<

О свободе воли с системной точностью

Просмотров: 192

Надоело читать многочисленные тенденциозные сентенции о свободе воли. Хотя почти все авторы по-своему правы. В том смысле, что каждый из их взглядов по большому счету имеет право на жизнь, поскольку отражает какой-то маленький реальный аспект или нюанс проблемы, но в рамках каких-то особых частных случаев и условий. Однако ни один из авторов не определяет и даже не акцентирует эти особые рамки. Поэтому складывается впечатление, что каждый автор стремится распространить свое узкое частное видение на весь предмет и на весь мир. В результате вместо единого адекватного научного представления о свободе воли мы имеем большой набор однобоких представлений.

Очевидно, нужна научная концепция, которая суммировала бы все однобокие представления и предполагала бы для каждого обнаруженного частного случая свое особое место, подходящую нишу в общей системе с четким указанием всех соответствующих условий и ограничений.

Такое системное представление о свободе воли стало возможным благодаря появлению теории кольцевого детерминизма [1]. Основное положение этой концепции состоит в том, что в связи с существованием любого отдельного материального предмета Природа разделяется на две равноправные в онтологическом отношении автономные части, на два физических под-мира, обладающих своим особым детерминизмом (внутренним кольцевым детерминизмом предмета и обычным детерминизмом внешнего мира).

Благодаря особому виду внутреннего детерминизма предмет может обладать особыми свойствами, не представленными в окружающем мире. С особенной силой это касается живого организма, который обладает свойством гомеостазиса и может демонстрировать активность по отношению к остальному миру.

Такие феномены, как воля, психика, разум, сознание, дух – это и есть особые свойства организма человека, которые смогли возникнуть благодаря существованию и развитию внутреннего детерминизма. Причинная и, как следствие, физическая автономия организма человека по отношению к внешнему миру обеспечивает такую же автономию и для указанных феноменов. Здесь корень независимости воли, разума и духа от внешнего мира. Можно сказать, что организм человека – это тот материальный плацдарм, с которого его воля и дух ведут атаку на внешний мир. Если бы философия дуализма знала об этом, эти феномены не «висели» бы у нее так беспомощно в воздухе.

Автономия двух указанных физических миров, конечно же, не абсолютна. Миры взаимодействуют друг с другом и обмениваются влияниями, детерминируют друг друга. Поэтому следует признать, что любой отдельный предмет существует в условиях бикаузального мира, находится под комплексным воздействием и контролем двух миров и двух детерминизмов [2]. Можно сказать, что у организма (и всех его особых феноменов!) существует два «привода». Поэтому в итоге организм и его особые свойства являются «слугами двух господ» и подчиняются комплексу (ученые скажут – алгебраической сумме) стимулов с двух этих сторон.

В случае, когда внутренний и внешний стимулы направлены в противоположные стороны (например, корысть диктует «возьми!», а общественная мораль требует «отдай!»), побеждает более сильный из них. В других случаях имеет место их сложное переплетение.

В свете вышесказанного проблема свободы воли предстает как проблема масштаба и границ произвола внутреннего детерминирующего начала организма по отношению к внешнему детерминирующему началу. О свободе воли особенно громко говорят в случаях, когда внутренние стимулы значительно сильнее внешних. Очевидно, что в общем случае, когда стимулы сложно переплетены, эти масштаб и границы всегда относительны, поэтому есть основания говорить об ограниченных рамках, специфических условиях или даже разрешенных путях осуществления относительно свободной воли.

Свобода воли и подсистемы человеческого организма

Все выглядит достаточно просто, пока рассматриваешь человеческий организм как некую неразделимую целостность. Однако в реальности в рамках организма функционирует целый ряд подсистем, обладающих определенной функциональной автономией и замкнутостью: кровеносная, нервно-гуморальная, трофическая, дыхательная, выделительная, защитная и пр. Сюда же следует отнести и психику, и сознание. В основе функциональной обособленности и автономии каждой такой подсистемы лежит факт физического существования в недрах организма соответствующего замкнутого причинного цикла. Так что наряду с целостным детерминизмом человека на этом поле действуют частные детерминизмы подсистем.

Здесь философия должна сделать следующий шаг по пути детализации знания: рассматривать организм человека как комплекс материальных подсистем, управляемый сложной системой «приводов». Такое дробление детерминизма способно запутать кого угодно. Отдельные авторы давно делали попытки описать проблему «свободной воли» с частной позиции отдельно взятых подсистем, актуализируя какой-либо один из «приводов». Как результат имеем сегодняшнюю крайне запутанную ситуацию.

Причинная автономия каждой из подсистем обеспечивает для нее определенную локальную свободу. Особенно ярко эта свобода высвечивается, когда стимул данной подсистемы оказывается сильнее остальных стимулов. Например, когда психическое или сознательное начало берет верх над физиологией. При этом рождается иллюзия полной свободы психики или сознания. В частности, это характерно для популярных восточных психотехник. На самом деле эта свобода всегда ограничена и скоротечна, ибо суммарный действующий стимул организма в обыденное время являет собой комплексное и изменяющееся начало.

Теория кольцевого детерминизма позволяет разобраться в этой ситуации с системной упорядоченностью и математической точностью. Зная все подсистемы организма, нетрудно вычислить общее количество возможных вариантов свободы воли и детально описать каждый из них. Фактически речь идет о вскрытии механизма образования разных философских трактовок свободы воли. Теперь можно не читать мудреные объемистые «талмуды» чудаковатых авторов: суть их учений легко отобразить на простой схеме. Каждый сможет без труда повторить ход рассуждений известных мыслителей и даже открыть свой, пока никем не описанный вариант. Словом, ручной труд уступает место конвейеру.

Начало этому систематическому упорядочиванию уже положено в нашей брошюре «Анатомия свободы». [3]. Остается собрать все известные на сегодняшний день нюансы трактовки свободы воли и в соответствующем порядке воссоединить их на единой схеме. Когда конструктивное ядро каждой частной трактовки из всего этого множества займет подобающее место в монолитной конструкции, базирующейся на фундаменте кольцевого детерминизма, свобода воли предстанет перед нами во всем великолепии своего единства и систематическом богатстве своих нюансов.

Литература

  1. Калмыков Р.Б. Кольцевой детерминизм: решение проблем научного материализма. http://www.wbabin.net/physics/kalmykov3r.pdf, зеркало http://new-idea.kulichki.net/pubfiles/071110215053.rar
  2. Калмыков Р.Б. О содержании человеческого переживания./ Вестник научно-промышленного общества. Москва, изд-во АЛЕВ-В, 2002, Выпуск 4, С.100-128. Интернет-версия в Интернет-библиотеке Ихтика http://ihtik.lib.ru/philosarticles_21dec2006/ № 6804
  3. Калмыков Р.Б. Анатомия свободы. Иваново. Изд-во Ив.гос.ун-та.1995
Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>