<

Атом знания, мышление, транс и экстаз

Просмотров: 272

Предисловие

Почему имеет смысл говорить об этих понятиях – о мышлении, о знании и еще о каких-то предельных состояниях сознания – об экстазе и трансе? На это есть, по крайней мере, две причины. Первая причина заключается в отсутствии онтологических определений этих понятий, или, что то же самое, в отсутствии онтологических оснований у них. Второй причиной является неясность понятий знания, мышления, сознания. С одной стороны, их определяют как формы сугубо человеческой деятельности и человеческого существования, как функции человеческого мозга. С другой стороны, говорят, что компьютер, машина могут мыслить, и больше того – Вселенная может мыслить и иметь сознание. А еще говорят, есть надвселенская Личность-Бог, которая мыслит, все знает и все может. Можно назвать и третью причину, восходящую к Пармениду – это отождествление отношений быть и мыслить, требующее демифологизации и деантропоморфологизации понятия мышления. Следует указать и на то, что современное знание до сих пор затрудняется ответить на вопросы «что такое сознание?», «что такое знание?», «что такое знать?» (см., напр., журн. «Вопросы философии», 2004, №10, с.127: «Практически все современные философы сходятся в выводе, что сознанию невозможно дать логическое определение»; «ВФ», 2001, №1, с.86,102: «Что такое знание?… у нас нет готовой теории знания«, «понятие знания не поддается какому-л. краткому определению»; «ВФ», 2005, №9, с.177: «В поисках ответа» «на извечный «фаустовский» вопрос: «что такое знать?» исследователи стремились воспроизвести («смоделировать») естественный интеллект искусственными устройствами»).

В аритмологии [1] все эти вопросы практически разрешены. Ответы на них можно также найти в наших статьях «Бытие и Быть – онтологические основания знания» и «Объекты Бытия, физические вещи и сознание» в библиотеке философии и религии на сайте www.filosofia.ru и в журн. «Искусственный интеллект», 2005, №4. здесь же мы представим в систематизированном виде основные уровни сознания и интеллигенции (Лосев), дадим более полное представление об экстазе, а также дополним эти уровни еще одним уровнем интеллигенции – трансом. Главной темой, конечно, будут онтологические определения и основания таких уровней интеллигенции, как раздражение, ощущение, восприятие, представление, мышление, транс и экстаз.

Во вводной части мы дадим краткое обоснование необходимости онтологической интерпретации знания и сознания, а также приведем соответствующие исходные аритмологические положения. Затем приведем известные определения перечисленных выше уровней интеллигенции. В основной части представим их онтологические определения и интерпретации. Закончим рассмотрение некоторыми важными и интересными выводами.

Вводная часть

Знания, которыми обладал человек на заре своей истории, сейчас называют мифом. Миф – это знания в антропоморфном и антропологизированном виде. Древнему человеку было ясно и понятно – как создали окружающий его мир Уран-небо и Гея-земля: через совокупление и рождение. Демифологизация вела знание сначала к стихиям (огонь, вода, воздух и т.д.), затем к субстанциям типа Апейрон, гомеомерии, атомы и др. Миф вечен, он и сейчас живет то ли в виде творения всего из проточастицы, то ли в виде Бога – творца окружающего мира, то ли в виде сознания, творящего из ничего все. И это человеку более понятно, чем то, что субстанцией Всего Сущего является Единое или вечная Материя с внутренне присущим ей движением. Демифологизацией нынешнего знания будет снятие с Бога антропоморфных качеств и его переинтерпретация в Бытие как Всеединое Сущее. Точно так же снятие с Сознания того же антропорфизма превратит его в фундаментальное отношение Быть.

Подведение под все уровни сознания и интеллигенции онтологических оснований будет их демифологизацией. При этом традиционное понимание сознания и интеллигенции будет просто частным случаем их онтологических определений. Это поможет снять практически все затруднения в понимании сущности знания, сознания и духа.

Кроме этого подведение онтологических оснований под интеллигенцию как идеальное диктуется в аритмологии самим принципом познания Бытия, а именно, как познанием самоструктурирования Бытия. Этот принцип заключается в том, что единственным исходным основанием аритмологического познания Всего Сущего является «молчащее» Бытие, т.е. Бытие до всякого знания, познания и структурирования – Единое Сущее. Мы, в нем укорененные, до начала структурирования ничего не знаем, и только познавая самоструктурирование Бытия, мы узнаем и что такое одно, и что такое объект, и что такое многое, и что такое знать, мыслить, быть, ощущать и т.д.

Таким обр., нас сама сущность познавательного процесса заставляет демифологизировать имеющееся знание и подводить под него онтологические основания.

Исходными аритмологическими положениями, которые нам понадобятся в основной части, являются следующие положения.

Первым, и единственным, исходным основанием в аритмологии является «молчащее» Бытие, т.е. Бытие до всякого знания, познания и структурирования, Всеединое Сущее или просто Единое. Вторым, и последним, исходным основанием является отношение Быть, которое в «молчащем» Бытии слито со Всем Сущим до полной неразличимости в Едином.

Быть можно только относительно чего-нибудь. Бытие Есть относительно самого себя. Для него Есть – это находиться в отношении Быть к самому себе. Отношение к самому себе – это Рефлексия.

Важно подчеркнуть, что во всем нашем рассмотрении данных проблем мы обходимся без пространственно-временных отношений. Речь идет только в аспекте структурно-логических отношений.

Бытие, находящееся в отношении Быть, – то же, что и Самоотносящееся Бытие или Рефлексирующее Бытие. Самоотносясь, Бытие сначала структурно порождает Одно, или Объект, Объектную Сущность, затем – два объекта, а потом и всю бесконечную множественную сущность. Бытие как многое есть бесконечная иерархия структурных уровней множественной сущности Бытия. Данная иерархия есть восходящая иерархия актуализации отношения Быть. Она является его прямой ипостасью и называется отношением объектообразования, обозначаемым в базовой модели Бытия через 2М (см.[1]).

Отношение Быть имеет и обратную ипостась, называемую отношением субстратобразования, которое в базовой модели Бытия обозначается через log2M. Субстратобразование структурно выявляет субстратную сущность объектов того или иного структурного уровня Бытия и тем самым как бы сворачивает и деактуализирует отношение Быть. Оно есть нисходящая иерархия структурных уровней множественной сущности Бытия.

В финале отношение объектообразования порождает такие непостижимо бесконечно большие структурные уровни множественной сущности Бытия, на которых объектная сущность Бытия так непостижимо бесконечно распылена в отношении Быть, или, что то же самое, в поле межобъектных отношений, что представляется уже почти не объектной сущностью, а пред-реляционной сущностью.

Совсем обратным образом выглядит финал отношения субстратобразования – здесь Бытие структурно возвращается от непостижимо бесконечного многого к Единому.

На множественной сущности Бытия имеет место три вида фундаментальной рефлексии: интенсивная, экстенсивная и внутриуровневая рефлексия. Интенсивная рефлексия является следствием субстратобразования, а экстенсивная рефлексия – следствием объектообразования. Внутриуровневая рефлексия – это отражение интенсивной и экстенсивной рефлексии на одном структурном уровне Бытия (подробно об этом см. в [1, с.243-250]).

Смысл экстенсивной рефлексии заключается в том, что любой объект любого структурного уровня Бытия мыслит и знает себя как вся множественная сущность Бытия. Соответственно смысл интенсивной рефлексии состоит в том, что тот же объект знает себя как свой субстрат и в финале он знает себя как Единое. Экстенсивная рефлексия – это образ, отражение всей бесконечной иерархии множественной сущности в любом объекте. Произвольно взятый объект здесь выступает как первоначальное Одно, а вся остальная объектная сущность и ее иное – как Иное, точнее – они, т.е. произвольно взятый объект и все не являющееся им остальное, являются соответствующими образами Одного и Иного. Дальше структурное развертывание Бытия идет уже от этих образов Одного и Иного. Вот это развертывание и дает новую иерархию множественной сущности Бытия, которая является образом главной, фундаментальной иерархии. Если в главной иерархии Бытие как Единое знает себя как многое, как вся множественная сущность Бытия, то в ее образе соответствующий объект, а не Единое, знает себя как многое, как вся множественная сущность. В интенсивной рефлексии произвольно взятый объект знает себя как свой субстрат так, что оказывается, что он знает себя как субстрат своего субстрата. И так до бесконечности – в финале субстратом объекта оказывается Единое, а объект оказывается знающим себя как Единое.

В аритмологии любой объект может знать другие объекты. Обычно такой объект называют субъектом. Мы не делим множественную сущность Бытия на объекты и субъекты.

В аритмологии быть и мыслить, быть и знать одно и то же. Мыслить и знать являются антропоморфными сторонами, обозначениями и определениями отношения быть.

Известные определения различных уровней и форм сознания и интеллигенции

В аритмологии, вслед за А.Ф.Лосевым, под интеллигенцией понимаются отношения знания, сознания, осознания, отнесения, соотнесения, самосоотнесения, мышления и проч. Фактически эти отношения есть не что иное, как синонимы идеального. Посмотрим, что понимают в современном знании под следующими хорошо известными понятиями: раздражением, ощущением, восприятием, представлением, мышлением, трансом и экстазом.

Раздражение является низшим уровнем интеллигенции. Его также называют раздражимостью [2, с.309]: «раздражимость – свойство всего живого, выражающееся в способности структурного и функционального реагирования на воздействия внешней и внутренней среды. Раздражимость – одна из общих биологических форм отражения материи». «Следствием раздражения является возбуждение соответствующей группы чувствительных клеток, которые, достигая психофизического уровня, вызывают там психический образ. Этот образ является восприятием, или ощущением, или комплексом ощущений» [3, с.383]. разумеется, что без раздражения не может быть ни познания, ни знания, ни сознания.

За раздражением следуют более высокие уровни интеллигенции. Обычно их делят на уровни, относящиеся к чувственному познанию или живому созерцанию, и на уровни, относящиеся к рациональному познанию или мышлению [4, с.457-460]. «живое созерцание осуществляется в трех основных взаимосвязанных формах. Это ощущения, восприятия и представления». «Исходя из древней философской традиции, восходящей к античности, выделяют два основных уровня мышления – рассудок и разум», разум как «саморефлексия». Определение разума как саморефлексия, на наш взгляд, тавтологично и противоречиво. С одной стороны, получается, что мышление как рассудок есть рефлексия, т.е. отношение к самому себе, а разум как саморефлексия есть тоже отношение к самому себе, и не важно, что это само уже относится к самому себе. Поэтому саморефлексия это просто рефлексия мышления. С другой стороны, возникает вопрос: а что же тогда есть автосаморефлексия? Или ее нет? Есть, конечно. Только это все та же рефлексия – рефлексия разума.

Определения ощущения, восприятия и представления согласно [4, с.458-459] являются следующими.

«Ощущения представляют собой отражение в сознании человека отдельных сторон, свойств предметов, непосредственно воздействующих на органы чувств. Ощущения подразделяются на зрительные, слуховые, осязательные, вкусовые и др. Ощущения, как правило, выступают в качестве компонента более сложного образа – восприятия». Ощущения это, в частности, цвет, звук, тепло-холод и др.

«Восприятие – это целостный образ предмета, непосредственно данный в живом созерцании в совокупности всех своих сторон, синтез данных отдельных ощущений». Примеры: дерево, дом, луна, стол и т.д.

«Представление – это обобщенный чувственно-наглядный образ предмета, воздействовавшего на органы чувств в прошлом, но не воспринимаемого в данный момент…. По сравнению с восприятием в представлении отсутствует непосредственная связь с реальным объектом». Представление «дает возможность сознанию свободно оперировать чувственными образами предметов» [2, с.293].

как видно из всех этих определений, раздражения присущи только так называемому живому, а ощущения, восприятия и представления присущи только человеку. Иначе говоря, такое понимание данных уровней интеллигенции является сугубо естественно-научным, но никак не философским и не онтологическим. Философским, но не онтологическим, является определение мышления. Причем, оно весьма узко и антропоморфно. Приведем определения мышления из разных источников.

Начнем с определения, даваемого диаматовским философским словарем [2, с.228]: мышление – это «активный процесс отражения объективного мира в понятиях, суждениях, теориях и т.п., связанный с решением тех или иных задач, высший продукт особым образом организованной материи – мозга».

Вот определения мышления из других источников. «Мышление – осуществляющийся в ходе предметной деятельности активный процесс обобщенного и опосредованного отражения действительности, обеспечивающий открытие на основе чувственных данных ее закономерных связей и их выражение в системе абстракций (понятий, категорий и др.)» [5, с.45]. «Мышление в самом общем виде можно определить как процесс оперирования образами предметов. Поскольку образы предстают чувственно-сенситивными и понятийными (теории и гипотезы тоже дают понятийные образы), постольку можно рассматривать мышление как процесс оперирования конкретно-чувственными и понятийными образами» [6, с.307]. «Мышление есть немая, внутренняя речь, язык есть озвученное мышление» [3, с.280]. По Э.В.Ильенкову «мышление есть всеобщая идеальная форма деятельности человека, согласующаяся со всеобщими формами самой действительности» [7, с.57]. Отсюда видно, что мышление является сугубо свойством человеческого мозга, имеет человеческую природу. Поэтому с такой т.зр. некорректно, да и нельзя говорить, что «машина может мыслить».

Посмотрим на известные определения предельных состояний и форм человеческого сознания: транса и экстаза. Начнем с экстаза.

Надо сказать, что термин экстаз употребляется чрезвычайно редко. Обыкновенное общеупотребительное его значение дает С.И.Ожегов: 1)экстаз – это исступленно-восторженное состояние; прийти в экстаз, говорить что-нибудь в экстазе; 2)вид аффективного психического расстройства; 3)прилагательное экстатический, напр., экстатическая музыка. Таким обр., экстаз – это состояние крайнего восторга.

В философском аспекте определение экстаза начнем с того, что о нем говорит Г.В.Чефранов [8, с.35]: «ученик Плотина Порфирий, достигнув того возраста, в котором умер Плотин, написал, что за 65 лет своей жизни Учитель четыре раза пережил то состояние духа, которое он назвал им же придуманным словом «экстаз», означающим состояние, при котором размывается пленка между созерцающим и созерцаемым: человек тогда осознает свою слитность с Космосом». Космос у греков олицетворял всю Вселенную, так что Плотин имел в виду слияние с Единым.

Экстаз – это финальная стадия восхождения души от низшего к высшему (Плотин), души, находящейся в материи, к Духу, затем к Уму и, наконец, к Первоединому (поэтому Лосев и называл экстаз сверх-умным мышлением, поскольку Единое выше Ума). В учебнике по средневековой философии об этом говорится так [9, с.35]: «высшее напряжение познавательных усилий покидает рационально-диалектические пути, которые не позволяют постичь абсолютное праединство. Такое постижение возможно только в редкие мгновения познавательного исступления, или экстаза, когда бессмертная и бестелесная душа рвет все телесные путы и как бы сверхъестественным интуитивным охватом всех сфер бытия прорывается к единению с породившим ее праединством». Примерно то же самое выражал и Мейстер Экхарт [9, с.392,393]: «высшее состояние человеческого духа – неведение, в котором скрываются бесконечные глубины бога и души, но путь к такому неведению идет не от невежества, а от знания. Хотя сам бог и не томится по своему творению, но творение томится по богу. Достижение душой в состоянии полной отрешенности соединения с богом как вершиной познавательного неведения – мистическое слияние субъекта с объектом, ибо в этом состоянии душа равно и познающее и познаваемое, поскольку объект ее познания есть божественный абсолют».

Нетрудно заметить, что экстазом является и финальное состояние медитации в буддизме – мокша, поскольку там человеческая душа отрешается от всего телесного, материального и земного («рвет все телесные путы») и впадает в нирвану («единение души с породившим ее праединством», см. [10]).

Развернутое определение экстаза дается в «Новейшем философском словаре» [11, с.1221]: «экстаз (греч. ekstasis – нахождение вовне, смещение вне себя) – состояние измененного сознания, сопровождающееся: потерей человеком ощущения времени, восторгом, предельным позитивным эмоциональным упоением, нередко зрительными и слуховыми галлюцинациями…. Особой разновидностью экстатических состояний… выступают религиозный и мистический экстаз. Было принято полагать, что состояния последних служат постижению людьми тех новых знаний, которые невозможно помыслить традиционным образом (откровение), отождествлению индивидом себя со всей Вселенной, с Богом (Плотин, Бернар Клервосский). Выступая в психологическом контексте как предельная форма созерцания какого-либо предмета или явления, как абсолютная поглощенность какой-либо одной идеей, экстаз может трактоваться и как совершенная процедура созерцания (живое ощущение и, вслед за этим, восприятие) трансцендентного».

Чисто философское развернутое разъяснение и определение экстаза как сверх-умного мышления дает А.Ф.Лосев. Вот что он говорит об экстазе в своем учении об имени и сущем [12, с.675, 676]: «Если раздельное мышление есть знание себя и знание иного как себя, то сверх-умное мышление есть только знание себя без всякого знания иного, понимать ли это иное как вне его сущее или сущее в нем самом. Сверх-умное мышление есть, т.о., противоположный полюс раздражения, в котором мы нашли только знание иного, без всякого знания себя как самостоятельного начала. В сверх-умном свете – только знание себя, в до-умном раздражении – только знание иного. В сверх-умном мышлении – собранность не только мыслящего как такового, но собранность всего иного, что только есть. Для сверх-умного мышления нет уже никакого объекта, ибо оно уже все охватило в неповторном и единственном пункте абсолютной единичности всего. Разумеется, для него нет и никакого субъекта, ибо различать субъект значит различать и объект, а всякое различение есть уже отход от абсолютной единичности, есть уже проникновение иного, а сверх-умное знание владеет этой абсолютной единичностью всего и не нуждается ни в каком ином. В сверх-умном мышлении мы, в результате длинного и трудного пути, наконец, вновь встретились с первозданной сущностью, которая выводится из первосущности как ее адекватное повторение в инобытии…. Субъект сверх-умного мышления все содержит в себе в абсолютной единичности…. Для сверх-умного мышления уже нет ничего, что было бы не им самим». «Поэтому экстаз и есть то состояние, когда нет ничего в субъекте, кроме понятой сущности; и в этом и заключается его смысл – не нуждаться даже в видении, даже в бытии, т.е. в раздельности, не нуждаться даже в общении и в нем самом» [12, с.758]. Экстаз есть «последнее по интенсивности выражение и воплощение предмета в субъекте» [там же].

Таким обр., с экстазом все ясно. Возможно, следует сделать только одно замечание относительно того, что экстазом является возбужденное состояние «со слуховыми и зрительными галлюцинациями» или, напр., «говорить в экстазе». Как в экстазе, так и в состоянии мокши при медитации, сознание осознает себя как Всеединое Сущее, как «молчащее» Бытие. Поэтому в экстазе душа молчит, будучи переполненной восторгом и просветлением от слияния с Единым.

Перейдем к трансу. Слово и понятие транс является таким же редким, как и понятие экстаза. В отличие от экстаза, оно не имеет какого-либо теоретико-познавательного смысла. Известны следующие его определения.

С.И.Ожегов определяет его так: транс – повышенное нервное возбуждение с потерей самоконтроля, а также помрачение сознания при гипнозе и экстазе. Говорят «впасть в транс», «больной в трансе».

Слово транс происходит от франц. слова transe и означает внезапно наступающее кратковременное расстройство сознания, возникающее главным образом при эпилепсии.

В философском энциклопедическом словаре [3, с.459] транс определяется как «вид сумеречного помрачения сознания; ненормальное (сомнамбулическое) состояние сна при глубоком гипнозе, сомнамбулизме, экстазе».

Более развернутое определение транса дается в БСЭ, т.26, с.146: «транс – состояние помраченного сознания, при котором выполняются автоматические, внешне целесообразные, иногда сложные действия. Переживаемое в период транса не сохраняется в памяти. Наблюдается главным образом при эпилепсии, истерии, в стадии глубокого гипноза, экстаза, ясновидения и др.»

В магии трансом называют выход в астрал и общение с духами.

У нас транс никак не пересекается с экстазом. Если экстаз – это восторг и просветление от слияния с Единым, то транс – это повышенное нервное возбуждение, потеря самоконтроля и «дрожание» сознания от переизбытка множественности и различения, за которыми сознание уже не может уследить и осознать их.

Перейдем к онтологическим определениям и интерпретациям перечисленных выше уровней и форм сознания и интеллигенции. Давать их будем в вербальной и эйдетической форме. При этом во многом будем следовать за Лосевым [12, с.679-680].

Онтологические определения основных форм и уровней сознания и интеллигенции

Вообще, Лосев начинает с сущности как первоначала, а затем переходит к вещи, определяя ее как иное сущности. Правда, он говорит о физической вещи [12, с.679]. Мы же говорим не о физической вещи, а об объекте Бытия, называя его иногда вещью или предметом. Для нас физическая вещь и объект Бытия – совершенно разные сущности (см. [13]). Объект Бытия – это онтологическая сущность, а физическая вещь – сущность нашего мироздания. Здесь, при определении различных уровней интеллигенции, объект мы будем понимать достаточно широко – и как вещь и как предмет. Поэтому будем иметь в виду и такие определения вещи: вещь – это «часть материального мира, имеющая относительно самостоятельное существование» [2] и «вещь – отдельное тело или предмет…. В то же время вещь есть носитель (субстрат) присущих ей свойств и отношений» [5, с.138].

Объект есть отдельное единое сущее. Он, конечно, есть одно, отдельное, но как единое отдельное он – объект до всякого знания себя. Эйдос объекта как единого может быть представлен как нечто абстрактное отдельное единое в виде обыкновенного овала:

Рис. 1. Эйдос объекта как единого.
Рис. 1.

Теперь, идя за Лосевым, будем выявлять уровни интеллигенции и сознания объекта. Эти уровни есть результат структурно-логического и онтологического развертывания отношения быть = знать.

Атом знания = знание себя. Первым уровнем в иерархии развертывания интеллигенции объекта является лосевская сущность знания – «для-себя-бытие». Это – отношение «быть» для данного объекта, причем быть относительно самого себя. «Для-себя-бытию» объекта можно дать следующие четыре эквивалентные формулировки: 1)объект находится в отношении «быть» к самому себе; 2)знание себя; 3)рефлексия объекта; 4)распадение единого на объектную сущность и ее иное как отношение «быть» и «знать» (по Пармениду быть и мыслить одно и то же). Этот уровень мы называем «знанием себя«. Знание себя есть атом знания. Эйдос знающего себя объекта нетрудно представить в виде следующих двух эквивалентных изображений:

Рис. 2. Эйдос знающего себя объекта.
Рис. 2.

Здесь объектная сущность есть знающая сущность.

Вторым уровнем интеллигенции объекта является раздражение. Оно есть осознание отношения быть = «развертывание знания себя», т.е. знание себя как иного себе, как чего-то как бы внешнего, т.е. это знание воздействия, а воздействие и есть «быть».

Эйдетически раздражение можно представить тоже в виде двух эквивалентных образов:

Рис. 3. Эйдетическое представление раздражения.
Рис. 3.

Ощущение – это третий уровень интеллигенции объекта. Обычное понимание ощущения означает различение раздражений (зеленый, красный, холодный, запахи и проч.). Различение же есть знание. Поэтому ощущение и означает осознание раздражения, или знание свойств. То есть ощущение представляет собой знание себя как (свойство) себя в ином, в котором оно знает себя как иное себе. Эйдетические изображения ощущения соответственно имеют вид:

Рис. 4. Эйдетические изображения ощущения.
Рис. 4.

За ощущением следует осознание ощущения, которое суть восприятие. И оно уже образует комплексы ощущений, т.е. образы вещей, предметов, явлений. Здесь знающий объект различает, а значит знает, уже всевозможные группы, или комплексы, ощущений как образы отдельных вещей, предметов, явлений и объектов. То есть восприятие это знание себя как комплекс ощущений или свойств, или как себя в ином, в котором оно знает себя (ощущение) как себя в ином, в котором оно знает себя (раздражение) как иное себе. Эйдос восприятия является уже достаточно сложным изображением, но мы его, тем не менее, приведем полностью, а последующие уровни интеллигенции будем давать более компактно. Оба эквивалентных эйдоса восприятия имеют следующий вид:

Рис. 5. Эйдосы восприятия.
Рис. 5.

Пятым уровнем интеллигенции является представление. Это уже осознание восприятия, т.е. оно есть осознание образов, при котором знающая сущность воспроизводит в себе знаемые образы без раздражений, ощущений и восприятий, т.е. это знание себя в себе как тот или иной образ. Представление, таким образом, есть знание себя как себя в себе. Эйдосы представления имеют следующий компактный вид:

Рис. 6. Эйдосы представления.
Рис. 6.

Представление есть собственно та «совокупность чувственных и умственных образов», которая фигурирует в определении сознания как содержания мышления. Чувственные образы это образы образов восприятия, а умственные образы это уже и те образы, которые получены умственным путем, т.е. в результате мышления.

Итак, мы получили онтологические определения атома знания, раздражения, ощущения, восприятия и представления. К ним нас привело развертывание атома знания. поскольку развертывание атома знания есть рефлексия, то оно не остановимо и потому необходимым образом приводит нас к онтологическому определению мышления.

Мышление есть осознание представлений. Знающая сущность продолжает быть и знать себя, соотносясь с самой собой. При этом она воспроизводит в себе различные совокупности и последовательности представлений и умственных образов. Как совокупности, так и последовательности представлений это новые представления, в которых образы находятся в том или ином единстве, в том или ином порядке. соответственно образами могут быть как собственно образы, так и отношения и связи между образами. Мышление это знание себя как та или иная совокупность, или последовательность представлений, или то и другое вместе. Каждая знаемая совокупность, каждая знаемая последовательность представлений есть мысль. Мысль суть умственное представление. Она также может входить в совокупности или последовательности представлений и это уже будут мысли о мыслях. Мышление суть рефлексия. Эйдосы мышления имеют следующий вид:

Рис. 7. Эйдосы мышления.
Рис. 7.

Вот такими вербально-эйдетическими онтологическими определениями являются различные уровни сознания и интеллигенции. Сознание суть многоуровневая иерархия знания себя как развертывающегося атома знания. Мышлением мы завершили онтологизацию-демифологизацию антропоморфных уровней отношения быть.

Мышление, как и отношение быть, не остановимо и не ограничено как структурно, так и процессуально. Оно может рефлексировать как в сторону свертывания всего содержания сознания в единую субстанцию, так и в сторону неограниченного развертывания всего многообразного содержания сознания. В первом случае имеет место интенсивная рефлексия, финальным состоянием которой является слияние с Единым как объектом. Его Лосев, вслед за Плотином, называл сверх-умным, экстатическим мышлением, или просто экстазом. Во втором случае имеет место экстенсивная рефлексия, финальным состоянием которой является распыление сознания в бесконечном многообразии умственных образов. Его мы называем трансом. Посмотрим на транс и экстаз онтологически, сопоставляя их с предельными уровнями множественной сущности Бытия.

Экстаз и транс

Мышление имеет две предельные и взаимно противоположные формы сознания – транс и экстаз. Путь к экстазу лежит через интенсивную рефлексию, при которой все умственные и чувственные образы сливаются в одно единое представление, в котором все содержание сознания неразличимо и слитно. Поскольку экстаз – это, все-таки, сознание и интеллигенция, а точнее их предельная форма, в которой объект знает себя как Единое Все, то эйдосом экстаза должен быть предельный умственный образ Единого и больше ничего. В таком образе нет ни объекта, ни субъекта, он есть объект, который слился с Единым в чистое представление, это – Будда, Просветленный, человек в Нирване, ставший Брахманом. Эйдосы объекта до всякого знания, т.е. до актуализации и развертывания сознания, и объекта, находящегося в экстазе, в состоянии мокши, имеют следующий вид:

Рис. 8. Эйдосы объекта до актуализации и развертывания сознания, и объекта, находящегося в экстазе, в состоянии мокши.
Рис. 8.

Конечно, объект до всякого знания или объект как отдельное и единое есть не то же самое, что объект в экстазе. Объект как отдельное единое – это первосущее, отдельное первосущее, а объект в экстазе – это тот же объект, но знающий себя как Единое, слившийся с Единым.

Согласно платонизму и неоплатонизму Единое есть абсолютное благо, или просто Благо. Точно так же согласно Буддизму и Индуизму благом и целью истинного существования человека является избавление от страданий путем медитации и достижения Нирваны и Брахмана. Таким образом, можно сказать, что экстаз – это благо и добро. В экстазе нет знания множественной сущности, т.е. в экстазе нет знания как различения. Поэтому экстаз есть незнание.

Совершенно иной характер носит состояние души при экстенсивной рефлексии. Душа в этом случае стремится ко все большему знанию. Знать значит различать. Если при интенсивной рефлексии душа, сознание стремятся к своему основанию и приходят к Единому, то при экстенсивной рефлексии сознание стремится узнать и познать не только себя, но и все то, что она знает. «Вот Я» – говорит она. «Вот Я – душа, которая уже знает, что она говорит «Вот Я»» – продолжает душа. «Вот Я – душа, знающая и себя, и иное себе (окружающий мир из таких же душ), которая знает, что она это знает и осознает, говоря все это себе» – все дальше и дальше продолжает душа. Она генерит все новые и новые умственные представления – совокупности и последовательности образов, представлений и их взаимосвязей, которых становится все больше и больше. Такая расширяющаяся рефлексия является бесконечной. О человеке, который оказался в подобном состоянии, говорят, что он зациклился и впал в транс. Сам человек и его душа, однако, полагают, что они выходят на все новые и новые уровни знания себя и окружающего мира, в котором пребывает, кроме этого, еще множество других душ, рефлексирующих подобным образом и отражающих все это. В финале душа видит все это, но выразить его уже не может – слишком много всего. Душа мерцает и дрожит, ей кажется, что она уже сама есть мерцающее энергетическое поле. Вот это и есть транс – представление себя всей множественной сущностью Бытия. Транс – болезненное состояние. Согласно все тому же платонизму и неоплатонизму множественность есть зло как разделенность и различенность. Различенность же есть знание. Поэтому транс есть абсолютное знание и зло. Кроме этого, знание есть сила, порождающая объекты Бытия путем расчленения единства. Следовательно, о трансе можно сказать, что он есть знание, сила и зло. В итоге имеет место афоризм «экстаз – это незнание, благо и добро, а транс – знание, сила и зло».

Аритмология дает формально-логическое описание путей и к экстазу, и к трансу. Путь к экстазу – это отношение субстратобразования, обратная ипостась отношения Быть. В базовой модели Бытия путь к экстазу описывается формулой M=log2N. Соответственно путь к трансу описывается формулой N=2M и представляет собой не что иное, как отношение объектообразования и прямую ипостась отношения Быть.

Финалом восходящей иерархии структурных уровней множественной сущности Бытия являются непостижимо бесконечные, или рефлексивно бесконечно большие структурные уровни, на которых объектная сущность кажется реляционной сущностью и через которые, как это известно из аритмологии, лежит путь к до-объектной, реляционной сущности. Это такие предельные структурные уровни Бытия, за которыми происходит дематериализация объектной сущности. Поэтому на этих уровнях знание объектной сущности попадает как бы в транс. Чтобы «схватить» какой-нибудь один из рефлексивных уровней, надо прибегнуть к дерефлексизации [1, с.143,158] рефлексивных индексов этих структурных уровней, а это почти все равно, что «выхватить» какую-нибудь точку из одномерного континуума, т.е. это нечто для ума почти непостижимое. Вот поэтому состояние Бытия на предельных структурных уровнях и называется трансом, а путь к нему лежит через отношение объектообразования или через экстенсивную рефлексию объектов Бытия. Там и Бытие, и экстенсивно рефлексирующие объекты знают себя как Вся множественная сущность Бытия.

Путь от множественной сущности к Единому – это отношение субстратобразования или интенсивная рефлексия объектов множественной сущности. Финал этих отношений называется экстазом, в котором нет различения и разделения. Бытие в экстазе – это «молчащее» и одновременно умиротворенное и восторженное Бытие, т.е. это Благо.

Заключение и выводы

Демифологизация и деантропоморфологизация понятий сознания и интеллигенции означает просто, что мыслить и знать есть не что иное, как отношение быть. Поэтому человеческое мышление и разные уровни созерцания – ощущения, восприятия, представления – это частный случай всеобщего отношения быть и одна из главных сторон экзистенции человека, бытия человека.

Множественная сущность Бытия – это самоотносящееся и мыслящее Бытие. Она есть знающее себя Бытие на непостижимо бесконечном числе уровней интеллигенции. Человек, как мы видели, знает себя всего лишь на нескольких уровнях интеллигенции. На самом же деле этих уровней значительно больше.

Мышление человека может протекать, по крайней мере, в двух предельных формах – в форме экстенсивной рефлексии и в форме интенсивной рефлексии. Аритмология показывает, что любой объект Бытия как при интенсивной рефлексии, так и при экстенсивной рефлексии знает себя на бесконечном числе уровней нисходящей и восходящей иерархии интеллигенции. Поскольку человек, очевидно, тоже является объектом Бытия, постольку он должен обладать тоже бесконечным числом уровней своего сознания, из которых актуализированным является конечное, возможно даже очень большое, число уровней, но знает он совсем мало уровней.

Предельными уровнями мыслящего, говорящего Бытия являются транс и экстаз. Экстаз – это предельный уровень интенсивно рефлексирующего и мыслящего свой субстрат Бытия. Транс, наоборот, – это предельный уровень экстенсивно рефлексирующего и мыслящего всю свою разделенность и множественность Бытия. Экстаз есть незнание, благо и добро, а транс – знание, сила и зло. Путь к экстазу лежит через отношение субстратобразования, т.е. через обратную ипостась отношения Быть, а путь к трансу – через отношение объектообразования, т.е. через прямую ипостась отношения Быть. Эти пути имеют строгое структурно-логическое описание и выражаются они соответственно формулами log2M и 2М. в экстазе Бытие и любой его объект знают себя как Единое, а в трансе – как вся множественная сущность. Поскольку человек является объектом Бытия, постольку предельные формы и состояния его сознания тоже имеют такие уровни, как экстаз и транс, и являются они частным случаем транса и экстаза Бытия. На транс и экстаз человеческого сознания могут быть перенесены все эйдетические и структурно-логические интерпретации и дескрипции мышления Бытия.

В результате онтологического анализа известных уровней интеллигенции и сознания человека были получены следующие их определения.

Во-первых, исходным основанием и носителем интеллигенции, сознания, мышления является вещь, человек в частности. Сперва, до всякого своего знания и познания, она есть единое, единое одно, объект как единое сущее, в котором слиты воедино и объектная сущность и ее отношение быть, иное.

Во-вторых, онтологическим началом актуализации и явлености сознания есть лосевская сущность знания – «для-себя-бытие». «Для-себя-бытие» – это отношение быть=знать вещи-объекта, ее знание себя, рефлексия. наконец, это – атом знания, который является первым уровнем интеллигенции.

Вторым и последующими уровнями интеллигенции являются уровни развертывания атома знания как знания себя и рефлексии. Первым из них является раздражение, оно есть осознание отношения быть, знание себя как иного себе, как чего-то внешнего, воздействия на себя, на знающую сущность. Дальше идут уровни чувственного познания – ощущение, восприятие и представление. Ощущение есть осознание раздражения или знание свойств, т.е. это знание себя как себя в ином, как свойство, в котором оно знает себя как иное себе. Восприятие является осознанием ощущения, т.е. это знание комплексов ощущений или свойств. Восприятие – знание себя как себя в ином, в котором оно знает себя (раздражение) как иное себе. представление – это уже осознание восприятия, т.е. образов как комплексов ощущений. Оно уже есть знание себя как себя в себе.

Наконец, мышление есть осознание представлений. Знающая сущность продолжает быть = знать себя, соотносясь с собой. Мышление – это знание себя как та или иная совокупность или последовательность представлений, или то и другое вместе. Каждая знаемая совокупность, каждая знаемая последовательность представлений есть мысль. Мысль как умственное представление тоже может входить в совокупности и последовательности представлений, и это уже будут мысли о мыслях. Мышление суть рефлексия.

Структурные уровни Бытия – это очень детализированное, абсолютно детализированное структурно-логическое и эйдетическое описание развертывающегося отношения Быть=Знать. Все структурные уровни Бытия = уровни мышления и сознания заключены между такими их предельными формами, как транс и экстаз, и все они имеют формализованное описание.

Литература:

  1. Станишевский О.Б. Аритмология (Введение в онтологию): Бесконечность и рефлексивная сущность Бытия. Таганрог, 2003.
  2. Философский словарь. М., 1980.
  3. Философский энциклопедический словарь. М., 1997.
  4. Философия. Ростов-на-Дону, 1995.
  5. Современная философия: Словарь и хрестоматия. Ростов-на-Дону, 1996.
  6. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. М., 2005.
  7. Вопросы философии. 2004, №3.
  8. Чефранов Г.В. бог, Вселенная, Человек. Таганрог, 1992.
  9. Соколов В.В. Средневековая философия. М., 1979.
  10. Станишевский О.Б. Аритмология, Буддизм, Даосизм, Брахманизм,…. // www.filosofia.ru. 27.11.2005.
  11. Новейший философский словарь. Минск, 2001.
  12. Лосев А.Ф. Философия имени. // Кн. Лосев А.Ф. Бытие. Имя. Космос. М., 1993.
  13. Станишевский О.Б. Объекты Бытия, физические вещи и сознание. // Искусственный интеллект. 2005, №4.
Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>