<

Семь и один или семь = один?

Просмотров: 140

Когда читаешь Библию, иногда встречается  текст, который вызывает недоумение, – кажется, что это место противоречит тому, что ты читал раньше. Более того: случается, что этот текст вызывает внутренний протест — он не вписывается в сложившуюся систему представлений. Но со временем начинаешь понимать, что эти места — самые ценные, поскольку побуждают думать, искать скрытый смысл. Размышления над одним из таких мест коренным образом изменило мое мировоззрение, речь идет об отрывке из книги Деяния апостолов, гл. 19,13-16:

«Даже некоторые из скитающихся Иудейских заклинателей стали употреблять над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: заклинаем вас Иисусом, которого Павел проповедует.

Это делали какие-то семь сынов Иудейского первосвященника Скевы.

Но злой дух сказал в ответ: Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто?

И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они нагие и избитые выбежали из того дома».

Почему же употребление имени Господа Иисуса вызвало такие плачевные последствия? Для правоверного христианина это кажется даже несколько кощунственным. Мне неоднократно приходилось слышать и в церквях, и в кинофильмах, и в телепередачах, как этим именем запрещают носителям зла действовать в человеке. И вот самый авторитетный христианский источник, Священное Писание, повествует о том, что далеко не всегда это при этом достигается желаемый результат. Так что же, Библия подрывает мою веру?

Давайте сравним этот текст с иными местами Писания.

В третьей главе Деяний описано исцеление Апостолом Петром человека, который не мог ходить от рождения. При этом Петр произносит следующую фразу: (Деян.3,6.)

«… во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи«.

Апостол Павел в г. Листре  (Деян.14,8-10.) исцеляет больного, говоря при этом:

«…во имя Господа Иисуса Христа: стань на ноги твои прямо».

Далее, гл. 16 Деяний; Павел изгоняет злого духа из служанки, сказав при этом духу:

«…именем Иисуса Христа повелеваю тебе выйти из нее. » (Деян. 16,18.)

И те, и другие используют в качестве исцеляющего фактора имя Господа Иисуса, но у Петра и Павла это имя действует, а для семерых сыновей Иудейского первосвященника Скевы попытка исцеления с употреблением этого магического имени не только не приводит к успеху, но и накликает бедствия на них самих. Почему же результаты такие разные?

Еще раз внимательно прочитаем фразу, которую произносят сыновья Иудейского первосвященника: «…заклинаем вас Иисусом, которого Павел проповедует«. В этой фразе есть слова, которых нет у Петра и Павла, а именно слова «которого Павел проповедует«. Может быть, это своего рода подсказка, ключ к разрешению противоречия? Может быть, для начала надо попробовать уяснить, в чем же суть проповеди Павла? Попробуем, с Божьей помощью, сделать это.

Откроем 1-е послание к Коринфянам, гл.1,стих 23.

«А мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие».

Обратим внимание, Павел проповедует Христа не воскресшего, победившего смерть, а Христа распятого, т.е. как бы умершего; Христа, который не смог предотвратить даже свою собственную смерть; Христа как бы немощного, с житейской точки зрения отнюдь не героя, а слабого, как бы неудачника. И естественно, так называемый здравомыслящий человек считает это безумием, абсурдом — ну как же может человек, который умер две тысячи лет тому назад, что-то сделать для нас, тем более дать нам жизнь вечную? И «здравомыслящие», (Еллины у Павла)  обратив внимание только на это, объявляют безумием, «юродством», и всю проповедь Христа.

А ведь путь к Христу воскресшему — это Христос распятый.

А в чем же соблазн для Иудеев, или, говоря современным языком, для тех, кто считает себя верующими? Корень этого соблазна таится в языческих представлениях о переселении душ. Ведь любой проходимец может объявить, что душа умершего Христа переселилась в него, и отныне Христос — это он и никто другой. И действительно примеров этому множество. Сам Господь предупреждал об этом:

«Ибо многие придут под именем Моим, и будут говорить, что это Я, и многих прельстят» (Марка, 13, 6).

Кстати, именно стремление избежать этого соблазна послужило основанием для вынесения смертного приговора Иисусу Назореянину, говорившему, что Христос — это Он.

А теперь прочитаем  еще одно из высказываний Павла (Галатам, 2,20):

«И уже не я живу, но живет во мне Христос».

Казалось бы, вот он — классический пример стремления поддаться упомянутому соблазну, «приватизировать» Христа. Сколько людей за прошедшие два тысячелетия заявляло, что Христос ныне — это он и никто другой. Сколько отдельных групп людей говорило и доныне говорит, что Бог есть только у них, и ни у кого больше, и, «если вы хотите присоединиться к Богу, то идите к нам» (подразумевается — и несите свои денежки). Сколько пылало костров инквизиции, сколько крови пролито в войнах, основанием для которых являлась именно конкуренция в вопросе «приватизации» Бога.

Если бы мы остановились на упомянутой фразе Павла, то можно было бы объявить именно его родоначальником подобных явлений. Но не будем спешить, а прочитаем другие высказывания Павла, например (Евреям,3,6):

«А Христос — как Сын в доме Его; дом же Его — мы»

Итак, Павел говорит, что Христос живет не только в нем, но и, по крайней мере, в евреях.

Далее Павел обращается к христианам (2-е Коринфянам 13, 5):

«Или вы не знаете самих себя, что Иисус Христос в вас?»

Следовательно, распятый Христос живет не только в Павле и евреях, но и в христианах.

А в послании к Ефесянам, гл. 3,Павел пишет, что ему и другим Апостолам и пророкам открыта некая тайна, скрываемая от прежних поколений и имеющая отношение к судьбе язычников. И, наконец, в Колоссянам 1, 26-28.,Павел раскрывает ее:

» Тайну, сокрытую от веков и родов, ныне же открытую святым Его,

Которым благоволил Бог показать, какое богатство славы в тайне сей для язычников, которая есть Христос в вас, упование славы,

Которого мы проповедуем«

Значит, распятый Христос живет и в язычниках, также как и в христианах, и в евреях. А все они,  вместе взятые, по терминологии того времени — это все человечество, все без исключения.

Павел, таким образом, не приватизировал Христа, а наоборот, своей проповедью подарил Христа всем людям. Он первый сказал нам: «Христос в вас«. И если подвести итог сказанному выше, то содержание проповеди Павла, христианской новозаветной проповеди, кратко можно сформулировать так:

А мы проповедуем Христа распятого, который умер на кресте для того, чтобы жить в вас.

Таким образом, Павел проповедует не только Того, который жил два тысячелетия до нас, а и Того, который сменил свое тело на наше. Но Павел не разделяет Их, это одна личность–

«Иисус Христос вчера и сегодня и во веки веков Тот же.» (Евреям 13, 8).

И это значит, что никто из нас не отделен от Бога. Господь не наблюдает за нами откуда-то издалека, подсчитывая наши грехи и определяя наказание. Он проходит наш жизненный путь вместе с нами, «в нас», и не две тысячи лет тому, а сегодня, всегда в настоящем времени. Он разделяет с нами и наши трудности и наши радости, потому что мы и Он – это одно, если верно то, что говорит Павел: «Христос в вас«!

Но почему мы должны верить Павлу? Я лично поверил потому, что это разумно. Проповедь Павла не оставляет никакого места мистике, для ее понимания достаточно нашего жизненного опыта. Павел рассказывает о том, что пережил, прочувствовал, осмыслил он сам. В его посланиях нет непонятных и таинственных терминов, доступных только посвященным, применение которых якобы придает сочинениям «научность и академизм» или свидетельствует о причастности автора к неким тайнам, недоступным простым смертным. Павел способен рассказать о самом сложным понятным человеческим языком, потому что сам хорошо понимает то, о чем пишет. При осмыслении этой проповеди окружающий мир и происходящее в нем становится понятным и целесообразным, более того — не враждебным, а дружественным.

Попытаюсь кратко рассказать, как проходило подобное осмысление у меня.

Представим себе человека, который болен тяжелой болезнью. Он пытался лечиться сам, потом обращался к разным врачам, но болезнь не проходила. И вот этот человек услышал, что есть врач, который может его вылечить. Естественно, он постарается обратиться к этому врачу. А для этого необходимо, как минимум, знать адрес, по которому этот врач принимает. Для эффективного лечения необходим личный контакт с лекарем, врач должен лично обследовать больного, установить основной и сопутствующие диагнозы, назначить лечение и при необходимости, корректировать его.

Павел дает конкретный адрес врача: «Христос в вас».

Семь сыновей Иудейского первосвященника Скевы говорят – «мы вылечим вас, произнося имя врача, которого знает Павел».

Средство лечения, которое применяет Павел – проповедь Христа распятого, Слово, ставшее плотью, причем не плотью человека, жившего двадцать веков тому назад, а вашей конкретной плотью – «Христос в вас»! И это действительно добрая весть (Евангелие на древнегреческом) — Божий Сын добровольно, по собственной инициативе, без всяких предварительных условий, поселился лично в вашем собственном теле, вместе с вами, чтобы излечить вас от смертельной болезни.

Средство наследников ветхозаветного первосвященника – магический ритуал, заклинание, они и названы заклинателями, это слово, так и оставшееся пустым звуком.

Проповедь Павла – это рассказ свидетеля, лично знающего Того, о ком он рассказывает, рассказ о том, что происходило с ним самим, лично видевшего и слышавшего, поэтому его слово весомо.

Наследники первосвященника пересказывают чужой рассказ, причем зачастую это уже многократный пересказ пересказа. Суть при этом всегда искажается, в обиходе это явление называют «испорченный телефон». А если дать больному неправильный адрес врача, то это не приведет к исцелению, но к разочарованию в говорящем точно, как и случилось с семеркой заклинателей.

Павел не просто указывает адрес врача. Ведь к врачу надо еще и попасть на прием, что не всегда просто и не всем по карману. Возможно, надо куда-то далеко ехать, долго стоять в очереди на предварительную запись, потом долго ждать приема. Но Павел говорит: «Христос в вас», а, значит, не надо никому платить, никуда ехать, брать талончики, ждать очереди – врач то, оказывается, уже сам пришел к вам, пришел тихо, без рекламы и помпы, и уже делает свое дело, уже лечит вас. Возможно, вы этого не замечаете и этому не верите, особенно если ваша жизнь не улучшается, а наоборот. Естественен вопрос: почему же мне все хуже, если меня лечат?

Попробуем разобраться на простом примере.

У ребенка заболел животик. Мать кормит его диетической невкусной пищей и дает горькие лекарства. Ребенок плачет, отталкивает мамину руку с лекарством, молит маму: «Мамочка, я не хочу этой каши, не хочу горького лекарства, дай мне конфетку, дай котлетку».  А мама в ответ – » Если ты не будешь пить это лекарство, есть эту кашу, ты не выздоровеешь, а пока ты не выздоровеешь, тебе нельзя ни конфеты, ни котлеты» Мать поступает так, потому что любит ребенка, ей не безразлично его здоровье. Кстати, в подобной ситуации часто появляется кто-то посторонний, который «пожалеет» ребенка и сунет ему конфетку, и если ребенок съест ее, все лечение может пойти насмарку. Выздоровление ребенка зависит от того, насколько он верит маме.

Какие условия необходимы для успешного лечения болезни?

В этом процессе участвуют две стороны – врач и пациент, причем не порознь, а совместно, поэтому необходим личный контакт. Полноценное лечение через посредника, по телефону, Интернету и т. д. — это просто несерьезно.

Со стороны врача необходимы:

-высокая квалификация врача;

-доскональное знание врачом состояния пациента в любой момент времени, знание условий его жизни, психики, в идеале даже знание таких личных тайн, в которых не признаешься не только посторонним, но иногда и самому себе. Другими словами, врач должен в идеальном случае стать единым целым с пациентом. Мыслимо ли это?

«Да – говорит Павел – такое не только мыслимо, но и уже осуществлено, потому что «Христос в вас»!

Что требуется со стороны пациента?

Одно-единственное: верить врачу, а значит, при любых обстоятельствах строго выполнять предписания врача, даже если кажется, что лечение не дает эффекта, поскольку для получения эффекта нужно время. Если пациент хотя бы в самой малости, по собственной инициативе или по совету со стороны, отклонится от предписаний врача, т.е. проявит неверие врачу, последствия могут быть печальными, эффекта от лечения не будет. А поводов для таких отступлений может быть предостаточно, особенно если вам плохо. Кто-то сказал, что ему при похожей болезни помогло определенное лекарство, и вы решили попробовать. Авось не повредит, тем более что это лекарство мог прописать  тот же врач, который лечит и вас. Но тут вас и подстерегает опасность – вы другой человек, и болезнь у вас хотя и похожая, но протекает несколько иначе. То, что помогло другому, может быть опасным для вас. Только квалифицированный врач, хорошо знающий ваше состояние, может правильно выбирать стратегию и тактику вашего лечения.

Отношения врача и пациента – это, конечно, очень упрощенная модель отношений Бога с человеком, но она помогает прояснить многое. Например, чтобы поверить тому, кому мы вверяем свою жизнь, надо убедиться в его квалификации. Но возможно ли это в принципе?

Мы уже вспоминали слова Павла о каких-то Божьих тайнах, которые открываются только некоторым избранным людям. А сам факт наличия тайн уже порождает некоторое недоверие, – почему о нас что-то скрывают? Казалось бы,  в самом деле, почему бы Богу, тем более что Он называет себя Отцом, не поделиться с нами всем, что Он знает и умеет?

Чтобы прояснить этот вопрос, посмотрим, как же мы сами передаем свои знания и умение нашим детям. Приведу мои личные примеры:

Мой сын лет в двенадцать настойчиво упрашивал меня научить его делать взрывчатку. Я  мог бы в принципе это сделать. Но, что бы вы сказали бы обо мне, как об отце, в таком случае?

Преждевременное обладание некоторыми знаниями может представлять опасность, причем не только для получившего эти знания. Невольно вспоминается «добренький» змей, уговоривший Еву откушать запретный плод с дерева познания и последствия этого. И еще вспоминаются дети-террористы.

Еще один пример. Когда моим деткам было годиков по 5-6, я попытался в доходчивой форме ответить на их вопросы об электричестве. На следующий день я услышал, как старшая объясняет братику: «Не трогай розетку, там живут злые электроны, они больно кусаются». Преждевременно полученное знание порождает мифологию, искаженное восприятие действительности.

Бесполезно, а иногда и вредно, рассказывать детям о том, до чего они не доросли. Мы начинаем обучение детей со сказок и затем постепенно, по мере развития ребенка, усложняем учебу. Чтобы дети стали взрослыми, самостоятельными, мы должны отдать им все свои знания, навыки, умение. Причем наша задача именно научить детей жить самостоятельно, а не всю жизнь опекать их.

А не эту ли задачу выполняет по отношению к нам и Бог, называющий себя Отцом, а нас своими детьми, наследниками?

«И знай  в сердце твоем, что Господь, Бог твой, учит тебя, как человек учит сына своего». (Второзаконие 8,5.)

Итак, мы плавно перешли к еще одной стороне отношений Бога с человеком, к учебе, обучению, просвещению. И весь наш опыт подсказывает нам, что необходимое условие этого процесса — наличие квалифицированного учителя. А претендентов на эту роль больше чем достаточно, и каждый утверждает, что только он истинный. Кого же выбрать?

Попробуем представить образ идеального учителя. Поскольку все ученики разные, хорошо бы каждому иметь индивидуального учителя. Этот учитель должен очень хорошо знать ученика, как и в примере с врачом. Можем ли мы, каждый из нас, иметь такого учителя, который научил бы нас полноценной жизни, над которой не властна смерть? Ведь если итогом жизни является ее прекращение, вызванное накоплением случайных изменений в организме, то вымирание популяции – это всего лишь вопрос времени. Такая жизнь всего лишь флуктуация, случайно, самопроизвольно, возникшая, и таким же образом пропавшая. Но случайности можно учесть и преодолеть. Простейший пример – вода самопроизвольно, случайным образом, может течь только вниз. Вода, сама по себе, самопроизвольно, вдруг потекшая вверх – это настолько маловероятно, что наш рассудок отказывается даже предположить такое.  Но человек, используя Разум, сконструировал насос. И вода пошла вверх, реализовалось в массовом масштабе событие с ничтожнейшей вероятностью,  стали возможными орошение, водопровод и т. д. А без этого не было бы цивилизации. Значит, в принципе, Разум может разорвать и цепь случайностей, прерывающую жизнь, и тогда бессмертие – не фантастика. Но мы с детства слышали о Разуме, разорвавшем эту цепь – о Боге. Но мы считали Его далеким и недоступным.

А Павел утверждает, что это не так, ибо «Христос в вас»!

Значит, Учителя уже не надо искать — Он уже работает, причем работает индивидуально с каждым. Он действительно знает вас лучше, чем вы сами, Он составляет с вами единое целое, и все, что происходит в вас, для него не секрет. Он пришел к вам по собственной инициативе и все, что требуется от вас – принять Его, поверить Ему. Чтобы обучение было успешным, ученик должен верить учителю. Даже рассуждая чисто по житейски, может ли нас научить чему-либо тот, кому мы не верим? Да мы вообще будем пропускать его слова мимо ушей.

Но можем ли мы верить тому, кого не знаем? Ведь Бог есть Дух, Он невидим, неслышим, неосязаем нашими органами чувств. Как же увидеть невидимое? Павел дает ответ и на этот вопрос:

«Ибо, что можно знать о Боге, явно для них (человеков), потому что Бог явил им;

Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира чрез рассматривание творений видимы..». (Римлянам 1,19-20).

Итак, невидимое проявляется, становится видимым, при рассматривании творений. Действительно, если посмотреть, например, на стол, можно составить некоторое представление о мастере, сделавшем его. Но Божьи то творения все время у нас на виду:

«Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь». (Псалмы 18,5).

Но возникает вопрос – творения то все время перед глазами, так почему же мы не замечаем за ними Творца, по крайней мере, до определенного времени? Но точно также мы не видим и электрического тока, хотя и пользуемся им. А что такое электричество, мы узнаем только тогда, когда нам объяснит это учитель. Чтобы научиться видеть в привычных вещах и явлениях их суть, нужен кто-то, кто научит этому видению. Но по опыту мы знаем, что далеко не каждый учитель способен научить такому видению. Хорошо бы лично узнать учителя, прежде чем вверить ему свою судьбу, постараться всесторонне оценить его. Сапожник может научить меня шить обувь, так как умеет это сам. Но может ли научить меня жизни кто-то из людей, в том числе и Павел, если они сами умерли или неизбежно умрут? Но оказывается, что сам Павел и не претендует на это, он не учит жизни, а рассказывает об Учителе:

«Кто Павел? Кто Аполлос? Они только служители, чрез которых вы уверовали, и притом по сколько каждому дал Господь.

Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог».(1 Кор. 3, 5-6)

Размышления над проповедью Павла и другими Писаниями помогает поверить в существование Бога, по-новому взглянуть на окружающий нас мир, увидев в нем творение Высшего Разума. Но Писание не является инструкцией для жизни, как неоднозначно написано в нем самом словами Господа:

«Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне.» (Иоанна 5,39)

Насколько это справедливо, показывает тот факт, что ветхозаветный народ, живший по Писаниям, приговорил Господа, пришедшего к ним, к смерти. Ветхозаветный человек истолковывает Писание так, как он способен его понять и как это ему выгодно. Представим себе ситуацию, что школьники взялись изучать физику по учебнику без учителя. Наиболее авторитетные из них истолковали учебник, остальные зазубрили эти толкования. Каков был бы результат? Процесс обучения состоит не только из чтения учебника, необходимы еще и объяснения учителя и практические занятия под его руководством. А лучше всего о своем творении может рассказать сам автор. Реально ли иметь персональным Учителем автора окружающего нас мира?  Павел утверждает, что это не только возможно, но уже осуществлено самим Учителем, потому что Тот, Кем «создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое» (Кол.1,16,), живет в вас. И это “в вас” относится к любому из живших,  живущих и будущих жить в нашем мире, и в любой момент времени, и в любой точке пространства. И Павел утверждает это не только как теоретик, философ, богослов, признанный в качестве авторитета, хотя и это справедливо. Павел прежде всего свидетель, он сам прошел обучение у Учителя, о Котором свидетельствует, Учителя, которого Павел узнал лично, а не по чужим рассказам. Насколько действенно это свидетельство, можно судить по тому факту, что послания Павла — самая читаемая литература в мире. Что-то тянет людей к этим текстам уже 2000 лет. Павел говорит простым и понятным языком, в его проповеди нет показного, слащавого фарисейского «благочестия». Он не боится касаться самых щекотливых тем, не напускает показной таинственности, как «книжники и фарисеи», а проповедует Христа «как власть имеющий«. Что же это за власть?

«А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божьими (Иоанна 1,12).»

А кто лучше расскажет об отце — сын или посторонний?

И снова мы видим словосочетание «имя Его», но это уже не какие-то магические слова. Эти слова обрели реальность и смысл благодаря проповеди Павла — «Христос в вас». Если Он в нас, то мы с Ним одно, и Его имя- это уже и наше имя. Если Он Сын, то и мы тоже, и если Он послан нам Богом, то сумеет и рассказать нам об Отце. » И Слово стало плотию»,- и уже не только плотью человека, умершего за две тысячи лет до вашего рождения, а именно и Вашейплотию!

И вот от «слышания» проповеди Павла прорастает росток веры, и ты начинаешь прислушиваться к голосу Учителя, хотя в первое время еще и сам не осознаешь этого. Я лично не слышал никаких таинственных голосов, о которых ходит масса легенд. Но мир вокруг становился все понятнее. При анализе этого процесса становилось все яснее, что все это происходит не само по себе, что этот процесс направляет кто-то очень умный, доброжелательный, терпеливый и скромный.

Когда ты убеждаешься, что общение с Богом – это реальность, в том числе доступная и тебе лично, появляется сожаление – почему же это не случилось раньше. Какой другой могла бы быть твоя жизнь, скольких неприятностей можно было бы избежать. Но проходит время, и начинаешь понимать всю наивность подобных рассуждений. Фактически это проявление неверия, ты усомнился, что Бог всемогущ, что все происходит по его воле. И осознание этого приходит не только потому, что так написано в Библии, а и потому, что к тебе приходит понимание, разумение того, как именно Бог вел тебя по жизни. Становится ясно, что твое нынешнее состояние было бы невозможным без того, что происходило раньше, включая и самое неприятное, и самое мерзкое; что все прожитое, (причем не только тобой), является частью твоей индивидуальной программы обучения. Ты убеждаешься, причем разумно, доказательно, тщательно проанализировав свою жизнь на основе имеющегося опыта, в том числе и опыта воспитания собственных детей, что прожитая тобой жизнь — это наилучший вариант с точки зрения достижения конечной цели — научиться полноценной жизни, стать наследником Божьим. И одна из самых ярких иллюстраций сказанного – это жизнь самого Павла. Вот один из примеров:

И чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился.

Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня.

Но Господь сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи». (2-е Коринфянам 12:7-9)

Больше всего меня поразило в этом тексте слово «трижды». Мы молим Господа избавить нас от разных неприятностей годами и даже поколениями. А Павел всего три раза просил Господа избавить его от чего-то очень неприятного. Мы повторяем одну и ту же молитву годами и думаем, что Бог не слышит нас и не отвечает на нашу молитву. Павел же помолился всего трижды и услышал ответ. Но это были не слова, которые слышит ухо. Ответом было неисполнение просьбы. А слова возникли  как итог размышлений в уме, уже подготовленном к этому Христом, живущем в Павле; в уме, который сам Павел называет уже не своим, а Христовым. Возникли эти слова именно в тот момент, когда Павел был готов к их восприятию, и жало в плоть не случайно появилось именно в это время.

Вспомним наш пример с больным ребенком, который молил маму дать ему конфету. А мать, любя ребенка и имея мудрость, не исполнила его просьбу, и именно поэтому ребенок выздоровел. Также и Господь, живя в нас, не может не слышать наши просьбы, а вот то, что просьба не исполняется – весьма красноречивый ответ. Это значит, что, то, чего мы просим, не пойдет нам на пользу, а наоборот – принесет вред. И если мы продолжаем настаивать на своей просьбе, уподобляясь капризному ребенку (и являясь, в сущности, таковым), не получая желаемого, надо задуматься — в вере ли мы?

Всякие неприятности в нашей жизни – это лекарства, которыми Господь лечит наши духовные болезни, а лекарства бывают и горькие.

Если бы не «жало в плоти» у Павла, вряд ли мы сегодня вспоминали бы о нем, как о свидетеле Христовом. Ведь «ум Христов» закладывается в человека не единомоментно, как программа в компьютер. Это плод длительного обучения, в процессе которого ум еще незрелый, со свойственной этой незрелости слабостями. Обучение человека Господом делает этот ум все мощнее. Человек замечает, что ему понятно многое из того, чего не понимают окружающие. И появляется мысль, что и он может выполнить часть работы, которую делает Господь – научить людей жить. И мотив вроде бы благородный – помочь Богу — только вот ума и умения для этого маловато, и получается не добро, а зло.

Вот тут то «жало в плоть» и кололо Павла, и он принял это жало как лекарство, лечащее его от гордыни, принял многократно, каждый раз благодаря Господа за науку, как умный сын. «Жало» было для Павла сигналом, что он теряет связь с Богом, выдает собственные, еще незрелые, мысли, за Слово Божье, «превозносясь чрезвычайностью откровений». И это заставляло задуматься, обратиться к Учителю, который терпеливо объяснял ошибки и зло превращал в добро, временные отступления обращал в шаг вперед, глупость превращал в обогащение опытом. В немощи совершается сила Божия!

Но может быть и другой вариант: списать всякие немощи на козни лукавого и начать с ним борьбу по своему разумению. Так и поступили семь сыновей иудейского первосвященника. Исход этой схватки известен. Но почему случилось именно так?

Давайте рассмотрим ситуацию конкретнее – о ком идет речь, в какое время и при каких условиях происходят события. Сыновья ветхозаветного первосвященника живут уже в новозаветном периоде; проповедь Христа уже звучит, и они слышали эту проповедь. Павел проповедовал в этой местности два года,

 «так-что все жители Асии слышали проповедь о Господе Иисусе, как Иудеи, так и Еллины» (Деяния 19,10).

 Они слышали об Иисусе из Назарета, что он творил много чудес, был распят, но победил смерть и воскрес. Но они сыновья ветхозаветного первосвященника, духовные наследники ветхозаветных представлений о Боге, представлений устаревших, относящихся к периоду духовного детства человечества. В их головы намертво вбиты определенные представления, не требовавшие понимания, а слепого исполнения. И это было оправдано для ветхозаветного периода, потому что детский разум еще не может понять, зачем надо делать именно так, и поэтому дети нуждаются в инструкциях взрослых, которые нужно выполнять беспрекословно, во избежание неприятностей, как для себя, так и для окружающих.

Находясь в плену ветхозаветного наследства, Иудейские заклинатели пропустили мимо ушей главное в проповеди Павла – проповедь Христа распятого, который живет в них. Для них Христос остался Иисусом из Назарета, чудотворцем, восхищенным на небо; но не стал Живущим в них Учителем, через которого придут на небо и они. Они слышали, что Иисус имел власть над духами, и наивно, по детски, полагают, что злой дух тут же убежит, услышав имя Иисуса. Их духовное состояние очень точно характеризует Господь Иисус, объясняя ученикам притчу о сеятеле:

«Ко всякому, слушающему слово о Царствии и не разумеющему, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его» (Матф.13,19).

Но они не погибли, а только избиты, с них содрана ветхая одежда, преподан урок и дан шанс. И для этого Господь, умеющий обращать зло в добро, использовал злого духа, который задал вопрос:

«А вы кто»?

И им придется задуматься — а кто же они на самом деле, те ли, кем представляются самим себе? Им не было нужды думать, пока они шли дорогой, проторенной многими поколениями ветхозаветных предков. А теперь придется, и, задумавшись, они тем самым дадут возможность поработать в них Святому Духу, которым Христос живет в них.

Но вот тут–то мне можно и возразить – ведь и Павел тоже из ветхозаветных иудеев, как и сам он пишет о себе:

«Обрезанный в восьмой день, из рода Израилева, колена Вениаминова, Еврей от Евреев, по учению фарисей, по ревности гонитель Церкви, по правде законной – непорочный» (Фил.3,5-6).

Более того, на первый взгляд, сыновья первосвященника Скевы вроде бы даже более верующие, чем Павел – они услышали проповедь Павла и вроде бы не усомнились в ней, более того, стали употреблять имя Господа Иисуса, как мы уже отмечали. Павел же, тогда еще называемый Савлом, тоже услышал проповедь Христа от Стефана, но его реакция на эту проповедь была совсем иной. Он счел эту проповедь вредной ересью, и одобрил убийство Стефана, убитого за проповедь Христа.

Сыновья первосвященника, услышав проповедь Христа, стали использовать имя Господа Иисуса для борьбы со злом, Савл же, наоборот, увидел в этом имени величайшее зло, большую опасность для Божьего дела, и добровольно вызвался искоренить это зло,

«А Савл терзал церковь, входя в домы, и, влача мужчин и женщин, отдавал в темницу», (Деян. 8,3)

«Савл же, еще дыша угрозами и убийством на учеников Господа, пришел к первосвященнику

И выпросил у него письма в Дамаск к синагогам, чтобы, кого найдет последующих сему учению, и мужчин и женщин, связав приводить в Иерусалим. (Деян. 9,1-2)»

И, тем не менее, имена сыновей первосвященника забыты, а сочинения Павла – самая читаемая литература в мире. Как же произошло это чудо, что хулитель и гонитель Имени Христова сам стал величайшим проповедником этого Имени? Как пришла к нему вера?

«Как веровать в Того, о ком не слышали? Как слышать без проповедующего? (Рим.10, 14).»

Толчком для уверования Павла, тогда еще носившего иудейское имя Савл, послужила проповедь Стефана перед иудейским синедрионом. Там заседали наиболее искушенные в иудейском законе мужи. И не просто искушенные — это были профессионалы, толкование закона, изложенного в Писании, а также организация и претворение в жизнь положений закона, было их работой. Только они, по ветхозаветным понятиям, имели право быть посредниками между Богом и человеком и именно они имели право решать, что угодно Богу, а что неугодно. И вот перед этим собранием уважаемых и имеющих власть людей предстает какой-то малоизвестный Стефан, обвиняемый в ереси и богохульстве. Стефан, как известно (Деяния; 6,2-5), был поставлен в христианской общине заботиться о ежедневных потребностях, проще говоря,  был завхозом. Ему предлагают оправдаться, и тут Стефан совершает, казалось бы, что-то совершенно нелепое — он начинает кратко пересказывать историю еврейского народа, изложенную в Писании. И кому — тем, кто знает текст Писания гораздо лучше самого Стефана! Вникните в ситуацию с точки зрения самих членов синедриона и наблюдающих за этим действием — какой-то полуграмотный завхоз взялся поучать официально признанных авторитетами профессиональных богословов!

Для того чтобы понять произошедшее после речи Стефана, прочитаем сначала слова Павла из Галатам, 3,23- 25:

«А до пришествия веры мы заключены были под стражей закона, до того времени, как надлежало открыться вере.

Итак, закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою

По пришествии же веры, мы уже не под руководством детоводителя.»

Человек становится взрослым, только пройдя через детство. И в школу идет не сразу после рождения, для этого тоже нужна определенная подготовка. И для того, чтобы стать христианином, не только по названию, но и по сути, надо пройти подготовку — ветхозаветный период отношений с Богом, своего рода «духовное детство». И этого невозможно избежать, как невозможно избежать детства. Другое дело, что есть и «взрослые”, до конца дней своих остающиеся, по сути, детьми.

Но проходит срок, и ребенок идет в школу — его начинают учить взрослой жизни. Часто это изменение в жизни бывает болезненным для ребенка, который еще не понимает — зачем все это надо? Естественно, детская жизнь на всем готовеньком беззаботна, обо всем позаботятся родители.

А представим себе, что школа организуется вообще впервые, до этого обучали в индивидуальном порядке только некоторых избранных, и их рассказам об Учителе не очень верят, это воспринимается как фантастика, возможно и вредная.

Примерно в такой ситуации находились сидящие в синедрионе во время речи Стефана. Они уверены, что их отношения с Богом лучше, чем у других людей. И верят этому они на основании Писания, данного Богом их народу. Но Стефан на основе той же информации, которую они знают даже в гораздо большем объеме, делает совсем другие выводы, которые могут разрушить их уютный мирок. И вот реакция:

«Но они, закричавши громким голосом, затыкали уши свои»…(Деян. 7,57)

Это, пожалуй, один из самых красноречивых примеров ветхозаветного отношения к проповеди. Сравним два примера реакции на проповедь из Писания, один из Ветхого завета, другой из Нового:

Ветхозаветное: Иезекиль 33, 31-32

«И они приходят к тебе, как на народное собрание, и садится пред лицем твоим народ Мой, и слушают слова твои, но не исполняют их; ибо они в устах своих делают из этого забаву, сердце их увлекаются за корыстью их.

И вот ты для них — как забавный певец с приятным голосом и хорошо играющий; они слушают слова твои, но не исполняют их.»

Новозаветное: Деяния 17, 11-12:

«Здешние (Верийцы) были благомысленнее Фессалоникийских: они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так;

И многие из них уверовали…»

Когда рассказываешь детям сказки, они требуют рассказывать многократно одну, любимую,  которую знают уже наизусть. Сказка эта завораживает, убаюкивает, как «забавный певец с приятным голосом и хорошо играющий«. В этой сказке их уютный воображаемый мирок, и его не хочется менять. Со временем это проходит — хочется узнать новое, изменить свою жизнь.

Так и в основе ветхозаветного отношения к проповеди лежит стремление сохранить существующее положение, инстинктивная детская боязнь перемен. И когда ветхозаветный человек слышит в проповеди что-то не согласующее с его устоявшимися понятиями, он «затыкает уши», не слышит, не обращает внимания на незнакомое. Или возмущается, громко или про себя, в зависимости от темперамента и воспитания.

«И сказал Он: пойди, и скажи этому народу: слухом услышите, и не уразумеете; и очами смотреть будете, и не увидите.» (Исаия 6, 9)

Но речь тут идет не только об ортодоксальных Иудеях, они выступают лишь как прообраз будущего.

«Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности…Но тот Иудей, кто внутренне таков (Рим. 2, 28-29)»

Суть ветхозаветного человека не меняется, даже если он формально не считает себя таковым. Обратите внимание, к кому обращается Господь в следующем высказывании:

«Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям…

Знаю, что вы семя Авраамово; однако ищете убить Меня, потому что слово Мое не вмещается в вас …

Почему вы не понимаете речи Моей? потому что не можете слышать слова Моего.»  (Иоанна 8, 31;37;43)

Эти слова Господь сказал, в том числе и о сыновьях ветхозаветного первосвященника, и к их духовным потомкам. Они услышали в проповеди Павла только то, что хотели (и могли) услышать, а вот чего не могли вместить — того не услышали. Внешне они легко уверовали во Христа, но при этом пошли легким путем — создали в своем сознании свой собственный образ Спасителя, соответствующий их представлениям. Подобное явление хорошо знакомо нам в повседневной жизни. Думаю, что каждый знает не один пример того, как кто-то, весьма поверхностно познакомившись с определенным предметом или явлением, «нахватавшись верхушек», начинает считать себя знатоком этого предмета. На самом же деле он создает в своем сознании некий образ этого явления или предмета, иллюзию, согласующуюся с привычными, устоявшимися представлениями этого человека. И образ этот может быть весьма далеким от действительности.  Такой путь познания легкий, не требующий напряженной работы, хотя и ведет чаще всего в никуда. Подобное отношение к познанию особенно характерно для незрелого ума и чаще всего наблюдается в подростковом возрасте.

Но ведь и мы, взрослые по плоти, еще и «дети Божьи», со всеми присущими детству недостатками, капризами, амбициями и заблуждениями. Вот и в рассматриваемом случае случилось именно подобное заблуждение, произошло то, о чем метко сказал Вольтер: «Бог сотворил человека по своему образу и подобию, и человек ответил Ему тем же». И хотя этот образ носит, в их понимании, имя Христа, на самом деле это просто плод воображения, т.е. мифический языческий бог, мысленно слепленный человеком по своему образу. Это просто слово — обычное пустое слово, не ставшее плотью, не имеющее созидательной силы. Это просто некий символ, созданный ущербным сознанием. Но этот воображаемый божок очень удобен — его можно сделать таким, какой он тебе нужен. Его именем можно оправдать любые действия, которые тебе нужны. А дальше, как указывал Владимир Ильич, «идея становится материальной силой, когда овладевает массами». Появляются конкурирующие группы последователей отдельных модификаций этого идола; как и в любой языческой религии, воображаемому образу строят богатые дома; формируется каста жрецов; появляются идеологи (лжепророки) и органы надзора за инакомыслием.

«И дано ему было вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил и действовал так, чтоб убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя.(Откр.13,15)»

Иллюзия, плод воображения, становится руководством для жизни. Последователи этого образа пытаются жить в этом своем иллюзорном мире. То, что на самом деле не существует, становится как бы существующим. А на  то, что реально существует, что есть на самом деле, но не согласуется с идеологией вымышленного образа, попросту закрывают глаза, как будто этого нет.

 И сказал мне Ангел: что ты дивишься? я скажу тебе тайну жены сей и зверя, носящего ее, имеющего семь голов и десять рогов. Зверь, которого ты видел, был, и нет его, и выйдет из бездны, и пойдет в погибель; и удивятся те из живущих на земле, имена которых не вписаны в книгу жизни от начала мира, видя, что зверь был, и нет его, и явится. (Откровение 17:7,8)

Да, и пойдет в погибель;… У этого образа есть, однако, одно очень хорошее свойство – способность к самоликвидации. Попробуйте, управляя автомобилем, представить, что перед вами не столб, а ровная дорога? Вспомним, как рушились называвшие себя «вечными» империи.

…и явится. А когда одурманивающее действие одного образа разрушится реалиями жизни, привыкший к  духовному наркотику и страдающий от похмелья организм ищет замену.

О том, что происходило вследствие всего этого, много написано и в художественной литературе, и в книгах по истории, но наиболее кратко и полно об этом сказал сам Господь:

«Ибо многие придут под именем Моим и будут говорить: «я Христос», и многих прельстят

Также услышите о войнах и военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь; ибо надлежит всему тому быть. Но это еще не конец:

Ибо восстанет народ на народ, и царство на царство, и будут глады, моры и землетрясения по местам;

Все же это начало болезней.

Тогда будут предавать вас на мучения и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое.

И тогда соблазнятся многие; и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга;

И многие лжепророки восстанут и прельстят многих;

И, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь». (Матф.24,5-12)

Насколько актуально звучат эти слова и сегодня.

 Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели,  и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся, — то и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что они сквернили сами свои тела. Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь. (К Римлянам 1:21-25)

И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства, (К Римлянам 1:28)

В этой фразе Бог представляется как терпеливый Педагог. В моем родном белорусском языке «не патрэбен» значит «не нужен». Да, в реальной жизни, в реальном мире жить по иллюзорным представлениям не нужно и даже смертельно опасно. Но как убедить в этом упрямого «ребенка», который сам считает, в силу своей «детской» незрелости, эти представления единственно правильными? Словами, моральным поучением?

Давайте представим, что в нашем обществе отсутствует какое-то отрицательное явление, например, наркомания. Но об этом пишут в книгах, снимают фильмы, в которых рассказывают о пагубности наркомании. Будут ли внимать этим книгам? Смеяться будут, такого же нет в жизни. Скорее авторов будут обвинять в «нежизненности» их произведений, в отрыве от реальной жизни и придумывании нездоровых иллюзий, и постараются всеми силами оградить общество от подобных грязных фантазий. Но самое интересное, что кто-то действительно захочет попробовать. Как Ева захотела, и еще и Адама соблазнила присоединиться.

Но я не иначе узнал грех, как посредством закона. Ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: не пожелай. (К Римлянам 7:7)

И поэтому Бог дает нам, своим несмышленышам, возможность «делать непотребства«, на собственной шкуре испытать последствия того, что мы можем содеять по собственной глупости. Дает, прекрасно осознавая, что из этого получится. Осознавая в том числе и то, что мы будем винить Его же Самого  в самом страшном – в страданиях и гибели наших невинных детей. Более того, Он Сам не снимает с Себя ответственности:

 Кто это говорит: «и то бывает, чему Господь не повелел быть»?  Не от уст ли Всевышнего происходит бедствие и благополучие?  Зачем сетует человек живущий? всякий сетуй на грехи свои. (Плач Иеремии 3:37-39)

Вроде как самое время возопить: «Да как же Бог допускает все это! Какой же Он Отец!»

Прекрасный Отец, и талантливейший Педагог.

Можно ли научиться каким-либо практическим действиям, не совершая ошибок в процессе обучения?

Можно прочитать десяток книг о том, как надо забивать гвоздь, дополнительно посмотреть еще и парочку учебных фильмов, но, приступив к практике, все равно попадешь молотком по пальцу. И отец знает об этом, давая ребенку молоток. А если, жалея сына, отец не допустит его к молотку, ограничившись теорией? Всем, наверно, известен такой тип «теоретиков», которые на словах все умеют, а когда доходит до дела, получается пшик. А это уже постоянная «боль» на всю жизнь, и себе, и людям. Так что более жестоко – ограничиться малой болью, которая скоро пройдет и забудется, или обречь на постоянную большую? А жизнь то несколько посложнее забивания гвоздя, и бьет побольнее неумелых, а попутно от их неумения и остальным достается, невиновным.

И, кстати, уважаемые папаши, давайте вспомним этот момент, кровь сына, его плач, вопли: «Что ты, изверг, ребенка покалечил?» Сын забыл это через пару месяцев, а мы вряд ли забудем, и сердце будет сжиматься каждый раз, вспоминая. Кто же больше страдает?

А ведь отец то оценил риск, он дал сыну не тяжелый молоток, которым можно раздробить палец, а легонький, который большого вреда не причинит.

Тяжелый это труд– учеба. А хочется поиграть, поспать. А кто-то хочет побыстрее достигнуть результата. И то ли от лени, то ли от спешки, которая родная сестра лени, или просто по глупости появляется желание пойти легким путем, не утруждать себя утомительным осмыслением, а воспользоваться готовеньким, нагляднее говоря, списать. Последствия, наверно, не нуждаются в комментариях. И когда недоучка пытается применить на практике то, что он считает «знаниями», а фактически иллюзию знаний, то вместо созидания выходит разрушение. И эта иллюзия, «злой дух», материализовавшись через действия своего носителя, приносит вред и совершенно непричастным к этому, и даже в первую очередь им. А потом  бумерангом возвращается к  любителю легкого пути, недоучке, и больно бьет. С семеркой произошло именно это. И по сей день происходит с их духовными наследниками.

ко всякому, слушающему слово о Царствии и не разумеющему, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его — вот кого означает посеянное при дороге. (От Матфея 13:19)

А мы говорим: «Бог наказал». А Богу то для этого и пальцем нет необходимости шевельнуть, достаточно лишь чуть-чуть ослабить узду.

А вот принятие Христа Павлом, вначале носившего имя Савла, шло по тяжелому пути. Попробуем мысленно восстановить этот путь. Он слышал проповедь Стефана и поначалу усомнился, более того, возмутился. Стефан сказал самым авторитетным для Савла людям, тем, кого Савл считал представителями Бога на земле, иудейским законоучителям, что они не те, кем сами себя считают и за кого себя выдают, покусился на самую главную опору духовного мира Савла.  Фактически Стефан задал им, да и Савлу в том числе тоже, тот же вопрос, который был задан сыновьям первосвященника Скевы: «а вы кто?». И, по крайней мере, один из присутствовавших, как показывают дальнейшие события, услышал этот вопрос, не проигнорировал его, не пропустил мимо ушей, хотя поначалу и сам не понимал этого.

И в дополнение к этому в проповеди Стефана было и личное свидетельство — он утверждал, что лично видит Бога, что было величайшим грехом с точки зрения ветхозаветного народа. И Стефан принял смерть за это свидетельство. А ведь мог бы покаяться, признать ошибки, и остался бы жив, а, возможно, и неплохо устроился бы, мог бы выгодно продать себя. Раскаявшийся отступник весьма ходовой товар в любой идеологии. Но вот на раскаяние в данном случае не было и намека даже перед лицом смерти. Поначалу Савлу казалось, что Стефан просто один из многочисленных фанатиков, но было одно отличие. Стефан перед смертью не проклинал своих убийц, он молился за них. Какую-то непонятную силу увидел Савл в Стефане, хотя и сам боялся себе признаться в этом. Савл пытался гнать крамольные мысли, пытался заглушить их трудной работой, добровольно возложив на себя искоренение христианской ереси в удаленных местах, куда надо было добираться трудной дорогой через горы и пустыню.

Сыграло свою роль и свидетельства тех христиан, которых отыскивал и арестовывал Савл.

Подлило также масла в огонь и воспоминание о еще одном заседании синедриона, на котором судили Петра и других апостолов. На этом суде Гамалиил, учитель Савла, сказал судьям:

«И ныне, говорю вам, отстаньте от людей сих и оставьте их: ибо, если это предприятие и дело — от человеков, то оно разрушится,

А если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками» (Деяния 5, 38-39).

Сомнения в правильности того, в чем он раньше не сомневался, закрались в душу Савла, хотя он и гнал их прочь. А как заметил Мартин Лютер в письме к Эразму — «сомнение рождает веру».

Почва была подготовлена заранее — Савл хорошо знал Писания. Как сам он пишет –

» тщательно наставленный в отеческом законе» (Деян. 22, 3).

Но кроме почвы, надо еще посеять, создать условия для прорастания и обеспечить уход за ростком. Просто знания текста Писания еще недостаточно, как в отношении ветхозаветных людей и написано:

«Умы их ослеплены: ибо то же самое покрывало доныне остается неснятым при чтении Ветхого Завета, потому что оно снимается Христом».

Проповедь Стефана посеяла семя в эту почву; затем произошел ряд событий, которые способствовали прорастанию семени. А садовник давно уже был на месте (Христос в вас) и руководил всем процессом. Савл был крепким орешком, его трудно было переубедить, но это была крепость не твердолобого догматика, а думающего аналитика, проверяющего, «точно ли это так«. А Христос изнутри делал свою работу по проращиванию семени, хотя эта работа до определенного времени была незаметна как для окружающих, так и для самого Савла. И вот, «внезапно осиял его свет с неба«.

Неприметная, кропотливая работа Христа происходит внутри, Христос осторожно подготавливает человека к тому моменту, когда вера достигнет той крохи, которая позволит увидеть и услышать Его. Постепенно, как из элементов мозаики, складывается картина мироздания, как видимого, так и невидимого, твоего места в нем. И пока не лег определенный кусочек мозаики, картина не воспринимается, но вот он уложен — и как вспышка в сознании. Картина еще очень тусклая, общая, на ней еще мало деталей, но ориентация восстанавливается, подобно тому, как мы находим утерянное направление темной ночью при вспышке молнии.

И дальше Савл услышал голос, и, как он пишет сам:

Бывшие же со мной свет видели и пришли в страх, но голоса Говорившего мне не слышали.» (Деяния, 22,9)

И не могут его слышать другие, это голос внутренний, «слова неизреченные». Просто человек начинает понимать то, чего не понимал раньше. В человеке от этого понимания происходит такая перемена, что это становится заметно окружающим. И они пугаются — а не бес ли вселился в человека?

Савл тоже испуган, наследие прошлого еще живо в нем, но он уже имеет зародыш «ума Христова». Вера, духовное зрение, на этот момент еще очень слаба. В этот момент очень легко свернуть на ложный путь, пойти не к истинному, настоящему Творцу, а к иллюзорному, придуманному или тобой самим — в случае гордыни, или другими – в случае легковерия. Это очень подробно расписано Господом в притче о сеятеле и ее разъяснении ученикам. И Савл задает единственно верный и правильно адресованный в этой ситуации вопрос: «Кто Ты, Господи?».

Вот тут, пожалуй, имеет смысл приостановиться и посмотреть подробнее. Именно здесь проходит невидимый нашим телесным зрением раздел между ветхозаветным и новозаветным состоянием человека. Почитаем еще раз изложение происходившего с Павлом и его окружением:

Когда же он шел и приближался к Дамаску, внезапно осиял его свет с неба. Он упал на землю и услышал голос, говорящий ему: Савл, Савл! что ты гонишь Меня? Он сказал: кто Ты, Господи? Господь же сказал: Я Иисус, Которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна. Он в трепете и ужасе сказал: Господи! что повелишь мне делать? и Господь сказал ему: встань и иди в город; и сказано будет тебе, что тебе надобно делать. Люди же, шедшие с ним, стояли в оцепенении, слыша голос, а никого не видя. (Деяния 9:2-7)

Когда же я был в пути и приближался к Дамаску, около полудня вдруг осиял меня великий свет с неба. Я упал на землю и услышал голос, говоривший мне: Савл, Савл! что ты гонишь Меня? Я отвечал: кто Ты, Господи? Он сказал мне: Я Иисус Назорей, Которого ты гонишь. Бывшие же со мною свет видели, и пришли в страх; но голоса Говорившего мне не слыхали. Тогда я сказал: Господи! что мне делать? Господь же сказал мне: встань и иди в Дамаск, и там тебе сказано будет все, что назначено тебе делать. (Деяния 22:6-10)

среди дня на дороге я увидел, государь, с неба свет, превосходящий солнечное сияние, осиявший меня и шедших со мною. Все мы упали на землю, и я услышал голос, говоривший мне на еврейском языке: Савл, Савл! что ты гонишь Меня? Трудно тебе идти против рожна. Я сказал: кто Ты, Господи? Он сказал: «Я Иисус, Которого ты гонишь. Но встань и стань на ноги твои; ибо Я для того и явился тебе, чтобы поставить тебя служителем и свидетелем того, что ты видел и что Я открою тебе, (Деяния 26:13-16)

«Видеть» и «Увидеть»; «Слышать» и «Услышать». Различие между этими словами, пожалуй, наиболее точно характеризуют и разницу между ветхозаветным и новозаветным состоянием человека.

«Видеть» и «Слышать» – это наше естественное состояние. Для этого и даны нам наши органы чувств. Через это мы познаем окружающий нас материальный мир. Через это мы ощущаем себя частью этого мира, как поют в популярной песне: «Все мы являемся частью Вселенной». И через это же мы чувствуем себя пигмеями в этом мире, в этом величественном создании, игрушкой в руках природы. И это же порождает страх перед могущественным Создателем этого мира, каким бы именем мы его не называли. «Бывшие же со мною свет видели, и пришли в страх»

Но этот свет светит постоянно, и голос тоже  звучит все время.

Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь.

День дню передает речь, и ночь ночи открывает знание.

Нет языка, и нет наречия, где не слышался бы голос их.

По всей земле проходит звук их, и до пределов вселенной слова их. Он поставил в них жилище солнцу, (Псалтирь 18:2-5)

Но вот чтобы голос этот не просто слышать, а услышать, надо как минимум знать язык, на котором говорит этот голос. Можно, конечно, попытаться расшифровать этот язык, подобно тому, как расшифровывали языки древних цивилизаций. Только тут есть принципиальная разница.

Древние языки были языками цивилизаций, стоящих на более низком уровне развития, чем наша современная. Понятия, обозначавшиеся словами и письменными знаками этих языков, были доступны нашему пониманию. И, тем не менее, расшифровка древних языков – труднейшая задача, многие из этих языков до сих пор не расшифрованы. Язык некоторых индейских племен использовали войска США во время второй мировой войны в качестве не поддающегося расшифровке шифра.

Голос Божий говорит на языке Высшей Цивилизации. Мы видим, что Физик, Химик, Инженер, Художник, устроившие наш материальный мир, несравненно квалифицированнее нас. В языке этой Высшей Цивилизации подавляющее большинство понятии, слов, недоступно нашему пониманию. Попытка расшифровать этот язык, придавая его символам какое-то значение и пытаясь получить осмысленный текст, будет иметь такой же успех, как и попытка древнеегипетского жреца, квалифицированного ученого того времени, расшифровать инструкцию по устройству и эксплуатации синхрофазотрона.

И человек, как мыслящее существо, наделенное крупицей Божественного разума, естественно, неоднократно предпринимал подобные попытки расшифровки, отсюда и неисчислимое многообразие религий, в том числе и таких, которые религиями себя не считают. Каждая из них считает свою расшифровку правильной, другие почему-то эту их точку зрения не разделяют.

Так, что же, тупик? Вот она, подспудная мысль, которая является источником ветхозаветного страха. Рабы мы, мол, игрушки, подопытные кролики и т.п., хотя вслух эта мысль не всегда высказывается, чтобы не обидеть могущественного Хозяина. И эта страшная мысль, порождение собственного незрелого ума, повергает человека на землю, и не дает подняться.

А ведь пример успешного взаимодействия цивилизаций с разным уровнем развития постоянно у нас перед глазами, тот самый, наши дети. Живя вместе с нами, они постепенно начинают понимать нас, постепенно исчезают их детские страхи, постепенно из иждивенцев они становятся хозяевами своей жизни.

Лучший способ узнать кого-то – жить вместе с ним, общаться, делить горе и радость. Бог предлагает нам это, послав Сына Своего Единородного на крест, чтобы Он вышел из своей земной оболочки и поселился в нашей. Но в этом общежитии Он не ставит себя главным, в отличие от Его противоположности. Он уважает вас как личность, уважает вашу свободу, ваши права, как настоящий друг и брат. Он не стремится унизить вас, поставить на колени. Наоборот, Его задача поднять Вас с колен и возвысить до Своего уровня.

Если вы предпочитаете других в качестве друзей, Он не запрещает вам этого.  Он терпеливо ждет, когда же вы убедитесь, кто настоящий, а кто – иллюзия. И как настоящий друг, Он действует с вашего разрешения, не понуждает вас, пока вы не готовы к общению с Ним.

Вопросом «Кто Ты, Господи?» Савл дал разрешение Господу рассказать о Себе, более того, он отдал себя в полное распоряжение Господа:

«Господи! что повелишь мне делать?»

И, самое первое слово, сказанное Господом уже новозаветному человеку, пока еще распростертому на земле, в ответ на его вопрос:

Встань!

Вот я представил себе ситуацию: мой сын при каждом обращении ко мне становится на колени и опускает голову вниз… Как-то трудно даже представить себе возможность такого. Это ж каким извергом должен быть отец, (или каким извергом представляет его себе сын), чтобы такое могло случиться. Ну, можно представить такое однократно, если уж очень сильно провинился и просит прощения. А если бы это вошло в систему, стало нормой отношений отца и сына? Можно ли было бы в этом случае говорить об искренности этих отношений, причем с обеих сторон?

Настоящий отец сказал бы: Встань! А вот кто-то, кому бы хотелось прикинуться отцом, тот рад был бы такой ситуации. Сколько подобных «отцов» знает человеческая история, не счесть. Раба можно удержать в рабском состоянии, только поставив на колени, и надежнее всего, если на колени он станет добровольно.

Так кем же я, как отец, хотел бы видеть  в итоге своего сына – забитым, лишенным инициативы и чувства собственного достоинства рабом, или хозяином своей жизни? Но для того, чтобы воспитать из сына хозяина, надо, прежде всего, вытравить из его сознания детский комплекс неполноценности. То, что ребенок не умеет того, что умеют взрослые, естественно, порождает этот комплекс. И будет этот комплекс преодолен, это зависит как от тех, кто воспитывает и учит ребенка, так и от самого ребенка, от его веры , что воспитующие и обучающие могут и хотят научить его всему, что умеют сами, а сам он способен научиться.

А вера – от слышания: если ребенку постоянно внушать, что он безмозглый дурак, ни на что не способный, он и сам поверит этому, он просто не будет учиться. Даже если мы его и заставим учиться из-под палки, принуждением, страхом, он не сможет стать самостоятельной личностью, а будет лишь бездумным исполнителем чужой воли того, в ком будет чувствовать силу, т.е. рабом.

Только когда ребенок осознает, что он рожден именно для того, чтобы стать хозяином, что он способен на это, что этому можно научиться, тогда он начинает учиться с охотой и без принуждения, понимая, что это надо, прежде всего, ему самому. Даже если он порой и не совсем понимает, зачем надо в этот момент делать именно то, что ему поручают учителя и воспитатели, а не то, что хочется, он добросовестно исполняет порученное задание, потому что верит учителям, их знаниям, опыту. Да, на этом этапе он еще подчинен воле родителей и учителей, т.е. внешне похож на раба, но внутри он уже маленький хозяин, добровольно принявший это подобие рабства на определенное время.

Еще скажу: наследник, доколе в детстве, ничем не отличается от раба, хотя и господин всего: он подчинен попечителям и домоправителям до срока, отцом назначенного. (К Галатам 4:1,2)

Но ведь к этому осознанию ребенок приходит отнюдь не самостоятельно. Сколько трудов и забот приходится приложить для этого родителям и учителям. Пока не приходит осознанное подчинение, мы вынуждены принуждать ребенка к подчинению, сообразуясь с его индивидуальностью. Это осознание мы постепенно выращиваем, действуя, по необходимости, и кнутом и пряником. И когда мы почувствуем, что осознание уже созрело, мы начинаем говорить с подростком по другому. И делаем это потому, что подросток уже способен не только слышать наш голос, а уже и услышать, понять нас. Это уже не несмышленыш, которому надо рассказывать сказки. Надо уже начинать отрывать подростка от его детского сказочного мирка и постепенно вводить во взрослый мир. Изменился и сам характер наших взаимоотношений, прежние устарели, обветшали, в сказках отпала необходимость, подростку пора познавать реальность. Если до сих пор ребенок считал нас высшими существами, то теперь пора начинать убеждать подростка, что на самом деле мы партнеры в общем деле. Настоящему отцу сын нужен не в качестве раба, игрушки, или подопытного кролика.

7 Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа. (К Галатам 4:7)

И любящий отец просто обязан сказать созревшему услышать эти слова сыну примерно следующее: «Встань с твоей колыбели, стань на ноги твои и иди. Я, как более опытный, буду пока направлять тебя, помогать, но своим путем ты отныне должен идти сам, набираться собственного опыта». И эта перемена отношений отца и сына очень хорошо иллюстрирует, отражает суть и перехода Человека от ветхозаветного к новозаветному состоянию.

Как сказал Циолковский: «Земля – колыбель Человечества, но нельзя вечно жить в колыбели».

А теперь еще раз вернемся к популярной песне: «Все мы являемся частью Вселенной». Чайник, наверно, имеет право сказать: «Я часть квартиры». А мы кто – чайники или хозяева в своей квартире?

Ибо не Ангелам Бог покорил будущую вселенную, о которой говорим; напротив некто негде засвидетельствовал, говоря: что значит человек, что Ты помнишь его? (К Евреям 2:5,6)

И жизнь начинает наполняться полнокровным смыслом.

Господь своим голосом поднял Савла с колыбели, поставил на свои ноги и направил на тот путь, на котором индивидуальные способности его могли реализоваться наиболее полно.

Так началось превращение правоверного иудея Савла в Апостола Христова Павла.

Апостольство Павла подвергалось сомнению и при его земной жизни, и до сих пор. Ведь он не был в числе тех учеников, которые ходили с Иисусом в период Его жизни в теле, поднятом на Голгофский крест. Но вспомним слова Господа:

Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие. (От Иоанна 20:29)

Павел увидел и услышал Христа распятого, невидимого телесным зрением, Христа, поселившегося в собственном теле Павла. И не просто увидел и услышал. Миссия Павла, которую назначил ему Господь, лучше всего понятна из слов Самого Господа: Я для того и явился тебе, чтобы поставить тебя служителем и свидетелем того, что ты видел и что Я открою тебе

И Павел, которого я считаю самым выдающимся из земных философов и талантливейшим публицистом, прекрасно справился с этой миссией.

Он был первым, кто принес Человеку эту радостную весть: «Христос в вас». Именно ему первому было поручено сообщить, что Бог считает нас не существами второго сорта, а равными Ему, более того, едиными с Ним. Но Павел скромен, он не приписывает эту заслугу себе:

Ибо я от Самого Господа принял то, что и вам передал… (1-е Коринфянам 11:23)

Это его работа. Павел только свидетель, он рассказывает о том, что Бог рассказал ему и как Он это сделал. А вот в чем я вижу заслугу самого Павла, так это в том, что он настойчиво  убеждает нас, что он не исключение, что Господь может и хочет  проделать это с любым из нас, надо лишь поверить в эту фантастическую возможность. Потому что если не поверишь, то будешь слышать, но не услышишь, видеть, но не увидишь. Это мы видим и по житейской практике. А дальше думай, проверяй, точно ли это так.

Наследники иудейского первосвященника не задали вопроса «Кто Ты, Господи?» и их дело провалилось. Почему не задали? Просто они считали, что и так это знают, свой иллюзорный образ приняли за истину. Но им в очередной раз задан вопрос – «а вы кто?» И теперь Господь ждет их вопроса: «Кто Ты, Господи?».На оба эти вопроса отвечает в итоге Он, и ответить можно только на оба эти вопроса вместе, эти вопросы настолько взаимосвязаны, что, в сущности, представляют собой один.

«От Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия, чрез познание Призвавшего нас…»(2-е Петра 1,3).

Послесловие:

Внимательный читатель уже, наверно, обнаружил изъян в этом сочинении.

Почему, если Христос живет в нас, учит нас и направляет, возможно вообще существование отрицательных персонажей в нашей жизни, в частности, семерых иудейских заклинателей? Ведь если мои рассуждения правильны, то Христос живет и в них. И не только, но и в алкоголиках, наркоманах, убийцах, насильниках и т. д. Почему же Он не проведет всех по жизни правильным путем?

Об этом много написано, и я не хотел бы пересказывать чужие мысли. Напомню только слова Шекспира: «Весь мир театр, а люди в нем актеры». По моему убеждению, роль отрицательного персонажа гораздо сложнее, чем роль положительного. И отрицательные роли часто играют самые выдающиеся актеры. По ходу спектакля зрители возмущены тем презренным, отвратительным негодяем, которого видят на сцене. И чем талантливее актер, тем это возмущение больше. А отыграв спектакль, этот актер получает аплодисменты и цветы; затем он снимает сценический костюм и отправляется домой, где его ждут богатство и слава.

Не совершают ли эти семеро и Павел одну и ту же работу, только каждый в своей, назначенной ему Господом, роли? Ведь для того, чтобы мы узнали, что такое плохо, кто-то это плохое должен сделать.

И вот однажды я увидел, что один из этих семерых – это я сам. Увидел благодаря тому, что эту роль блестяще играли другие, поступки которых я осуждал. А они несли и мой грех, несли в большой дозе, который больно ранил их, а в меньшей степени и  меня, но которого я в себе не замечал. Вернее, нес Он, в них, вместе с ними. В том числе и для того, чтобы и я исцелился. Их ранами.

нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему.

Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его.

Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом.

Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились.

Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас.

 Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих. (Исаия 53:2-7)

Замечу еще – число Иудейских заклинателей – семь. Имеющий уши да услышит.

Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>