<

Сущность культурного процесса: факторы, оказывающие влияние на его развитие

Просмотров: 2380

Рассматривая всевозможные концепции и теории, с целью объяснения источника культурных изменений, можно сталкнуться с огромным количеством фактов. Они описываются в русле культурной антропологии, социологии культуры, теологии культуры, этнологии, культур-психологии, истории культуры и т.д. Однако, совокупность фактов далеко не всегда проясняет метафизические проблемы. Так рождается теоретическая потребность обнаружить некое единство культурного процесса, закономерности повторения и преображения компонентов культуры.

Сам термин «процесс» по отношению к социокультурным явлениям становится часто употребляемым в дискуссиях и появляется в ряде теоретических сочинений начиная с 40-х годов XX века. Большой интерес представляет изданная в этот период книга известного социолога П. Сорокина «Социальная и культурная динамика», где автор объясняет значение употребляемого термина «процесс» и подробно описывает его составляющие. Под процессом он понимал «любой вид движения, модификацию, преобразование, перестройку или «эволюцию» – любое изменение данного логического субъекта во времени, касается ли оно изменения его места в пространстве или речь идет о модификации его количественных или качественных аспектов» [1]. Несколько позже, применяя уже системный подход к культуре, Лесли А. Уайт ярко описал культурный процесс как «поток взаимодействующих культурных элементов – инструментов, верований, обычаев и т.д. В этом процессе взаимодействия каждый элемент воздействует на другие, а те в свою очередь, действуют на него. Это процесс состязательный: инструменты, обычаи и верования могут устареть и быть устранены из потока. Время от времени вводятся новые элементы. Постоянно образуются новые комбинации и синтезы – открытия и изобретения – культурных элементов…» [2]. В самом деле, каждое изменение явлений, свойств и отноше­ний не происходит так, что сразу меняется все явление, все его свойства или все отношения, а изменение всегда имеет коли­чественную сторону, способность ее нарастания и, наконец, гра­ницу возможного изменения, за которой следует качественное преобразование самого явления. «Действительно, – говорит В.И. Свидерский, – возьмем ли мы случай неорганической природы, область жизненных процессов, социальные явления или сферу познания – везде процесс идет таким образом, что элементы нового качества, постепенно нарастая и усиливаясь, подавляют элементы старого качества и приводят к изменению качественной природы явле­ния. При этом изменение природы элементов данного явления сопровождается преобразованием и самой структуры, объединяющей элементы.» [3]

Здесь же важно подчеркнуть, что понятие «культурный процесс» тесно связано с понятием «изменение в культуре», но не тождественно ему. Изменения в культуре, как мы уже отмечали, предполагают любые трансформации в ней, в том числе такие, которые лишены цельности, ярко выраженной направленности движения. Понятие «культурный процесс» несколько уже, для него характерна направленность и целостность – как проявление, присущих ему, внутренних закономерностей. Процесс – это изменение, имеющее внутренние закономерности.

Таким образом, рассмотренный в самых широких терминах, культурный процесс отражает все направленные и целостные изменения, когда-либо происшедшие в характере взаимосвязи культурных элементов, причем источник этих изменений часто скрыт во внутренних закономерностях развития самой культуры. Культурный процесс содержит в себе взаимодействия, протекающие между культурными элементами в течение всего хода человеческой истории. Если мы рассматриваем его таким образом, то течение культурного процесса видится как великий и единый процесс, охватывающий все культурные традиции во все периоды и на всех территориях.

Но единый культурный процесс, при необходимости, может быть подвергнут анализу, т.е. разделен на некоторое число образующих его подпроцессов: порождение культурных явлений, распространение культурных явлений, функционирование культурных явлений и пр. [4]. Кроме того, единый культурный процесс подвергается пространственно-временному ограничению, т. е. может рассматриваться на определенных участках пространства и времени, как отдельный сегмент культурного процесса. Например, в Западной Европе на протяжении средних веков или в России на рубеже XIX-XX вв.

В зависимости от принципа деления существуют разные классификации типов культурных процессов, но в конечном счете все культурные процессы функционально связаны с осуществлением и обеспечением коллективной жизнедеятельности людей, повышением уровня их социальной интегрированности, организацией, регуляцией, коммуникацией, социальным воспроизводством их сообществ и т.п. (в том числе и в случаях процессов деструкции неэффективных систем, становящихся помехой функционированию и развитию более перспективных образований). Если посмотреть на культурный процесс с точки зрения синтеза, то можно сказать, что культурный процесс как целое состоит из более мелких процессов, каждый из которых функционирует по своим собственным правилам и в то же время взаимодействует с другими процессами и воздействует на них. Как выразил А. Кребер: «… эти различные процессы, в абстракции кажущиеся столь ясно и отчетливо разграниченными, оказываются состоящими во взаимодействии и взаимопереплетении. Часто они действуют одновременно, так что одно и то же явление может быть рассмотрено как пример двух или трех из них. Эта постоянная взаимосвязь процессов есть характерная особенность культуры.» [5].

Культурные процессы могут иметь противоположную направленность. К числу основных причин, формирующих прогрессивный (инновационный) характер культурных процессов, можно отнести адаптацию к изменившимся внешним условиям бытия или необходимость разрешения накопившихся внутренних противоречий, а также творческую инициативу отдельных специалистов. Но культурные процессы могут иметь и деградирующую направленность, связанную с утратой функциональной эффективности или социальной актуальности тех или иных объектов и структур, изменением практической функции, а также с их физической изношенностью или потерей. Наблюдаемые признаки являются следствием прежде всего нарастающих процессов маргинализации населения; падения эффективности процедур социализации и инкультурации личности членов сообщества средствами воспитания, образования, религии, государственной идеологии и пропаганды; деградации подсистемы ценностных ориентаций, традиционной морали, нравственности и т.п. Причины, ведущие к социокультурной деструкции, можно увидеть в резко изменившихся природных или исторических условиях существования, либо в социальных кризисах внутреннего развития сообществ.

Таким образом, социокультурный прогресс возможен, но отнюдь не предопределен. Реализация этой возможности зависит от множества причин. Какова их природа? И должны ли мы искать «причины», оказывающие влияние на развитие культурного процесса в нем самом или же в неких внешних «силах» и «факторах»?

Взяв за основу интегральную концепцию, рассматривающую изменение любого социокультурного явления как результат совместного воздействия внешних и внутренних сил, определим как внешние, так и внутренние факторы.

Первым внешним фактором является контакт с индивидами, группами, организациями и т.п. – носителями других образцов культуры. Культурный контакт выступает как неотъемлемая составляющая культурного процесса и как одно из основных условий его существования. «Лишь при взаимодействии, встрече, диалоге различных культур становятся видимыми и понятными основания и особенности собственной культуры… Ознакомление, овладение, освоение инокультурных ценностей ведет к новым культурным синтезам.» [6]

Но, что важно, культурное изменение, вызываемое контактом с другими группами, происходящим в различных условиях (завоевание, военно-политическое господство, мирное соседство, торговые связи, экономическое взаимодействие), может протекать по-разному: в форме свободного заимствования одной группы элементов культуры другой, смешения культурных элементов и культурного взаимовлияния, насильственного насаждения господствующей группой своей культуры. Другими словами, в качестве возможных итогов культурного контакта, называют: принятие, синкретизм и реакция. При принятии, новый элемент не модифицируется под влиянием других установок, ведет в конечном счете к полной ассимиляции. Часто результатом контакта является синкретизм, приводящий к видоизменению элементов обеих  контактирующих культур или порождению совершенно новых структур. Наиболее глубоко изученная область явлений – это сфера реакции, связанная с принудительным внедрением новых элементов культуры и ответным сопротивлением этому.

Культурные изменения вследствии передачи культуры из одной группы в другую могут быть результатом прямого (через влияние интеллигенции или иммигрантов на принявшую их социальную среду) или же косвенного контакта (через влияние средств массовой коммуникации, потребляемые товары, высшие учебные заведения, научные центры и. т.д.)

Второй внешний фактор – это природно-экологический фактор (изменение природных условий). Изменения в природной среде оказывают важное, хотя часто опосредованное, влияние на культурные процессы: это могут быть как естественные изменения в «экологической нише», занимаемом обществом, так и изменения природных условий, вызванные миграцией группы из одной «экологической ниши» в другую. Природные изменения обычно требуют культурной адаптации к новым условиям жизни, часто оказывая влияние на культуру через изменение экономической практики. О первичном влиянии на культурное изменение адаптации группы к природной среде говорил еще американский антрополог Дж. Стюард.

Здесь важно подчеркнуть, что действительными субъектами культурного процесса являются живые люди, существование которых зависит не только от внешних воздействий, но и от их внутренней активности, подвижности. Если предположить, что внешние условия останутся абсолютно неизменными, то социокультурная система не перестанет изменяться. Причины или факторы ее изменения прежде всего в ней самой.

Выявим эти внутренние факторы.

Одним из важных факторов, оказывающим влияние на развитие культурного процесса, является эволюционное изменение в обществе. Влияние демографического фактора (изменения в численности группы или плотности населения) на культуру отмечалось многими учеными, в частности выдающимся французским ученым, основателем французской социологической школы Э. Дюркгеймом. В книге «О разделении общественного труда» он пишет: «Она сама (культура) – необходимое следствие изменений, происходящих в объеме и плотности обществ. Если наука, искусство, экономическая деятельность развивается, то вследствие необходимости; для людей нет другого способа жить в новых условиях. С тех пор как число индивидов, между которыми установились социальные отношения, становится значительнее, они могут сохраниться только в том случае, если больше специализируются, больше работают, сильнее направляют свои способности; и из этой общей стимуляции необходимо вытекает более высокая степень культуры… Чем многочисленнее они (индивиды) и чем больше воздействуют они друг на друга, чем сильнее и быстрее они реагируют друг на друга, тем интенсивнее, следовательно, становится социальная жизнь. Но эта интенсификация и создает цивилизацию.» [7]. (Напомним, что понятия «цивилизация» и «культура» во французском языке занимают близкие по смыслу семантические ячейки и воспринимаются как синонимы). Однако, демографический фактор действует не непосредственно, а через стимулируемые им социально-экономические изменения (социальную дифференциацию, разделение труда, технологическое развитие и т.п.).

Традиция восходящая к К. Марксу, отводит первичную роль экономическому фактору. Согласно Марксу, культура – часть надстройки над экономическим базисом общества, и изменения в способе производства, определяя социально-экономическую структуру общества, влияют в конечном счете и на изменения в сфере культуры. Аналогичной точки зрения позже придерживались такие ученые, как Л. Уайт, Дж. Мердок, М. Салинс, В. Чайлд и др. По мнению Уайта, в основе социокультурных изменений лежит развитие технологии, повышающее степень человеческого контроля над энергией, и этот же фактор определяет темпы изменений. Так он формулирует основной закон культурной эволюции: «…культура развивается по мере того, как увеличивается количество энергии, потребляемое в год на душу населения, либо по мере роста эффективности орудий труда, при помощи которых используется энергия» [8]. В. Чайлд отмечал важную роль, которую сыграл в изменении культуры на ранних стадиях исторического развития переход от собирательства к производящей экономике и др.

В функциональной традиции особо акцентрировалось влияние на культурные процессы социально-структурных факторов. Английский культуролог А. Рэдклиф-Браун рассматривал культуру как функцию социальной структуры. В частности, он подверг анализу влияние структуры родства на тотемические культы австралийских аборигенов. Антрополог Р. Фирт провел различие между социальной структурой и социальной организацией: если социальная структура представляет собой нечто устойчивое и стабильное, воплощая в себе принцип преемственности общества, то в социальной организации воплощается принцип вариативности и изменчивости, где многое зависит от индивидуального выбора. Дж. Мердок истолковывал социальную организацию как открытую систему, которая обладает собственной внутренней динамикой и спонтанно развивается, вызывая последующие изменения в культуре группы.

Роль личности в культурных процессах (личностный фактор) была исследована Х. Барнеттом, который сосредоточил свое внимание на психологических установках и поведении индивидов в обществе. Базисным для культурного процесса он считал механизм нововведения как изобретение (открытие) или выработка новых идей, моделей, нацеленных на культурные изменения. Основным параметром исследований Барнетта были культурные условия, стимулирующие нововведения либо его препятствующие, а также мотивационные механизмы нововведения. Носителями новаторства, как правило, являются творческие личности (пророки, правители, мудрецы, деятели культуры, ученые и т.д.) или новаторские группы, выдвигающие новые идеи, нормы, отличные от общепринятых идей и норм. Откуда и как приходит к специалисту такого рода прозрение, до сих пор не ясно науке. Вполне возможно, что за этим стоит неудовлетворенность личности той схемой упорядочения представлений о бытие, которое доминирует в обществе, одной из форм преодоления которой становится формирование собственной (не согласованной с социумом) альтернативной модели подобной упорядоченности, построенной на иных основаниях и опредмечиваемой в конкретном произведении (художественном, интеллектуальном, техническом).

Одним из наиболее древних и значительных факторов развития культурных процессов длительное время была религия, определим ее как религиозный фактор. Именно религиозные верования предопределили формирование большей части профессиональных видов искусства – архитектуры и градостроительства. Однако отношение общества к религии постоянно менялось. Соответственно менялось и влияние религии на культуру. Из фактора, поначалу определяющего формирование инновационных процессов в архитектуре и градостроительном искусстве, религия впоследствии превращается в явление, способствующее сохранению художественных традиций.

Внутренние факторы культурных процессов включают в себя также внутреннюю культурную динамику. Культура есть система, исходным принципом которой является саморазвитие. Движущей силой внутреннего саморазвития культуры является способность человека или сообщества к изменению своего состояния в целях его совершенствования – повышения эффективности, адаптации к изменяющимся условиям окружающей среды. Принцип саморазвития или самоорганизации предполагает чередование состояний стабильности (равновесия или гармонии) и нестабильности (неравновесных состояний) в динамике культурной системы. При этом неравновесные состояния отрицают гармонию системы, но в то же время являются постоянным стимулом к изменению и содержат модели будущей гармонии. Переход от одного состояния к другому осуществляется не линейно (в каком-либо одном направлении), а по разным путям одновременно, и лишь будущее показывает, какой из путей эффективен и предпочтителен. Нелинейность в развитии культуры носит стихийный характер и обусловлена игрой многочисленных случайностей, связанных с проявлением свободы воли отдельных личностей – творцов культуры.

Итак, развитие культурного процесса зависит от внутреннего состояния культурной системы и от воздействий окружающей среды. Внешние и внутренние факторы тесно взаимодействуют друг с другом, вызывая изменения в структурных образцах культуры (паттернах) данного сообщества и определяя темпы их протекания. А основным результатом (продуктом) культурных процессов является выработка и внедрение в сознание людей норм социальной адекватности жизни в данном коллективе и допустимых способов осуществления тех или иных практических или символических действий, отражающих социальный опыт данного сообщества, его исторически сложившиеся организационно-регулятивные формы, межпоколенное наследование данных традиционных форм и норм, а также их постепенная изменчивость и обновление.


[1] Сорокин П., Социальная и культурная динамика. СПб., 2000. С. 80.

[2] Антология исследований культуры. Т. 1. СПб., 1997. С. 423.

[3] Свидерский В.И., О некоторых формах противоречивости в объективном мире.Л.,1968.С.94.

[4] См.: Флиер А.Я., Культурология для культурологов. М., 2002. С. 260-264.

[5] Антология исследований культуры. Т. 1. СПб., 1997. С. 424.

[6] Лысков А.П., Проблемы аккультурации и культурной политики // Вестник Балтийского научного центра. 1995. – № 3. С. 46-47.

[7] Дюркгейм Э.О., О разделении общественного труда. Метод социологии. М., 1990. С. 314-316.

[8] Антология исследований культуры. Т. 1. СПб., 1997. С. 444.

Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>