<

Бытие как реальность, рефлексия и экзистенция

Просмотров: 353

Данная работа основана, на конспектах, составленных при изучении некоторых проблем онтологии, и содержит пять связанных между собой размышлений. Эти размышления первоначально рассматривают логические отношения Бытия как объективной реальности, затем рассматривается отношение Бытия и сознания. Заканчивается работа рассуждениями о реальности сквозь призму человеческого Бытия. Ни одно из размышлений, не претендует на абсолютную истинность, так как ни одно из них, не основано на законченной философской системе.

1. Равенство единого и множественного в сфере бытия

Бытие едино. Все что бы мы ни мыслили, есть Бытие. Отдельно взятая вещь существует благодаря тому, что она соединена с чем-то другим и определяется через него. Но и то и другое есть единое Бытие.

Мышление расчленяет Бытие на единичные вещи. И сама вещь мыслится как единое целое только при наличии другой вещи, которая в данный момент может быть незаметной. Вещь мыслится нами как отражение от другой вещи, содержащее определение обоих. Например, такое высказывание как «этот стол деревянный» утверждает одну вещь, а именно стол. Но будет ли он столом, если он не будет деревянным? Стол может быть не деревянным, но просто столом он быть не может. Он должен быть определен через другое понятие. Но если мы говорим о зеленом столе, мы не думаем о дереве, хотя стол может быть деревянным и покрашенным одновременно. Выходит что различие определений это критерий существования вещи.

Дело в том, что невозможно познать и вообще знать вещь сразу целиком, потому что вещь при разных обстоятельствах проявляет себя по-разному. Она всегда находится в движении, кроме того, в движении находится и наше познание [1]. Поэтому единое Бытие мыслится как множество. Если существование рассматривать как наличие отношений одного нечто с другими, то существующее есть, то же самое, что и мыслимое отношение между понятиями и представлениями. В отличие от единичных вещей, которые определяются другими вещами, Бытие определяет само себя. Поэтому вопрос об отношении множества и единичности должен рассматриваться в его связи с вопросом о пространственно временных отношениях, а они, как известно, а priori предполагают множественность и единство. Бытие же является всегда единством противоположностей, без которых ничего существовать не может.

Говоря о невозможности познать, что-либо целиком мы имеем в виду:

1) невозможность физически иметь какое-либо знание о мире, предварительно не имея в прошлом опыта познания – абсурдным было бы утверждение, что младенец только появившись на свет, начнет объяснять акушерам теорию относительности. Даже предположения о «прошлой жизни» подразумевают физический процесс познания в прошлом, соответственно при постепенном пространственно- временном процессе познания необходима фрагментарность;

2) сама мысль, о чем-либо ни возможна без собственных границ так, например, если понятие движения не будет иметь границы с понятием покоя, невозможно будет сказать, движется предмет или нет.

2. Бытие и Ничто

В изречении «только Бытие есть, а небытия нет» [2] Парменид утверждает единство Бытия самого с собой, истина которого заключается в том, что оно мыслится и в мысли существует. «Одно и тоже есть мысль что, о нем она мыслит«. Немыслимое Бытие есть небытие.

Но Бытие, рассматриваемое лишь как объект, отделенный от его определенности (мысли) и независимый от нее является пустой абстракцией, исключающей из себя всякое мышление и вообще чувственное переживание (вещь в себе).

«Иного не будет и нет: ему же положено роком –
Быть неподвижным и целым, все прочее –
Только названья:
Смертные их сочинили, истиной их почитая,
«Быть» и вместе «не быть»,
«рождаться» и вместе «кончатся»».

Но такое Бытие при ближайшем рассмотрении есть ничто, потому что о нем больше нечего сказать. Хотя в поэме Парменида оно едино и бесконечно, эти определения слишком абстрактны и пусты. И в дальнейшем апории Зенона (ученика Парменида) доказывают ничтожность того, что для нас конкретно и имеет действительное существование. А Бытие у него признается единственно существующим только потому, что ничего другого не существует.

Получается, что Бытие как целое без единичных вещей, а именно определенности (рефлексии) от них, не имеет существования. Но если говорить о единичной вещи, то она, взятая как целое, логически не может существовать без другого (всеобщего) целого охватывающего его самого. И Бытие, если оно берется как все существующее, должно будет рассматриваться не только как единое, мыслимое нами как множество, но и как нечто третье содержащее в себе и то и другое. А именно, некое отношение между этими (кажущимися) единичными вещами [3] и этими определениями (единство и множество), как логическое отношение.

Это отношение есть противоречие. Потому что не может быть никакого единого целого без противоречия между его частями. Без противоречия не было бы этих частей, а если нет части – нет целого. Остается только это пустое и ничтожное Бытие. Но мы видим, что истиной этого Бытия является его противоречие единичной вещи. Это противоречие между духом и материей, идеальным и реальным, субъектом и объектом и т. д. Но сами же они, в то же время признаются тождественными в Бытии.

Но это уже предмет намного поздней философии. Заслуга же Парменида в том, что он открыл понятие, которое явилось тождеством мысли и чувственной достоверности. Этим он провозгласил принцип «из ничего ничто ни происходит».

3. Бытие как процесс

Итак, Бытием Парменида оказалось нечто единое, и тождественное самому себе. Но так же оказалось что Бытие не мыслимо без его несуществующей противоположности, небытия. И более того, Бытие, взятое как объект в его противопоставлении мысли, само переходит в свою противоположность – в ничто [4]. И точно также действительность есть ничто, если о ней нечего сказать. Если о ней нельзя мыслить. Поэтому Бытие с одной стороны, есть мысль, которая содержит в себе ничто, проявляющее себя как изменчивая и движущаяся действительность. С другой же стороны, Бытие, рассматриваемое как эта сама действительность, противоположно мысли, но именно в мысли и через нее существует для нас.

Поэтому далее Бытие выступает, как переход одного нечто в другое. Бытие как отношение, тождество двух нечто и их различие. Когда они тождественны, они есть одно – третье, содержащее их обоих.

Соответственно, действительное (мыслимое в данный момент) Бытие, взятое как мысль, для нас только видимость, а не мысль. Потому что действительная мысль жива и мыслит всегда в данный момент, и сколько бы раз она ни делала предметом размышления саму себя, перед ней всегда будет ее мертвая копия как воспоминание. Но копия хотя и не действительна, содержит в себе ошибки действительной мысли и решение их (тождество), которое есть озарение, изменяет действительную мысль. И бытие здесь есть уже нечто мыслящее о себе и для себя. Но Бытие здесь есть уже действительное Бытие, которое мыслится в его противоречии с собой, Бытие, снимающее себя и делающее себя объектом.

Но когда мы пытаемся познать природу различий в вещи, мы отвлекаемся от нее. Вещь превращается в мысль, существующую для самой себя. То есть, вещь берется как логическое понятие, которое определяется через другие понятия. Эта вещь должна рассматриваться нами двояко: логически и онтологически, как вещь, отражающаяся в другой вещи (рефлексия), и как существующая в своем другом бытии. В сущности, это одно и тоже, все зависит от того, как мы это видим. Как субъективную мысль, или как действительность.

Намного позже Парменида Аристотель дал единое название вещи и ее инобытию, в единой мысли, которая есть логическое понятие, состоящее из формы (то, что имеется в виду) и материи (то, без чего первое не может существовать). Например, если мы говорим о стуле, то мы имеем в виду предмет мебели, служащий для того, чтобы на нем сидели. И для нас не важно, из какого материала будет сделан стул, и какого он цвета. Но это является необходимым критерием существования стула в реальности.

4. Бытие и рефлексия

Эта мысль есть уже не то Бытие, которое было в начале, а развитое и имеющее будущее философское исследование (онтология), и Бытие здесь выступает как переход от обыденного знания к философскому.

Впервые исходной точкой философствования является начало состоящее из мысли и чувственной достоверности. И в отличие от науки философия должна доказывать свой собственный метод, при помощи которого она определяет действительность. А значит рассматривать сущее как мысль и как предмет, а затем выявлять отношение между ними.

Если что-либо взять для себя, то оно будет либо мыслью, отдельной от материи, либо материей, исключающей мысль, то есть логику. Но Бытие, взятое для себя, является чем-то третьим между мыслью и материей, но в тоже время являющееся и тем и другим одновременно. Это есть для–себя–Бытие. Первое определение этого понятия сделал Г.Ф.В. Гегель, как Бытие, взятое в его отношении с самим собой.

Далее же на основе этого принципа Бытия появляются чисто философские термины, такие как: Понятие, Существование, Отрицание, Развитие и т.д. Примечательно, что большинство из них употреблялось и раньше, но в философии они сами становятся предметом исследования. В науке же термины используются как орудие познания. Метод же философии рассматривает их самих по себе.

Бытие как производное от глагола быть, обозначает наличие свойств у предмета, через которые он существует. Глагол быть принадлежит предмету, чье существование он определяет и, трансформировавшись в категорию Бытие, переносит в нее свою принадлежность предмету в виде первичного (наличного) предмета в который Бытие рефлектирует от вторичного (не-наличного) предмета. Твердость камня нельзя определить без его отношения с более мягким предметам, например с рукой или с мокрой глиной. Таким образом, необходимое для существования камня свойство (твердость), является рефлектированным от руки, которая не мыслится как предмет. Поэтому при определении камня необходимо определить не просто равное в отношении обоих предметов абстрактное свойство «твердость», а именно твердость камня. То есть свойство первичного предмета отраженное от вторичного.

Бытие здесь есть рефлексия, которая содержит в себе как определение мыслительного процесса и восприятия (самосознание) так и определение бытия как единого все содержащего объекта. Так как этот объект включает в себя также и сознание (субъект) то мы здесь уже говорим о неком единстве онтологии и эпистемологии, о единстве, имеющем в себе различие. Данное двоякое отношение необходимо начинать изучать с исследования бытия содержащего его в себе и одновременно всегда действительного для самого исследователя, т.е. включает в себя сам процесс исследования.

Бытие в соответствии с его внутренним противоречием абстрактное и пустое нечто и сознание, которое наполняет это нечто своими формами и превращает его в объект.

5. Экзистенция

Бытие является самым общим понятием и признаком предмета. Если вещь существует, значит, имеет какие-либо свойства и является познаваемой. Такое Бытие рассматривается как наличие предмета в сознании.

Существование предмета есть его познание и взаимодействие с ним субъекта. По этой причине в обыденном сознании обычно не существует ясных границ между предметом и его существованием, поскольку оно не может отделить собственное взаимодействие с предметом от него самого. Человек не знакомый с учением о Бытии, как правило, принимает существование или бытие вещи за простое её наличие.

Философы идут дальше этого определения для них существование не просто языковое указание на предмет, но и сам процесс его бытия, который, если рассмотреть его внимательней, окажется еще и процессом взаимодействия с самим человеком. Философы обычно говорят, что если предмет существует, значит, его можно мыслить и познавать путем взаимодействия с ним, это есть суть его существования.

Развивая эту тему необходимо заметить, что процесс Бытия предмета благодаря его непосредственному отношению к человеку далее с необходимостью становится бытием сознания. Как выяснилось, процесс Бытия есть взаимодействие, условно состоящее из двух частей материальности предмета и направленной на него человеческой воли. Небытие предмета есть небытие первой части процесса бытия — материальности предмета, т.е. его наличия. Далее необходимо определить, способна ли вторая часть, т. е. сознание, существовать без предмета. Конечно, не составит большого труда понять, что без предмета сознание становится пустым словом, потому что только через предмет оно реализуется.

Как мы видим материальное Бытие, которое мы можем представить в виде объекта, имеет неразрывную связь с его формами и системой методов познания, которая есть субъект.

Данная реализация является актуальной не только для философии потому как переводит пути размышления в область, где предполагается невозможность что-либо определить рационально. Это человеческие эмоции, которые являются границами между своим собственным и чужим бытием. Данная часть учения о бытии именуется как, Экзистенциализм [5]. Реализация же человеческой воли в предмете есть экзистенция, т.е. единство субъекта и объекта.

В данном случае для нас актуальна граница между предметом и сознанием, которые имеют бытие друг в друге, т.е. единое бытие. Граница эта интуитивна и поэтому, размышляя над экзистенцией нам необходимо наряду с рациональным способом познания, использовать интуитивный способ, постоянно обращаясь к самим себе, и своему Я. Граница между сознанием и предметом есть страх, а именно страх перед смертью. Данная эмоция скрепляет две выделенные нами части бытия. Вопрос заключается в том, что именно вызывает страх возможность небытия предмета или возможность небытия сознания. В человеческом преставлении смерть всегда выступает как собственное небытие, но на самом деле и мир и сам человек являются равными.

Примечательно то, что если человек теряет предмет познания, то единственным его желанием становится смерть, т.е. то чего он боялся, когда предмет еще существовал. Соответственно предметом страха является как сам человек, так и окружающий его мир.

Сноски

[1] Имеются в виду пространственно- временные отношения, благодаря которым существует любое множество.

[2] В первой главе курсивом отмечены отрывки поэмы Парменида «О природе».

[3] Под единичной вещью имеется в виду чувственно воспринимаемый предмет, являющийся как единый неповторимым.

[4] Другой древнегреческий философ Гераклит утверждал в своей системе единство бытия и небытия как бесконечное движение и изменение чувственной действительности. Единым сущим он объявил Логос, объективную мысль. Точкой соприкосновения познающего субъекта и Логоса является закон. Этим провозглашается тоже самое единство мысли и мыслимого.

[5] Или философия существования, направление в современной иррационалистической философии (Хайдеггер, Ясперс, Камю).

Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>