<

Отсутствие единственности

Просмотров: 135

В каждой науке существуют исходные положения, на которых базируются ее начала. Они дают наиболее общие характеристики той сфере действительности, которая является предметом изучения данной науки. Такие же исходные положения существуют и в науке вообще как в специфической сфере деятельности, направленной на познание мира. Существование этих положений необходимо как для ученых-исследователей, так и для постигающих азы.

В каббале как в науке, одной из таких отправных точек является положение о том, что в нашем мире не существует единственности. «Отдельный объект», «предмет как он есть» — подобные понятия определены ученым-каббалистом Бааль аСуламом, как «абстрактная форма», то есть форма существования, которая никогда не воплощается в каком-либо материале. При необходимости абстрактными формами можно оперировать, однако применение выводов на практике может привести к крайне нежелательным, иногда опасным последствиям.

Любая попытка представить себе отдельно существующий, лишенный связей с чем-либо объект тут же создает множество – представляющего и представляемое.

Любая вещь в действительности существует лишь постольку, поскольку получает знаки существования.

Для того, чтобы понять вышесказанное, разберем его на основе утверждения каббалиста рава Баруха Шалома Ашлага из его книги «Шамати». Приводится следующее положение: «Существуют лишь три вещи – постигающий, постигаемое и общее между ними«.

Это и есть формула существования в наиболее схематическом виде. Во-первых, указан вид связи между двумя, который назван в данной формулировке «общее между ними». Во-вторых, что очень характерно для функционального подхода каббалы, «участники» акта связи названы по именам ролей, которые каждый из них «играет» в нем.

То есть «просто существования», согласно каббале, нет, существование – это обязательно некий акт. И участие в «акте существования» неминуемо функционально: объект в нем или постигающий или постигаемое.

Создается ситуация, в которой требованиям единственной рассматриваемой категории, существование, отвечают два объекта с диаметрально противоположными функциями. Поэтому нам придется обострить ситуацию, задавшись вопросом: в какой мере каждый из носителей этих функций, — постигающий и постигаемое, — отвечает критерию существования.

Практически, вопрос стоит о самих функциях: обладание какой из них в акте взаимосвязи, создающем «общее между ними», и каким образом, определяет существование объекта.

Назовем функцию постигаемого влияние, функцию же постигающего – восприятие, или же получение влияния.

В качестве предварительного вывода можно сказать, что в случае, когда влияние есть единственная характеристика объекта, его существование является фактом лишь для того, кто воспринимает его влияние, для него же самого оно не подтверждено ничем. Во всяком случае, мы лишены оснований утверждать обратное. Ведь если даже представить отдельный объект, воспринимающий лишь свое существование, существующий «для себя», нам придется согласиться, что это говорит о наличии в нем некоей функционально автономной воспринимающей компоненты. Другими словами, факт существования объекта обусловлен получением им знаков существования. Поэтому то, что по определению лишено восприятия, не может быть названо существующим.

Один из выводов состоит в том, что в нашем мире существование как феномен является проявлением получения, или по меньшей мере, восприятия влияния.

Следует ли из этого, что критерию существование отвечает постигающий? В какой мере?

Чтобы проанализировать ситуацию, нарисуем две окружности, которые частично накладываются друг на друга. Один из кругов обозначим надписью «постигающий», второй – «постигаемый», площадь наложения – «общее между ними».

Предстает следующая картина. Согласно выведенному нами принципу, что лишь то, что воспринимает влияние, может быть названо существующим, мы видим, что даже в обладателе функции получения таковым, то есть воспринимающим влияние, является лишь часть, которую мы обозначили как «общее между ними». Все остальное в нем, несмотря на то, что принадлежит объекту «постигающий», в данном случае не реализует функцию получения, поэтому не получает подтверждения существования.

Вывод напрашивается сам собой: то, о чем можно сказать, как о существующем, является лишь область контакта между носителями функций влияния и получения.

Какими же характеристиками обладает эта область?

Прежде всего, само ее определение, «общее между ними», приводит нас к выводу, что свойства ее являются формой соединения, сочетания свойств двух других, и лишь эти формы, сочетания и соединения, делают ее самостоятельной и определяют ее собственные свойства.

Все качественные и количественные характеристики области контакта определяются открытым учеными-каббалистами законом подобия свойств. Это наиболее общий закон, которому подчиняется любая форма контакта и взаимодействия в мироздании, то есть, согласно нашему выводу, все существующее.

Объясним его на нашем примере. Область, общая между двумя, постигающим и постигаемым, — это количество свойств одного и другого, максимально отвечающие требованиям контакта, которые оказались настолько близки, что смогли войти в сочетание и соединение между собой, создав отдельную сущность.

Сделаем еще один шаг. Как уже говорилось, только одна из сторон этого акта может быть названа существующей, следовательно, на свойствах лишь одного из объектов мы можем строить свое исследование, — на свойствах обладателя функции получения влияния. То есть оценивать что-либо мы в состоянии лишь исходя из факта существования постигающего и его свойств. Поэтому «материал» этой, общей, области можно описать как свойства постигающего, измененные в результате восприятия влияния.

В формулировке рава Баруха Ашлага приведена лаконичная схема функций объектов в акте существования. Она дает нам возможность смоделировать свойства каждой из сторон, вошедшие в «общее между ними». Кроме того, основываясь на формулировке функциональных взаимоотношений объектов в описании ученого, мы получаем возможность понять принцип, лежащий в основе любого взаимодействия в мире.

Так вот, согласно закону тождественности свойств в контакт со стороны постигающего входят свойства, которые максимально идентичны свойствам постигаемого, лишь с противоположным знаком, что следует из полярной противоположности их функций. Можно вывести два принципа «пригодности». Первый: они должны отвечать требованию максимальной возможности контакта со свойствами постигаемого, «настроены» на его свойства. Второе требование: максимальность функции постижения, направленности на контакт, на восприятие влияния от противоположной стороны.

Понятна причина существования второго условия, — ведь само положение о том, что есть постигающий и нечто из него, вошедшее в «общее» с постигаемым, говорит о неоднородности первого, множественности его свойств, согласно правилу «миют рабим – шнаим», то есть наименьшее множество – два. Поэтому мы вправе говорить о наличии степеней направленности на контакт, а точнее, поскольку единство направления всех его векторов подчеркивается единственностью функции постигающего, вернее будет назвать это силой направленности на контакт, говоря языком эмоций, стремлением.

Итак, свойства постигающего имеют как бы две стороны их пригодности к контакту: потенциальная и функциональная, соответствие по свойствам качествам влияния со стороны постигаемого исила направленности на контакт.

Теперь рассмотрим требования, предъявляемые контактом к постигаемому. Здесь мы приходим к неожиданному и в то же время логичному и вытекающему из предыдущих заключений выводу, что мы, будучи неизбежно постигающей стороной, можем лишь высказать предположения о свойствах постигаемого, так как в любом случае они являются лишь «перевернутыми» свойствами постигающей стороны.

То есть, в качестве предположения, мы могли бы сказать, что и со стороны постигаемого существуют две стороны готовности к контакту. Свойства, входящие с его стороны в область «общее между ними», также должны отвечать требованиям наиболее полной возможности контакта. Кроме того, должна существовать максимальная направленность на то, чтобы перевести постигающего в состояние «постигшего». Именно эта, функциональная сторона свойств постигаемого, и может быть названа влиянием.

А в общем, необходимо еще раз подчеркнуть, что во-первых, дальше предположений мы не вправе сделать ни шага, а во-вторых, что так как та область, где мы встречаемся со свойствами постигаемого, «общее между ними», является, собственно, свойствами самого постигающего, измененными в результате влияния, то свойства постигаемого в любом случае представляются как единство направленности, единственность действия и , естественно, трансцедентность всему, что есть у постигающего.

Еще одно, что стоило бы упомянуть здесь как общее правило для любого постижения, — что в отношении постигаемого мы всегда имеем дело как бы с двумя его частями – часть, которая произвела влияние на свойства постигающего и составила с ними отдельную сущность, «общее между ними», и часть, которая никогда не будет постигнута, ибо наши оценки и представления о мере постижения всегда ограничены данными лишь одной стороны – постигающего. Изначальная ограниченность меры постижения всегда оставляет что-то вне его.

«Общее между ними», все, что абсолютно соответствует закону подобия свойств, является как бы идеальной точкой. Почему точка, и по отношению к чему она идеальна?

Выше уже упоминалось, что из изначально заданной неоднородности свойств постигающего следует вывод о дифференцированности его составляющих согласно мере подобия свойствам другой стороны. Если так, тогда состояние контакта является как бы вершиной пирамиды, а все менее отвечающие требованиям закона свойства постигающего располагаются по мере несоответствия требованиям контакта, на все более низких ее уровнях.

Почему представленная система названа нами пирамидой и почему пирамида эта имеет вертикальное расположение? Дело в том, что часть системы, названная «постигающий», понимается нами теперь как часть общего, не приобретшая еще состояния «постигший», — а именно так можно обозначить его свойства, вошедшие в «общее между ними». Поэтому, так как несоответствие закону подобия свойств является как бы общей характеристикой постигающего, поэтому отличие части его свойств, переходность их к качеству «постигший» является скорее исключением и может принадлежать лишь небольшому их количеству.

То есть, по определению, гораздо меньшее количество свойств постигающего располагаются ближе к «общему» между ним и постигаемым, основная же масса их располагается на более удаленных уровнях. То есть, система свойств постигающего имеет пирамидальное строение. Вертикальность же расположения вызвана скорее особенностями нашего сознания, присваивающего каждому достижению, идеалу понятие высоты.

Функциональность названий элементов данной системы подчеркивает активность роли постигающего и указывает на нестабильность его состояния в каждый данный момент, его функцией в акте существования является, в принципе, стремление к идеалу, — к полному соединению с постигаемым в состоянии «общее между ними».

Именно осознание присущей постигающему нестабильности и способности к изменениям дает нам понять утверждение ученого рабби Ицхака Лурия (Ари): «Человек – это маленький мир, мир – это большой человек». Ведь именно человек является единственным созданием, способным не только к изменению личных свойств, но и к мобилизации для этого, в случае ощущения им необходимости, всех внутренних и внешних факторов, то есть всего, что существует для него как мир.

О самом же законе подобия свойств можно сказать, что само его существование прямо указывает на цель всего сущего – полное соответствие этому закону, то есть на абсолютное постижение свойств носителя функции влияния. Это означает, в числе прочего, переход системы из состояния множественности в состояние единственности. Ведь множественность предстает с данной системе проявление неисправности, так как является следствием несоответствия свойств постигающего всем свойствам влияния. Таким образом, изменение свойств постигающего есть работа по исправлению системы, и достижению ее цельности, единственности характеристики.

Понятно, что обязанность реализации цели всего сущего полностью возложена на человека, который в силу этого и является вершиной творения.

Из этого можно сделать два вывода: во-первых, в обычном своем состоянии озабоченности реалиями жизни человек не может быть назван «постигающим», так как это понятие подразумевает максимальность стремления к постижению. По этой причине то, что рисует нам наша система восприятия в обычном состоянии, то есть картина окружающей нас действительности, не сообщает нам свойства обладателя функции влияния в силу отсутствия в нас стремления к полному соединению с ним, то есть не является даже предпосылкой к постижению.

Во-вторых, в «обычном» состоянии несоответствия по свойствам постигаемому для человека лишь его свойства в мере, достаточной для них, то есть для его потребностей, представляют ему картину действительности. Из-за отсутствия потребности узнать свойства того, что является источником влияния, развитие которой могло бы привести к появлению в человеке обеих сторон пригодности к контакту – и потенциальной и функциональной, человек обречен на жизнь в клетке потребностей, замкнутых на обеспечении наиболее положительного баланса имеющейся картины мира.

Это происходит потому, что части постигающего, не вошедшие в «общее» между ним и постигаемым, тем не менее, принадлежа постигающему, существуют, то есть «осуществляют акт существования» лишь в отношении своих личных свойств и того мизерного проявления влияния постигаемого, которое данное состояние этих свойств способно обеспечить.

Теперь мы можем определиться — есть ли выход из положения. Во-первых, уже упоминалось, что человек – единственный элемент действительности, способный к изменению личных свойств. Следовательно, требуется определить, что именно необходимо изменить человеку, чтобы стать постигающим.

Из всего вышесказанного явствует, что действия по изменению свойств можно свести к трем блокам:

— полное признание абсолютной несостоятельности себя как постигающего и, в связи с этим, полный отказ от восприятия существующей картины мира как постигаемого, а значит, от абсолютной власти над собой имеющихся потребностей, диктующих ему представление о достаточности этой картины;

— изучение свойств постигаемого, влияние которого, будучи не ограниченным кругом потребностей человека, удерживающих его в состоянии различия свойств с постигаемым, породило бы в нем потенциальные и функциональные предпосылки к контакту. Другими словами, это означает, что изучение свойств постигаемого на основе выполнения первого блока действий, освобождения от власти потребностей, даст возможность ощущать его свойства в той малой степени, в какой соответствие им присутствует на уровне «человек» в общей пирамиде. А это, при условии положительной оценки результатов, даст возможность развивать вышеупомянутые предпосылки;

— выполнение предыдущего блока действий даст возможность «перенастраивать» свои характеристики, коими до начала этой работы являлись его потребности, качественно отделенные от свойств постигаемого, на восприятие «волны» влияния последнего, то есть человек как бы отдает свои свойства постигаемому для соединения с ним в «общее между ними».

Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>