<

Рождение правоотношений и государственной власти

Просмотров: 116

Всякое существо, которое в сложных и нередко меняющихся условиях его жизни, хотя незначительно изменится в направлении для него выгодном, будет иметь больше шансов выжить и, таким образом, подвергнется естественному отбору.
Ч.Дарвин.
[1]

Эволюция гоминидов до начала систематической трудовой деятельности по изготовлению орудий многократного использования не представляла исключения из общих законов эволюции животного мира. Основной движущей силой их эволюции были внешние относительно их вида — межвидовые — противоречия. Повышение уровня качества противоборствующих видов создавало необходимость повышения уровня качества гоминидов.

Повышение уровня качества организмов есть повышение уровня их морфофизиологической организации, если среда их обитания изменяется в направлении ее усложнения. В этом случае для выживания организмов на безусловнорефлекторном уровне филогенеза нервной системы требуется увеличение количества постоянных нервных связей, компенсирующих усложнение среды обитания. А на условнорефлекторном — требуется совершенствование морфофизиологических механизмов, обеспечивающих возможность увеличения приобретаемых в онтогенезе временных связей.

В конечном счете, именно количество нервных связей, присущих определенным организмам и обеспечивающих их нормальную жизнедеятельность, наиболее полно отражает как уровень их морфофизиологической организации, так и уровень сложности их среды обитания. Количество же необходимых для выживания организмов нервных связей определяется как уровнем морфофизиологической организации организмов противоборствующих видов, так и уровнем сложности внутривидовых взаимосвязей данного вида организмов.

Тот факт, что ни один вид организмов в животном мире уровнем своей морфофизиологической организации в противоборстве с гоминидами не был способен создать уровень сложности среды обитания гоминидов соответствующий уровню морфофизиологической организации человеческого мозга, говорит о том, что этот уровень создавался за счет усложнения внутривидовых взаимосвязей гоминидов.

Сознание человека — продукт внутренних диалектических противоречий популяций гоминидов.

До начала изготовления орудий многократного использования внутривидовые взаимоотношения особей в популяциях гоминидов определялись так же, как и во всем животном мире, двумя группами противоположных инстинктов. С одной стороны, это инстинкты, определяющие удовлетворение собственных потребностей особей, инстинкты, которые условно можно назвать инстинктами индивидуализма. С другой стороны, это инстинкты, способствующие удовлетворению потребностей других особей данной популяции, инстинкты, которые условно можно назвать инстинктами коллективизма. Понятно, что для выживания популяции любого вида животных, включая гоминидов, необходимо, чтобы система «коллективизм — индивидуализм» находилась в равновесном состоянии, которое и поддерживается естественным отбором.

С началом систематической трудовой деятельности гоминидов по изготовлению орудий многократного использования (изготовленных не для одиночного акта деятельности, после чего антропоиды, например, теряют интерес к орудию, а изготовленных для определенного вида деятельности, изготовленных для многократного использования в аналогичных актах деятельности) во взаимоотношениях между гоминидами зарождается проблема принадлежности определенных орудий определенным особям.

В процессе трудовой деятельности по изготовлению орудий, в процессе удовлетворения потребностей посредством этих орудий у производителя орудия рождается чувство привязанности к орудию собственного изготовления. Привязанность эта усиливается от поколения к поколению по мере совершенствования мозга гоминидов, по мере совершенствования изготовляемых ими орудий, по мере совершенствования приемов использования этих орудий, по мере увеличения количества потребностей, удовлетворяемых посредством этих орудий. Привязанность усиливается по мере того, как орудия начинают занимать все большее и большее место в жизнедеятельности гоминидов, по мере того, как вероятность выжить в борьбе со средой все более и более начинает определяться способностью изготавливать и умело использовать орудия производства жизненных благ.

Зарождение этого чувства, — на базе которого рождается требование производителя орудия признать только за ним право пользоваться орудием собственного изготовления, и, в конечном счете, формируется понятие «мое орудие», — определило тот долговременный крен системы «индивидуализм — коллективизм» в сторону усиления индивидуализма, который, выводя из равновесия систему «особь — особь» (популяция гоминидов), породил «борьбу» ее противоположностей в форме конфликтов по поводу принадлежности определенных орудий определенным особям. Подобно современным маленьким детям, которые тянут каждый себе приглянувшуюся игрушку независимо от того, кому она принадлежит, и возмущаются, встречая сопротивление, далекие наши предки тянули каждый себе приглянувшееся орудие, что порождало внутривидовые конфликты, которые ослабляли, а иногда и разрушали популяцию.

Но стадо не превратилось бы в человеческое общество, если бы эта животная свобода поведения не стала бы ограничиваться правом.

Не следует момент рождения права путать с моментом рождения теории права, т.е. с моментом осознания людьми того факта, что они относительно друг друга находятся в определенных правоотношениях. Осознание этого факта происходит много позже рождения самих правоотношений, для рождения которых достаточно осознания каждым индивидом того, что определенные объекты способны удовлетворять потребности определенного индивида, а попытки удовлетворить собственные потребности, посредством этих объектов, чреваты неприятностями. Это и есть начало зарождения правосознания, которое определяет правоповедение индивидов.

Естественный отбор осуществляется посредством преимущественного выживания наиболее высококачественных популяций гоминидов. Это были популяции особей с наибольшим объемом мозга и наилучшей его структурой. Это были популяции особей, которые с наименьшим количеством проб овладеть чужим орудием приходили к осознанию того, что чужое орудие не способно удовлетворять их потребности, оно способно удовлетворять потребности лишь своего производителя.

Естественный отбор определил направление эволюции гоминидов на увеличение объема мозга, на совершенствование его структуры и, в конечном счете, на рождение способности мозга отражать мир посредством понятий. Первыми понятиями были понятия: «мое орудие» (требование производителя орудия признать только за ним право пользоваться орудием собственного изготовления) и «не мое орудие» (признание индивидом этого же права за себе подобными). Параллельно с этими понятиями формируются понятия ближайших частей действительности, объединяемых понятиями «мое» и «не мое». В диалектическом единстве с системой понятий «мое — не мое» и «борьбе», имеющей характер сравнения, формируется понятие «я» — диалектическая форма развития системы понятий «мое — не мое». Пожизненное сравнение человеком всего того, что отражается понятиями «мое» и «не мое» определяет периодическое перерастание содержания системы понятий «мое — не мое» своей диалектической формы — понятия «я». Периодически человек меняет свое представление о себе.

Система понятий «мое — не мое — я» является основой формирования индивидуального сознания, т.к. только после отделения себя от себе подобных сознание индивида имеет возможность формировать все другие понятия.

Внутривидовые конфликты в популяциях гоминидов по поводу принадлежности определенных объектов определенным индивидам совершенно необходимый момент процесса рождения индивидуального сознания.

Так же, как и для рождения сознания современного ребенка совершенно необходимы игры в систему понятий «мое — не мое».

Движущий естественный отбор в популяциях гоминидов определялся тем, что все особи каждого нового поколения самостоятельно должны были постигать зарождающиеся правоотношения.

Но по ходу эволюции гоминидов, вместе с увеличением объема мозга, совершенствования его структуры и, как следствие, уменьшением количества проб овладеть чужим орудием для осознания вопросов принадлежности, уменьшается средний возраст особей, в котором они приходят к этому осознанию. И, в конечном счете, когда этот возраст уменьшается до подросткового и младенческого, количество проб овладеть чужим объектом для осознания вопросов принадлежности, начинает определяться качеством воспитания детей по этим вопросам.

Путь улучшения качества воспитания подрастающих поколений один — совершенствование методов передачи им тех знаний, которые были приобретены предшествующими поколениями.

Направление движущего естественного отбора популяций гоминидов в этот период (период, когда гоминиды представляли собой вид неандертальца) было скорректировано в направлении совершенствования процесса передачи информации о действительности от поколения к поколению. Результатом этого направления эволюции гоминидов было рождение второй сигнальной системы, где сигналами, формирующими в мозге индивидов понятия, являются не соответствующие этим понятиям объекты действительности, а определенные соотношения звуков, каждое из которых соответствует определенному понятию, сформированному другими индивидами. С рождением второй сигнальной системы сознание индивидов всех последующих поколений развивается на базе тех знаний, которые были приобретены индивидами предшествующих поколений.

Первыми знаниями, которые стали передаваться от поколения к поколению посредством понятий, были знания по вопросам принадлежности определенных объектов определенным индивидам. С рождением второй сигнальной системы процесс осознания гоминидами вопросов принадлежности претерпевает качественные изменения. Процесс этот протекает в основном в период младенчества осознающих эти вопросы индивидов, и сопровождается воспитанием этих индивидов взрослыми особями. Конфликты по поводу принадлежности определенных объектов определенным индивидам, если и имеют место, не имеют, однако, трагической развязки — движущий естественный отбор прекращает свое действие. Рождается человек современного вида.

Очень важным направлением эволюции гоминидов периода систематического изготовления орудий многократного использования была эволюция их мозга в направлении совершенствования образа восприятия посредством увеличения количества отражаемых мозгом признаков воспринимаемого объекта. В результате этой эволюции совершенствовалась способность индивида визуально отличать свои объекты от аналогичных чужих, например, отличать очень похожие друг на друга каменные рубила.

Необычайно важным следствием эволюции этого направления было рождение способности матери визуально отличать своих детей от чужих.

У антропоидов, например, роль визуального восприятия матерью своего ребенка очень незначительна. И при лишении возможности тактильного и обонятельного общения матери с ребенком визуальное общение не предотвращает очень быстрого и полного исчезновения родственных связей между ними [2]. Поэтому родственные связи у антропоидов между матерью и ребенком быстро исчезают после превращения ребенка в самостоятельную, способную обходиться без помощи матери, особь.

Рождение способности матери визуально отличать своих детей от чужих и рождение способности формировать понятие «мой ребенок» определяют способность матери осознавать свое материнство. Что, в свою очередь, определяет рождение пожизненного покровительства матери своим детям.

Рождается материнская родовая община, где материнское покровительство становится регулятором всех конфликтов между ее детьми, а затем и между всеми членами материнского рода.

С рождением понятия «я» система «особь — особь» (стадо животных), где все взаимоотношения между особями определяются биологическими законами, превращается в систему «индивид — индивид», (человеческое общество), где все взаимоотношения между людьми постепенно начинают определяться законами разума, осознание которых образующими общество индивидами, то есть рождение их правосознания определяет их правоповедение.

Самостоятельное приобретение индивидами знаний, определяющих правоповедение, не может осуществляться иначе, как только через нарушающую провоотношения деятельность этих индивидов. Поэтому о рождении права, правоотношений (о рождении человеческого общества) можно говорить лишь с рождением силы — власти, которая целенаправленно формирует правосознание субъектов права, регулирует и охраняет их правоповедение, являясь таким образом диалектической формой развития права, диалектической формой развития системы «индивид — индивид», содержанием которой является развитие правоотношений между образующими общество субъектами права.

Диалектической формой развития (перерастания, перехода) системы «особь — особь» в систему «индивид — индивид», властью, карающей преимущественно неспособных осознавать рождающиеся правоотношения, силой, формирующей правосознание индивидов, был естественный отбор, прекративший свое действие с рождением власти в форме воли осознавшей свое материнство матери, которая в процессе воспитания своих детей формировала их сознание, развитие которого не может начинаться ни с чего иного, как только с осознания вопросов принадлежности определенных объектов определенным индивидам, т.к. только оно ведет к самоосознанию.

Еще одним очень важным направлением эволюции гоминидов было изменение взаимоотношений между разнополыми особями, происходящее, видимо, в период перехода гоминидов от одиночно собирательного метода добычи пищи к одиночно и коллективноохотничьему. Изменение это было связано с тем, что самки, постоянно обремененные детьми, не могли столь же успешно, как самцы заниматься охотой. Поэтому больше шансов выжить получали те самки, каждая из которых была способна стать постоянно опекаемой каким-либо самцом, который делился бы своей добычей с ней и с ее детьми. Что способствовало эволюции гаремных семей в непрочные, легко расторжимые, но все-таки парные союзы, которые в условиях кочевого образа жизни гоминидов, в конечном счете, превращались в союзы двух поставляющих друг другу супругов материнских родов.

Внутриродовая экзогамия, как и все другие правоотношения, определялась волей матери, материнские чувства которой исключали возможность половых связей матери с ее сыновьями. А осознание матерью того, что ее дочери должны стать женами мужчин родственного материнского рода, а сыновья — мужьями женщин этого рода породило запрет на половые связи и между ее детьми. И в целях соответствующего воспитания подрастающих поколений рождается запрет матери на прилюдные половые акты и на обнаженность половых органов.

В процессе исторического развития человеческого общества, с развитием, совершенствованием средств производства жизненных благ, с изменением, совершенствованием форм собственности на средства производства, с развитием общественного сознания изменяются правоотношения между субъектами права тех или иных государственных образований. Меняющиеся правоотношения перерастают свою диалектическую форму — государственную власть, требуя качественных изменений этой формы. Что периодически и происходит, чаще — посредством революций, реже — посредством эволюционных социально-экономических преобразований. Но какие бы изменения ни претерпевала государственная власть, начиная с самой первой — матриархатной — своей формы и кончая современными государствами, сущность этого явления остается неизменной: государственная власть остается диалектической формой развития правоотношений между образующими данное государственное образование субъектами права.

Схема антропогенеза

Антропогенез. Схема теории антропогенеза.


[1] Ч. Дарвин. «Происхождение видов». М. — Л 1937, С.33.

[2] Л.А. Фирсов. «И.П.Павлов и экспериментальная приматология». Л. Наука, 1982, С. 10 — 12.

Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>