<

Снятие диалектики материи и идеи

Просмотров: 236

1. Понятие – граница между конечным и бесконечным

Если исходить из системы-метода триалеткического реализма, то место понятия и его (понятия) понятие в этой системе является ее (системы) метод. Понятие есть метод системы-метода триалектического реализма. Однако метод не может быть методом по отношению к раскрытию самого себя, поэтому ему предшествует нечто более фундаментальное, то есть система конституирующея его. Эта система создается дискурсом интуиций самого метода, который раскрывает систему реализуя ее и через нее себя в тексте.

Для того чтобы раскрыть понятие вкратце проследим историю понятия как объекта философского и научного исследования. Здесь я буду показывать, как понятие проявляет себя в той или иной системе, но вовсе не обязательно, что то, что я назову понятием имел ввиду создатель системы, которую я буду рассматривать.

В системе Платона понятие это то, что называется идеей.

В системе Аристотеля понятие это умозаключение, то есть момент раскрытия эмпирической истины через использование средств формальной логики.

В системе Б. Спинозы понятие это субстанция. Субстанция определяет свои атрибуты, и в каждом атрибуте присутствует вся субстанция и в тоже время субстанция есть нечто большее, чем все атрибуты вместе взятые. Данное соотношение есть понятие, однако в системе Б. Спинозе оно представлено как некий внеположный принцип, а не то, что конститутирует саму познавательную способность.

Опыт является понятием у Ф.Бэкона.

У Р. Декарта понятие есть отождествление мышления и бытия.

У И. Канта понятие это априорное синтетическое суждение, которое исходя из его системы не является возможным, так как антиномии рассудочных противоположностей одинаково могут быть помыслены как истинные. Не истинными их делает только их противоречие друг другу. Г.В.Ф. Гегель определил эту проблему кантовских антиномий как открытие двери в познание, то есть в понятие. Говоря языком Гегеля и Канта понятие в системе Канта есть граница между вещью в себе и вещью для себя. То есть, то скрытое что трансцендентное дает познать в себе, а именно внутренние законы мира явлений, которые рассудок должен все-таки познать.

В системе Г.В.Ф. Гегеля понятие дано как тождество объекта и субъекта, как единство всеобщего и особенного в разуме который снимает противоположности рассудочных категорий. Понятие в себе есть тотальная бесконечность противоположностей этих категорий, которые конечны друг для друга, то есть каждая есть ограничение для себя. Именно таким образом дается объективность и субъективность вообще, тем, что рассудок пытается различить как субъективность и объективность есть первое полагание отрицания как такового, что делает возможным восприятие внеположенности как диалектики вне себя, как становящуюся реальность противоположности бытия и ничто. Создается впечатление, что диалектика внеположенной реальности (противоположность бытия и ничто в ней) имманентно присуща этой реальности и мир противоречив для рассудка в своей конечности, то есть внешне, и непротиворечив и согласован в себе, то есть трансцендентен и недиалектичен для рассудка. Понятие же снимает противоречие противоположностей и удерживает тотальность иррационального единства и борьбы противоположностей. То есть попросту понятие констатирует, что мир ни противоположен ни един в себе и для себя в объекте понятия. Субъект застывает в схватывании этой констатации по сути лишь поставив, а, не решив перед собой проблему познания. По большому счету Гегель уперся в то, в чем он упрекал Канта, то есть в проблему диалектики истины. Противоположности антиномий сняты и происходит их синтез, но этот синтез отрицательный, аннигилирующий эти противоположности заставляя познавательную способность (разум) довольствоваться равновесием этой констатации единства и борьбы. По сути, единство здесь – разум, борьба – рассудок, а понятие (истина в гегелевском смысле) есть граница между ними. Но выходит, что содержательно здесь лишь утверждается различие разума и рассудка, но не положительное содержание понятия через их (разума и рассудка) единство.

У К. Маркса и Ф. Энгельса понятием является материя. Максимальная глубина спекуляции в диалектическом материализме, например в философии природы: «материя это движение».

В феноменологии Э. Гуссерля понятием является феноменологическая редукция – делание из вещи для себя вещь в себе, подобно априорному синтезу по И. Канту.

В экзистенциализме понятием является существование. У Ж.П. Сартра это психофизиологическая онтология, у М. Хайдеггера это стремление к бессубъектности бытия, что есть тотальная противоположность буддиской онтологии – безбытийности субъекта.

В аналитической философии Б. Рассела понятие есть монадологическая замкнутость сущности в материи, которую можно определить рассудочно – то есть формально-логически.

В лингвософии Л. Виттгенштейна понятием является знак.

В структурализме понятие есть как бы антипонятие – то есть абсолютизация рассудочности – как познавательной способности и приведение ее в ничто.

В постмодернизме понятие есть стремление не только к формальному ничто, как в структурализме, но и к содержательному ничто. Если буддизм стремиться уничтожить бытие субъекта, онтология М. Хайдеггера субъективность бытия, то постмодернизм стремиться уничтожить понятие как таковое и по форме и содержанию.

В психоанализе З. Фрейда понятие есть снятие сознания бессознательным. То есть самоуничтожение сознания через идею существования своей внеположенности – эта внеположенность есть либидо – то есть истинная объективность «я» которая закрыто для себя и сублимирование этой закрытости и есть обычное состояние сознание.

В математике понятием является единство непрерывности и дискретности числового ряда.

Из этого видно, что понятие на протяжении истории своего самообнаружения в философии и науке проявлялось то в качестве объекта – например система Б. Спинозы, то в качестве формы истины в гегелевской системе, то еще другим каким-либо способом. Нужно сказать, что понятие было именно больше пониманием, то есть некой пассивностью, некоей реакцией на необходимые следствия дискурса той или иной философской системы. Понятие было методом, а не только объектом и пониманием, только в идеализме Г.В.Ф Гегеля, однако как было указано выше, несмотря на то, что категории в «Науке логики» развертываются именно как понятия проходя через спекуляцию, они застывают в отрицательности снятия рассудочности и наполняются отрицательным содержанием диалектического синтеза. Безусловно, через диалектику понятия можно дать рассудочные следствия и интуиции по отношению к объекту, но это будет лишь возвратом в рассудочность, а не окончательное ее снятие. Позднее такие рассудочные следствия дал К. Маркс в критике политической экономии, но они дали лишь внешнее описание движение рассудочной материи (то есть капитала) и внешнюю диалектику этого движения (классовая борьба). Однако исходя из исторической и теоретической недостаточности метода диалектического материализма в познании, философия продолжала пытаться познать свое понятие.

Теперь попытаемся дать понятие как метод триалектического реализма.

Понятие

Понятие это идея истины,
переходящая в сущность в материи,
всеобщее отождествляя с уникальностью.
Слово это смысл мысли,
переводящее предмет через значение,
в смысле понимаемую реальность.
Идея как существование духа для себя — понятие в мысли,
знак как сущность не себя в себе — материя смысла.
Символ это образ идеи
через материю данный в восприятии.
Вне формы идея есть материя,
но сущность вне вещи – понятие

Понятие это идея истины, которая переходит в сущность в материи. При этом идея рассудочно раздваивается на форму и содержание в материи. В данном случае имеется ввиду то, что в понятии разум отождествляется с идеей, которая сама по себе есть отражение духа. В идее познавательная способность – разум – снимает рассудочность в себе и «я» познает самое себя как бесконечную душу – форму (идею) конечного тела.

По степени реальности душа в целом есть единство себя с телом, разум как снятие материальности и конечности рассудочности есть та интенция души, которая более реальна чем материя, тогда как рассудок есть возврат познания в душу опосредовано через телесно-эмпирическое восприятие внеположной реальности и как следствие рассудок есть лишь отражение непроницаемости внешнего конечного мира в мышлении, разделение мира на субъективность и объективность, тогда как разум есть возврат к духу через снятие непроницаемости (отрицательности) материи, то есть отождествление сущности и существования в идее.

Тело это конечность души, дух это ее бесконечность. Понятие есть граница между этими конечностью и бесконечностью. Отождествляясь с душой разум, вытесняет «я» в душу, в идеальное «бессознательное», в душу как в вещь в себе, а не в материальное бессознательное либидо «тела для себя» куда ведет «я» психоанализ. Однако понятие как единство вида и рода, всеобщего и особенного есть лишь результат снятия диалектики рассудочности и душа не познает самое себя через даже если разум отождествился с ней в идее (через единство сущности и существования), она познает себя только через единство себя с телом. Снятие диалектики рассудка через свободу от конечности, непроницаемости материи, которая рефлексируется через опыт рассудком разум отрывает «я» для познание истины Духа. Когда рассудочное сомнение снято понятием, вся совокупность гностических интенций души готово к заполнению отрицательной тотальности единства противоположностей положительным бесконечным содержанием.

Таким образом, можно вывести следующий гносеологический принцип триалектики: Для и в понятия(и) мир одновременно противоречив для себя и непротиворечив в себе.

Для рассудка мир противоречив, но в разуме мир непротиворечив и душа способна принять истину этой непротиворечивости мира через веру как триалектической противоположности рассудку. Эта непротиворечивость мира в себе есть Дух для себя – то есть идея мира, отражения Духа в мире, так как Дух в себе не познаваем через мир, и через созданные им идеи.

Идея это причина цели
перехода сущности в понятие
из Безначального в бесконечность.
Отражаясь Дух в идее
материю отраженную в восприятии,
через идею овременяет в вечности.
Понятие как тождество разума с идеей — сущность существования,
Слово(логос) как тождество идеи и материи — форма(ы) содержания(е).
Разум есть рассудка снятие
когда в принцип идеи верит.
Вне веры идея есть понятие,
но истина в понятии — идея.

Здесь дано понятие идеи методом триалектического снятия диалектики.

Главный онтологический момент понятия идеи состоит в том, что идея есть Дух для себя, но является отражением Духа в себе. В идее снимается диалектика тождества и различия, каждая идея есть одновременно она сама и свое другое, однако это другое может, как быть так и не быть идеей, в то время как идея всегда является им. Когда это другое (то есть материя) становится идеей, то тогда оно является триалектическим снятием противоположности сущности и существования данное через понятие разума. Идея как момент всеобщности для рассудка является пустой абстракцией, которую можно заполнить эмпирическим содержанием. Разум же в схватывании идеи умозрит мир как всеобщность всеобщностей где конкретность есть конечная материальность и материальность конечности. Схватывание любой всеобщности в любой конкретности это есть обесконечивание целостности понятийно отождествленного субъекта и объекта.

2. Идея род, материя вид

Для рассудка идея это форма, материя это содержание, рассудок разделяет внеположный мир на форму и содержание. Для разума идея это единство сущности и существования.

Идея всеобщность, материя единичность – реальность есть особенность, то есть единство всеобщности и единичности в себе через особенное в понятии в себе и различие всеобщности и единичного для себя через рассудок. Именно для рассудка единство всеобщности и единичного невозможно, он разделяет единичное через опыт, и всеобщее через способность абстрагирования, полагая тем самым материальность мира как оконеченный результат этого разделения. По сути сам по себе рассудок и есть это разделение конечного и бесконечного. В таком смысле рассудок есть полагание конечности через разделение бесконечности и конечности, внутреннего и внешнего.

Становление мира как диалектики бытия и ничто во времени есть рассудочное отражение мира в полагании его материальности, тогда как идеальность как граница между временем и вечностью, равно как и понятие («субъективная» идеальность) как граница между конечностью и бесконечностью есть снятие диалектики бытия и ничто через непротиворечивость тождества материи и идеи в слове (логосе) и одновременно в слове в обычном смысле этого слова.

3. Слово единство материи и идеи

Язык как средство коммуникации есть объективация идеи до материи (звука-знака) и с другой стороны идеализация материи до субъекта через смысл в слове. Именно таким образом возможна диалектика бытия и ничто для субъекта, то есть тотальная диалектика истины и лжи. Истина как идея снимает ложь в слове (то есть в Логосе), а именно слово как выражение понятия и есть Логос(слово в смысле смысловая единица – то есть это может быть как текст, так и один знак – но в необходимом контексте). Логос (единство мысли, слова, материи и идеи) есть безначальная причина бесконечной цели. Переход из этой безначальности в бесконечность есть время (как внутреположенное в субъекте «ничто» и внеположенное движение), как центрирование настоящего как действительность реальности, как возможности материальности рассудком и снятие этой материальности разумом. По сути, логос есть компромисс между материей и идеей. Ведь материя по сути это результат полагания рассудком различия формы и содержания, тогда как понятие есть снятие этого различия в тождестве сущности и существовании. Таким образом, идея это снятие диалектики бытия и ничто, тогда как материя есть именно сама эта диалектика. Единство же материи и идеи есть логос (слово) – то есть единство противоречия (диалектики бытия и ничто) и непротиворечия реальности через снятие различия тождества и различия. Именно в логосе материя перестает быть «не идеей», а становится трансцендентностью, вещью в себе.

Выше было сказано, что понятие лишь открывает душу для познания самой себя как идею себя через разум, однако разум лишь снимает препятствия мешающие познанию, но не дает душе познать. Однако интенция разума к снятию диалектики дает идеальности души встать на границу с материальностью себя – то есть с телом и, по сути, это состояние есть логос субъекта – триалектика материи и идеи в нем – то есть единство противоречия и непротиворечия идеи, где тело есть противоречивость (бесконечная конечность) души, а разум (снимающий рассудочность) непротиворечивость этой противоречивости. Разум «смиряет» рассудок, поскольку сам по себе есть смирение – то есть синтез, единство тезиса и антитезиза в понятии. По-большому счету смирение есть именно тот переход из интеллектуальной сферы познания в сферу нравственную и религиозную. Через смирение разум переходит в веру и открывает душу для познания Духа – как безначальную причину души как идеи себя – то есть отражения Духа для себя в Логосе, через это познание душа познает истину Духа в себе (в душе) и становится свободной, то есть разумной в интеллекте и смиренной в морали, она становится идеальной в самом высоком и одновременно в самом обыденном смысле этого слова.

4. Мысль – идея существования

Для того чтобы получить понятие мысли мы должны схватить единство непротиворечивости и противоречивости в ней:

Мысль

Мысль это идея существования
самой себя для себя
в единстве конкретности
и всеобщности ее содержания,
отражающего момент бытия
в его единичной предметности.
Мысль как «я» в «не я» — знание,
смысл как «не я» в «я» — понимание.
Материя как дно ощущения
оформляется через слово в смысл,
вне слова мысль есть представление,
но свет внутри смысла есть мысль.

Также как вещь является словом, материей, сущностью, понятием, смыслом, формой и содержанием, состоянием или знаком в зависимости от того по отношению к чему она определяется, также и мысль может являться всем вышеперечисленным. Например, для рассудка мысль это состояние сличения формы и содержания чего-либо знаком вещь является для синтезирования целостности ситуации во внеположности. Для разума мысль это понятие — разум именно мыслит понятие и мысль его разумеет. Однако момент понятия, то есть единство противоречия и непротиворечия в мысли есть идея ее существования. Идея есть момент истины во времени – существование как сущность дано именно через содержание мысли. Само тождество и различие бытия и ощущения даны и сняты в мысли как в идее всеобщего существования вообще. Опять же мы исходим из того что Дух бесконечно более реален чем идея, идея чем материя, материя чем ничто, но ничто это все же нулевая степень небытия, однако если его можно помыслить, то как раз остается некая форма – мысль. Действительно то, что мысль есть идея существования доказывает тот факт, что можно помыслить ничто – здесь содержанием мысли будет ее форма – то есть всеобщность бытийственности, именно эта форма позволяет существовать ничто как смысловому вакууму по содержанию в мысли. То есть через, то, что можно помыслить ничто – Р. Декарт и пришел к тому, что мысли остается помыслить самое себя, то есть, отрицая всякое содержание, нельзя не утвердить в качестве содержания сам факт бытия мысли – то есть форму. Но ведь это и есть снятие рассудочности в ее абсолютности – действительно рассудочное оконечивание вплоть до самоуничтожения не может уничтожить саму мысль, которая есть идея своего существования. И рассудок здесь вынужден сдаться – и помыслиться уже в качестве понятия – то есть перейти в качество разума – действительно тезис «я мыслю, следовательно, существую» – есть понятие, то есть из черной дыры конечности опять перейти (воскреснуть) в идеальность бесконечности.

Таким образом, через развертывание разумных понятий из опытных рассудочных категорий (одноименных: понятия, идеи и мысли) здесь дано развитие онтологии, гносеологии и этики в системе триалектического реализма. Методом этой системы является понятие – триалектика материи и идеи – принцип противоречивости и непротиворечивости реальности во времени-вечности.

Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>