<

Бытие и Быть – онтологические основания знания

Просмотров: 228

Введение

Понятие Бытия – это первая и единственная категория философского знания. Ее мы называем и трансценденталией, и фундаменталией. Быть – вторая и последняя категория, трансценденталия и фундаменталия, философского знания. Эти категории взаимно обуславливают друг друга. Причем, Бытие обуславливает категорию Быть онтологически, а Быть обуславливает Бытие филологически. Ни чем иным они больше не обуславливаются.

Онтологическая обусловленность означает следующее. Сначала, очевидно, надо говорить о некоей реальности, поскольку если ее нет, то и ничего нет, соответственно и нечему говорить о чем-либо. Реальность эта называется Бытие, т.е. все То, что Есть. Именно о реальности говорят, что она Есть, существует, а Быть – это общая форма глаголов Есть, существует. Филологически же первичным является глагол быть, а бытие – это производное от него слово. Причем, бытие имеет два смысла. Один смысл бытия выражает процессуальность: бывание, пребывание, существование (русская философия всеединства, М. Хайдеггер), экзистенция. Второй смысл идет от Парменида и означает именно все То, что есть. В этом втором смысле «бытие» у нас пишется с большой буквы – Бытие.

В философском знании понятие «быть» в качестве категории не фигурирует и не используется, несмотря на такую же его фундаментальность, как и фундаментальность понятия «бытие». В монографии [1] эти понятия являются фундаментальными и представляют собой единственное начало всей аритмологии. В связи с тем, что в [1] нет специального рассмотрения данных фундаменталий, хотя везде, где о них идет речь, там их смысл раскрывается, то мы здесь дадим их систематизированное описание, причем, в связи со знанием. А так как и само понятие знания является достаточно неопределенным и противоречивым, то мы приведем на основе категории Быть и адекватные определения знания и сопутствующих ему основополагающих понятий.

Заметим, что построенная в [1] аритмология как введение в онтологию не отрицает никакого знания – ни философского, ни естественно-научного и ни даже религиозного. Она является их фундаментом точно так же, как физика есть фундамент всего естествознания. Нашими методологическими принципами являются принципы классической логики и принцип Анаксагора (V в. до н.э.) «все во всем», или «только из всего следует все».

Бытие

Чтобы войти в контекст категории Бытия, перечислим его основные исторические синонимы и эквиваленты. В древнегреческих мифологических и предфилософских представлениях (Гесиод, орфики) аналогом Бытия является то или иное первоначало, в частности, такими первоначалами были либо время (хронос), либо хаос, либо огонь, земля, вода и воздух, вместе взятые. В философском знании первым эквивалентом Бытия идет Апейрон Анаксимандра (конец VII-VI в. до н.э.). Апейрон – это материальное первоначало, качественно неопределенное и бесконечное. Затем идет Бытие Парменида (VI-V в. до н.э.). Тут же надо заметить, что у Парменида «мыслить и быть одно и то же». Дальше следует платоновское Благо (Платон, V-IV в. до н.э.), о котором А.Ф. Лосев говорил [2, с. 585]: «этим и вся система Платона … увенчивается шпилем первоединого, уходящего в высоту, в бездну небесного и поднебесного бытия. Этот шпиль, верхний исход и начало и диалектики, и всего бытия, включая ум, душу, космос и все, что в них заключается, Платон называет идеей Блага. В ней … бытие … и … знание … слиты до абсолютной неразличимости». Развитие категории Бытия в античности завершается Единым неоплатоников. После этого идут Абсолют средневековой философии и Единое Все Николая Кузанского (XV в.).

К эквивалентам Бытия можно отнести и кантовскую «вещь в себе», и Материю материалистов, и гегелевские «Абсолютную идею» и «Абсолютный Дух», слитые воедино друг с другом и с природой. Наконец, Бытие – это Всеединое Сущее, Всеединство и Все русской философии (В.С. Соловьев, С. Л. Франк), а также Самое Само А.Ф. Лосева [3, с. 803,804].

Примером Бытия как Единого является одномерный континуум, абстрактным эйдосом которого является бесконечная в обе стороны геометрическая прямая. Отношением Быть для прямой выступает отношение пересечения двух прямых, которое в своей абстракции есть отношение континуума к самому себе и которое, разбивая его на две части, из единого порождает многое(см. [1] или на сайте философия ру авторскую статью «Бесконечность и сущность одномерного континуума»).

Таким образом, Бытие есть Все. Именно только в нем можно получить и найти все. Когда мы говорим «Все», то это то же самое, что говорить «Бытие». А когда мы говорим «все», то это значит, что мы говорим о множественной сущности, об отдельных объектах, явлениях и сущностях. Бытие не определяется. Оно не имеет ни основания, ни «подложки», ни субстанции, ни субстрата – все это в Нем. Логически его основанием является ничто, или, что то же самое, оно не имеет основания. Бытие, Все – самодостаточно. Если Бог есть, то Он в Бытии, во Всем (см. [1, с. 370] и [4, с. 595]).

Поскольку Бытие в силу самодостаточности и не определяется, и, как не имеющее основания, не выводится из чего-либо, то его можно только изучать и познавать. А так как мы находимся в Бытии, погружены в Него, то следует говорить о самопознании Бытия, о Его самоструктурировании. Можно сказать, что Бытие до всякого познания и структурирования – это «молчащее» Бытие. В нем все слито воедино и неразличимо. Поэтому о нем мы говорим, что оно есть Единое Сущее, Единое Все, Всеединое Сущее, или просто Единое. Ни мы о нем ничего не знаем, ни Оно о Себе ничего не знает. Все «молчит».

Быть

Поэтому перейдем ко второй, последней из двух единственных категорий, категории Быть.

Бытие – это все То, что Есть, т.е. все То, что находится в отношении Быть. Отношение Быть – это не ничто, оно – в Бытии и слито в Нем до абсолютной неразличимости вместе со всем в Едином, в Едином Сущем, в Едином Всем. Потому Бытие и есть Бытие. Что такое Быть? Это – Отношение! Отношение – это второе наиабстрактнейшее понятие после понятия сущее, нечто. Без Быть и до Быть нет ни знания, ни познания, ни понятий, ни категорий, ни языка, ни ощущений, ни мышления, ни разума, ни субъекта, ни Бога – ничего.

Но Быть можно только относительно чего-нибудь. Одно нечто может быть либо относительно другого нечто, либо относительно самого себя. «молчащее» нечто – это несуществующее нечто. Отношение быть для данного нечто должно из чего-то явиться. Если ничего, кроме этого нечто, нет, то отношение быть может явиться только из этого нечто (можно согласиться с тем, что отношение быть в этом случае может выступать как форма данного нечто, но мы, однако, считаем, что форма, все-таки, идет после отношения быть). Поскольку кроме Бытия ничего больше нет, то Быть Оно может только относительно Себя. Самоотносящееся Бытие – это «говорящее» Бытие, Оно «видит» себя, т.е. «видит» То, что Есть. Это уже «для-Себя-Бытие». Отношение же к самому себе есть Рефлексия.

Философское знание на протяжении всей своей истории не замечало отношения Быть. Пользоваться им – пользовалось. Оно всегда говорило, что есть то-то и то-то или спрашивало – а есть ли то или это. Да, оно использовало понятие бытие как процесс, как существование, но не говорило, что это бытие есть континуум отношений быть. В лучшем случае оно подразумевало под бытием цепь или непрерывную последовательность становлений, а то еще при филологическом фантазировании разные стороны существования называет жанром [5, с. 51]. Это бытие как существование возможно только после Быть. Когда мы говорим «после», «до», то имеем ввиду не временные отношения «до» и «после», а структурные, т.е. такие, в связи с которыми говорят, что до частей следует целое или что части следуют до целого. О Бытии и Быть мы говорим здесь вне каких бы то ни было пространственно-временных отношений.

Самопознание и самоструктурирование Бытия

Включение в философское знание категории Быть позволяет непротиворечивым образом решить фундаментальную проблему единого-многого. Ведь до сих пор не ясно, что является первосущим – единое или многое, или имеет место дуализм, т.е. имеет место два первосущих – единое и многое. Вообще, как связаны между собой единое и многое, онтологически, разумеется? Отношение Быть решает и проблему соотношения идеального и материального, сознания и материи. Одним словом, отношение Быть позволяет решить многие проблемы знания и познания. Парменид гениально заметил, что быть и мыслить – это одно и то же, а Декарт сказал «я мыслю, следовательно, я существую».

Мы следуем за Лосевым, который в своем учении об имени и сущем [6, с. 660] определяет сущность знания как «для-себя-бытие». Поэтому у нас оказывается, что как только мы нашли Самоотносящееся Бытие, «для-Себя-Бытие», так сразу же мы нашли и сущность знания и эта сущность – в Бытии как в «для-Себя-Бытии». Говоря просто, мы через отношение Быть сделалипервоначальный шаг к знанию: Бытие посредством отношения Быть «ощутило», «увидело» и «узнало» Себя. Отношение Бытия к Себе есть, как уже было сказано, Рефлексия, или, что то же самое, «знание Себя». Это «знание себя» также есть лосевское понятие [6, с. 661-675]. Надо сказать, что Лосев все такие понятия, как знание, сознание, осознание, самосознание, отнесение, соотнесение, самоотнесение и т.п., подводит под одно понятие интеллигенции [6, с. 663, 664, 669, 671, 673, 677, 680]. У нас отношение Быть охватывает интеллигенцию.

Первоначальный шаг к знанию через отношение Быть есть начало самопознания и самоструктурирования Бытия. Это – структурное первоначало актуализации отношения Быть. В «для-себя-Бытии» Бытие являет Себя как То, что Есть, и как отношение Быть. «То» – это Единая Сущность Бытия, так мы ее назвали, а «Быть» – это Иное Единой Сущности. Бытие здесь явило Себе Одно и «увидело», «ощутило» Оно это Одно через не-Одно, через Иное, через отношение Быть. Этот первоначальный структурный акт самопознания Бытия легко формализуется с помощью теоретико-множественных отношений. Здесь начинается аритмология [1]. Так Лосев называл теорию множеств Г. Кантора [6, с. 777,778], а мы аритмологией называем введение в онтологию [1].

Бытие как Единое Сущее, как Бытие до всякого познания и структурирования можно обозначить через В, а самоотносящееся Бытие – через В0, о котором мы говорим как о Бытии на начальном структурном уровне. Единое Сущее В и для-Себя-Бытие В0 – это одно и то же Бытие, это две его ипостаси – «молчащая» и «говорящая». Они единосущны и равносущны. Для их иллюстрации можно привлечь понятие системы отсчета. В первой ипостаси В система отсчета, или, что то же самое, субъект, совпадает со Всем Сущим, а во второй ипостаси В0 система отсчета, субъект, находится в своем ином и совпадает с Единой Сущностью. Единую Сущность как То, что Есть, можно обозначить через В(В), что будет указывать на То В, которое Есть относительно Себя В. Иное, или Быть, или просто отношение этого То, или Одного, можно обозначать с помощью фигурных скобок {}, т.е. скобок, используемых в теории множеств. Тогда Самоотносящееся Бытие на начальном структурном уровне В0 можно описать простой формулой:

В0={В(В)}.

На языке теории множеств это значит, что множество В0 содержит только один элемент В(В).

Что еще дало нам первоначальное знание, кроме Одного и Его Иного? А дало оно нам ответ на вопрос: как связаны между собой Единое и многое? Нетрудно видеть, что Единое Сущее В связано с первоначалом многого В0 отношением Быть: именно его актуализация позволяет обнаружить То, что Есть. Если в Едином Сущем В мы, как субъект или система отсчета, слиты с Ним, в т.ч. и с отношением Быть, воедино, то в для-Себя-Бытии мы, как система отсчета, слиты воедино только с Тем, что Есть. Бытие, а вместе с Ним и мы, «говорит» Себе «Я Есть». Конечно, в этом первоначальном знании Бытием Самого Себя Оно ничего еще не сознает и не осознает. Это даже еще не лосевское раздражение, это – для-Себя-Бытие, лосевская Вещь. Лосев в своем учении рассматривает целый ряд уровней интеллигенции: вещь, раздражение, ощущение, восприятие, мышление и т.д. [6, с. 660-676].

Единая Сущность и Ее Иное являются бесконечными. Конечными они не могут быть, поскольку если бы они были таковыми, то они были бы, с одной стороны, познаваемыми за конечное время, а с другой стороны, имели бы начало и конец в пространстве и времени, да и не только в них, а во всех отношениях. Нам бы тогда надо было сказать Архиту тарентскому (IV в. до н.э.), что он, поместившись на краю Вселенной, не смог бы протянуть руку или палку за ее край, не сумев при этом ему объяснить – почему. Бесконечность отношения Быть и его слитность со Всем Сущим означает его имманентность-перманентность. Имманентность отношения Быть – это его внутренняя присущность всему, что бы мы ни взяли, в т.ч. Единому Сущему и Единой Сущности с Ее Иным. Перманентность – это непрестанность и неостановимость отношения Быть.

Поэтому самоструктурирование Бытия не заканчивается на начальном структурном уровне В0. Быть для него – это уже Быть и для Единой Сущности В(В), и для ее Иного. Здесь можно уже говорить о целом ряде моделей Бытия [1]. В данном случае нам достаточно упомянуть одну, наиболее общую и простую, модель – структурно-логическую. В ней Единую Сущность мы называем и объектом, и объектной сущностью и обозначаем ее через b. Так что b=В(В), а В0={b}. В силу имманентности-перманентности отношения Быть самоотносящееся Бытие В0 структурно «продолжает» Быть дальше. Для самоотносящегося Бытия В0 это означает, что теперь объектная сущность b есть «то», что есть. Т.е. теперь объект b «говорит» себе, что он есть, т.е. относится сам к себе, актуализируя тем самым имманентное ему отношение быть. Структурно-логически это значит, что объект b распадается на «то», что есть, и на это «есть», т.е. на новую объектную сущность (b) и ее иное (неb) (здесь «не» означает отрицание). Причем, теперь и новый объект (b), и новое иное (неb) «находятся» во всеобщем Ином {} и относительно Него они выступают как новые объекты нового, первого, структурного уровня В1. При этом, конечно, в объектообразовании первого структурного уровня участвует и Иное {} начального уровня В0, так что с одной стороны, в новых объектах (b) и (неb) наличествует не только то, что было в объекте b=В(В), но и то, что было в его Ином {}, а с другой стороны, в самом новом всеобщем Ином {} возможно как частичное наличие нового иного объекта b, так и отпадение от него какой-то «части» в новые объекты (b) и (неb). Однако в структурно-логическом аспекте для нас пока важно только то, что отношение Быть структурно порождает новые объекты (b) и (неb).

Если обозначить новые объекты (b) и (неb) первого структурного уровня В1 через b11 и b10, то тогда Бытие на этом уровне может быть описано простой формулой

В1={b11,b10},

которая читается так: Бытие на первом структурном уровне В1 – это два объекта b11 и b10 в их общем Ином {}.

Еще раз подчеркнем, что и Бытие как Единое Сущее В, и самоотносящееся Бытие на начальном В0 и первом В1 структурных уровнях единосущны и равносущны.

Вообще дальше мы не будем продолжать структурную экспликацию Бытия, с ней можно ознакомиться по монографии [1]. Самоструктурирование Бытия неограниченно и континуально бесконечно. Оно есть смысл того, как многое являет себя в Едином через отношение Быть. Укажем только на то, что от любого структурного уровня Бытия М к следующему структурному уровнюN число объектов возрастает по булево-канторовскому закону N=2M.

Знание

Посмотрим теперь что такое знание и какова его связь с отношением Быть? Перед этим сошлемся на большую статью о знании Н.Ф. Овчинникова в академическом журнале «Вопросы философии» [7]. В ней он сначала спрашивает «Что такое знание?», а затем отвечает: «у нас нет готовой теории знания» [7, №1, с. 86], «а понятие знания не поддается какому-либо краткому определению» [7, №1, с. 102]. В общем, согласно современной философии, знание – это объективная реальность, данная в сознании человека. Это определение требует раскрытия понятий человек, сознание, что значит быть данным в сознании. Другими словами, полностью и в законченном виде мы не знаем, что такое знание, а потому мы не можем говорить, что мы непротиворечиво и полно знаем, что такое сознание, мышление, самосознание и т.п. Причем не знаем научно-теоретически.

Мы уже сказали, что мы опираемся на лосевское определение сущности знания как «для-себя-бытия«. Для-себя-бытие – это быть для себя, это просто быть, т.е. быть тем, что есть. Лосев говорит: вещь есть, прежде всего, для себя, а уж потом на каких-то более высоких уровнях интеллигенции она может существовать для других, а другие для нее. Дальше о бытии-для-себя спрашивать нечего – оно есть первоначало знания, отношение объекта, вещи или нечто к себе. Это рефлексия объекта. Это – атом знания как знание себя. Мы уже видели один атом знания и то был Атом Знания – отношение Бытия к Самому Себе. Онтологически сначала идет Бытие, затем отношение Быть и только потом – знание. Соответственно и логика начинается вместе с знанием, т.е. после Быть.

Чем отличается отношение быть (здесь о быть мы говорим с маленькой буквы, потому что относим его к любым отдельным вещам и объектам) от знания? Во-первых, тем, что быть является более общим отношением, чем отношение знания. Если один объект находится в отношении быть с другим объектом, то и этот другой объект находится в отношении быть с первым объектом. Быть – это связь, т.е. самое абстрактное отношение. Оно, пользуясь логической терминологией, рефлексивно (любой объект есть прежде всего для себя) и симметрично (если один объект существует относительно другого объекта, то и другой объект существует относительно первого). Знание – это конкретизация и детализация отношения быть. Оно есть ориентированное отношение: если а знает b, то это значит, что b воздействует на а и что соответственно записывается как а<=b, или a(b). Отношение же быть записывается как (а) для одного объекта, как (a,b) для двух объектов и т.д. Фундаментальное отношение Быть позволяет построить только одну, структурно-логическую, модель Бытия типа 2В, а отношение знания позволяет построить целый ряд когнитивно-энергетических моделей, таких как булево-канторовская модель 2В, декартово-канторовская 2В*В, а также таких как «себя в себя», «из себя в себя», «себя на себя» и др. (см. [1]).

Быть – это всеобщее отношение единства. Знание – направленное отношение единства. Первоначальное знание являет себя на начальном структурном уровне В0 Самоотносящегося Бытия. На нем актуализируется Начало различения и множественности. Структурная экспликация отношения Быть порождает Все структурные уровни Бытия, конечные и бесконечные [1]. Вся множественная сущность Бытия есть основание всего и всякого знания, начиная с онтологии, затем переходя к физике и естествознанию и заканчивая, например, культурологией [8]. Причем, в параллель и имманентно с развертыванием отношения Быть идет и эмерджентная, возвышающаяся, экспликация интеллигенции, т.е. знания, сознания, самосознания и т.д. Чисто иллюстративно можно сказать, что развертывание интеллигенции проходит и те ее уровни в т.ч., которые рассматривал Лосев: вещь, раздражение, ощущение, восприятие, представление, мышление и т.д. [1, с. 238-242]. Конечно, на самом деле, уровней интеллигенции Бытия бесконечно много и они, естественно, не поддаются такой конечной и жесткой классификации.

Отношение Быть является Первопричиной не только интеллигенции, т.е. мышления и сознания, но и пространственно-временных отношений. Так, межобъектные отношения на каждом структурном уровне Бытия Вi актуализируют одну, свою, степень свободы множественной сущности Бытия. Степень же свободы есть не что иное, как одно пространственное измерение. Поэтому пространство Бытия оказывается бесконечномерным, а точнее, непостижимо бесконечномерным. Это, с одной стороны. С другой стороны, с ростом числа объектов от одного структурного уровня к другому структурному уровня растет по тому же закону N=2M и интенсивность течения времени, иначе говоря, доступные для «наблюдения» кванты времени от уровня к уровня уменьшаются по закону 2M, причем так, что это позволяет ответить на вопрос «почему наше пространство трехмерно?» (см. [1, с. 510-512,516]). Как видим, структурная экспликация отношения Быть дает нам фундаментальные знания.

Истина и ложь, вера и знание

Понимание сущности знания через отношение быть, т.е. как «для-себя-бытие» или просто как «знание себя», позволяет дать полные и непротиворечивые определения таких основополагающих понятий, как истина и ложь, вера и знание. Противоречия, непонимание, плюрализм, постмодернизм и проч. измы проистекают из-за неопределенности фундаменталий знания. Отсутствие строгих определений оснований знания до сих пор является причиной беспочвенности некоторых серьезных философских дискуссий (см., например, [9, с. 27-29], где так и не удается выяснить что такое истина, что и понятно, поскольку сам академический журнал признает, что «тут мы сталкиваемся с понятием необычайной сложности. Что такое истина?» [10, с. 67]. Не найдем мы определения истины ни в работе А.Ф. Степуна [11], посвященной понятию истины, ни у Р. Рорти [12], рассуждающего о ней). Происходит деонтологизация и полный отрыв оснований от Бытия [13, с. 446]. Мы здесь покажем, что отношение Быть и лосевская дефиниция сущности знания позволяют дать строгие определения истины и лжи, знания и веры, причем, определения онтологические и теоретические.

Чтобы войти в контекст этих понятий, приведем общепринятые их определения.

В современном учебнике по философии [14, с. 419] знание – это объективная реальность, данная в сознании человека. В философском словаре времен диамата [15] знание определено как продукт общественной и духовной деятельности людей, а также идеальное выражение в знаковой форме объективных свойств и связей мира. Если в [12] знание было определено как идеальное, то в [15] – уже и как материальное (продукт) и как идеальное. Еще в одном учебнике по философии [16, с. 27] знание снова дается как содержание мышления об объектах. В философском энциклопедическом словаре [17] знание – это проверенный практикой результат познания действительности, верное ее отражение в мышлении человека. Все то же, но, вдобавок, проверенное практикой. Интересно заглянуть в философский лексикон XIX в. [18]. Там знание есть мыслительное или сознательное утверждение чего-нибудь таким, каково оно есть в действительности, т.е. то же, что и спустя 100 лет. А вот новейший философский словарь [13] не хочет быть как все и все вконец запутывает с помощью «порочного круга». Знание там – это упорядоченная информация, а информация – некоторые сведения, но разве сведения не являются информацией? Как видим, знание нигде не определяется как отношение.

Пройдемся по этим же источникам в поисках истины. Так, учебники [14, с. 447] и [16, с. 33] определяют ее как знание, соответствующее своему предмету и совпадающее с ним. По существу то же самое определение истины дают и философские словари материалистов [15] и энциклопедистов [17]: истина как верное и адекватное отражение действительности в мысли. Поскольку отражение в [17] определяет знание, постольку истина есть знание. Словарь же постмодернистов [13] и здесь не как все. У него истина – это универсалия, содержанием которой является оценочная характеристика знания в контексте его соотношения с предметной сферой и со сферой процессуального мышления. Это уже не истина, а истинностность, истинностное значение, которое может принимать любые значения между истиной и ложью, что, конечно, в рамки классической логики не вписывается. Само собой разумеется, что об истине как об отношении речь нигде не идет.

Обратимся к вере. В учебнике [14] ее определения как такового нет, но есть ссылки на Н.А. Бердяева и Б. Рассела. В частности, существенно то, что по Бердяеву (с. 455) знание есть вера, вера есть знание, т.е. они суть одно и то же, хотя и различаются. Рассел же (с. 453) понимал веру как состояние организма, имеющее отношение к чему-то внешнему. Здесь нам важно то, что вера есть знание, имеющее отношение к внешнему, т.е. к иному. В диаматовском словаре [15] вера – это убежденность в истинности того или иного явления, не основанная на знании. Т.е. получается, что вера не есть знание. Но тогда что такое убежденность? Наверное, убежденность = вере, а это порочный круг. Учебник [16, с. 138] толкует веру похожим образом, а именно, как непосредственное принятие сознанием тех или иных норм и ценностей как безусловно истинных. Вера основывается на внутреннем чувстве (интуиции). Непосредственное принятие сознанием чего-то истинным есть и убежденность, и вера. Т.е. снова порочный круг. Постдиаматовский словарь [17] определяет веру как знание, не нуждающееся в подтверждении его истинности. В лексиконе [18] вера есть признание чего-либо действительным, но не основанным на чувствах и умозаключениях. То же самое утверждает и новейший словарь [13]: вера есть общечеловеческая универсалия, включающая в себя принятие в качестве истины недоказанного или недоказуемого тезиса. Принятие же чего-то сознанием истинным без доказательств = вере, что и есть порочный круг.

Как видим, все эти определения либо тавтологичны, либо требуют раскрытия все новых и новых понятий: сознание, человек, мышление, принятие и т.д. Поэтому перейдем к поиску онтологических определений основополагающих понятий на основе отношения Быть.

Итак, что такое знание? Очевидно, что это не объект и не вещь. У Лосева знание есть интеллигенция, отнесение, соотнесение, т.е. отношение. Отношение же есть связь, а связь – это единство. Поэтому знание есть единство знающего с знаемым, или, чтобы не было тавтологии, знание есть единство объектов. Знание не есть мышление или сознание. Знающий может и не знать того, что он знает нечто. Даже обыкновенный камень знает себя. Лосевское «знание себя» или «для-себя-бытие» мы называем атомом знания. Дальше делить и дистинктировать атом знания уже нельзя, поскольку тогда он распадется на другие сущности, напр., на противоположности, которые уже не будут отношениями знания. Но т.к. «знание себя» это «быть» для вещи, объекта как таковых, а отношение быть имманентно-перманентно, то знание себя любого объекта ввиду его погруженности в Бытие структурно «продолжается» и это «продолжение» позволяет нам дать четкие онтологические дефиниции истины, лжи, веры.

Если мы возьмем «знание себя», то о нем нельзя сказать, что оно как таковое может быть истинным или ложным. Оно есть факт существования. Но поскольку «знание себя» имманентно-перманентно, а любая вещь погружена в Бытие и имманентна ему, то она находится в отношении быть к своему окружению, к своему иному. Это отношение как-то влияет на вещь, вещь как-то изменяется и эти изменения проявляют себя в том, что вещь начинает (структурно, конечно) себя знать как иное себе. Знание себя как иное себе – это лосевское раздражение. Но дальше (опять же, структурно) вещь уже начинает знать себя как себя, различая в себе раздражение, а это, по-лосевски, есть уже ощущение. Таким образом, зная себя, вещь затем знает себя как иное себе и себя как себя. Все это есть структурная экспликация отношения быть, для-себя-бытия, знания себя. Формально такое структурирование позволяет говорить следующее. Во-первых, знание себя есть неопределенный атом знания, фиксирующий лишь факт существования (для-себя-бытие) вещи, который можно для иллюстрации сопоставить с элементарным высказыванием в математической логике. Во-вторых, знание себя как иного себе и знание себя как себя – это две структурные реализации знания себя, или проще, два значения атома знания. Вот эти-то значения с необходимостью и достаточным основанием могут быть приняты в качестве определений истины и лжи, знания и веры.

Действительно, что, напр., считали достоверным и истинным известные мыслители и философы? Р. Декарт (нач. XVII в.) говорил: «я мыслю, следовательно, я существую». Другими словами, т.к. мыслить – это быть, т.е. знать себя, то «я мыслю» и есть знание себя как себя. Знание себя как себя для любого объекта есть истинное знание, и оно есть таковое постольку, поскольку для себя объект всегда есть, а это есть истина. А вот знание себя как иное себе является обратным знанию себя как себя и поэтому формально оно есть ложь. По существу то же, что и Декарт, говорил в своем учении о воле и А. Шопенгауэр (XIX в.): «я хочу, значит, я существую», что также есть для-себя-бытие и знание себя как себя, прежде всего. А у Кьеркегора (XIX в.) и М. Хайдеггера (XX в.) основанием и онтологической истиной философского знания является экзистенция, или бытие человека, и это также есть знание себя как себя, т.е. истина. Таким образом, в аспекте формального и логико-семантического аспекта онтологическим определением истины как истинного знания является знание себя как себя. Соответственно, определением лжи как знания, обратного истинному знанию, является знание себя как иного себе. В терминах отношений истина есть отношение к самому себе самоотносящегося объекта, или, что то же самое, рефлексия рефлексирующего объекта. Ложью же является отношение к иному самоотносящегося объекта, т.е. отношение единства рефлексирующего объекта и его иного.

Что такое вера? Из приведенных выше ее определений видно, что она есть знание, не имеющее оснований, т.е. такое, которое утверждает или сообщает то, что нельзя увидеть – существует оно, есть ли оно на самом деле – нет безусловных и непосредственных оснований. Когда объект знает себя как себя, то основанием этого знания является он сам. Если же объект знает себя как иное себе, то, с одной стороны, он является основанием этого знания, а с другой стороны, у него нет оснований того иного, которое он знает. Объект не знает того, что он знает – себя или иное себе. И даже зная то, что он знает иное, он все равно не знает – а что он знает. Он знает только то, что это не он. Это как бы гипотетическое знание. В него, как говорят, можно только верить. Но, между прочим, оно-то и является ведущим в общем ходе познания. В этом смысле вера и есть знание себя как иное себе. Это элементарная вера. Таким образом, атом знания «знание себя» имеет еще два других значения: знание и вера. Знание – это знание себя как себя, а вера – знание себя как иное себе. Первые два значения «знания себя» истина и ложь раскрывают теоретическую, т.е. формальную и логико-семантическую его сторону, а вторые два – знание и вера – раскрывают гносеологически-онтологическую, или философскую, сторону «знания себя».

Для иллюстрации полученных определений рассмотрим некоторые примеры. В качестве первого примера возьмем такую гипотезу: поскольку наше Мироздание бесконечно, постольку в его бесконечно удаленных глубинах возможно существование точного дубля нашей солнечной системы с такой же точно планетой Земля и с такими же точно людьми на ней. Эту гипотезу можно и доказывать, и опровергать. В нее можно верить и тогда она будет верой, т.е. знанием иного, недоступного нам мира, и потому никак не могущего быть вместе с нами единым объектом, о котором бы можно было сказать, что он знает себя да еще как себя (мы в космосе дальше, чем на 15-20 млрд. световых лет, не осязаем и не видим). Однако эту гипотезу с полным правом можно считать и ложью, поскольку она утверждает несуществующее. Совершенно так же обстоят дела и в примере существования Бога. Есть люди, верящие в Бога, и есть не верящие в Него. Ни те, ни другие не могут доказать свою правоту друг другу. Для одних существование Бога есть Вера, для других – незнание и ложь, но для всех – это знание себя как иного себе.

Есть и другой тип примеров – из реальной жизни. Один – это гипотеза алхимиков о превращении металла в золото, а другой – сказочно-волшебное «зеркальце, мой свет». Гипотеза алхимиков была верой, а «зеркальце, мой свет» было фантастической выдумкой. Сначала химики показали ложность гипотезы алхимиков, но потом физики доказали возможность превращения с помощью ядерных реакций одних металлов в другие, сделав веру знанием и истиной. Создание телевидения – это практическая реализация идеи «зеркальце, мой свет» и ее превращение изо лжи в истину. В онтологическом аспекте идея алхимиков была знанием себя как иного себе, поскольку манипуляции с металлами для них были еще не освоенной предметной деятельностью. Химики же познали строение вещества и получили новое знание о неизменности химических элементов, которое, вследствие включения в себя химических элементов и манипуляций над ними, стало для них знанием себя как себя и доказало ложность гипотезы алхимиков. Затем ядерная физика открыла взаимопревращаемость химических элементов и сделала веру алхимиков истинным знанием – знанием себя как себя, поскольку она включила в круг своей предметной деятельности манипуляции с элементарными частицами. Аналогично телевидение есть знание себя как себя, потому что оно включает в себя механизмы и технику передачи и обработки изображений, которые для «зеркальца, мой свет» были тайной за семью печатями. Нетрудно видеть, что на самом деле имеет место не превращение веры в знание или лжи в истину, а изменение самого познающего объекта (субъекта), включающего в сферу своей деятельности, в себя все новые и новые явления и объекты окружающего мира. Вера алхимиков как была верой, так и осталась собой для них, а «зеркальце, мой свет» как было для наших предков фантазией, так ею для них и осталось. Одним словом, некоторый атом знания для одних объектов может быть верой, а для других – ложью, затем с изменением познающих объектов этот атом знания может становиться знанием и истиной.

И еще один пример – из математического знания. Возьмем мнимую единицу i. Сначала одни считали ее просто выдумкой и ложью, другие верили в ее существование и изображали мнимые числа графически: по одной оси координат откладывали действительные числа, а по другой, по оси ординат, откладывали мнимые числа. Иначе говоря, для одних это было знание себя как иного себе (знание иного), причем, для тех, кто не верил в существование мнимых чисел, это было ложью, а для тех, кто верил, но не представлял что это такое, это было верой. Для других же, например, для тех, кто изображал комплексные числа (соответственно и мнимые) графически, это было знанием себя как себя, т.е. знанием и истиной. Сейчас мы знаем, что мнимая единица естьотношение между действительными числами вида r2=–1, которое отражает реальную связь явлений в действительности. Мы овладели этим отношением, вобрали его в себя и поэтому оно есть для нас знание себя как себя, т.е. истинное знание.

Заключение

Итак, коротко смысл того, что Бытие и Быть являются онтологическими основаниями знания состоит в следующем.

I. Бытие до всякого знания и познания – это Всеединое Сущее, в котором Все слито воедино и неразличимо, в т.ч. и отношение Быть. Все, что ни есть в Бытии, являет себя только через отношение Быть.

II. Адекватное познание Бытия Человеком возможно только как познание самопознания и самоструктурирования Бытия.

III. Самопознание и самоструктурирование Бытия представляет собой структурную экспликацию отношения Быть.

IV. Экспликация (развертывание) отношения Быть, или, что то же самое, отношение Бытия к самому себе структурно порождает из Единого многое, из Всеединого Сущего всю множественную сущность Бытия.

V. Первоначальным Знанием является для-Себя-Бытие, т.е. Самоотносящееся Бытие.

VI. Сущностью знания является для-себя-бытие (А.Ф. Лосев), рефлексия, знание себя.

VII. Знание – это единство и связь знающего с знаемым. Атомом знания является знание себя, т.е. для-себя-бытие. Знание как отношение есть конкретизация отношения быть.

VIII. Истина есть знание себя как себя. Знание, обратное истинному знанию, истине, – это ложь. Ложь есть знание себя как иное себе. Истина и ложь являются значениями знания себя с теоретической, т.е. с формальной логико-семантической стороны. С философской, гносеологически-онтологической стороны значениями знания себя являются знание и вера: знание – это знание себя как себя, а вера – знание себя как иное себе.

IX. Онтологические определения основополагающих понятий знания через отношение быть имеют важное методологическое значение. понятия «знание себя как себя» и «знание себя как иное себе» не нуждаются в тех дефинициях, которые требуются для их субъективных аналогов – истины и лжи, знания и веры. Мы можем изучать Бытие в понятиях значений атома знания «знание себя», не рискуя впасть в противоречия или быть непонятыми. Понятия истины и лжи, знания и веры нужны для субъективной интерпретации онтологических результатов изучения Бытия.

Литература

  1. Станишевский О.Б. Аритмология (Введение в онтологию): Бесконечность и рефлексивная сущность Бытия. Таганрог, 2003.
  2. Лосев А.Ф. очерки античного символизма и мифологии. М., 1993.
  3. Лосев А.Ф. Вещь и имя. // В кн. Лосев А.Ф. Бытие — Имя — Космос. М., 1993.
  4. Богин И. бог. Вселенная. Смысл. М., 2000.
  5. Щукин В.Г. О филологическом образе мира (философские заметки). // Вопросы философии. 2004, №10.
  6. Лосев А.Ф. Философия имени. // В кн. Лосев А.Ф. Бытие — Имя — Космос. М., 1993.
  7. Овчинников Н.Ф. Знание – болевой нерв философской мысли (к истории концепций знания от Платона до Поппера). // Вопросы философии. 2001, №1,2.
  8. Культурология. Краткий тематический словарь. Ростов-на-Дону, 2001.
  9. Философия в современной культуре: новые перспективы. (Материалы «круглого стола»). // Вопросы философии. 2004, №4.
  10. Карпенко А.с. Современные исследования в философской логике. // Вопросы философии. 2003, №9.
  11. Степун Ф.А. Борьба либеральной и тоталитарной демократии вокруг понятия истины. // Вопросы философии. 1999, №3.
  12. Рорти Р. От религии через философию к литературе: путь западных интеллектуалов. // Вопросы философии. 2003, №3.
  13. Новейший философский словарь. Минск, 2001.
  14. Философия. Ростов-на-Дону, 1995.
  15. Философский словарь. М., 1980.
  16. Современная философия: словарь и хрестоматия. Ростов-на-Дону, 1996.
  17. Философский энциклопедический словарь. М., 1997.
  18. Гогоцкий с. Философский лексикон. Т.,т.1,2. сПб-Киев, 1859-1861.
Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>