<

Является ли сознание свойством материи?

Просмотров: 471

Профессионально занимаясь программированием, однажды, сидя за компьютером, я внезапно задался странным вопросом: «Что все-таки нужно сделать, чтобы стоящий передо мной компьютер стал живым?». При этом интуитивно и совершенно бездоказательно я был убежден, что несмотря на большую сложность компьютера и загруженных в него программ, выполняющих сложные математические манипуляции, возможно даже реализующие функции искусственного интеллекта, связанные с принятием решений, а также при наличии периферийных  устройств, оснащающих компьютер по меньшей мере всеми пятью органами чувств человека, при всем при этом компьютер остается всего лишь автоматом, абсолютно не отображающим в себе происходящие в нем процессы, т.е. лишенным каких либо внутренних субъективных ощущений. Пора моего взросления пришлась на завершающую стадию эпохи господства марксистско-ленинской идеологии, и я успел впитать в себя материалистическое мировоззрение, которое казалось мне внутренне логичным и стройным. В частности, представление, что сознание является свойством высокоорганизованной материи, казалось естественным. Соотношение между живым и неживым объяснялось диалектическим законом перехода количества в качество, живое отличалось от неживого степенью сложности материальных структур. При этом живое представлялось настолько сложным, что изучить его в целом можно было только в самом отдаленном будущем. Наверное, задать вопрос «как сделать компьютер живым?» меня подвиг тот факт, что компьютер обыграл чемпиона мира по шахматам. Неужели мы все еще не приблизились к требуемой степени сложности? Так ли все стройно в материалистическом мировоззрении? Чтение имеющейся у меня философской литературы удовлетворения не принесло, выводы по данному вопросу созревали во мне достаточно самостоятельно, что конечно можно оценить как недостаток. Тем не менее, в настоящей статье я хочу изложить свои соображения и попытаться даже провести некоторый анализ.

В первую очередь следует оговорить, что пока меня интересует только один аспект «живого», а именно способность ощущать, т.е. иметь внутренние субъективные ощущения, такие как например имеет человек. Во-вторых, сам вопрос «как сделать компьютер живым» должен быть правомочен. Если материализм согласен с тем, что это невозможно, то и говорить не о чем, хотя естественно рождается следующий вопрос «почему?». В самом деле, если материя на нижнем физическом уровне состоит из атомов, которые могут объединяться в сложные структуры, а живое отличается от неживого только степенью сложности этих структур, то что мешает нам с позиции закончившейся эволюции искусственно воспроизвести ее достижение – создать материальную структуру, которая будет соответствовать «живому». Я не вижу здесь принципиальных препятствий, кроме нашего недостаточного знания. Так давайте попробуем разобраться.

Оставим пока компьютер и ограничимся рассмотрением устройства значительно более простого. Представим себе физическое устройство, различающее цвета. На вход устройства подается световой луч определенного цвета, на выходе устройства загорается индикатор с текстовым сообщением о цвете луча. Зададимся вопросом «Это устройство видит?». С точки зрения стороннего наблюдателя, безусловно «да». Оно также, как и человек безошибочно различает цвета, в чем мы легко можем убедиться. Но вопрос заключается в другом: «Это устройство видит в смысле внутренних ощущений, так как видит например человек – красное, синие, зеленое?». Ответ на этот вопрос можно дать только интуитивно, поскольку вопрос касается чего-то абсолютно внутреннего, скрытого в «черном ящике». Тем не менее, последовательный материалист обязан ответить утвердительно. В самом деле, наше устройство обладает функциональной законченностью, оно распознает цвета и обладает достаточной для этого материальной структурой, следовательно внутреннее отображение, являясь свойством материальной структуры, должно возникать автоматически. Данный ответ логически последователен, но обладает большим недостатком. В него очень трудно поверить. Наше устройство настолько просто, что его можно «прощупать на пальцах». Сначала измеряется длина волны, переводится в цифру и в соответствии с кодировкой переводится в текстовое сообщение. А можно еще проще. Зная, что угол преломления луча зависит от его цвета, можно просто поставить на вход призму так, чтобы преломленный луч сам высвечивал требуемое сообщение. Где же тут может возникать субъективное внутреннее ощущение? Полагаю, что большинство материалистов предпочтут «гибкий» ответ: «Нет, потому что отсутствует специально устройство, орган подобный мозгу, который генерирует в себе субъективные внутренние ощущения». Гибкость данного ответа заключается, прежде всего, в привычной спасительной возможности сослаться на колоссальную сложность данного органа. В тоже время данный ответ непоследователен, поскольку означает, что функциональной законченности недостаточно для заключения по вопросу, и требуется разобрать устройство распознавания цвета и посмотреть, есть ли там внутри соответствующий орган генерации субъективных ощущений. При этом современный материалист, конечно, будет искать признаки наличия нервной системы. Но кто доказал, что только нервная система является генератором субъективных ощущений? Между тем именно ее наличие будет рассматриваться как доказательство, живое это устройство или неживое. Классический круг в доказательстве! Утверждение, которое требуется доказать, само кладется в основу доказательства. В теоретических исследованиях использования круга в доказательстве недопустимо. Но в практической деятельности человек часто допускает эти круги, чтобы как-то сдвинуться с мертвой точки. Поэтому позволим себе согласиться, что требуется специальный орган генерации ощущений, и попробуем его воспроизвести.

Сразу выясняется, что сложность поставленной задачи особого рода. Нам не просто сложно ее решить, мы в принципе не знаем, что мы должны сделать. Тогда попробуем выяснить, что мы в принципе можем сделать. Мы можем получить сигнал из внешнего мира, выполнить преобразование его из одной формы в другую всеми мыслимыми в современной математике методами и передать его… Куда? Самому себе! Таково функциональное назначение нашего устройства генерации внутренних ощущений. Все это сильно напоминает телевизор с экранной трубкой обращенной вовнутрь. Между тем идеалистическая концепция позволяет развернуть экранную трубку в естественное положение. В самом деле, идеализм считает, что сознание не является свойством материи, а представляет собой отдельную субстанцию и находится вне материи. Говоря «вне» имеется ввиду конечно не то, что сознание занимает иную область пространства, имеется ввиду, что сознание вообще вынесено за пределы нашего трехмерного пространства материи, если хотите, находится в четвертом измерении. Таким образом, мозг выполняет сложнейшую функцию передачи информации о нашем пространстве материи в другое измерение, сознанию. Фактически мозг выполняет функции передатчика по отношению к сознанию, хотя и не только. Мозг также может выполнять функции памяти, а также функции формально-логического мышления. Вообще на мозг можно возложить все функции, которые можно выполнять автоматически.

Вернемся к вопросу «что нужно сделать, чтобы компьютер стал живым?». Удивительно то, что и материалисты, и идеалисты должны дать одинаковый ответ: «Ничего». Материалисты – потому что вынуждены признать, что компьютер уже живой, идеалисты – потому что сознание не является свойством материи и создается совсем другими способами самим Богом.

Все выше сказанное можно перекрыть одним убийственным вопросом: «Ну и что?». Материалистическая концепция представляет сознание как нечто абсолютно внутреннее, присущее материи, идеалистическая концепция представляет сознание как нечто абсолютно внешнее, вынесенное за пределы пространства материи. И в том и в другом случае объективное научное изучение невозможно из-за отсутствия доступа к этому сознанию. В чем же тогда разница и почему это важно? Действительно, с точки зрения возможности объективного изучения разницы никакой, оно просто невозможно. Тем не менее, существует разница в следствиях, которые делаются из принятых концепций. Одной из главных (если не главной) экзистенциальных проблем человека является проблема смерти. Материалистическая концепция утверждает, что с распадом материальной структуры (мозга) сразу исчезает и само сознание. Исходя из идеалистической концепции, мы можем полагать, что с распадом материальной структуры исчезает связь сознания с пространством материи, судьба самого сознания остается неизвестной. Но это не единственное следствие, вытекающее из различия материалистической и идеалистической концепций. Другое следствие связано с еще одной экзистенциальной проблемой, чрезвычайно важной для человека, проблемой свободы воли.

До этого мы двигались в прямом направлении от неживого к живому, пытаясь решить проблему, может ли компьютер стать живым. Попробуем двинуться из другой конечной точки навстречу и зададимся вопросом «является ли живое (человек) автоматом». Для начала позволю себе лирическое отступление. Представление о себе как об автомате и о фатализме вообще является психически очень тяжелым для человека. Думаю, что поэтому и материалистическая, и идеалистическая концепции пытаются преодолеть в себе логические конструкции, приводящие к идее фатализма. Однако природа позаботилась о сохранности человека значительно лучше. Психика человека вытесняет из его сознания идею фатализма, предохраняя его от саморазрушения. Мне доводилось встречать людей, которые на вопрос «считают ли они себя автоматом», отвечали: «Да, я автомат!». При этом ответ давался с улыбкой. Убежден, что такой человек просто не представляет себе всех следствий этого убеждения во всей их конкретной образности. Действительно, если вы автомат, то не только все ваши действия предопределены, но и сам процесс вашего мышления в каждой фазе, все ваши сомнения, озарения и т.д., также предопределены, и то, что вам представляется принятием решения на самом деле только субъективная иллюзия, поскольку все решения уже изначально приняты. Принятие такой идеи в полном объеме грозит для человека тяжелейшей депрессией и самоубийством. Кроме того, представление о себе как об автомате разрушает этику. В самом деле, как можно осуждать автомат за выполняемые им действия? Можно в сердцах обругать плохую программу, но объективная вина лежит на программисте, ее создавшем.

Размышляя об идее фатализма, я к своему стыду скатился на позиции механического детерминизма. Говорю «к стыду», потому что из курса диалектического материализма я помнил, что сторонники принципа механического детерминизма упрекались в философской недоразвитости. Этот принцип диктует, что если в материи действует однозначная причинно-следственная связь, то все события в материи предопределены, т.е. всегда можно сказать, что в данной точке пространства и в данный момент времени произойдет именно это событие, а не другое. Но такое представление равнозначно абсолютному фатализму. Пытаясь преодолеть механический детерминизм, я не нашел ничего лучшего, как необходимость существования событий в материи, не имеющих причины. Современная физика говорит, что пока открыты только вероятностные события, существующие только в микромире. При переходе в макромир вероятностность событий становится равной единице, что означает переход к однозначности причинно-следственной связи. Тем не менее, из курса диалектического материализма я помнил, что механический детерминизм каким-то образом преодолевается. Расписавшись в собственном бессилии, я с трепетом раскрыл философский энциклопедический словарь. Читаем статью «Необходимость и случайность».

«Классики марксистской философии показали, что в объективной действительности необходимость и случайность не бывают в чистом виде, что случайность – это только один полюс взаимозависимости, другой полюс которой называется необходимостью, что при определенных условиях эти категории тождественны, т.е. случайное необходимо, а необходимое случайно». Все понятно, правда? Далее приводится пример. «Появление выдающейся личности в определенное время в данной стране является случайностью». Вдумаемся в то, что получается. Оказывается, может быть предопределено, что в данной точке пространства в данный момент времени произойдет событие, но оно будет случайным, поскольку государство, в котором произошло это событие (рождение гения), никак этой великой чести не заслужило. Других примеров «преодоления» принципа механического детерминизма в данной статье не обнаруживается.

Будучи программистом, не могу удержаться от сопоставления. Компьютерная программа может рассматриваться на разных уровнях. На уровне процессорных команд, на уровне процедур, наконец, на уровне активных объектов, при этом уровень процессорных команд является базовым и он существует всегда. Точно также материю можно рассматривать на разных уровнях, но точно одно – физический уровень присутствует всегда, и именно там определяется появление всех событий в материи, пусть даже на высших уровнях материи эти события представляются как случайные. Тот факт, что тело человека состоит из органов жизнедеятельности (сердце, легкие, печень…), не отменяет тот факт, что тело состоит прежде всего из атомов. Таким образом, поскольку физический уровень присутствует всегда, принцип механического детерминизма также действует всегда и не может быть преодолен введением понятия случайности на верхних уровнях. Он может быть преодолен только на том же физическом уровне.

Тот факт, что на нашем макроуровне используются вероятностные статистические методы, не доказывает, что мы имеем дело с действительно случайными событиями. Нам просто удобно рассматривать эти события как случайные. Если мы изучаем вопрос о количестве машин, проезжающих по отрезку шоссе за интервал времени, то нам, конечно, удобно использовать статистические методы, а не разбираться, почему каждая конкретная машина появилась на данном отрезке шоссе в данный момент времени. Однако при большом желании это можно сделать, причем на самом нижнем физическом уровне, изучая состояние всех атомов во вселенной. Таким образом, появление каждой машины на отрезке шоссе в данный момент времени абсолютно предопределено и является необходимостью, а не случайностью.

Для полноты анализа рассмотрим одну неочевидную возможность, заключающеюся в том, что для принципа механического детерминизма недостаточно существования только однозначности причинно-следственной связи. Еще нужно, чтобы рассматриваемая материальная система была замкнутой (или ограниченной). В самом деле, если система незамкнута, то всегда найдется внешняя причина, действие которой будет вызывать случайное событие относительно выбранной системы. Остается только узнать, является ли наша материальная система замкнутой. Классики материализма постулируют, что материя бесконечна, и, как видим, это становится жизненно необходимым. Однако современная физика склоняется к тому, что вселенная все таки замкнута и количество вещества конечно. Как соотнести ограниченность количества вещества с бесконечностью материи, совершенно непонятно. Но данный вопрос относится к проблеме фатализма вообще, сам же человек в любом случае остается автоматом, действия которого либо полностью предопределены, либо они могут быть случайными, но эта случайность целиком определяется случайностью внешних по отношению к человеку причин.

Рассмотрим теперь возможность, что на нижнем физическом уровне все события абсолютно случайны. Это означает, что вероятность возникновения материальных структур макроуровня стремительно приближается к нулю, и в любом случае эти структуры будут неустойчивыми. Для создания устойчивых макроструктур в такой материи потребуется действие постоянной внешней организующей силы.

После этого предварительного рассмотрения обратимся к фактам. Современная физика говорит, что уровень атомов, который я до сей поры называл физическим, не является нижним (базовым), что атомы в свою очередь имеют структуру и что на уровне ниже атомного имеется не однозначная, а вероятностная связь событий. Кроме того, ставится под сомнение предпосылка, что материя имеет некий базовый уровень, т.е. предполагается возможность бесконечной делимости материи. Рассмотрим сначала эту возможность. Во-первых, это означает, что если на каком то уровне имеются случайные события, мы не можем сказать, что эти события действительно случайные, мы просто можем не знать, что эти события однозначно определены на более низком уровне. И наоборот, если на каком то уровне наблюдается однозначная причинно-следственная связь, то это означает только то, что случайные события на более низком уровне просто пока не проявились, но возможность их проявления сохраняется. Так например тот факт, что все макротела на нашем уровне испытывают силу гравитации, не исключает возможность появления в нашем мире тела, на которое сила гравитации не будет действовать, просто вероятность появления такого тела ничтожно мала и еще меньше вероятность, что такое тело будет устойчивым, и мы успеем его заметить. Таким образом, бесконечная делимость материи означает возможность взаимного преобразования случайности в необходимость и необходимости в случайность при перемещений по уровням материи, но при этом необходимость и случайность никогда не сливаются воедино.

Теперь рассмотрим факт, что на физическом уровне материи ниже атомного имеются вероятностные события. Вероятностность означает промежуточное положение между случайностью и необходимостью, варианты развития ситуации случайны, но подчиняются вероятностному закону. В такой материи действительно возможно возникновение устойчивых материальных структур, и в тоже время сохраняется возможность проявления случайности. И мы даже можем эту случайность воспроизвести на нашем макроуровне. В самом деле, мы можем создать прибор, который будет фиксировать возникновение случайного события на нижнем физическом уровне и будет зажигать лампочку в нашем макромире. Тогда загорание этой лампочки действительно будет абсолютно случайным событием в наше мире. Правда мы не сможем различить, чем эта случайность отличается от других псевдослучайных событий. Значит, мы можем предположить, что человек может быть той материальной структурой, в которой проявляется возможность существования абсолютной случайности. В таком случае человек действительно перестает быть автоматом. Но дает ли это основание праздновать победу?

Оказывается, что нет, потому что «вместе с водой из ванны выбросили ребенка». В самом деле, действия такого человека становятся не только  непредсказуемыми, но и бессмысленными. Что такое свобода воли? Это свобода действовать по своему усмотрению, опираясь на свой внутренний закон вопреки закону внешнему. Но автомат по такому определению обладает абсолютной свободой воли, компьютер будет действовать по своему внутреннему закону (заложенной в него программе) даже под дулом пистолета. В тоже время наличие в компьютере случайных событий просто нарушает его функциональность. Когда мы говорим «этот человек обладает волей», то мы скорее повышаем степень его автоматизма, поскольку мы лучше представляем его внутренний закон и лучше можем предсказать его реакцию на конкретную ситуацию. Таким образом, человек должен быть автоматом, чтобы его деятельность имела смысл, и должен быть неавтоматом, чтобы его действия были принципиально непредсказуемы. Как разрешить это противоречие в рамках материалистической концепции, я себе просто не представляю, поскольку в материи необходимость и случайность исключают друг друга и во единое не сводятся.

Теперь посмотрим, может ли идеалистическая концепция справиться c описанными выше проблемами. Прежде всего, вспомним, что сознание отделяется от материи и рассматривается как отдельная субстанция. Материя остается в стороне и признается, что создать материальный неавтомат, выполняющий осмысленные функции невозможно. Материальное тело человека выполняет только функцию автомата. При этом сознание вносит в наш материальный мир необходимую непредсказуемость, преодолевающую идею фатализма.

Но как быть с самим сознанием? Его природа нематериальна, и изучить ее эмпирическими средствами невозможно. Можно остановиться на позициях агностицизма, но мы попробуем пойти дальше. Рассмотрим проблему фатализма вообще. Сознание невозможно изучить материальными средствами и по отношению к материи действие сознания всегда будет внешней причиной, порождая в ней абсолютную случайность. Но можно предположить существование всемогущего Бога, который знает сущность сознания каждого человека и следовательно знает все его реакции на конкретные ситуации. Таким образом, эти реакции предопределены и сознание также становится автоматом.

Но это положение также преодолевается. Для этого мы должны сделать еще один шаг в постижении непостижимого Бога. В самом деле, утверждение «Бог может знать все» ограничивает Бога. Получается, что Бог не может не знать. Поэтому правильным будет утверждение «Бог может знать все и может не знать ничего».

Постараюсь пояснить последнее положение. Одним из атрибутов всемогущества Бога принято считать его всеведение, относящееся и к будущему. Однако лично я вижу в этом мало удивительного. Например, программист, выступая по отношению к создаваемой им программе в роле Господа Бога, принципиально может знать будущее поведение его программы при заданных исходных данных. Намного интереснее было бы сотворить Чудо, создать программу, которая при идентичных исходных данных давала различные варианты принимаемых решений. (Естественно, использование генератора случайных чисел запрещено, поскольку нарушает условие задачи об идентичности исходных данных). Без сомнения, человек не властен и никогда не сможет создать такую программу.

Возвращаясь к основной теме можно утверждать, что, создавая человека, Бог может знать и не знать его сущность. Для этого он должен отдать человеку частицу своей непостижимости, и в этом случае он будет не знать, какие решения в данной конкретной ситуации примет человек. Сам Бог не будет знать! Необходимость и случайность сливаются в единое целое. Это означает, что действия человека в каждой конкретной ситуации будут непредсказуемыми, но при этом будут исходить из сущности человека, которая, как и сам Бог, принципиально непостижима.

Этот великий дар, Абсолютная Свобода Воли, даден человеку, и именно это дает Богу право судить его после жизни. Кроме того, то, что Бог, создавая человека, в некоторой мере рождает его из Себя, делает всех людей братьями, потому что у нас один отец – Бог.

Пора подвести итоги. Отделяя сознание от материи, идеалистическая концепция справляется со всеми проблемами, описанными в данной статье. В тоже время материалистическая концепция сталкивается, по моей оценке, с неразрешимыми внутренними противоречиями. В частности, материалисты вынуждены признать, что человек является автоматом, что делает невозможным построение какой-либо этической системы. Любой философ – материалист, создавая свою этическую систему, вынужден будет просто забыть, что свою этику он проповедует автомату, все действия которого предопределены, что равносильно абсурду.

Сильной стороной материалистических концепций всегда считалась их более близкая связь с наукой. Например, тот факт, что психотропные препараты влияют на сознание и определяют процесс мышления, кажется весомым эмпирическим доводом в пользу материалистической концепции сознания. Но этот довод только на первый взгляд выглядит решающим. Идеализм выносит сознание за пределы материи, но не отрицает возможности их взаимного влияния. Поскольку мозг является передатчиком информации о материальном мире (и не только), изменение его структуры изменяет всю картину материального мира в сознании и через это может изменить само сознание. С другой стороны известны факты, когда существенное изменение структуры мозга не влияло на состояние сознания. Теперь приходит черед оправдываться сторонникам материалистической концепции.

И, наконец, давно заготовленная фраза. По моему мнению, смысл основных вопросов философии как раз заключается в их неразрешимости. Это дает возможность и заставляет каждого человека самостоятельно решать эти вопросы (или не решать их вообще). Лично для меня постановка заданных в статье вопросов явилась отправной точкой пересмотра всего своего мировоззрения и началом пути к вере в Бога, что наверное уже не мало.

Декабрь 2002г

Дополнение.

Среди множества причин быть недовольным своей статьей выделю одну, — ее название не точно отражает ее содержание. Доказательно ответить на вопрос, является ли сознание свойством материи, невозможно. Более точно статья должна была быть озаглавлена «к каким выводам мы неизбежно должны прийти, если признаем за истину утверждение, что сознание является свойством материи». Надеюсь, что мне удалось показать относительно заданных конкретных вопросов что тогда:

1.      Автомат может чувствовать. Устройство распознавания цвета имеет внутреннее субъективное ощущение света. Компьютер, играющий в шахматы, внутренне переживает процесс игры.

2.      Человек является автоматом. Все его действия в данной конкретной ситуации предопределены. Субъективное ощущение момента принятия решения является отображением объективного, физического абсолютно детерминированного процесса, происходящего в мозге.

Если с первым положением я еще могу как-то мириться, то с представлением о себе, как об автомате, я решительно отказываюсь жить дальше. Таково содержание моей статьи.

Статья была написана в декабре 2002 года, а на Новогодние выходные я не нашел ничего лучшего, как читать работу Ленина «Материализм и эмпириокритицизм». Из всех гениальных способностей Ленина наибольшее впечатление на меня произвела его способность ругаться. Собрание оскорблений, которые он посылает в адрес своих оппонентов, может составить отдельную полновесную главу. Про себя, в частности, я узнал, что являюсь «цельным в своем мракобесии прямым проповедником фидеизма, пытающимся протащить в философию поповщину». Таков неповторимый ленинский стиль. Постараюсь придерживаться своего стиля и, не брызгая слюной, перейду сразу к делу.

На протяжении всей работы «Материализм и эмпириокритицизм» Ленин многократно приводит утверждение, что мышление есть функция мозга. Очевидно, Ленин считает это неоспоримым естественнонаучным фактом. Было бы очень интересно посмотреть на тот физический прибор, которым можно зарегистрировать наличие внутренних субъективных ощущений. Прежде чем доказать, что это утверждение не может быть фактом, а является умозаключением, приведу слова профессора Бехтеревой, директора института мозга АМН СССР. «Положение о том, что человек мыслит при помощи своего мозга, общепринято, это сейчас является прописной истиной. И кстати, как на всякую прописную истину, и на эту подкрадываются возражения»(«Сквозь тернии к звездам»). Вообще Ленину как-то странно (на его излюбленной практике) не везет. Он постоянно ссылается на «стихийный материализм естествоиспытателей», но в жизни все время сталкивается с глупыми профессорами естественных наук, которые через одного оказываются либо идеалистами, либо агностиками. Чем же обосновывается истинность утверждения, что мышление есть функция мозга? Фиксацией возникновения физических процессов в мозге в момент мышления человека? Но в компьютере также возникают физические процессы в момент выполнения им своей программы. Доказывает ли это, что компьютер мыслит и испытывает субъективные ощущения? Разумеется, нет. Я охотно соглашаюсь с тем, что мозг человека является автоматом, чрезвычайно сложным компьютером, управляющим органами жизнедеятельности человека и способным формально-логически мыслить. Все что может делать автомат, может быть возложено на мозг человека. Но я отказываюсь считать достаточно обоснованным утверждение, что в мозге должны возникать внутренние субъективные ощущения. На чем же основано это утверждение? На рассуждении (но не на факте!). Это рассуждение таково: «Существую Я, и для меня является фактом, что я мыслю. Существуют другие люди и естественно предположить, что они тоже мыслят. Разберем тело человека. Я вижу, что все сигналы идут и исходят из мозга. Следовательно, мозг и есть тот орган, в котором происходит мышление». Это рассуждение держится на двух китах – подобии меня (субъекта) с другим человеком (объектом) и предположении, что существует только то, что можно наблюдать. Если убрать подобие (перед нами компьютер, а не человек), то рушится и все рассуждение. Никакой материалист не сможет доказательно утверждать, что компьютер мыслит, даже если это диалектический материалист, вооруженный ленинской теорией познания с ее глубокомысленным переходом от «вещи в себе» к «вещи для нас».

В своей статье я вывожу необходимость существования отдельной от материи субстанции, являющей собой чистую способность к ощущению. Можно задать вопрос «почему это отдельная субстанция, почему она тоже не может быть материей?». Для ответа на этот вопрос нужно определиться с понятием материи. Всем россиянам моего поколения известно знаменитое ленинское определение «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них» (гл.II, п.4). Это гениальное определение, позволяющее Ленину в любом конкретном случае вертеться, как ему будет угодно. В самом деле, если сам Бог в один прекрасный момент предстанет перед людьми в качестве объективной реальности данной им в ощущениях, он окажется материей в строгом соответствии с заданным определением. Эта бессмыслица объясняется абсолютной бессодержательностью ленинского определения материи. Для того, чтобы определение материи имело смысл, в него нужно ввести принцип строения материи, что и делали истинные философы-материалисты, начиная с Демокрита. Но Ленин принципиально не хочет этого делать, поскольку он диалектик. «С каждым, составляющим эпоху, открытием материализм неизбежно должен изменять свою форму» (гл.V). Вот так! Что бы вы не открыли, господа естествоиспытатели, мы заранее знаем, что это будет материя, поскольку материя – это и есть объективная реальность. У нас никаких проблем! Мы только изменим свою форму. Мы ведь диалектики, в конце концов! На протяжении всей работы «Материализм и эмпириокритицизм», разбираясь с субъективным идеализмом, Ленин старательно опускает слово «субъективный» и у него остается один только «идеализм». И везде он утверждает, что отказ от объективной реальности, существующей независимо от человека, – это идеализм, а признание объективной реальности – это материализм. Откровенная ложь! Признание существования объективной реальности также выгодно объективному идеализму, как и материализму. Но с объективным идеализмом Ленин совершенно не собирается спорить, просто обзывая его поповщиной. Не остается сомнений, что вопрос о том, кто прав – материализм или поповщина, Ленин собирался решать на практике, по законам революционного времени.

Но вернемся к ленинскому определению материи. Ленин принципиально не хочет вводить в него принципы строения этой материи, но косвенно вынужден это сделать. Оказывается, что материя может быть высокоорганизованной и должна быть высокоорганизованной для того, чтобы в ней могли возникать ощущения близкие к тем, которые может испытывать человек. Это уже интересно. Материя может организовываться и это утверждение уже определяет общий принцип ее строения. Организовываться могут отдельные простейшие элементы, взаимодействующие друг с другом и образующие сколько угодно сложные структуры. А теперь главное. Функции автоматического управления обуславливают необходимость существования структуры, и человек может изучать и воспроизводить эти структуры. Функции формально логического мышления также обуславливают необходимость существования структуры. Функции сохранения информации в памяти и оперативного доступа к этой информации также обуславливают необходимость существования какой-либо структуры. Но! Функции возникновения ощущений абсолютно не обуславливают необходимость существования каких – либо структур. Следовательно, субстанция способности к ощущению может совсем не иметь структуры, и, следовательно, не состоять из каких-либо элементов. Можно ли такую субстанцию назвать материей? Ленин, конечно, может. Он ведь диалектик! Но будет ли иметь это смысл? И как быть с утверждением, что сознание есть свойство высокоорганизованной материи, если эта материя никак не организована?

Остается вопрос: «можно ли такую субстанцию обнаружить?». Считаю истинным утверждение: существование чего-либо сохраняет принципиальную возможность его обнаружения. Но прежде чем искать, следует определиться, где и как будет производиться поиск. В каком виде мы будем искать эту субстанцию? В виде физического тела или ткани? Но эта субстанция может не быть ни физическим телом, ни тканью. В нашем трехмерном пространстве? Но это пространство именно этой материи, искомая же субстанция может находиться в своем пространстве – пространстве сознания.

Относительно самого мышления могу только сказать, что по видимому это очень сложный процесс взаимодействия сознания и мозга. При этом сознание, проявляя свободу воли, делает систему «Сознание + Мозг» и всего человека в целом разумным не-автоматом.

Январь 2003.

Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>