<

Эволюция самосознания

Просмотров: 252

До развития самосознания человек идентифицировал себя с окружающей средой. Он сам, как и его пища, его естественные враги — все, что его окружало – было единым и неотделимым от него и от всего остального. Он не мог быть отдельно, не мог быть чем-то, не являясь всем остальным. Он – одно из составляющих природы, динамично с нею связанный, поскольку образован посредством ее естественных законов. Он не может сказать «я» не сказав при этом, что это я – это все, что его окружает . Им управляют инстинкты, он им абсолютно подвластен. Он ничем не отличается от животных, его окружающих. Он то же, что и животные.

//следует сразу же оговориться, что интерес в эволюционном плане, эволюционную ценность, так сказать, представляет не отдельная особь, а популяция. Поэтому эволюция человеческого сознания должна рассматриваться как эволюция совокупного, коллективного самосознания (следует отличать от самосознания коллектива, поскольку это другое), и развития сознания и самосознания вне этого контекста невозможно//

«очень трудно отметить тот момент, когда человек смог идентифицировать себя как что-то самостоятельное, увидеть самого себя не просто как тело, покрытое шерстью, с руками,ногами и проч., с потребностями которые тут-же нужно удовлетворить и видя свое отражение в воде он уже знал, что это он и никто другой. Это уже заметно у горилл и может быть признано как первые проблески самосознания»»

!!В этом плане довольно интересна легенда о нарциссе, влюбившемся в свое отражение.!!

Возможно, что момент первого проблеска самосознания человека, первой попытки самоидентификации выглядит как момент опустошения и выпадения из природы. Человек у нас не часть среды, его окружающей (хотя в понятии части уже есть намек на разделение) – он уже знает, что, есть его я и есть то, что это «я» окружает. Есть уже природа, которая жестока к нему и от которой он должен уже защищаться. Человек выходит из первобытной гармонии, он и природа уже не единое – он часть, отделенная и оставленная самому себе.

«почему сразу возникают ассоциации враждебности? Похоже это связано с инстинктом самосохранения, что все, что не «я» может нанести мне вред. Уже появляются условия, которые могут быть благоприятными и неблагоприятными, они уже не принимаются естественно, как нечто, явл. существенной частью этого «я». Нет, эти условия уже определяются как чужое, не мое. Внешнее становится гнобителем. Человек активно готовиться к бунту.»»

Этап 1. Человек-клон-стадо

Поскольку человек смог выжить только в коллективе, то коллективное имеет преобладающую власть над ним и над его сознанием. Коллективное в его самосознании преобладает над личностным ( как фактором окончательного расщепления). Поэтому человек идентифицирует себя принадлежащим к определенной группе, классу. Теперь он не один, теперь его «Я»-«МЫ». Одни потребности, равнозначные способности. «Я»-«МЫ» сильнее «я-не все», теперь «мы» можем лучше бороться со средой, нас окружающей ( порабощающей).

«»Враждебная среда – понятие уже нашего сознания. Для первобытного общества окружающая среда не была реальным врагом, поскольку приносила и добро – еду, одежду и проч. Культ поклонения природе отсюда.

Опять таки, окружающая среда была единственной реальностью, данной в восприятие. Поэму, отделяясь от нее человек все же, оставался связанным с нею, поэтому условия, предъявляемые средой, не обсуждались, поскольку человек все еще был в зависимости от природы, и человек начинал приспосабливаться к этим условиям. Игра продолжается. Человек в своем отношении к окружающему пытается антропоморфировать абсолютно все.»»

С другой стороны, отделив себя от природы и, сделав ее чужой,человек замечает,что связан с нею, поскольку ему нужно есть и выживать. А поскольку еда – это часть природы, которую человек может взять себе (» если природа даст») и поскольку взять получается, то, возможно, поэтому, а, возможно, и потому, что, идентифицировав себя как «Я» человек идентифицирует и природу как нечто «ОНО», человек начинает поклоняться силам природы. Это выражается в поклонению солнцу, земле, и проч. – всему, взаимосвязь чего с полезными для человека эффектами установлена. Культ становится запорукой благосклонности сил природы к человеку. Человек, освобождаясь от прежде существующих связей, сам же формирует новые.

Далее,человек, идентифицировав себя с «МЫ» включает в себя как компонент общую потребность, т.е., некоторые общие факторы потребности как новые факторы мотивации, могут доминировать над его собственными. Он может пойти насмерть ради этого «МЫ» ( что, в общем-то противоречит факту самосохранения). Он не может быть сам, он – это «мы».

«»Предпосылкой определения человека как общественного элемента, возможно, стало, хотя, собственно, и является, стадность, характерная для различных видов животных ; с биологической точки зрения это повышает шансы на выживание данного вида, и соответственно, явл. биологически рациональным. Поскольку возникает стадо из особей одного вида, имеющих определенную внешнюю схожесть, то, возможно, схожесть и является одной из составляющих возможности образования сообществ.

Совершенствование социоформ

Следующим этапом дальнейшего становления сознания «МЫ» стало формирование больших по размерам сообществ, включающее людей, свободно общающихся друг с другом на едином языке, имеющих систему единых взглядов. Так возникают первые племена, заселяющие значительные территории. Параллельно этому стало становление государства, как законченной фазы процесса расслоения и расщепления трудового сообщества. Сознание «МЫ-ГОСУДАРСТВО», «Я-ФУНКЦИЯ», консолидация общества вокруг нового центра – государства. Характерной чертой этого периода стало привилегированное положение одного общества над другим, «МЫ- цивилизация», » МЫ- повелители». Так формируется рабовладельческий строй, когда более развиты в материальном смысле становятся повелителями менее развитых. Так возникает классовая разобщенность. Соответственно новый тип взаимоотношений между членами одного сообщества.

Характерной чертой религиозного процесса данного времени стало обособление сил природы с человеко-образами – так появились боги, управляющие стихиями природы и влияющие на судьбу человека.

Сохранилось и старое культовое служение. Служители богов обособились в отдельную касту. Поскольку служение богам должно было обеспечить материальное благосостояние тех, кто поклонялся, то соответственное направление имеет и вся религиозность того времени. Объектом поклонения стали боги-человекообразы,т.е. теперь человек уподабливает «оно» своему «я», способствуя таким образом налаживанию более тесного характера отношений. Однако, поскольку боги – более совершенная формация,чем человек, то, соответственно, человек был создан по образу и подобию богов (а не наоборот, что соответствовало бы действительности, но противоречило иерархности). Нормализируя свои отношения с богами, человек создает множество символических форм поклонения – обрядов и т.п. Боги разделены на хороших – тех, кто помогает человеку, и плохих — тех, кто вредит ему. Поскольку окружающая среда не дает возможности ограничить влияние ни тех ни других, и те и другие явл. доминантными носителями единоликих богов. Позже они должны разойтись и разделиться на две противоположные касты, борющиеся друг с другом.

Похожие становления добра и зла. И то и другое рассматривается в отношении к человеку, т.е. когда ему хорошо – добро, когда плохо — зло. В этот же период идет формирование понятия справедливости, как унормированность положения других особей в соответствии с их делами. Отношение человека всегда эгоистично – он требует, чтобы ему не было хуже, чем его соседу. Происходит новое деление – деление на добро (светлое, свет) и зло (темное).И такое деление характерно для всех нардов без исключения. «ОНО» окружающей природы теряет свое единство. Позже и «Я»потеряет свое единство. Конечной стадией очеловечивания «ОНО»станет появление единого всемогущего бога и бурный рассвет монотеистических религий. Но это позже.

Этап 2: Я –государство

Человек все больше отождествляет себя с системой формирующегося общества. За счет разделения труда и формирования классовости начинают развиваться новые отношения между членами одного общества. Формируются новые нормы, необходимые для идентификации человека как принадлежащего к данной структуре – государству. Поливалентность входящих в него структур делает возможным формирование замкнутой структуры, следовательно, есть возможность ее дальнейшего совершенствования. Все больше утрачивается консолидарность структуры «Я»-«МЫ», теперь среди этого всего должно выделиться «Я». Признание окружающих и занимаемое место в обществе (по аналогии с местом в биосфере) создают основу для определения «Я»-«функция» (т.е. «Я» — ткач, ремесленник, и т.п. — полезный и необходимый член общества) – внутри данного государства, а в надгосударственном уровне идея идентификации себя как «Я»-«нация». Сила отдельного гражданина эквивалентна силе государства на международной арене, которому он принадлежит. Другие народы могут трактоваться как менее развитые и отношение будет к ним более пренебрежительное. Это отношение «варвар – римлянин» эпохи римской империи. Высшей формой самовыраженности «Я» стало могущество государства.

Этап 3: Я — религия

Развитие государства и расширение его территории привело к перемешиванию народов. Культы и религии теряют свое значение, поскольку человек уже активно вмешивается в природу и активно меняет ее, кроме того, религии перестают быть фактором защищенности, поскольку слепая вера не может противостоять весьма реальной силе оружия. Расширение рабства, причем охватывающее народы, прежде самовыражающие себя через свои государства, приводит к формированию класса угнетенных, страдающих от жестокости эксплуататоров.

«»Жестокая эксплуатация со стороны захватчиков вытесняет жестокие условия окружающей среды, поэтому служба природе утрачивает свою значимость. Новая среда, созданная человеком, требует приспособления к ней другого, порабощенного первым, человека. Идентификация себя как «Я»-«государство» при утрате этого самого государства ведет к фактическому обесцениванию этого «Я» (по крайней мере, на взгляд более сильных – захватчиков). «Я» теряет свою выразительность, теряет свою свободу, становится «Я»-«раб государства».

Это значительным образом способствует созданию благоприятной почвы для для установления новой религиозности – мессианства, религии освобождения от гнета, религии угнетаемых, но не гнобителей,религии ожидания спасения, религии спасаемых.

Поскольку пантеон прежних богов не смог обеспечить человеку сохранение его свободы, то в противовес могуществу единого государства создается личностная сила, единая, новый монос – противопоставленное «Я»-«СВЕРХ-ОНО».

«»Централизация. Проблема возникновения центра в обществе, похоже, начинается еще в развитии животного стада, где вожак – самая сильная особь. Вожак племени, самая сильная или самая умная особь – так или иначе, это тот, кто способствует процветанию племени, обеспечивает удовлетворение большинства потребностей для большинства особей (удовлетворяет большинство, защищает от враждебного внешнего мира). Это и становиться предпосылкой монотеизма на завершальных фазах развития религий как завершения этапа формирования обособленного общества с сильным центром в прошлом. Таким образом и возникает единое и могущественное «сверх-я-оно», которое обеспечивает заботу о человеке и его защиту, объединяя образ заботливого отца и справедливого вождя. Бог становится консолидатом того общества, где ему поклоняются. Самодостаточность бога делает его Единым. Силы тьмы, враждебные человеку, становятся враждебными и самому богу (теперь он союзник человека) и бороться с ними теперь легче, потому что есть всесильное «Я»-«сверх-оно».

Теперь идентификация идет как «Я»-«религия», поэтому особое внимание уделяется месту человека во вселенной. Человек сразу же ставит себя центром. Он – вершина творческого процесса «Я»-«СВЕРХ-ОНО», он – единый образ и подобие.

«»Парадокс состоит в том, что даже со всемогуществом бога человек терпит всякие лишения и является подвластным влиянию зла. Похоже, именно из-за этого несоответствия возможности реализовать концепцию сверх-силы назревало созревание идеи об освобождении человека, стоящего перед выбором (хотя сразу же он был признан грешным)-либо служащим единому теперь Добру – богу, и следующее отсюда благополучие, либо непослушание добру – отсюда все лишения и зло. Появляются грехи, давящие на реальность человека справедливыми воздаяниями ставшего и справедливым теперь бога. Дальнейшая концентрация на справедливости может снова вернуть к проблемной оппозиции этого бога к человеку, поэтому аргументация все же пошла в сторону отцовства. Человек теперь стоит между добром и злом. Он становится фактически инструментом в тех или иных руках. Единственное его начало состоит в выборе между тем или другим, но не в выборе последствий этого выбора. Но, поскольку неблагоприятного зла для человека значительно больше, чем добра, уместным становиться вывод о испорченности человека, безальтернативность грешности.

А поскольку внешние условия нового социомира не меняются, земное блаженство перестает удовлетворять. Предшествующем разрешением назревающего конфликта стало признание земной жизни лишь переходным этапом к вечности. Всеобщее рабство теряет свою зловещую тяжесть. Светлое и большое впереди заставляет, не смотря ни на что, усердно стремиться к вечному. Идея справедливости, вечно затуманенная, не реализуемая среди людей на земле, воплощается в образ грядущего большого суда и выбором рая или ада в потустороннем мире. Теперь цель человека и его место «Я-религия-вечность» доминирует над его местом в реальности. «место не здесь, место там, в вечности».

Созревающее религиозное самосознание во всех иноверцах видело реальных врагов, от которых нужно защищаться, а по возможности – и уничтожать ( снова срабатывает инстинкт самосохранения на опережение). Интересно, что при отсутствии внешних врагов находятся враги внутренние, еретики. Любая новая идея может быть использована против того, кто ее выдал, в качестве обвинения в заблуждении и ереси. Характерно, что религия использует подготовленную прежде почву самовыраженности человека – бог становится заботливым отцом, вожаком, а люди – послушным стадом, паствой. Теперь не надо никакой самовыраженности, она ясна. Теперь спокойно можно уйти в обыденность, потому что Он позаботится. Сознание человека снова требует единого «Я»-«СВЕРХ-ОНО» и «Я-МЫ» обновленное объединяются в единое. Возобновляется прежнее человек–животное, послушное «гласу божьему», поскольку «Бог избрал немудрое мира …(1 Кор. 1:27)». Новое социальное соотношение, строящееся на смешивании сознания «Я»-«государство» и на «Я-мы-оно» дает качественно новый продукт, обоснованный на уже проверенной ошибке стадного сознания. Обывательское отношение «я–клан» становиться теперь идеализированной составляющей каждой семьи в отдельности. И именно за счет такого синтеза становится возможным чрезвычайное распространение религиозного самосознания человека . Человек – венец творения, о нем теперь заботится Он, все внешнее направлено для его спасения и будущего возвращения в рай – именно туда, где исчезнет прочь всякая идентификация человека (или отпадет в таковой надобность), идеализированное «ТАМ» становиться тем большим и светлым впереди, куда стремится самоопределившийся человек.

Чрезмерная идеализация и централизация «СВЕРХ-Я-ОНО» вытеснило человека из центра. Консервация и вырождение сознания «Я-РЕЛИГИЯ» заканчивается новой трактовкой «Я-раб религии». Сдавливаемое канонами самосознание теряет свое самоопределение. Неопределенное «ОНО» и «ТАМ» делает бесцветной окраску светлости, теряет свою привлекательность и удовлетворительность. Человек теряет свое место. Назревает новый конфликт.

Этап 4: «Я-ОНО». Стадия не достигнута

Человек снова в поисках себя и своего места. Концепция неопределенного «я»-«сверх-оно» утрачивает свое могущество. Это «оно» уже не может регулировать сознание человека. Карательные органы не справляются с инакомыслящими. Человек ищет нового себя. Ищет свое новое «я». Все взгляды направлены на самого человека. И тут возникает новое концептуальное решение. Я — МОГУ, я умный, я – мыслящий, Я -разум. «Оно» – не более,чем творение моего всемогущего «я-разума»,Я-сомневающегося, я-разумного – и это достаточно, ведь я – существую. Залпом проносится вся история созревающего человеческого самосознания. Я происхожу от обезьяны, я — животное. Мне все разрешается, потому что все природно и естественно. Мораль, накапливаемая веками уходит на зимовку. Но этому человеу–животному противоречит «я-разумное» как высшая форма. «Я-разумное» творец разумного государства, «я –разумное» защищаю и борюсь за свое стадо. Зачем нужно какое-то «оно», когда я сам способен все сделать. Теперь самоидентификация определяется как «я–оно».Человек-животное изучает свое природное состояние. Развиваются естественные науки. Центр вселенной снова занимает человек, человек разумный, homosapiens, творец разумного дела. Он сам построит себе рай на земле. И это параллельно с сохранением в массах неопределенности и непонимания новой концепции. «Я-разум» утверждает индивидуальность, обособленность каждого, разобщает. Природные инстинкты требуют возврата стадного сознания. Поэтому стало возможным возрождение прежних концепций самоидентификации. «Я-разум» не может вынести своего одиночества, его сознание не достигло уровня самодостатоточности. Каждое новое поколение начинает с нуля. Поэтому биологические потребности всегда будут доминировать в определении своего места. «Я-разум» не видит перед собой себя, а ему так требуется ориентир, что-от большое и светлое впереди. Концепция «Я-ОНО» с треском проваливается. Человек хочет, чтобы ему было хорошо, чтобы это хорошо ему обеспечивал кто-то и чтобы это «хорошо» оставалось «хорошо» стационарно. Там, на вершине совершенства «Я-ОНО» холодно и пусто. Там спокойствие и равнодушие всезнания и вседовольства. Человек- животное видит свое естество и делает вывод в пользу своего величия. Конгломерат всех предыдущих этапов формирует новое сознание человека «я-клан-осударство-ноавя религия». «Я» совершенно, когда все элементы совершены. Новая религия всесильного государства-цивилизации. «Я» — необходимая часть этого построения. Светлое и большое впереди. Все создано для разумной цели «Я=оно». «Я» идеальное имеет право покорять неидеальных людей, менее развитых.

ХХ-ХХ1

Самоидентификация человека включает как составляющие все прежние этапы. Теперь, чтобы стать идеальным, «Я»-человек должен утвердится как «я-клан», «я-функция» и «я-государство», и «я-религия», чем больше довлеющих определений, тем полнее будет это «я». А вообще данное время тупиковое в некоторых отношениях. Тотальное поклонение железу привело к двум глобальным войнам, провозглашенная свобода создала кучу нерешаемых проблем, количество которых постоянно увеличивается. Инстинкт самосохранения, доходящий до химерных форм, толкает все время на назревание конфликтности, на постоянный поиск врагов, а не находящая выхода агрессия закупоривает сознание на однобокости оценок. Тысячелетиями человечество ожидает конца света, в сознании поколений закрепляются прототипы армагеддона, каждый вынашивает в себе частичку страшного суда. И не надо удивляться, третья мировая война уже началась, началась незаметно, по кабинетам и в масс-медиа. Но эта война уже идет, и война эта не стандартная, не такая, к которым уже привыкли и натренированные успокаиваем себя, что повторения ошибок больше не будет. Война с терроризмом, со скрытым в подсознании кошмаром ожидаемой беды, к которой все время готовишься и никогда не бываешь готов.

Дата создания: 2001-2002.

Дата последней редакции 12.08.03.

Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>