2.1. В общественной системе, которая характеризуется наличием в ней общественных отношений, создаётся общественное сознание, являющееся функцией индивидуальных сознаний людей, взаимодействующих между собой и с окружающим пространством в соответствии с существующими общественными отношениями.

2.2. Общественное сознание существует независимо от индивидуального сознания, в том смысле, что приходящее в жизнь индивидуальное сознание застаёт его в готовом виде и вынуждено считаться с ним.

2.3. В то же время люди, видоизменяя и совершенствуя свои материальные взаимодействия с пространством, изменяют общественные отношения и через них общественное сознание.

3. Коль скоро требование детерминированного развития сознания предопределяет появление общественных систем, это означает, что человек – носитель сознания должен обладать свойством, реализующим объединение в систему. Поэтому следует считать, что человек наделён принципиальной потребностью к объединению, являясь, таким образом, существом общественным и не существующим как человек вне общества и общественных отношений.

4. Отметим, что объединение людей в общественную систему, взаимодействие их между собой, давление общественного сознания на индивидуальное сознание человека, зависимость индивидуального сознания от него – всё это означает наложение более или менее жёстких связей на человека, заставляя вести себя по определённым правилам, ограничивает свободу человека и, именно это, делает его поведение более детерминированным. Отметим также, что именно в этих взаимодействиях, взаимозависимостях и связях формируется сознание, как форма отображения объективной реальности.

5. Однако, ограничение свободы человека, детерминированность его поведения представляют угрозу сознанию, как свойству организованной материи – мозга человека. Чем больше ограничена свобода, тем в меньшей степени используется этот орган, обеспечивающий материальные основы сознания. Абсолютная детерминированность исключает сознание вообще, оно становится не нужным и не может быть востребовано. В этих условиях биологические законы, действующие в мире живого, изымают всё, что не тренируется и не используется. Именно это и составляет угрозу сознанию, как видовому свойству человека.

6. Таким образом, существование сознания, как свойства мозга неотделимо от свободы или, что то же, от способности к вероятностному поведению, а любая форма угнетения человека означает угрозу сворачивания и исчезновения сознания.

7. В связи с тем, что в общественной системе всегда существует вероятность установления очень жёстких связей, которые могут вызвать почти полную детерминированность поведения человека, всегда существует угроза сознанию, как свойству организованной материи.

8. Эта постоянная опасность, существующая в общественной системе, в ходе эволюции выработала у человека соответствующие защитные механизмы.

9. Несмотря на существенные отличия отмеченных уже двух этапов развития жизни, они абсолютно одинаковы по содержанию: в обоих протекает процесс целенаправленного взаимодействия с окружающим пространством и качественно они отличаются лишь по уровню целенаправленности, вершина которой восознанном взаимодействии с пространством и эта осознанность материально обеспечивается совершенным устройством человеческого мозга.

10. То обстоятельство, что жизнь едина по своему содержанию на всех этапах своего развития, предполагает одинаковость механизмов, навязывающих живым организмам взаимодействия с окружающим пространством.

11. Поэтому человек, как качественно новый живой организм, вышедший в результате эволюции жизни из животного мира, наделён в дополнение к главным животным инстинктам: потребности питания, самосохранения и продолжевния рода аналогичными тремя инстинктами сознания – инстинктом познания, инстинктом самосохранения сознания и инстинктом продолжения сознания.

12. Первый из этих инстинктов – инстинкт познания запускает и поддерживает в работе человеческий мозг, определяя его назначение и направленность, какинструмента исследования и познания мира.

13. Второй – инстинкт самосохранения сознания побуждает человека к сопротивлению против налагаемых на него чрезмерных связей, иначе говоря, возбуждает и поддерживает в человеке стремление к свободе.

14. И, наконец, инстинкт продолжения сознания является причиной стремления человека к объединению, то есть создаёт его принципиальное свойство социальности.

Суммируя вышесказанное, приходим к следующей формулировке искомого закона: Если содержанием жизни является целенаправленное взаимодействие живого организма с окружающим пространством, то неизбежно появление общественных систем, законом развития которых является противоречие по отношению к условиям существования между сознанием, как свойством организованной материи и сознанием, как формой отображения объективной ревльности, разрешаемое инстинктами сознания.

Социальная система является самоорганизующейся системой и представляет собой совокупность сложно взаимодействующих между собой групп, коллективов, слоёв и прослоек населения, общественных и политических организаций, религиозных общин, деревень, городов, областей, регионов и так далее. При этом очевидно, что наименьшей неделимой, элементарной частицей системы, является человек. Теперь, говоря о человеке-носителе сознания, как об элементарной частице самоорганизующейся системы, перечислим её, элементарной частицы, некоторые важнейшие свойства.

Во-первых, выяснился дуализм сознания. Он выражается в неразрывном единстве противоречивых по отношению к условиям существования двух форм сознания. Одна из этих форм – это вещественное свойство мозга производить психические процессы, другая – это форма отображения реального мира, возникающая и развивающаяся в процессе взаимодействия людей между собой и с окружающим пространством, то есть в процессе социальной жизни.

Во-вторых, элементарная частица самоорганизующейся социальной системы является частицей с вероятностным поведением.

В-третьих, элементарная частица социальной системы обладает активностью, природа которой в её зависимости от окружающего пространства.

Итак, мы имеем частицы с перечисленными фундаментальными свойствами, из которых собрано всё в самоорганизующейся социальной системе. Совершенно естественно, следующим шагом должно быть выяснение того, каким образом строится система, каковы принципы её организации. Вполне логично отнести к организационным принципам прежде всего тот набор взаимодействий, который на базе элементарных частиц обеспечивает строительство всей самоорганизующейся системы, всех её подсистем и деталей. Набор взаимодействий и их характер должны, естественно, зависеть от свойств элементарных частиц самоорганизующейся системы и тех механизмов, которыми диктуется их поведение. Для случая социальной системы, таким образом, набор взаимодействий будет определяться инстинктами человека и его способностью производить мыслительные процессы. Иначе говоря, набору взаимодействий в социальной системе должен соответствовать набор инстинктов человека, сфера действия которых постоянно расширяется сознанием. Этот набор, как уже выяснилось, состоит из двух групп инстинктов: группы животных инстинктов и инстинктов сознания. Поскольку инстинкты в обеих группах симметричны, рассмотрим их попарно.

Инстинкт потребности питания и инстинкт познания определяют неизбывную зависимость от окружающего пространства, которая создаёт главные мотивы поведения, создаёт ту непрекрщающуюся активность человека, без которой нет ни развития индивида, ни развития системы. Они являются главными гарантами и биологической и социальной жизни, обеспечивая их неограниченное продолжение во времени. Эти инстинкты создают непрерывно расширяющиеся и умножающиеся сознанием интересы человека. Объединим интересы, генерируемые этими двумя инстинктами, в один общий класс интересов и назовём егопотребительскими интересами человека, которые, если воспользоваться сложившимися выражениями, будут объединять все материальные и духовные интересы человека.

Инстинкты самосохранения. Животный инстинкт самосохранения предназначен для защиты биологической жизни и проявляется на животном уровне либо в форме непримиримых (взаимоисключающих) контактных взаимодействий, либо в форме уклонения от них. Что же касается инстинкта самосохранения сознания, то мы определили его, как стремление к свободе, потому что существование сознания как свойства организованной материи неотделимо от свободы. Мы сказали, что инстинкт самосохранения сознания защищает человека от чрезмерных связей, которые могут угрожать человеку в общественной системе. Однако, такое понятие как “свобода” или выражение “чрезмерные связи” являются слишком неопределёнными, чтобы на них можно было что-то выстроить, они явно требуют уточнения. Поэтому выясним какое содержание скрыто за “самосохранением сознания”. Кажется очевидным и это, в общем, действительно так, что самосохранение означает способность сохранять себя в меняющихся условиях окружающего пространства. Однако, человек, как социальный элемент,представлен в социальном пространстве совокупностью своих осознанных социальных интересов. Поэтому содержанием инстинкта самосохранения сознания является защита своих индивидуальных интересов, как необходимого условия быть элементом социального мира, а содержанием понятия “свобода” является возможность достигать свои интересы. В этом и заключается одно из необходимых уточнений.

Далее. На уровне близком к животному, интересы немногочисленны, примитивны и почти одинаковы у всех элементов. Поэтому взаимодействия на основе интересов в этот период проявляются в форме соперничества и не приводят к объединению. В процессе эволюции сознание, как инструмент познания мира, необычайно усложнило и обогатило интересы человека. Сложность и многообразие интересов привело к разделению труда и взаимовыгодному сотрудничеству, к появлению групповых интересов и на этой основе к взаимодействиям (связям), создающим различной степени сложности структурные объединения элементов. Таким образом, инстинкт самосохранения сознания на более высоком уровне развития уже не противостоит всем и всяческим связям, реализующимся в системе, а лишь тем из них, которые противоречат индивидуальным и групповым интересам человека и защищает те из них, которые им соответствуют. Это второе уточнение, делающее более определённым выражение “чрезмерные связи”. Добавим также, что в содержание понятия “свобода” должны быть включены и возможности достижения групповых интересов человека.

Несколько слов о групповых интересах. Групповые интересы не существуют сами по себе, они проявляются как индивидуальные интересы, в отношении которых достигнуто осознание того, что их достижение возможно лишь при одновременном достижении интересов остальных элементов группы.

Таким образом, взаимодейстия интересов (их сотрудничество или столкновения), реализующиеся инстинктом самосохранения сознания, должны быть выделены в отдельный класс взаимодействий, ответственных за создание различных структурных объединений социального микро- и макромира.

Инстинкт продолжения рода и инстинкт продолжения сознания. Инстинкт продолжения рода выполняет важнейшую функцию воспроизводства элементов системы, создавая первую простейшую систему из двух элементов. На уровне чисто животного инстинкта эти первые элементарные системы не обладали стабильностью во времени, они возникали и самопроизвольно распадались. Лишь в процессе эволюции, с ростом сознания, которое характеризовалось значительным увеличением воспринятой, отобранной и зафиксированной информации о мире, о способах и навыках взаимодействия с ним, когда воспроизводство человека означало уже не только передачу биологической информации, но и передачу накопленного опыта, эти элементарные системы приобрели стабильность (под этим будем подразумевать, что время жизни этих элементарных систем стало сравнимым с временем жизни самих элементарных частиц) и смогли стать основой новых, более сложных микросистем, возникших на основе осознания общности потребительских интересов. Община, род, семья составляют эволюционную последовательность этих микросистем.

Взаимодействия на основе животного инстинкта продолжения рода настолько специфичны и не похожи ни на какие иные взаимодействия в социальной системе, что должны быть выделены в отдельный класс взаимодействий.

Человек, по сути, является, с одной стороны, биологическим устройством, конструкция которого обеспечивает материальные основы сознания, а с другой стороны, человек это неповторимый, уникальный социальный опыт, отражающий историю его индивидуальных отношений с окружающим пространством. Если взаимодействия на основе инстинкта продолжения рода воспроизводят человека как биологическую систему с заданными свойствами, то инстинкт продолжения сознания призван воспроизводить человека, как сумму добытого в процессе социальной жизни и осознанного социального опыта. Эту задачу мы рассмотрим несколько ниже. Сейчас лишь ещё раз отметим, что именно инстинкт продолжения сознания обеспечивает принципиальное свойство человека — стремление к объединению, то есть делает его существом общественным..

Взаимодействия, в основе которых лежит принципиальная потребность людей в объединении и источником которых является инстинкт продолжения сознания, также должны быть выделены в отдельный класс взаимодействий.

Перечисленные выше взаимодействия и связанные с ними социальные процессы определяются инстинктами человека. Однако, в общественной системе происходят процессы, связанные со способностью человека к мыслительной деятельности, в результате которой происходит изменение старых и осознание новых его потребностей и интересов.

Взаимодействия, в основе которых лежат новые осознания человека, должны быть выделены в отдельный класс взаимодействий. Будучи слабыми, они с полным правом могут быть названы управляющими взаимодействиями, поскольку управляют гораздо более мощными взаимодействиями, рождаемыми инстинктами человека.

Этот класс взаимодействий отвечает за эволюцию общественной системы и всех её больших и малых подсистем, разрушая старые и стабилизируя новые их конструкции.

Таким образом, весь кажущийся хаос взаимодействий, всё их неисчислимое множество может быть сведено к четырём классам взаимодействий, на которых лежит ответственность за создание всей иерархии систем в социальном мире, систем его микро, макро и мега масштабов.

Социальное движение и социальное пространство Развитие общественных систем, как и жизни вообще, немыслимо без окружающего пространства, поскольку содержанием жизни, содержанием всего развития является целенаправленное взаимодействие с ним. В процессе же познания “потребность” в пространстве появляется вслед за потребностью исследовать и описать движение. Исследование движения физических объектов привели нас к представлению о физическом пространстве – времени. Его четырёхмерная структура позволяет описать все известные нам физические движения. Однако с появлением качественно новых форм организованной материи, биологической и социальной, появились и новые формы движений, которые не могут быть описаны в рамках четырёхмерного пространства – времени, потому что оно не содержит их измерений. Поэтому, если мы принимаем реальность социальных движений, как качественно иных форм движений, мы должны принять реальность существования социального пространства – времени, выяснение структуры и свойств которого становится необходимой задачей при рассмотрении вопросов развития общественных систем.

Прежде всего отметим, что социальное пространство не может рассматриваться как нечто абстрактное, независимое от социальных элементов и безразличное к ним. Более того, оно создаётся социальными элементами и не существует без них, само понятие социального пространства лишается всякого смысла в их отсутствии. Поэтому, если мы выделяем в общей эволюции Мироздания этапы, связанные с появлением качественно новых форм материи – биологической, а затем и социальной, мы должны говорить и об эволюции пространства.

Введём в рассмотрение понятие материнского пространства. Это то пространство, в котором рождается очередная, качественно новая форма материи. По отношению к биологической форме материи материнским пространством будет физическое пространство (может быть это и не так, потому что между неживой материей и клеткой возможно имелись промежуточные формы, однако ход рассуждений это возможное обстоятельство не меняет). Тогда биофизическое пространство будет материнским по отношению к социальным формам материи. И тогда содержание эволюции общественной системы может быть определено как преобразование материнского биофизического пространства в социальное. В процессе этого преобразования и происходят все социальные движения. Поскольку целью социальных движений являются потребности людей, то в социальное пространство будут включены все области, в которых возможно их достижение. Таким образом, структуру социального пространства, его многомерность определяет набор человеческих потребностей.

Выясним теперь подробнее содержание понятия “социального движения”. Мы определили, что одним из фундаментальных свойств элементарных частиц социальной системы является активность. Активность неизбывна, она выражена в непрекращающихся действиях элементов социальной системы, направленных на удовлетворение потребностей. Представим себе, что мы охватили взглядом разом всю общественную систему. Мы, по сути, не увидим в ней ничего, кромедействующих и взаимодействующих её (системы) элементов. Поэтому социальное движение нам решительно не с чем связать, кроме как с действиями. И тогда окончательно, под социальным движением станем понимать связанные с участием в общественных отношениях действия, целью которых является достижение индивидуальных и (или) групповых потребностей.

Вернёмся теперь к формулировке закона развития общественных систем и проанализируем его в свете того, что уже было сказано.

Формулировка указывает на противоречивость обеих форм сознания по отношению к условиям их существования. Уточним, что при этом имеется в виду.

Условием существования сознания как свойства организованной материи является возможность многовариантного поведения, то есть свобода относительно измерений социального пространства. Сознание же как форма отображения реальности формируется в зависимостях, взаимодействиях, связях, что ограничивает эту свободу. Таким образом, условия существования обеих форм сознания это структура социального пространства и существующие в нём зависимости. Но именно в общественном сознании отображены для любого периода развития социальной системы и структура социального пространства (весь набор потребностей человека) и существующие в системе зависимости (общественные отношения).

Следовательно, общественное сознание определяет структуру и свойства социального пространства.

В формулировку закона входят также инстинкты человека. Но именно инстинктами определяются свойства человека как элементарной частицы системы. Таким образом, закон постулирует связь между свойствами элементарных частиц и структурой и свойствами социального пространства, что, в общем, совершенно логично и не требует пояснений.

Требованием обеспечения детерминированности развития сознания явилось возникновение общественных систем. С другой стороны, мы знаем, что общественные системы являются открытыми самоорганизующимися системами. Какой может быть связь между требованием детерминированности и устройством системы? Очевидно, что содержанием этой связи может быть лишь требование к организационному устройству общественных систем обеспечивать их детерминированное развитие. Нетрудно видеть, что условие детерминированности в том виде, в котором оно записано при выводе закона развития, реализуется передаточной функцией саморегулирующегося устройства, в котором роль отрицательной обратной связи играет общественное сознание.

Закон развития

Из этой картинки видно, что условием детерминированности развития является непрерывное стремление к воспроизведению прошлого и эту задачу в социальной системе выполняет общественное сознание. Именно с его помощью будущее реализуется в настоящее всегда на арене прошлого, что и создаёт однонаправленность социального времени.

Рассмотрим подробнее как это решается. Общественное сознание является функцией индивидуальных сознаний людей, создаётся в процессе их общественной жизни и потому может выполнять задачу воспроизведения прошлого, если любой человек, как элемент системы, участвует в её выполнении. Однако, для этого он должен быть наделён необходимыми свойствами. Такими свойствами человека наделяет инстинкт продолжения сознания. Задача воспроизведения прошлого очевидно распадается на две задачи.

Во-первых, воспроизвести сознание, можно лишь среди себе подобных, то есть в обществе и потому человек наделён принципиальной потребностью к объединению или свойством социального тяготения.

Во-вторых, поскольку воспроизводить прошлое означает, прежде всего, сохранять его во времени, а это можно сделать, сопротивляясь любым переменам, то, очевидно, человек должен обладать свойством социальной инерционности. Теперь уже просто невозможно не ввести понятия социальных тяготеющей и инертной масс и не рассмотреть их подробнее.

Прежде всего отметим, что социальные тяготеющая и инертная массы должны быть в точности равны друг другу, поскольку обе являются проявлением одного и того же объективного механизма – инстинкта продолжения сознания.

Говоря о воспроизведении прошлого, мы имеем в виду состояние системы и, прежде всего, общественные отношения, в соответствии с которыми люди взаимодействуют между собой и с окружающим пространством, создавая его свойства. Сознание человека формируется его участием в общественных отношениях и потому является отражением материальных свойств социального пространства. С другой стороны, деятельность человека всегда определяется его сознанием. Это взаимовлияние объективной реальности социального мира и сознания обусловлено их взаимной связанностью друг с другом. Поэтому воспроизведение сознания означает и воспроизведение объективной реальности, связанной с ним. И именно поэтому общественное сознание способно воспроизводить прошлое (состояние) системы. Очевидно, что инерционность социального объекта должна быть пропорциональна связанности сознания с реальностью. Таким образом, мы обязаны количественно определить социальную массу, как меру связи сознания с объективной реальностью социального пространства.

В свою очередь, мера связи сознания с объективной реальностью социального пространства определяется уровнем реализуемых потребностей элементов системы. Это следует по определению. Действительно, самой причиной взаимодействия с пространством является необходимость удовлетворения потребностей и, естественно, чем их больше, тем больше связано сознание с объективной реальностью социального пространства. Тогда, поскольку потребности определяют зависимость элементов системы от социального пространства, то можно сказать, что социальная масса определяет меру зависимости от окружающего социального пространства. Разумеется, оба определения совершенно тождественны.

Заканчивая рассмотрение понятия социальной массы, имеет смысл, пожалуй, подчеркнуть, что социальная масса, как характеристика одного из взаимодействий, реализуемых человеком, а также как характеристика его поведения в условиях воздействия социальных сил, создаётся внутренним устройством человека (инстинктом продолжения сознания), то есть является внутренним свойством человека, а не свойством социального пространства, хоть количественно и определяется мерой связи с ним.

Вернёмся теперь к той простой картинке, которая изображает в самом общем виде социальную систему как систему саморегулирующуюся. Поскольку социальная система является ещё и открытой, то есть взаимодействующей со средой, то обратная связь должна осуществляться через пространство. Таким образом, социальные тела должны реагировать на свойства социального пространства, которые, заметим, обязаны быть вполне материальными его свойствами. Поэтому, выяснив, что свойства социального пространства определяются общественным сознанием, которое мы понимаем как сумму идей и представлений, мы обязаны, оставаясь в рамках материалистических подходов, найти материальное содержание (воплощение) общественного сознания. При этом мы должны учитывать, что общественное сознание, являясь отражением всей совокупности общественных отношений, должно определять свойства социального пространства во всех масштабах общественной системы. Очевидно, что материальным содержанием общественного сознания является государство, пронизывающее всю общественную систему. Определив социальное движение как действия, мы можем говорить о траектории движения социального тела как о последовательности действий. Поскольку государство проявляет себя как система разрешений и запретов, то оно определяет разрешённые последовательности действий, то есть разрешённые траектории движения, и, таким образом, создаёт геометрические свойства социального пространства, являясь, по сути, социальной гравитацией в системе. Этими геометрическими свойствами и определяется движение макроскопических социальных тел, у которых внутренне сбалансированы интересы и потому на которые не действуют никакие иные социальные силы. Социальные тела, на которые не действуют никакие иные силы, кроме сил социальной гравитации, движутся по геодезическим линиям социального пространства, которые представляют собой последовательности действий, находящиеся в полном соответствии с государственной системой разрешений и запретов.

Влияние общественного сознания в области социального микромира происходит иным способом, однако и здесь всё подчинено той же задаче – воспроизводить прошлое системы. Дело в том, что на взаимодействующие элементы самоорганизующейся системы накладываются определённые ограничения. Они ограничены набором разрешённых состояний. По сути это плата, дань, которую приходится платить за право быть в составе системы. В социальном мире дискретному набору разрешённых состояний соответствует набор социальных ролей. Ясно, что каждому набору социальных ролей будет соответствовать вполне определённая конструкция системы. Если осуществлять с той или иной степенью жёсткости фиксацию социальных ролей, то с соответствующей степенью неизбежности будут воспроизводится прежние конструкции системы. Когда мы говорим о наборе социальных ролей, то имеем в виду энергетическую характеристику частиц, потому что фиксация социальных ролей происходит с помощью, установленной общественным сознанием, системы распределения, создающей набор социальных уровней.

Рассмотрим теперь процессы, в основе которых лежит инстинкт самосохранения сознания и содержанием которых является защита личных и групповых интересов. Проявляясь как взаимодействия интересов, включающих в том числе и их столкновения, они, в конечном счёте, всегда направлены на изменение принципов (правил) распределения в системе. Если бы столкновения интересов не имели бы разрешения, это привело бы к гибели системы. Из того очевидного факта, что социальные системы продолжают существовать, несмотря на столкновения интересов, следует, что результатом этих непрекращающихся процессов является непрерывная выработка некоей равнодействующей, которая согласует, выравнивает состояния множества разнородных тел социальной системы. Учитывая именно эту, уравнивающую сторону процессов, а также то обстоятельство, что уравниванию подвергаются правила распределения в системе, определяющие энергетические состояния элементов, можно для характеристики этих процессов ввести понятие социальной энтропии. В общественном сознании эти процессы находят своё отражение в форме идей равенства и социальной справедливости. Реализация стремления к равенству объективно направлена на разрушение организационных структур в системе, поскольку любая организация основана на взаимозависимостях, которые, собственно, и создают неравенство. Стремление к равенству, как разрушитель структурных объединений, становится совершенно очевидным, если учесть, что идеальным воплощением равенства является одинаковость. Как бы мы не изощрялись в определении понятия равенства это, пожалуй, трудно оспорить. Но одинаковые элементы не могут составить функциональную систему, потому что объединение одинаковых элементов не создаёт нового качества. Именно поэтому функциональную систему могут составить лишь элементы, имеющие разные параметры социального движения. Таким образом, существованию социальной системы угрожает, с одной стороны, непримиримость неравенства и, с другой, равенство, доводимое до своего идеального воплощения – до одинаковости. Поэтому социальная система может существовать лишь между этими, находящимися в противоречии, крайностями, в области, где находится разрешение этого противоречия, разрешение, которое, естественно, всегда является временным. В принципе каждое последующее мгновение возвращает систему к прежней задаче и к поиску новых временных решений.

Отметим, что ни в одном из элементов системы нет изначального стремления к равенству. Стремление к равенству существует как свойство системы вцелом, по отношению же к элементам системы оно является навязанным правилами организации системы. Иными словами, стремление к равенству является ещё одной данью, которую вынуждены платить все элементы системы за необходимость и потребность существовать в её (системы) рамках. Уже упоминалась плата за право быть элементом системы и заключалась она в необходимости мириться с наличием социальных уровней. Эта вторая плата находится с первой в противоречивом единстве, что, опять же, является следствием внутренней противоречивости самого социального бытия.

Социальное движение мы определили как действия во взаимоотношениях с окружающим пространством, предпринимаемые с целью удовлетворения потребностей. Сами по себе действия являются реализацией свойства активности элементов социальной системы, активности, природа которой в их зависимости от окружающего пространства. Поскольку реализуемые потребности, как уже говорилось, определяют меру связи с пространством, а, значит, величину социальной массы, то, по сути, социальные движения направлены на воспроизводство социальной массы. Присутствовать в социальном пространстве для любого объекта социальной системы, включая и её элементарные частицы, означает обладать массой и постоянно её воспроизводить. Действительно, не иметь потребностей и не реализовывать их, не иметь свойства активности и не действовать означает только одно – не быть. Отсюда неизбежно следует одно из самых тривиальных утверждений о том, что необходимым условием присутствия в настоящем является движение или, говоря короче, движение является условием бытия. Однако, двигаться можно с разной скоростью, а, значит, обладать разной энергией и это надо интерпретировать применительно к социальной системе. На уровне социальной жизни большим скоростям движения должна соответствовать более высокая эффективность действий, что соответствует росту реализуемых потребностей, а значит и росту социальной массы и в этом проявляется совершенно естественная эквивалентность социальной энергии и социальной массы. Под “действиями во взаимоотношениях с окружающим пространством” мы подразумеваем производственную (экономическую) деятельность людей в самом широком понимании этого слова. Эффективность экономической деятельности людей зависит от совершенства применяемых орудий труда (средств производства), которое, в свою очередь, зависит от уровня знаний. Таким образом, знания, материализованные в средства производства это и есть социальная энергия. Несколько обобщая, можно сказать, что социальная энергия будет определяться способом производства, который мы будем понимать как его технологическую и организационную основу.

Эффективно работающая экономика обеспечивает рост потребностей человека и возможности их удовлетворения. Именно такое направление развития логично считать прогрессивным. Свяжем понятие “прогрессивного развития” с представлением о расширяющейся социальной системе. Под расширением системы будем понимать такое её развитие, в результате которого появляются новые измерения социального пространства, растёт уровень социальной энергии, позволяющий элементам системы двигаться по орбитам, соответствующим большим скоростям социального движения. Росту скоростей социального движения должен соответствовать рост знаний, материализованных в непрерывно совершенствующемся способе производства. Следовательно, требование непрерывного роста эффективности производства является важнейшим требованием, которому должна удовлетворять прогрессирующая (расширяющаяся) социальная система. Свободная производственно-экономическая деятельность большого числа людей и групп людей, отыскание теми или иными из них более эффективных форм и способов такой деятельности воспроизводят неоднородности в социальной системе, которые противостоят росту социальной энтропии и обеспечивают развитие системы. В условиях растущей свободы стремление к равенству, вызывающее столкновение интересов, приводит к новым осознаниям, следствием которых является возникновение новых связей и взаимодействий, появление новых форм и свойств. Поэтому достоверным свидетельством расширения социальной системы является многообразие форм, в которые выливаются общественные отношения.

Если расширению системы соответствует рост свободы её элементов, то сжатие системы сопровождается ростом угнетения. Угнетение это сужение, свёртывание потребностей и интересов людей, осуществляемое многочисленными запретами на пути их реализации. В условиях усиливающегося угнетения стремление к равенству и социальной справедливости ведёт к растущей одинаковости элементов, свёртывание интересов людей ведёт к потере взаимодействий и исчезновению структур на их основе и всё это вместе к уменьшению функциональных возможностей системы. Очевидно, что достоверным свидетельством процесса сжатия системы, то есть регрессивного развития являются растущее однообразие и бедность форм общественных отношений. Процесс сжатия системы, таким образом, содержит две усиливающие друг друга тенденции: рост угнетения ведёт к снижению эффективности производственно-экономической деятельности, а снижение эффективности производства ведёт к росту угнетения, то есть процесс сжатия системы идёт в форсированном режиме с положительной обратной связью. В общественном сознании, отражающем и направляющем этот процесс, при этом, господствуют, в основном, идеи равенства и социальной справедливости. Действительно, на знамени социальных систем, где экономика влачит жалкое существование, начертан призыв к равенству и братству; на знамени же систем с сильной экономикой – к свободе и демократии.

Мы видим, что социальные самоорганизующиеся системы не имеют равновесных состояний – они могут находиться либо в состоянии постоянного расширения, причём пределы этого расширения зависят от возможностей материнского пространства, либо в состоянии сжатия или даже катастрофического сжатия, если система достаточно велика. Впрочем, наше представление о невозможности равновесных состояний давно бытует в форме привычной и бесспорной для нас мысли о том, что эволюцию остановить нельзя.

До сих пор, говоря о взаимодействиях между элементами социальной системы, мы не обращали внимания на то обстоятельство, что подавляющее большинство этих взаимодействий происходят на социальных расстояниях между ними. Между тем, это является важнейшим моментом в функционировании социальных систем. Нам придётся ввести в рассмотрение социальные поля, чтобы объяснить как переносятся социальные взаимодействия. Поскольку человек в социальном пространстве представлен своими интересами, то взаимодействия между людьми есть взаимодействия интересов. Поэтому очевидно, чтосоциальные поля это рынки, а материальным содержанием социальных полей являются потребительские ценности, с помощью которых и происходят взаимодействия на социальных расстояниях. Движение носителей интересов (производственно-экономическая и иная деятельность людей) создаёт социальные поля (рынки потребительских ценностей), которые и переносят социальные взаимодействия. Это позволяет элементам системы вступать во взаимодействия и связи, создавая сложные многомерные конструкции, без опасных потерь степеней свободы, опасных для той формы сознания, которая является устройством обеспечения материальной основы психических процессов и для которой свобода является фундаментальным условием существования.

Условие детерминированности может быть реализовано на основе принципов саморегулирования, которые состоят в том, что действительность, создаваемая совместной деятельностью людей, сравнивается с эталонами (идеалами), а результат сравнения используется для выработки воздействий, корректирующих свойства социального пространства и направленных на приближение к идеалам. Но общественная система является самоорганизующейся системой и в этом отражён тот факт, что в общественной системе происходят непрерывные изменения в конструкциях её подсистем, узлов и деталей – буквально всего того, что её составляет. Совершенно очевидно, что если эталоны (идеалы) остаются неизменными, то не создаётся потребности в изменениях конструкций. То есть, самоорганизующаяся система это саморегулирующаяся система, способная изменять и изменяющая свои эталоны (идеалы). Итак, изменения эталонов.

Ясно, что эталоны социальной системы хранятся в общественном сознании, которое является отражением существующих в системе общественных отношений. В свою очередь, общественные отношения, как совокупность взаимодействий и связей между элементами системы определяются свойствами элементов, которые претерпевают изменения в процессе социальной жизни. Чрезвычайно важно подчеркнуть, что самоорганизация, как непрекращающийся процесс соединения несоединимого или, другими словами, как непрекращающийся процесс разрешения неизбывной противоречивости самого социального бытия, не имела бы места без способности элементарных частиц социальной системы изменяться, потому что причины развития социальной системы находятся внутри неё самой, а не во внешних факторах, собственно, именно потому это и может быть названо саморазвитием и самоорганизацией. Самоорганизующаяся система лишь черпает для себя всё необходимое из материнского пространства. Впрочем, нет ничего очевиднее, что все изменения в социальной системе обязаны начинаться с её элементарной частицы, то есть с человека. Поскольку свойства человека определены двумя группами его инстинктов, то вопрос об изменениях свойств человека, как элементарной частицы системы, становится, по сути, вопросом об изменении степени влияния на поведение человека группы его животных инстинктов и группы его инстинктов сознания. Прежде чем использовать этот вывод, добавим ещё несколько слов в его обоснование.

Появившееся сознание обслуживало животные инстинкты. Но сознание, как инструмент познания мира, начало всё значительнее повышать эффективность взаимодействия человека с окружающим пространством. Поэтому всё в большей мере удовлетворялся инстинкт потребности питания в его первозданном животном виде. Это вырвало человека из почти абсолютной угнетающей его зависимости от окружающего пространства и определило снижение степени влияния на его поведение животных инстинктов и росту влияния инстинктов сознания. Всё более сознательное взаимодействие с пространством рождало новые потребности человека, усложняло их по сравнению с исходными животными потребностями. Трудовая деятельность, одновременно и в равной мере ставшая и результатом и причиной развития сознания, создала на основе элементарного животного инстинкта потребности питания сложные материальные отношения между людьми, сделавшиеся главным источником дальнейшей эволюции человека, а, значит и системы вцелом. На пути уже человеческой эволюции изначальные животные инстинкты усложнялись и “очеловечивались”, но и в “очеловеченном” виде носили во многом тот же животный характер взаимодействий. Однако, степени влияния на поведение человека животных инстинктов и инстинктов сознания непрерывно изменялись. Более древние животные инстинкты по мере развития социальной жизни снижали степень своего влияния, инстинкты же сознания, тренируемые всё интенсивней и поощряемые результатами, значили в поведении человека всё больше. Таким образом, эволюция свойств человека определялась и определяется изменением этого соотношения влияний. Каков характер этой эволюции и в каких пределах она может совершаться? Очевидно, пределы лежат в диапазоне от полного влияния животных инстинктов в очень отдалённом прошлом до полного влияния инстинктов сознания в бесконечно удалённом будущем. Учитывая, что в состоянии близком к животному социальные процессы текут очень медленно, а также учитывая, что человек всегда будет оставаться биологической системой и никогда полностью не расстанется с животными инстинктами, зависимость изменения свойств человека от времени должна носить экспоненциальный характер. Естественно, эта зависимость должна быть интерпретирована как зависимость изменения вероятности обнаружить заданные свойства человека. Иначе говоря, здесь речь идёт о тенденции развития человека. Похоже, что реальная жизнь не опровергает следующие два утверждения:

1.Тенденции развития непреодолимы.

2.Социальные системы могут отличаться друг от друга по внутренним своим связям, конструкциям, производственно – экономическим и общественным отношениям.

Оба эти утверждения могут существовать при условии ограниченного набора разрешённых состояний, а это при известной степени обобщения означает, что всё, что является реальностью, не может развиваться как простой перебор равновероятных сочетаний. Тенденция развития исключает равновероятность и утверждает свою непреодолимость изъятием, в конечном счёте, из реальности всего того, что ей (тенденции) не соответствует, потому что в тенденции отражены фундаментальные условия существования. Таким образом, эволюция имеет вполне определённое направление и не может иметь никакого другого, по крайней мере в том мире, который мы наблюдаем. Конечно будущее многовариантно, случайности, безусловно, будут определять его, но только по форме, но не по содержанию.

Теперь обратимся к графику, изображённому на странице 19, из которого видно, что развитие, не имеющее обозримых ограничений в сторону будущего, содержит некоторые характерные области. К области “А” должны быть отнесены первые шаги эволюции, которые затем положили начало человеческой истории, выделив из биологического мира нашего пращура и подведя его к первой ступени той лестницы, по которой, спотыкаясь, а то и норовя свалиться с неё, продолжает подниматься людской род. Взаимодействия нашего, ещё находившегося в животном состоянии, предка с окружающим биофизическим пространством медленно формировало его мозг и нервную организацию. Уже на стадии животной сообразительности начало проявляться свойство высокоорганизованного мозга – стремление к объединению, реализовавшее форму стадного существования. Стадо можно считать сверхплотным состоянием “социального вещества”, сжатого стадным сознанием. Огромную плотность можно объяснить очень малой шириной индивидуальных интересов, которые в то время были крайне узкими животными интересами, когда, по сути, индивидуальность кончалась на поверхности собственной кожи. Стадное существование продолжало эволюцию мозга, постепенно увеличивая его возможности накапливать и перерабатывать информацию об окружающем пространстве и формируя свойства будущих частиц социальной системы. Стадо было однородным образованием, скрепляющее его стадное сознание жёстко воспроизводило прошлое, определяя медленный ход социального времени. Длительный период стадного существования может считаться периодом первоначального накопления социальной энергии, материальным содержанием которой явились новые навыки взаимодействия с окружающим пространством, основанные на уже приобретённой способности мозга анализировать реальный мир, использование предметов, как простейших орудий труда, одним словом, всего того, что составляет содержание способа существования или, в дальнейшей истории человечества, способа производства, как основы социального существования. Для того, чтобы стать элементом будущей социальной системы, претендент на эту роль должен был приобрести достаточную универсальность и определённый уровень социальной энергии, что и стало содержанием периода стадного существования. Постепенно усложняющиеся новые потребности вызвали к жизни групповые интересы, скрепившие прежде всего особи, отмеченные кровным родством. В прежде однородном образовании начинают появляться неоднородности. Внутривидовое соперничество, обогащённое сознанием и потому учитывающее кровное родство и групповые интересы, переносится на новый, межгрупповой уровень. В результате появляются границы между неоднородностями, относительно которых и разрушается некогда однородное образование. Таким образом, результатом периода первоначального накопления является деление первородного стадного образования.

Это соответствовало появлению первобытно – общинных систем и окончанию стадного существования. С этого “момента”, по всей видимости, и нужно отсчитывать человеческую историю. Если периоды “А” и “С” характеризуются высокой стабильностью свойств человека, то период “В” (ещё не закончившийся период для человечества) характеризуется наиболее быстрыми изменениями его свойств.

Периоды в социальной системе

Уже отмечалось, что взаимодействия на основе животных инстинктов узкоэгоистичны и потому реализуются через угнетение. Поскольку в периоде “B” животный компонент велик, главным содержанием этого отрезка истории является непримиримая борьба за своекорыстные интересы, борьба на всех уровнях: индивидуальном, групповом, племенном, классовом, межгосударственном. В этот период укладываются все откровенно угнетательские состояния систем — рабовладельческие и феодально – крепостнические. Реализация состояния систем вероятностна и потому все системы не обязаны проходить через одни и те же состояния. Это подтверждает тот факт, что даже в первой части периода “B”, когда господствовали животные инстинкты, некоторые системы избежали рабовладельческих и крепостнических форм и тот факт, что когда вероятность реализации состояний, основанных на инстинктах сознания, была несравненно большей, некоторые системы реализовали крайние формы угнетения, в основе которых лежит господство животных инстинктов. Фашизм и коммунизм примеры таких состояний. Однако период “B” истории может характеризоваться и борьбой за свободу против угнетения, в ходе которой развивалось сознание человека. В поведении человека всё в большей степени сказываются групповые интересы, эволюция которых идёт в направлении расширения понятия группы, в направлении осознания человеком своего единства не только с узким коллективом, партией, классом, страной, но и своего единства со всем человечеством. Эволюция сознания неизбежно ведёт к пониманию общих интересов всей земной цивилизации. Это эквивалентно появлению общего социального пространства, характеризуемого некоторыми едиными социальными константами, на базе которых будет строиться мирное многообразие систем. На пути к этому человечество проходит достаточно опасный участок истории, связанный с тем, что вероятность состояний, основанных на господстве животных инстинктов ещё достаточно велика, а научно- технические достижения сознания огромны настолько, что в руках “умного” животного могут составить угрозу для всей цивилизации.

В природе не существует запрета на гибель отдельной общественной системы или даже на гибель системы общественных систем – всего человечества. Это, по всей видимости, можно считать косвенным доказательством множественности социальных систем во Вселенной. Учитывая, что Природа непрерывно строит системы, одну на основе другой, можно предположить, что земная цивилизация предназначена стать частью будущей системы цивилизаций. Недаром человек, едва выделив себя из природы, обрёл тоску о братьях по разуму. Несомненно у человечества потенциально существуют космические обязанности и космическое будущее, а деятельность человека, связанная с этим, вероятно и станет содержанием периода “C” его истории. Период “С” истории должен характеризоваться стабильностью свойств человека, которые будут определяться инстинктами сознания и огромными скоростями социального движения.

Итак, мы видим, что в модель социальных систем вполне вписываются физические понятия, а, казалось бы, чисто социальным понятиям отыскивается физический смысл. Поэтому, если представленная здесь логика не содержит грубых и непоправимых ошибок, то наше предположение, связанное с единством природы, верно, то есть Природа принципиальна в организации материи, Она использует принципы самоорганизации, неизменно воспроизводя их в каждой новой форме её (материи) существования.

Мир есть единое здание, каждый этаж которого совершенно не похож на предыдущий, потому что создаётся на ином строительном материале, однако, при всей их непохожести они едины по своему организационному устройству. Строительству каждого этажа предшествует появление элементарных (базовых) частиц, которые и становятся его строительным материалом. Для того, чтобы качественно иные частицы собирались в организационно одинаковые системы, необходимо, чтобы их фундаментальные свойства были адекватными, хотя проявление этих свойств будет неузнаваемо разным.

Итак, всё многообразие нашего Мира создано на единых организационных принципах. Поскольку сюда, как мы выяснили, могут быть включены и социальные системы, построенные из элементов, обладающих разумом, то в этом (и только в этом!!!) смысле можно говорить об “изначальной” разумности Мира. И, стало быть, формула изначальной разумности Мира могла бы быть формулой, выражающей его единство. Эта формула хороша ещё и тем, что заставляет относиться к Разуму не как к феномену, случайности нашего Мира, а как к результату естественной тенденции развития организованных форм материи. Разумеется, в этом нет ни малейшей попытки приписать сознание физическим элементарным частицам, но это утверждает, что появление разума не отменило и не прибавило ни одного закона Природы, которые не вытекали бы из общих принципов самоорганизации, “изначально” присущих ей.

С самого начала мы объединили слова “физика” и “самоорганизация” в словосочетание “физика самоорганизации”. Всё остальное было попыткой оправдать это объединение. Если она удалась, то из этого, по крайней мере, следует:

  1. Вакуум – пространство иной формы материи, это материнское пространство, в котором родились элементарные частицы, преобразующие его в физическое пространство нашего вещественного мира.
  2. Элементарные частицы обладают свойством активности, природа которой в их зависимости от материнского пространства.
    Элементарные частицы обладают неразрывно связанными и противоречивыми по отношению к условиям существования свойствами корпускулярности и волновыми свойствами.
    Элементарные частицы обладают способностью изменяться, без которой невозможен процесс саморазвития и самоорганизации.
  3. Развитие Мира, как системы, происходит в результате постоянного взаимодействия вещества с материнским пространством. Взаимодействие это идёт на уровне элементарных частиц, следствием чего имеет место их изменение.
  4. Гравитация является универсальной обратной связью в Мире, как в самоорганизующейся системе. Она осуществляется через общую без исключения для всех элементов системы способность “воспринимать” свойства пространства, те самые свойства, которые создаются их совокупным существованием.
    Масса – количественная мера этой единой для всех способности как зависеть от пространства, так, в равной степени, и делать вклад в создание его свойств.
    Гравитация является и причиной и следствием Мирового Порядка. Она определяет не только взаимную расположенность тел и систем тел в Мире, но и все возможные объединения на микроуровне, то есть определяет все виды вещества. Гравитация является причиной Мирового порядка потому, что стремится воспроизвести и сохранить его неизменным; она является следствием Мирового Порядка потому, что отражает всё сущее и происходящее в системе. Эта неразрывная связь причины и следствия, выражающая детерминированность нашего Мира, определяется его организационным устройством, реализованным в виде вырастающих одна из другой самоорганизующихся систем.
Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>