<

К обоснованию космистской эпистемы в экономике 21 века

Просмотров: 258

Человеком нельзя быть, им можно лишь делаться.
А.А. Ухтомский.

1. Введение

Философ Мишель Фуко, изучая историю живого, экономики и языка, обнаружил в этих различных областях исследования наличие структурного подобия, а именно, что изучавшие живое натуралисты, язык – лингвисты, а производство и обмен – экономисты применяли одинаковые правила исследования и построения своих теорий. В попытке реконструировать эти фундаментальные структуры цивилизации и интерпретируя историю как ряд «прерывностей», Фуко выдвинул (в 1960-х) понятие «эпистемы» и «дискурса». Философ полагал, что существует некий глобальный принцип организации всех проявлений человеческой жизни – эпистема, которая, в его понятии, является скрытой универсальной моделью (структурой) построения человеческой культуры и цивилизации.

Понятие «эпистема», введенное Фуко, как считается, вполне сопоставимо с понятием «парадигма». Более того, некоторые полагают, что замысел Фуко более интересен и плодотворен. В то же время, Томас Кун в своей «Структуре научных революций» интересно отмечал, что «нормальное» научное сообщество занято преимущественно «решением головоломок» в рамках существующей парадигмы. Что же касается формирования новой парадигмы, то здесь в наиболее благоприятных условиях оказываются молодые ученые и новички в данной дисциплинарной области, энтузиасты новых идей, которым приходится преодолевать серьезное сопротивление профессионалов. Автора настоящего исследования к молодым ученым уже не отнести, но он как раз «новичок» по отношению к экономической науке. Возможно, что этот фактор окажет положительное влияние на результаты исследования.

Любопытна судьба понятия «эпистема». Мишель Фуко, кроме «Слов и вещей», практически нигде его не употреблял, но «эпистема» самостоятельно получила широкую популярность в самых разных сферах выработки новых знаний – философии, социологии, литературоведении, эстетике, культурологии и др. Сам Фуко выделял не менее пяти «эпистем», относящихся к европейской истории: античную, средневековую, возрожденческую, просветительскую и современную.

В современном философском языке термин «эпистема», как правило, употребляется в более широком значении: речь чаще идет об эпистеме западного мира в целом, а не об эпистеме отдельного культурно-исторического периода. В философии науки, как выше уже отмечалось, понятие эпистемы может использоваться сходно с понятием парадигмы.

Задача автора, в настоящем исследовании, заключается в еще более гипертрофированном использовании понятия «эпистемы». Мною предпринимается попытка разделить весь эволюционный процесс развития цивилизации на Земле на три макро-эпистемы: Первую, Вторую и Третью. \’Вторая\’ эпистема соответствует современной западной эпистеме: она определяет все основные проявления общественной и культурной жизни на текущем этапе цивилизации (включая «возрожденческую», «классическую» и «современную» эпистемы Фуко, и другие); \’Первая\’ – предшествует ей (от момента зарождения мировой цивилизации) и сохраняется в определенных формах в настоящем; \’Третья\’, по мысли автора, настойчиво \’стучится в дверь\’ всего эволюционного процесса жизни на Земле, напрямую затрагивая экономическую сферу жизни и особенно касаясь интересов благополучия российского общества и человека.

Как становится ясно, авторские \’макро-эпистемы\’ частично сосуществуют друг с другом, но каждая из них имеет последовательное (в отношении Третьей – это предположение) отчетливо доминирующее значение в ходе целостной мировой общественной и культурной эволюции. Поэтому накладываясь в своем преобладающем значении на процесс мировой цивилизации, они аналогично определяют и формируют три мега-периода – эры: Первую, Вторую и Третью. В задачи автора входит достаточно полная их характеристика и анализ в философском, культурном и экономическом планах. Все это выполняется для обсуждения существующих и выдвижения оригинальных (космистских) оснований экономической деятельности, которые могли бы сказаться положительным образом на развитии отечественной экономики.

Философия экономики всегда является интегративной частью более фундаментальных (по степени обобщения) философских структур. Иначе говоря, автономной экономической науки, независимой от первичных философских оснований и методологий не бывает. Кроме того, бурные изменения в мировой жизни человека и общества бросают вызов появлению новых философских и теоретических оснований, которые могли бы оказаться способными придать динамике экономического развития благополучный характер. Важно, что новые адекватные философские подходы способны интегрировать, в инструментальном плане, все в настоящем существующие экономические теории и методологии (\’инструментарий\’).

Другим важным основанием для такого подхода служит недостаточная эффективность экономической деятельности в нашей стране (по отношению к благополучию отдельного гражданина) на протяжении последних десятилетий и столетий, и, как следствие, множество нерешенных (из-за недостатка хозяйственных средств) экологических, общественных и гуманитарных проблем и т.д. Еще один важный момент заключается в том, что российская цивилизация в своем развитии перепробовала (всякий раз в силовой принудительной манере) практически все существующие в мире модели ведения общественного хозяйства, включая крайние степени социоцентризма (административно-командного управления) или, наоборот, \’шоковые\’ степени либерализации экономики. «История – это философия, преподающая на примере», – учил античный историк и философ Дионисий. Иными словами, весомого результата эффективного хозяйствования в России до сих пор нет, поэтому объективно требуются новые основания (новая эпистема, своя оригинальная Российская) выстраивания эффективной экономической деятельности. Тем более, как считается, ни одна область русской духовной жизни не испытала за истекшие десятилетия такой деградации, как философия.

Автор считает, что текст исследования будет простым к усвоению для того, кто знаком и принимает идеи Русского Космизма. В противном случае есть резон быть более внимательным при прочтении начальных, вводящих частей работы. Под космизмом, в данной статье, традиционно понимается целостный поток русской культуры, включающий уникальное космическое направление научно-философской мысли, принципиально новое качество мироотношения, с центральной идеей активной эволюции. В то же время, авторский подход осуществляет оригинальное развитие идей космизма, реализуя концепцию, которая по своим качествам может быть отнесена к Третьей эпистеме (эре) мирового эволюционного развития цивилизации.

2. Авторская космистская концепция: Субъективный Функциональный Эволюционный Универсализм

Каждая философская концепция имеет свой единый определяющий замысел, основной принцип, свою субстанцию: у Гегеля – это «мировой разум», у Лейбница – «монада», у Канта – априорно мыслящий субъект и т.д. Авторская концепция заключает в себе суть Субъективного Функционального Эволюционного Универсализма. Изначально утверждается, что субъекты макро- имикрокосмоса универсальны в своем существовании и развитии. Смысл приводимой концепции можно грубо свести к трем основным значениям:

1. Все есть субъект. Любая форма деятельной организации жизни на Земле (от молекулы – до человека, общества, человечества и всего эволюционного процесса жизни на Земле) является универсальным \’субъектом\’, различаемом лишь по сложности организации и уроню интеграции в мировой эволюционный процесс.

2. Все есть процесс. Любой субъект находится в процессе эволюциогенеза (онтогенеза).

3. Каждый субъект участвует в общем (всеедином) процессе эволюции жизни на Земле посредством осуществления своего субъективного основного (присущего, для человека – личностного)функционального вклада в благополучие развития всеединого космического эволюционного процесса жизни на Земле (мое сокращение – ЭП, или словом Процесс).

Процесс (ЭП) выступает краеугольным понятием всего космистского философского построения. Процесс не доступен прямому наблюдению, однако это неоспоримый позитивный реальный факт и субъект всего Земного феномена жизни. Его существование безусловно доказано различными науками, вклю­чая сравнительную анатомию и биохимию, и другие дисциплины, занимающи­еся эволюционной историей, но, главным образом, молекулярной биологи­ей. Особенно важно, что как минимум с 1953 года – с момента открытия структуры ДНК Уотсоном и Криком, мы имеем неоспоримое научное доказательство универсальности всего эволюционного процесса жизни на Земле.

Тогда, признавая Процесс – объективный научный феномен – за основу эволюции жизни на Земле, мы тем самым утверждаем функциональную принадлежность любого субъекта Земной жизни (биологического, общественного, личностного, т.е. – человека) эволюционному существованию и развитию Процесса. Другими сло­вами, Процесс целиком охватывает все другие процессы (онтогенезы) всех субъектов (живых организмов: биологических, личностных, обществен­ных) жизни на Земле, определяя, через функциональную принадлежность (полезность) Процессу, благополучный (здоровый) онтогенез любого живого субъекта на Земле. Напротив, неисполнение субъектом своей функции приведет к его элиминации из эволюционного процесса. Выражаясь словами известного отечественного ученого А.М. Уголева «… мельница эволюции перемалывает все бесполезное» (Уголев А.М., 1987).

Так возникает представление об универсальном функциональном био-редукционизме (\’био\’- имеет значение \’bios\’, – жизни), означающем, что каждый живой субъект (организм) на Земле (человек, в первую очередь) имеет свой проект (замысел) здоровья: свою ос­новную (космистскую) присущую и отличительную функциональность. Отсюда следует другое центральное понятиеосновных функциональных возможностей – Основной (Космистской) Функциональности (ОКФ) человека. ОКФ является ес­тественным следствием из Космистской философии: каждый живой субъект (человек) в конечном итоге является функцией Процесса. Поэтому ОКФ имеет значение основной (окончательной) присущей функциональной эволюционной программы жизни субъекта (человека), постоянная и полная реализация которой (полное исполнение человеком своего основного функционального потенциала) уникаль­ным образом сопровождает деятельность человека чувством удовлетворе­ния, что гармонизирует его психосоматическое состояние, полностью раскрывает и реализует его творческий трудовой потенциал и делает для человека возможным онтогенетически благополучную (здоровую) жизнь в целом.

В свете Космистской теории, Основная Космистская Функциональность (ОКФ) является присущей иерархической программой естественного (здорового) для человека последовательного поступательного восхождения (\’перешагивания\’) через все макро-уровни (биологичес­кие и социетальные) его онтогенеза вплоть до личностного зрелого креа­тивного уровня – для реализации здесь человеком прямого вклада в бла­гополучие Процесса. Эта программа имеет космистскую функциональную сущность: иерархии требуемых (следовательно, изначально виртуальных субъективных) результатов и эффектов, действительная реализация кото­рых гарантирует человеку селекцию (его отбор) и успешное (здоровое) включение и адаптацию к последовательно новому макро-уровню его благо­получной жизнедеятельности (абитуриента – в университет, выпускника вуза – в профессиональную организацию, и т.д.) – селекцию из эволюционного будущего.

По сути, ОКФ управляет всем онтогенезом жизненной активности любого живого субъекта (челове­ка, на первом плане). Отсюда, благополучность процесса (онтогенеза) жизненной (трудовой) активности для человека, в сущности, зависит от степени реализации им своей ОКФ. В отношении к человеку ОКФ имеет врожденный и прису­щий характер и иерархично верховодит над биологическими и социальными потребностями, которые выполняют необходимую и абсолютно целесообраз­ную, но исключительно \’обслуживающую роль\’. Исключительно важно, что ОКФ существу­ет равно как в настоящем и прошлом, так и в эмерджентном (объяснение этому термину следует ниже) эволюционном будущем, реа­лизуя себя в удовлетворяющей человека интеграции в восходящие онтоге­нетические уровни его целостного благополучия.

Наконец, основываясь на вышесказанном, представляется фундаментальный принцип КосмоБиотипологии. Этот основной космистский принцип утверждает функциональную идентичность (и, таким образом, – универ­сальное значение) трех макро-организаций полного благополучия человека (субъекта): его удовлетворяющих субъективных ощущений и восприятий; его адекватного положения в общественном (экономическом) окружении; и его соответствующей физиологической конституции (биотипа). Последний (биотип) натуральным образом организован для осуществления человеком своего основного (космистского) функционального назначения. Таким об­разом, КосмоБиотипологический принцип полагает разумные основания для достижения универсализации биомедицинского, социологического (экономического) и гумани­тарного знания. Другими словами, КосмоБиотипологический подход претендует на рациональное объединение субъективного знания человека с объ­ективным знанием о человеке, т.е. объединение всегда несовместимых сциентистской и гуманитарной парадигм.

Более подробное освещение авторской Космистской концепции следует ниже. Пока же важно подчеркнуть, что автор рассматривает Природу, Общество и Человека как равноправные элементы единого эволюционного Процесса. При этом, творческой (креативной) деятельности человека отводится решающее значение в целостном благополучии Процесса. Именно Человек (каждый отдельно взятый человек) является основным исполнителем эволюционного прогресса в целом. Природа и Общество представляют лишь необходимые условия для проявления и реализации активной эволюционной деятельности Человеком.

Природа может восприниматься, в широком смысле, как все сущее – весь мир в многообразии его форм. Но по отношению к эволюционному процессу жизни на Земле, с космистской точки зрения, \’природа\’ – это, прежде всего, объект (планета), произведенный Космосом (Вселенной), поверхностные слои которого породили эволюцию жизни и образование биосферы, с последующим достижением эволюционной ступени появления Человека. Иначе говоря, всю энергию, вещество и информацию, необходимые для эволюции жизни, Земля получила из космоса; при этом космическая (солнечная) энергия продолжает определять благополучие всех форм земной жизни. Далее, если встать на Космистскую точку зрения, именно Человек создал Общество как необходимую среду в достижении онтогенетических стадий своего активного личного творческого (креативного) привлечения в Процесс (космический эволюционный процесс) – посредством создания новой реальности: новых продуктов, эффектов, результатов своей креативной деятельности. И поскольку экономические отношения – суть интегративная часть целостной организации общества, то общественная организация хозяйствования (и создаваемые ею системы производственных отношений) являются, в своей основе, космоцентричными.

Важно, что если Человек и Общество утверждают и проводят в жизнь приоритет своих целей над благополучием Космоса (Природы), то мы получаем искусственное (противоестественное, антиэволюционное) состояние и воздействие, которое, в конечном итоге, противодействует естественной эволюции процесса жизни на Земле.

3. Субъект-субъектный и субъект-объектный паттерн познания мира. Понятие презентизма

Равенство элементов единого космического эволюционного процесса жизни на Земле (Процесса) приводит к существенному эпистемологическому и эпистематическому принципу субъект-субъектных отношений человека с остальными субъектами (всеми формами организации жизни) как объектами его познания. Напротив, с позиций антропоцентризма и гуманизма, рассматривающих человека как центр Вселенной и цель всех совершающихся в мире событий, познавательный процесс неизбежно приобретает главенствующий субъект-объектный характер.

Субъект-субъектный и функциональный характер имеет суждение Владимира Соловьева, высказанное им в статье «Русская идея» (в 1888 г.): «Призвание, или та особая идея, которую мысль Бога полагает для каждого морального существа – индивида или нации – и которая открывается сознанию этого существа как его верховный долг, – эта идея действует во всех случаях как реальная мощь, она определяет во всех случаях бытие морального существа, но делает она это двумя противоположными способами: она проявляется как закон жизни, когда долг выполнен, и как закон смерти, когда это не имело места. Моральное существо никогда не может освободиться от власти божественной идеи, являющейся смыслом его бытия, но от него самого зависит носить ее в сердце своем и в судьбах своих как благословение или как проклятие».

Подвергая данное высказывание классика герменевтической интерпретации, в свете Космистской теории, можно считать, что Соловьев утверждает следующее: благополучие человека функционально предопределено и имманентно (внутренне присуще, врожденно) заложено в его организм, т.е. зависит от него самого – от его самостоятельной активности и ответственности, и, в конечном итоге, – от степени реализации своей заданной функциональности на протяжении всего онтогенеза.

Поскольку, с Космистской позиции, Человек, Общество и Природа (Биосфера) – равные элементы мирового эволюционного процесса, то они, соответственно, являются всего лишь инструментами (функциями) космической эволюции жизни на Земле. Одновременно, Природа и Общество (включая, естественно, любую производственную организацию) – это абсолютно необходимые условия для Человека в осуществлении его трудового креативного потенциала и, таким образом, в реализации главной действующей силы прогресса общей эволюции на Земле. В целом, общественные условия жизни для человека как личности имеют такую же потребность, как необходимость кислорода для нормальной жизнедеятельности биологического организма человека. Одновременно, другой существенный вывод, что дары, энергия, ресурсы природы, продукты общественной деятельности (экономического производства); персональные достижения (авторские права) человека – в действительности не принадлежат субъекту, но, в конечном итоге, предназначены непосредственно для обеспечения благополучия эволюционного (космического) процесса всей земной жизни (ЭП). Взамен человек получает чувство удовлетворенности от и комфортности в ходе своей жизнедеятельности; в результате – \’хроническую\’ психосоматическую гармонизацию своего состояния и, в конечном итоге, – целостный здоровый онтогенез.

Характер познавательного отношения к миру выступает одним из важных критериев выделения трех эпистем и мега-эпох (эр) в эволюции мировой культуры. Автором утверждается, что для Первой и Третьей эпистем (их существенная характеристика следует ниже) познавательный процесс носит, главным образом, субъект-субъектный характер (тип, паттерн), т.е. человек принципиально считает себя элементом, целостно интегрированным в окружающий его мир. В то же время, во Вторую цивилизационную эру познание носит преимущественно субъект-объектныйпаттерн, поскольку человек, как наблюдатель и деятельностная личность, всякий раз искусственно вычленяет себя из естественного мира (представляющего собой эволюционный процесс). Это искусственное выделение себя из эволюционного мира объективно требуется ученому и общественному деятелю (экономисту) для того, чтобы посредством внешнего наблюдения и постановки экспериментов выявить закономерности в изучаемых явлениях, в соответствии с которыми наблюдаемые объекты могут быть в последующем конструктивно преобразованы в интересах человека и общества. В таком подходе научный метод позволяет выработать и теоретически систематизировать объективные знания о действительности, тем самым превращаясь в важнейшую форму общественного сознания и мощную практическую производительную силу. Одновременно, субъект-объектный тип познавательной деятельности кардинально имеет первично описательный (дескриптивный, со стороны наблюдателя – извне, по отношению к объекту) характер.

Таким образом, в отношении субъект-объектного паттерна познания, мы имеем здесь первично статическое (т.е. – в данной реальности) восприятие предметов, явлений и процессов реального мира с позиции субъекта – внешнего наблюдателя. Безусловно, с развитием науки наблюдение становится все более сложным и опосредованным, смыкающимся с экспериментом. Возможно т.н. «соучаствующее» (или «включенное») наблюдение, когда события анализируются как бы «изнутри»; возможно «самонаблюдение» и др. В любом случае, однако, субъект-объектное познание осуществляется по отношению к текущей действительности, произведенной на свет силами и факторами прошлых взаимодействий и существующей в настоящем в форме реального (окружающего или составляющего) объективного мира, принципиально не учитывающего личного участия наблюдателя (ученого, экономиста, любого человека) в едином эволюционном Процессе. Это свойство субъект-объектного познания автор обозначает термином \’презентизм\’ (от англ. Present – настоящее время). По существующему определению, презентизм (Т.А. Алексина) – жизнь в настоящем, не имеющая темпоральных горизонтов или перспектив. В анализе В.И. Супруна, «презентизм» предполагает, прежде всего, рассмотрение социальных коллизий сквозь призму данного и фактического; при рассмотрении будущего при таком подходе используется метод экстраполяции, сутью которого является принцип континуальности, протяжения в будущее того, что есть «сейчас», и что уже познано и описано. В западной социологии понятие «презентизм» используется историками, использующими современные общественные идеалы и моральные стандарты к анализу исторических фигур и событий. В любом случае, презентизм всегда имеет дело с данной ситуацией, проблемой, дилеммой. Когда же сложного вопроса или задачи, требующей неотложного разрешения, \’под рукой\’ не оказывается, то \’проблема\’ может быть создана (воссоздана) искусственно.

Теперь, после этой вступительной части, может оказаться уместными авторский подход в разделении типов познавательной деятельности – на субъект-субъектный и субъект-объектный – в рассмотрении эволюции мировой философии, науки и практики. Следует отметить, что различение субъект-субъектного и субъект-объектного подходов (типов взаимоотношений и взаимодействий, рефлексий, и т.п.) давно используется в педагогике, социологии, экологическом образовании, гуманитарной практике. В аксиологии этот вопрос был впервые выдвинут и фундаментально проработан (в 1980-1990-х гг.) профессором Новгородского госуниверситета Геннадием Павловичем Выжлецовым. В данной же работе автором предпринимается попытка использовать различение субъект-субъектного и субъект-объектного паттернов в характеристике эволюционных макро-эпистем познавательной и практической деятельности человека.

В заключение необходимо подчеркнуть, что субъект-объектный эпистематический подход фундаментально анти-эволюционен. Не менее важно, что это утверждение относится ко всем его формам познания в течении Второй эры: от материалистического эмпиризма (например, Ф.Бэкона) и картезианского дуализма – до новейших форм синергетического познания (например, концепции универсального эволюционизма Н.Н. Моисеева).

4. Космистское понятие Эмерджентного Эволюционного Будущего.
Различение и утверждение самостоятельности микро- и макро-эволюции

Из вышесказанного следует, что субъект-объектный паттерн познания неразделим от понятия презентизма. Таким образом, в этом случае, будущее эволюционное время становится недоступным для познания. Как известно, в развитии живой природы выделяют микро- и макро-эволюционные процессы. Микроэволюция происходит внутри отдельных или смежных популяций вида, обеспечивая эффективное приспособление организма к внешним условиям существования. Макро-эволюция обеспечивает эволюции живых форм на надвидовом уровне. Считается, что макро-эволюция происходит на основе процессов микроэволюции.

В то же время, можно утверждать, что наиболее замечательным свойством эволюции жизни на Земле является ее макро-эволюционный, восходящий в сложности характер. До сих пор полностью отсутствуют, на основании современного субъект-объектного паттерна познания, какие-либо убедительные научные данные, объясняющие макро-эволюционный характер Земной эволюции: зарожде­ние жизни и появление прокариотов; происхождение одноклеточных орга­низмов с ядром – простейших; происхождение форм, размножающихся поло­вым путем; возникновение чувствующих животных, с нервной системой и примитивным мозгом; появление сознательных животных, именно людей; в последующем – возникновение (эмердженция) и восхождение уровней общественной эволюции (истории) жизни на Земле: родов, племен, возникновения и истории общественно-го­сударственных организаций людей и цивилизаций; следующим эмерджентным уровнем, по логике, неминуемо состоится целостное человечество. Все восхо­дящие эволюционные уровни организации жизни эмерджентны, т.е. для них ха­рактерна внезапность возникновения, самостоятельность в своем целост­ном существовании, как и необъяснимость этой автономии на основании законов существования предшествующего целостного уровня организации жизни. Так же существенно, что с момента появления человека – биологи­ческого вида Homo sapiens, мы имеем качественно отличный этап в мировом эволюционном процессе. Отныне, в нарастающем значении, имен­но сознательное конструктивное и креативное вмешательство человека в мировой эволю­ционный процесс определяет его будущую судьбу: в настоящем современный человек в целом управляет процессом эволюции жизни на Земле.

Эмердженция (от лат. emergere — появляться, выносить на поверхность) – понятие из английской метафизики, обозначающее появление качественно новых свойств вещей, невыводимых из текущего состояния. Понятие «эмердженции» характерно для эмерджентной эволюции – философской концепции (С. Александера, К.Л. Моргана), рассматривающей развитие как скачкообразный процесс. Данная философская концепция имеет специфическое выражение и в настоящем является предметом истории науки. В нашем же контексте, примером эмердженции может служить появление пубертатного скачка в развитии человека, что является невыводимым феноменом из наблюдения за этим человеком в его детские годы. Другим примером – необъяснимой сегодня эмердженции, исходя из постулатов доминирующей (в настоящем, в объяснении эволюции жизни) дарвинистской адаптационной парадигмы, заключающей основной механизм эволюции в существовании «борьбы за существование» и выживания наиболее приспособленных (естественного отбора), является вопрос: зачем приматам потребовалось покидать хорошо адаптированную среду обитания и превращаться в гораздо менее адаптивное существо – Homo sapiens?

С Космистской позиции, эмерджентное эволюционное будущее играет важнейшую роль в благополучном онтогенезе (эволюционном процессе) любого субъекта жизни на Земле. Устремленность (и привлеченность) в макро-эволюционное эмерджентное будущее (в организацию эволюционного будущего) для любого субъекта настолько важна, что это можно утверждать основным отличием живого от неживого.

Напротив, основными движущими силами эволюции, по Дарвину, являются как раз микроэволюционные силы – наследственная изменчивость и естественный отбор. В результате борьбы за существование происходит преимущественное выживание и участие в размножении наиболее приспособленных особей. За счет отбора более приспособленных происходит эволюция общества, так считал последователь Дарвина Герберт Спенсер. Таким образом, современная «западная эпистема» (Вторая эпистема – в авторском представлении) подразумевает единую концепцию развития для всех форм жизни и детерминирует, что явлениями живой природы управляет единый универсальный закон, заключающийся в приоритете процессов активного и эффективного приспособления – адаптации – к меняющимся реальным условиям существования субъекта (в экологической или социокультурной среде, или международным обязательствам и т.п.) – отдельного индивида или социальной группы, госслужащих или властных структур, населения в целом. При этом, современным социальным выражением западной унифицирующей адаптационной парадигмы служит существующее западное \’общество потребления\’, где адекватным отражением высшего смысла адаптации (в умах людей) к условиям жизни является приоритет уровня личного потребления гражданина такого общества (как выражение его полного социального благополучия).

Огромное значение адаптация имеет в экономической жизни, например приспособление к изменившимся условиям на рынке, изменение планирования в маркетинге и т.д. Непреложной истиной для любой экономической единицы является требование самостоятельного приспособления (адаптации) к изменяющимся условиям внешней среды. Во всем этом господствует общепризнанная установка: чем выше уровень адаптации, тем надежнее существование индивида, любого субъекта или системы, тем выше степень их выживаемости и эффективности. На основании унифицированного единства в понимании основного механизма в развитии всех форм жизни на Земле, складывается реальная основа для проведения текущей глобализации общественной и личной жизни человека на планете.

Существенно, что понятие «адаптации» включает как приспособление к реальным условиям внешней среды, так и активность, направленную на изменение либо адекватный контроль среды. В последнем случае, в частности, заключается онтологический источник концепции «коэволюция человека и биосферы» (общества и природы), выдвинутой Н.Н. Моисеевым (1997 г.), как вариант «стратегии sustainable development и определенным шагом к эпохе ноосферы, то есть шагом на пути ноосферогенеза». Так же и приспособление работника к условиям должностных обязанностей и работы в коллективе, совершенствование его деловых и личных качеств может осуществляться как за счет самостоятельной модификации работником своего внутреннего (психического) мира, так с помощью должностных лиц и наставников, оказывающих помощь новому работнику и, тем самым, благоприятно изменяющим для него внешнюю среду адаптации.

О дарвинизме упоминают, как правило, в отношении специфической теории биологической эволюции, но, одновременно, дарвинизм неявно (имплицитно) определяет в настоящем общую концепцию развития человека и природы. Нет сомнения, что порожденные теорией Дарвина идеи адаптационизма как движущей силы эволюции сегодня чрезвычайно могущественны. Они имеют именно эпистематический характер и подспудно главенствуют в умах современных философов и ученых в объяснении развития всех форм жизни, включая общественные науки и культуру в целом. Можно утверждать, что текущая приемлемость субъект-объектного паттерна познания применительно к личностному онтогенезу и общественной жизни, требующего искусственного вычленения человека и общества из естественного (научного эволюционного) понимания целостности мира, произошла на основе унифицирующего применения дарвинистского адаптационизмако всем явлениям и процессам жизни. Важно, что применительно к общественной среде адаптация сегодня выражается, главным образом, уровнем личного потребления человека. В то же время, в отношении потребления, человек оказывается не в центре, а \’на обочине\’ мирового эволюционного процесса, и более того – угрожает его целостному и будущему благополучию.

В любом случае, теория Дарвина нанесла сокрушительный удар по Первой эпистеме (и эре мировой культуре), подорвав позиции креационизма и метафизицизма, объясняющих акта сотворения мира трансцендентными причинами. В дарвинизме ценным тезисом является отрицание фиксированных особенностей живых организмов и утверждение происхождения их эволюции за счетнепрерывного естественного отбора (курсив мой. – Авт.) более приспособленных, лучше адаптированных форм к условиям жизни. В этом утверждении, имеющем естественнонаучное обоснование, скрывается ключевой момент в рассмотрении вопроса. Все дело в том, что с позиции Третьей (предлагаемой Космистской) эпистемы выявляется очевидная антиэволюционностьсовременной доминирующей Второй (Западной) эпистемы. Взамен, конкретно предлагается тезис, утверждающий необходимость в осуществлении активной адаптации как к внешним условиям среды, так (и даже в главенствующем значении) к реалиям внутренней жизни, заключающимся в потребности (для онтогенетического благополучия субъекта) обнаружения, развития и реализации имманентной субстанции ОКФ – основной космистской функциональности субъекта. Таким образом, благополучной \’адаптацией\’ (осуществлением здорового онтогенетического жизненного цикла) оказывается реализация как микроэволюционной адаптации (достижения максимально успешного взаимодействия с окружающей средой – внешним миром), так и проведение в жизнь специфической (присущей, врожденной, имманентной) макроэволюционной программы здорового онтогенеза (индивидуального эволюционного развития) субъекта.

В этой связи, в предлагаемом дискурсе, автор практически не использует термина «история» по отношению к эволюциогенезу человека, общества, природы, мировой культуры и цивилизации (поскольку термин «история» соотносится только с прошлым и настоящим временем, но не имеет отношения к эмерджентному будущему). Вместо него предпочитается термин «эволюция» в его классических значениях (от латинского глагола evolvere), буквально – «развертывать», «раскрывать». (Известно, что сам Чарльз Дарвин в разработке теории естественного отбора этот термин использовал очень неохотно, предпочитая говорить о развитии. Впоследствии, после повсеместного признания его теории, за термином «эволюция» закрепилось вполне определенное значение – «постепенного появление различий между видами через естественный отбор»).

Выдающийся российский ученый и философ Александр Михайлович Уголев, автор концепции «современного функционализма», с ведущей идеей «универсальных функциональных блоков», основываясь на «принципе универсальнос­ти», отражающем общность происхождения организмов и единство структурно-функциональной организации жизни как планетарного явления, выдвинул и доказал важный, для нашего контекста, «принципа эффективности». Этим принципом А.М. Уголев фактически опровергает то положение эволюционного учения Дарвина, что главным механизмом эволюции является отбор наиболее прис­пособленных к условиям среды. Ведь «эффект» – это не «признак». Если «полезный признак» реально помогает особи выжить в среде действия конкретных факторов ок­ружающей среды, то «полезный эффект» нужен отнюдь не особи: «эффект» нужен для выживания (благополучного – здорового – существования) выше организованной целостности (организму), в которую данный рассматриваемый организм (субъект) будет функционально-системно интегрирован (в будущем) как полноценный (в плане эффективности) элемент – для конечного обеспечения благополучного существования выше организованного организма как целого. В таком рассмотрении, эффективная деятель­ность фермента требуется для благополучия (здоровья) клетки; эффектив­ная деятельность клетки – для благополучия ткани; эффективность ткани – для здоровья органа; органа – организма, и т.д. В свою очередь, все ниже организованные целостности (организмы), в нашем примере: фер­мент для клетки, клетка для ткани, и т.д., – будут благополучны (здо­ровы) только в случае своей функциональной полноценности (эффективнос­ти, пригодности). В противном случае они неизбежно будут элиминированы из прост­ранства вышеорганизованного организма. Трудно не согласиться с вы­водом А.М. Уголева: «… мельница эволюции перемалывает все бесполез­ное. Действительно, полезна не функция, а вызываемый ею эффект. Можно сказать больше: сама по себе функция вне связи с полезным эффектом оказывается вредной».

В этой связи, вновь подчеркнем, что субъект-объектный паттерн познания позволяет изучать только объекты действительного мира, которые состоялись в Прошлом под действием каузальных сил и имеют место в Настоящем ввиду действия существующих внешних каузальных и внутренних телеологических сил. Таким образом, постижение эмерджентного (естественного эволюционного) будущего принципиально недоступно для субъект-объектного познания.

5. Космос и Хаос – необходимые циклические фазы для жизненных функций

Следующим базисным элементом в разработке оригинальных философских оснований, предназначаемых для использования экономической наукой и практикой (после различения субъект-субъектного и субъект-объектного эпистематических подходов, и характеристики понятия эмерджентного эволюционного будущего) служит использование древней мировоззренческой триады:Хаос – Логос – Космос. «Хаос» означает отсутствие порядка, полную путаницу, неорганизованную стихию. «Логос» – понятие, выражающее разум, смысл, мировой закон, универсальную осмысленность. Логос, в одной из множества форм, осуществляет перевод Хаоса в Космос. «Космос» – в первом значении Вселенная, мир; во втором значении – мир, мыслимый как упорядоченное единство (в противоположность хаосу). Впервые мир был назван космосом Пифагором, который обратил внимание на царящие в нем порядок и гармонию. В контексте данного исследования Логос выступает в любой форме Третьей эпистемы современной цивилизации. В интересах изучаемых вопросов, целесообразно упростить триаду до диады: Хаос – Космос.

Чередование циклов «космос – хаос» уместно сопоставить с существованием биоритмов – предмета, досконально изученного естественными науками. Последними доказано, что нормальная жизнедеятельность организма абсолютно невозможна без ритмичной смены циклов – строгого выполнения внутренних и внешних циклических процессов. В этой связи, здравый смысл подсказывает, что в мире жизни все следует циклической смене состояний (и процессов) в форме космоса и хаоса.

Классическими примерами такой ритмической автоматической саморегуляции может служить смена фаз функционирования (работы) органа (организма) и его восстановления: чередование катаболизма и анаболизма в жизнедеятельности клетки, систолы и диастолы в работе сердца, чередование дневного бодрствования (космоса) и ночного восстановительно-подготовительного периода (хаоса) в жизнедеятельности организма человека, и т.д. Последний пример особенно показателен. Днем человек бодрствует и расходует энергию для своей деятельности, ночью – спит, аккумулируя энергию, материалы и информацию, добытые днем. Важно, что днем поведение человека целесообразно – осознанно и организовано, строго подчинено центральным (головного мозга) структурам. Иначе говоря, днем поведение человека строго организовано и он, соответственно, пребывает в состоянии космоса. (В аспекте рассматриваемого вопроса существенно, что все структуры – субъекты – организма человека (от молекул до органов и систем органов) делятся на центральные (управляющие и контролирующие) и периферические (исполнительные). Ночью, или в состоянии помраченного сознания, человек не в состоянии осуществлять разумные целенаправленные поведенческие акты. Зато все элементы организма человека в ночной период – в период хаоса, равны между собой в потреблении энергетических, пластических и информационных субстратов для оптимального (максимального) восстановления своего энерго-потенциала и достижения полной готовности к осуществлению дневной функциональной (космической) деятельности.

Иными словами, днем (в период космоса) организм (субъект) выполняет множество целесообразных и целеорганизованных действий, происходящих из необходимости удовлетворения его целостных потребностей. Ночью же (в период хаоса) организм выключается из целостно организованного взаимодействия и взаимосодействия с другими субъектами окружающего мира. Деятельная активность любого субъекта (структуры) организма днем отражает осуществление востребованных функций целостного организма. Ночью же деятельного участия субъектов в достижении текущего благополучия целостного организма нет, зато активно преследуются собственные цели (каждым субъектом) по восстановлению и накоплению внутренних ресурсов для последующего дневного бодрствования – активного целесообразного участия в целостном функционировании организма. В другом аспекте, в периоде хаоса (ночном периоде) преследуются, главным образом, субъектные цели – цели субъектного существования и благополучия, поэтому над-субъектные цели (существования и благополучия выше организованных эволюционных целостностей) либо отсутствуют, либо плохо различимы. В периоде же космоса явный приоритет имеют над-субъектные цели, поэтому субъекты нижних (в \’эволюционной лестнице\’) иерархических уровней оказываются организованными в целостную деятельность по достижению целесообразных результатов, в соответствии с их функциональными возможностями.

Таким образом, наряду с понятием о необходимой для жизни цикличной смены космоса и хаоса, мы получаем понятие, по отношению к внешней поведенческой деятельности, о Централизованном и Децентрализованном состоянии организме. В первом случае, поведение организма целесообразно, поскольку управляется и контролируется (организовано) центральными структурами; во втором, все структуры организма упорядочены за счет центральных влияний, но их жизнедеятельность главным образом обращена на самих себя, на обеспечение себя энергетическими, материальными, информационными ресурсами. Целесообразная (разумная) внешняя деятельность, в этом случае, оказывается невозможной.

Важно подчеркнуть различие, вводимое в авторский дискурс, между терминами \’организованный\’ (относится к Космосу) и \’упорядоченный\’ (относится к Хаосу). Это будет особенно важно, ниже по тексту, в характеристике синергетики и производных дисциплин, например теории хаоса или теории катастроф, как раз пытающихся упорядочить хаос.

В заключение, отметим также, что поскольку возникают субъекты логоса, осуществляющие перевод хаоса в космос, то, в равной степени, должны быть и субъекты, осуществляющие обратный перевод, из космоса в хаос, – назовем их хаос-мейкеры (chaos-makers). Отметим также, еще раз, что обе фазы (космос и хаос) одинаково нужны для нормальной жизнедеятельности и развития (эволюции) организма (любого субъекта жизни).

6. Значение русской философии для эволюции мировой цивилизации

Характерные черты русской философии отражены в двух крупнейших и наиболее значимых трудах по истории русской философии – В.В. Зеньковского и Н.О. Лосского. Оба мыслителя, оценивая в основном отечественную философию Первой эры мировой культуры (в классификации автора), выделяют наиболее характерным для русского философа стремление к целостному познанию мира и человека, в том числе отмечая «русский интуитивизм» (Лосский). Последний является формой «гносеологического реализма» и этим отличается от кантовского гносеологического идеализма. Русский \’целостно-познающий реализм\’ становится возможным по той причине, по мнению Н.О. Лосского, что «в русской философии стремление к цельному познанию и острое чувство реальности тесно сочетаются с верой во все многообразие опыта…». Лосский имеет в виду объединение принципов познания: подрационального (чувственные качества), рационального (или идеального) и сверхрационального, что приводит к такому опыту, который сочетает чувственную, интеллектуальную и мистическую интуицию. Так же, для всех выдающихся русских философов характерно полное признание значения нравственного опыта. Из всего вытекает главная задача философии (Лосский), «чтобы разработать теорию о мире как едином целом, которая бы опиралась на все многообразие опыта». Здесь, в решении этой и других задач, оба философа центральное значение отводят религиозному опыту. И Лосский, и Зеньковский видят основной характер русской философии в использовании «церковного логоса» (Зеньковский), – русской религиозности, включая и изучение характерных космологических вопросов (Лосский).

В то же время, успешное развитие отечественной философской космологии во Вторую эру показывает, что русские мыслители не менее успешно пользовались научными (эмпирическими) и интеллектуальными (рациональными) основаниями для изучения космологических вопросов. Поэтому, с высоты опыта состоявшихся исторических событий (и эпох) правомочно попытаться пересмотреть отличительные качества русской философии. На взгляд автора, в первую очередь следует обратить внимание, что русская философия, отражая и ассимилируя единый естественный эволюционный процесс мировой культуры, произвела на свет уникальные космологические и персоналистские мировоззренческие основы футурологического характера, необходимые для дальнейшей эволюции мировой цивилизации. Таким образом, уникальность русской философии, прежде всего, утверждается наличием у нее космологических, персоналистскихи футурологических свойств.

Универсализирующий (космологический, целостно-организующий) характер русской философии является ее сущностным стержнем, он очевиден и не требует особых доказательств. В главе «Характерные черты русской философии», Н.О. Лосский отмечает: «Идеал цельного познания, т.е. познания как органического всеобъемлющего единства… лежит в основе творческой деятельности многих русских мыслителей… Опираясь на цельный опыт, они пытались развить такую философию, которая бы явилась всеобъемлющим синтезом».

Другое важнейшее уникальное свойство русской философии заключается в ее

персонализирующем (именно персонализирующем, но не гуманизирующем) подходе к рассмотрению деятельной жизни человека. Русский персонализм характеризуется как деятельный, активистский персонализм, требующий от человека как самостоятельности и активности, так и ответственности за свои поступки и линию жизни в целом. В еще более точном выражении, уникальность русской философии заключается в объединении космического (универсализирующего, целостно-организующего) и личностного (персонализирующего) подходов к оценке положения человека в космосе. Русский универсум – это персонализирующий универсум. В выражении Киреевского, «отличительный тип Русского взгляда на всякий порядок…» заключается в «совмещении личной самостоятельности с цельностью общего порядка…». Разум западноевропейца «не вмещает порядка без однообразия».

Трудно найти русского мыслителя, кто бы не утверждал единство и универсальность мировой организации, и при этом не придавал центрального значения свободе, цельности и своеобразию личности человека в реализации мирового порядка. Проблема личности является центральной в космологии Соловьева и Бердяева, «личность есть центральный онтологический элемент мира», – у Лосского, «все великое, таинственное и святое заключается единственно в том непроницаемом простом своеобразии, которое мы называем личностью», – у Бакунина, «вера в почти чудотворную силу личности» основополагает философию Чернышевского; «мистический имманентизм» лежит в основе философии человека у Толстого; основное утверждение метафизики Достоевского в том, что Абсолютом является человеческая Личность; «как носитель абсолютного начала, человек сам по себе имеет абсолютное значение«, – у Чичерина; метафизика Лаврова выражается в первичном утверждении «независимость личности… Личность сознает себя свободной, желающей для себя и ответственной перед собой» и, как вывод, «только весь человек в целом явлении его жизни – истинный предмет философии»; и т.д. (перечисление примеров может составить колоссальный объем).

Раз свобода личности объективно необходима для благополучия всего миропорядка, то логично следует, эту свободу необходимо обеспечить. В этом состоит еще одно уникальное свойство и проявление деятельного и практического характера русской философии. Следует утверждать, что идея высвобождения личности – для служения высшим ценностям всеобщего благополучия – является исходной и высшей идеей русской философской культуры. Тогда, в аспекте Третьей эпистемы, главная цель русской культуры (философии, науки) заключается в реализации присущего (своеобразного) служения личности космосу – эволюционному процессу жизни на Земле.

Опять таки, трудно найти крупного русского философа, кто бы не затронул вопроса высвобождения личности человека. Пути предлагались самые разные, от религиозного (ненасильственного) анархизма Толстого, «разумного эгоизма» Чернышевского, осуществления нравственных форм социализма (Герцен), активной веры в народ славянофилов и почвенников – до «хождения в народ» народников и «всенародного бунта» Бакунина. Русский философ Н. Бердяев утверждал, что «анархизм есть создание русских», рассуждая, в основном, об анархизме Льва Толстого. В любом случае, все русские мыслители искали, в конечном итоге, не Средство, на чем обычно делается акцент (как социалистическое переустройство общества, народный бунт, особая форма верования, и т.д.), а Цель высвобождения человека для полного саморазвития личности – в осуществлении высших идеалов Всеединства. Человек утверждался ими именно как НАД-природное и НАД-общественное создание, подчиняющееся, в окончательном значении, по выражению Толстого, только законам Бога («царства Божьего»).

Важно, что при всем разнообразии форм, предложенных русскими философами, их всех объединяет оригинальность подходов, активно-эволюционный подход и отрицание уже состоявшихся исторических форм. Примечательно, в первую очередь, полное отрицание западного пути либерализации и гуманизации общества. Это неудивительно, поскольку эволюция, в западном восприятии, это история эволюции, основанная на случае. В русской же культурной традиции ни один крупный философ не признал значения адаптационного отбора («борьбы за существование») как ведущего организующего принципа в эволюции. Цитируя Н.О. Лосского, «такая концепция определенно отвергалась не только Михайловским, Кропоткиным, Данилевским, Чичериным, но даже материалистом Чернышевским». Причем последний «относился с величайшим презрением к теории Дарвина о борьбе за существование как факторе эволюции. Он утверждал, что борьба за существование… приводит к дегенерации, а не к усовершенствованию». В наше время (в 1980–1990-х гг.) Никита Николаевич Моисеев, во многих своих работах, развивая концепцию «универсального эволюционизма», неоднократно высказывал предположение, что «дарвиновские принципы эволюции есть частное проявление более общих закономерностей развития, свойственных всем процессам в Универсуме, в том числе и процессам самоорганизации».

Поэтому западным унифицирующим подходам к организации общественной жизни, основанным на примате адаптации к окружающей среде (с достижением уровня ее подчинения потребностям каждого человека и максимизации уровня потребления), изначально противопоставлялись принципы активно-эволюционного отношения к миру и человеку, и создания «новой реальности, именно лучшей, должной, нужной, ожидаемой, провидимой реальности» (А.А.Ухтомский), таким образом, – истинно универсального решения как конкретных личностных, так и глобальных мировых проблем. Не случайно высказывался Николай Сергеевич Трубецкой, находясь в эмиграции, что основным пороком европейской культуры и цивилизации является «забвение и извращение природы личности». Поэтому, одной из главных задач культуры будущего философ считал создание условий, при которых «личность (как частночеловеческая, так и многочеловеческая) могла бы полно осуществлять свою истинную природу… Сообразно с этим должны перестроиться все стороны культуры, в том числе и наука».

Следующим уникальным качеством русской культуры, главнейшим и наиважнейшим для мировой цивилизации, пронизывающим все сферы общественной и личной жизни, но по каким-то причинам редко удостаивающимся внимания, является футурологическая сущность отечественной философии. Иными словами, русская философия изначально имеет истинныйэволюционистский характер, причем исконно в персоналистской перспективе, рассматривая человека («микрокосма») «равномощным миру как целому» (Флоренский). Поначалу в формепрофетизма, оппонируя примату рационального анализа событий прошлого и проблем настоящего, в чем-то теряя в философской строгости, но русские космисты изначально интуитивно нашупывали нить развития жизни и бесстрашно экстраполировали ее эволюционное («сверхэволюционное», как предпочитают выражаться те, кто привык разделять понятия «биологическая эволюция» от «истории человечества») развитие на весь эволюционный процесс в целом, демонстрируя универсальное понимание актуальных вопросов развития жизни и утверждая необходимое активное ответственное участие каждого человека в мировой эволюции. На всех этапах своего эволюционного развития русская философия демонстрирует целостное видение мира и активно-эволюционное (направленное в эмерджентное будущее) участие в нем человека, непременно устремляя свой поиск к обнаружению путей достижения будущего благополучия всем человечеством.

В целом, подобным мировоззренческим (пред-парадигматическим, пред-эпистематическим) потенциалом, вмещающем в себя одновременно и универсализм, и персонализм и футурологию, не обладает ни одна культура в мире. Можно утверждать, что российский социальный организм (как носитель русской цивилизации) в настоящем может стать эволюционным центром культурной интеграции всего мирового сообщества. Действительно, специфический русский (универсализирующий и активно-эволюционный персоналистский) философский импульс вызвал к жизни научное творчество отечественных ученых, направленное на постижение универсальности мира проживания человека и его связи с космическим целым. Ни в одной другой стране и культуре нет такой представительной плеяды ученых, достигших блестящих результатов в целостной интеграции знаний о жизни. Достаточно упомянуть имена Н.И. Пирогова, Д.И. Менделеева, И.М. Сеченова, А.А. Богданова, И.П. Павлова, А.А. Ухтомского, Н.Д. Кондратьева, В.И. Вернадского, В.М. Бехтерева, П.К. Анохина, А.М. Уголева, Л.Н. Гумилева, Н.Н. Моисеева, П.В. Симонова, Н.Н. Моисеева и др. Таким образом, культурная история России подготовила плодотворную почву для новых эволюционных предложений в русле русского космизма (что и составляет суть моей работы). Поэтому, новое искомую и требуемую Третью эпистему организации философского и научного познания вполне правомочно можно назвать \’космистской\’ эпистемой.

Краеугольное положения русского философского мировоззрения в том, вновь цитируя Н.О. Лосского («История русской философии»), что «цельность общества, сочетающего личную свободу и индивидуальные особенности граждан, возможны только при условии свободного подчинения отдельных личностей абсолютным ценностям и при их свободном творчестве…». Вопрос в том, что понимание сущности «абсолютных ценностей» закономерно меняются по мере эволюционирования мировой цивилизации. Первично это любовь к цельности, к церкви, к своему государству. На Второй ступени – это любовь к научным эмпирическим истинам и рациональному познанию, как к пути, ведущему к покорению энергии и ресурсов природы в интересах общества и человека. На Третьем уровне – это ценности индивидуального благополучия личности на всем протяжении онтогенеза (жизни), что требует интеграции космологических и научных, субъект-субъектных исубъект-объектных подходов к определению естественного (здорового) взаимоотношения человека с миром его жизни.

Целостное видение мира и человеческой личности и утверждение необходимости предоставления свободы личности – для деятельного участия человека в построение новой будущей реальности всеобщего благополучия – это уникальные и важнейшие (для развития мировой цивилизации) качества русской философии и науки. В самом простом космистском выражении мир универсален и благополучен на личностном уровне. Отсюда главной задачей философии следует создание условий для творческого (космистского) раскрытия и самореализации личности, что предполагает появление в общественной жизни нового типа философа, конкретно-практической направленности действия.

Итак, русская философия, а значит и русское культурное достояние в целом является органическим элементом всеобщего (всеединого) мирового процесса цивилизации, который в текущей действительности, с ее трудностями и срочностью проблем, например, благополучия российского человека и общества, приобретает сверх-актуальное значение, как в российском, так и в общемировом плане. Как отчетливо видно, русская философская (космологическая) цивилизация, рефлексируя и ассимилируя весь мировой культурный опыт, выносит на поверхность эволюции новый оригинальный \’почвенный слой\’ – для возникновения и развития новой эпистемы и новой эры в цивилизации, эры активного привлечения всех сознательных субъектов в построение универсального благополучного общества (и экологического мира) на Земле. Таким образом, значение русской культуры в текущий эволюционный период трудно переоценить. Можно утверждать категорическим образом, что достижения русской философии и науки сегодня являют собой единственное выражение Логоса в современном мире, способном к активации и переводе существующего эволюционного положения Хаоса в новый, эволюционно высший и требуемый (реалиями дня) этап космической организации общественной и личной жизни на Земле.

7. Три эволюционных макро-периода в онтогенезе субъекта

Как выше уже подчеркивалось, сущностью авторской философской системы (концепции) является ее универсализм, что, в том числе, выражается в понятии \’субъекта\’, применимого к любой деятельной форме организации жизни: от молекулы – до человечества и всего эволюционного процесса жизни на Земле.

Более подробная характеристика авторской философской концепции следует ниже. Пока же важно, что универсализм авторского подхода позволяет ему увидеть общее в частном, проводить сравнения на разных уровнях и стадиях организации эволюционного процесса.

Обращаясь к достижениям выдающихся философов и ученых: Карла Густава Юнга, Павла Васильевича Симонова и Николая Ивановича Пирогова, мы узнаем о существовании трех функциональных макро-периодов в онтогенезе человека.

Юнг выделяет четыре периода в жизни человека: детство, юность и начальная зрелость, средний возраст и старый возраст. В интересах ведущегося исследования разумно выделить первые три периода как наиболее активные во внешней деятельности – первый (детство), второй (юность) и третий (зрелый) периоды онтогенеза человека. Первый период заключается в физиологическом росте и активной социализации личности (в семье и обществе), вплоть до готовности активно включиться в общественную жизнь. К третьему периоду (в течении второго), где-то между 35 и 40 годами, по определению Юнга, любой человек, как правило, «уже адаптирует себя более или менее успешно к существующему внешнему окру­жению. Он утверждает себя в выборе профессии, женится и имеет детей, и становится активным участником своего общества и гражданских дел». Ка­залось бы, жизнь его принимает устоявшееся спокойное течение, что не требует каких-либо иных изменений. Однако, Юнг выдвигает для нас дру­гое понимание: «Его (человека. – Авт.) главной целью на третьей стадии становится задача организовать свою жизнь вокруг нового набора ценнос­тей. Энергия, которая ранее использовалась им для внешних адаптацион­ных действий, должна быть направлена на эти новые ценности».

Что же за природа этих ценностей, которые требуют своего призна­ния в возрасте после 35? Юнг отвечает, что эти духовные ценности всег­да присутствуют в psyche в латентном состояния, но ранее они с необхо­димостью пренебрегались, поскольку – в периоде молодости – чрезмерно преобладали экстравертированные материалистические интересы. Необходи­мость же направить психическую энергию из старых каналов, устоявшихся во втором периоде жизни, в новые каналы – это один из величайших вызо­вов жизни. «Это вызов, который многие люди не могут успешно удовлетво­рить, и это может даже сломать им жизнь». Иначе говоря, речь здесь идет о поиске смысла жизни. Какими же должны стать новые ценности, долженствующие организовать на себя психическую энергию, излишествующую у человека после достижения им значимых успе­хов (и реализации поставленных целей) на поприще социальной адаптации. Юнг утверждает, что нужны «ценности, которые бы расширили горизонты личности и подняли их над чисто материалистическими соображениями». Он считает, «эти горизонты – духовные и культурные». Период зрелости, по Юнгу, «это время для само-актуализации…»

Характерна в этом плане судьба знаменитого русского врача и философа Николая Ивановича Пирогова (здесь идет ссылка на историографический анализ русской философии В.В.Зеньковским). Рожденный в семье чиновника, получивший далее образование в частной школе и московском университете, Н.И.Пирогов приступил к освоению медицинской профессии. С началом самостоятельной профессиональной деятельности («второй» период жизни, по Юнгу) Пирогов существовал единствен­но в сфере «четкого и последовательного материализма»; «материализм импонировал его юному уму простотой и ясностью картины мира», и он «с жаром предавался эмпирическому направлению науки». Однако с годами взросления и благодаря «безостановочной работе ума» Пирогову становит­ся нестерпимой «обожание случая» (как он сам выражался), и он приходит к убеждению «о невозможности свести понятие жизни к чисто материалис­тическому объяснению». Как результат своего личностного развития, «Пи­рогов решительно и смело приходит к миропониманию, выражающемся в суждениях, что «…целесо­образное творчество… есть проявление высшего, мирового, жизненного начала, которое присутствует и проявляется во всей вселен­ной», а так же, что «Мировое сознание стано­вится моим индивидуальным…» Как заключает В.В.Зеньковский, Пирогов в своей космологии действительно очень близок к позднейшим русским софиологам.

Важно, в данной перспективе, привести также философские выводы видного отечественного нейрофизиолога Павла Васильевича Симонова, создавшего триадную структуру основных потребностей (ме­га-потребностей) человека, полагающих весь порядок его актуального бы­тия: 1) «Витальные (биологические) потребности»; 2) «Соци­альные потребности в узком и собственном смысле слова (поскольку соци­ально опосредованы все побуждения человека) включают стремление при­надлежать к социальной группе (общности) и занимать в этой группе оп­ределенное место, пользоваться привязанностью и вниманием окружающих, быть объектом их уважения и любви»; 3) «Идеальные потребности познания окружающего мира и своего места в нем, познания смысла и назначения своего существования на земле как путем присвоения уже имеющихся куль­турных ценностей, так и путем открытия совершенно нового, неизвестного предшествующим поколениям».

Автором утверждается, что приведенная трехчастная (в макро-эволюционном аспекте) периодизация применима к эволюции любого субъекта жизни на Земле. Так, молекула гормона, например, ангиотензина, проходит 1) этап рождения, роста (синтеза) и формирования зрелой молекулы, 2) существования в организме \’в свободном плавании\’ (вдали от \’родительских структур\’), взаимодействия с другими структурами организма (транспортными, иммунными, клетками биохимического метаболизма и др.) в составе прогормона (ангиотензина-I); 3) достижения возможности и обнаружения условий конверсии ангиотензина-I в гормонально активную функциональную форму ангиотензина-II, собственно и реализующую свою эволюционную присущую гормональную и вазопрессорную функцию. Так же и на клеточном уровне, например, иммуноцит проходит 1) этап созревания, в органах иммуногенеза, до морфологически специфичной формы; 2) этап взросления (функционального созревания) в центральных органах иммуногенеза (вилочковой железе, например); 3) этап присущей функциональной активности – обнаружения условий исполнения присущих функций Т-хелпера, или N-киллера, или антителогенеза, и т.д.

8. Первая, Вторая и Третья эры цивилизации в эволюции человечества: общая характеристика

Используя универсальный характер Космистского подхода, а также обнаружив истину трехчастной (макро-эволюционной) периодизации онтогенеза человека, мы вправе перенести эту реальную организующую форму и \’наложить\’ одно на другое – данный существенный порядок на онтогенез любого субъекта мировой жизни, в частности на субъект Процесса, в части развития мировой цивилизации. Тогда, в русле космистской логики, мы получим три эпистематических и культурных макро-эпохи (эры) эволюции субъекта человечества, о которых выше уже было заявлено, получают здесь еще универсальное \’онтогенетическое\’ выражение, \’накладываясь\’ на весь цивилизационный процесс эволюции человечества. Сейчас мы можем принципиально охарактеризовать 3 эры мировой культурной эволюции следующим образом:

1) \’Первая\': космическая эра – рождение (эмердженция) и выделение человека и человечества из животного (биосферного) мира (хаоса) и постепенное создание общественного космоса в виде автономной государственной централизованной (монархической) общественной организации, характеризуемой развитыми общественными институтами религии, права, государственного аппарата, философии, образования, науки и пр. Для философской и научной рефлексии, в Первую эру, характерна постановка вопросов о мире как космическом целом, произведенном на свет Богом или метафизическим трансцендентным демиургом, и данным исследователю в его статическом совершенстве. Задача философа (исследователя) заключается здесь, главным образом, попытаться постигнуть происхождение и строение существующего космического (божественного) мира, а также смысл существования общества и человека в этом мире;

2) \’Вторая\’ – хаотическая эра, характеризуется активным превращением (усилиями предназначенных к тому субъектов) космоса централизованной (монархической) государственной организации в хаос децентрализованного правового гражданского (демократического) общественного устройства, с предоставлением всем равных прав и свобод для участия в управлении обществом и упорядочивания (достижением максимального благополучия) собственного существования в обществе. Одновременно, общественное устройство Второй эволюционной эры обязательно реализует «правовое государство», осуществляющее господство закона во всех сферах общественной жизни, судебную защиту прав граждан и взаимную ответственность государства и личности – в обеспечении строгого соблюдения всеобщих (естественных и неотъемлемых) прав и свобод человека и народов. Главной задачей для научного и философского знания становится всемерное развитие общественного научно-технического потенциала, а также полная гуманизация и либерализация общества, – для, в конечном итоге, обеспечения автономности каждой личности, гражданина демократического общества, в реализации своих естественных прав, главным из которых является свобода на всемерное осуществление адаптации к условиям жизни. Основным же выражением \’адаптационных возможностей\’ человека Второй эры служит уровень его личного потребления.

3) \’Третья\’ эра является эволюционно закономерной в плане перевода (прекращения) существующего в настоящем \’эволюционного хаоса\’ во вновь организуемый эволюционный космос всего целостного процесса жизни на планете Земля. Третья эра предвидится к утверждению в текущем и последующих столетиях, предполагая возобновление целостной организации жизни человека, общества, человечества и всего процесса жизни на Земле, но уже на новых эпистематических основаниях, с осуществлением главной цели высвобождения нового типа личности человека – \’космиурга\’, реализующего свою решающую эволюционную функцию в сохранении и продолжении благополучного эволюционного Процесса.

Ввиду частой необходимости сравнения рассматриваемых трех эволюционных мега-эпистем, а также мега-цивилизационных эпох (эр), автору удобно излагать изучаемые вопросы (философии, культуры, экономики) в форме последовательного сравнения трех эр (как это сделано выше), а также в форме таблиц.

Так, в аспекте основных целей эволюции человека и общества:

1. Первая эра характеризуется становлением автономного централизованного общества – иерархичного государства, с развитыми институтами культуры, готового к активной внешней деятельности;

2. Характерным для Второй эры является становление гражданского общества и появление автономного гражданина, наделенного правами свободного, самостоятельного и достойного существования;

3. В Третьей эре, пока предположительно, происходит всеединение мировой эволюционной жизни на общепризнанных философских и научных основаниях, а также практическое создание условий для высвобождения космистского потенциала каждого человека (как космиурга), главным назначением которого является осуществление личного прямого присущего (функционального) вклада в благополучие Процесса.

Следующий вопрос касается взаимоотношений человека, общества и мирового эволюционного процесса (ЭП):

1-я эра: Человек интегрируется в мировую космическую (божественную) гармонию, активно служа и способствуя стабильности монархического общества;

2-я эра: Происходит самовольное \’отлучение\’ человека от ЭП ввиду необходимости создания требующегося научно-технического потенциала – для высвобождения его от природной необходимости и для строительства гражданского общества, обеспечивающего осуществление естественных прав человека;

3-я эра: Человек, в случае адекватно организованных общественных условий становится сознательным активным участником ЭП.

Далее рассматриваются практические установки, в каждой из цивилизаций, характеризующие взаимоотношениях общества с природой:

1-я эра: Получить у Природы необходимые энергию и материалы для создания автономного – стабильного во внутренней организации и весомого во внешней политике – централизованного общества

2-я эра: Взять у Природы все необходимое для обеспечения деятельной автономии человека – гражданина демократического общества

3-я эра: Взять у Природы все необходимое для самой Природы (посредством Космистской деятельности человека) – для будущего благополучного макро-эволюционного восхождения Природы (Космоса).

Другие существенные вопросы предстают уже в табличной форме:

ВопросЭпистема / ЭраПерваяВтораяТретья
Характеристика человека и общества по их отношению к мировой эволюции\’Социальный\’ антиэволюционизм: главная задача заключается в поддержании и развитии существующей общественной (космической) гармонии\’Гуманистический\’ антиэволюционизм: ведущее значение принадлежит антропоцентристской установке в жизни человека и обществаКосмистский субъективный (научный функциональный) эволюционизм
Основные направления взаимоотношений мира, общества и человекаКосмоСоцио-
-центризм
Человек служит высшим \’внеземным\’ целям посредством содействия благополучию монархического общества его проживания; формула: \’Человек – для Общества\’
СоциоАнтропо-
-центризм
Развитое демократическое общество служит для полного обеспечения естественных прав и достоинства каждого человека, гражданина общества; формула: \’Общество – для Человека\’
АнтропоКосмизмСоздаются условия для всемерного раскрытия \’основной космистской функциональности\’ человека – для возможности осуществления им максимального содействия благополучию ЭП; формула: \’Человек – для Процесса\’
Отношение человека к мируСубъект-
-субъектное
(пассивное тео- и космоцентристское, стационарное)
Субъект-объектное(стационарное антропоцентристское, гуманистическое)Субъект-субъектное(активно-эволюционное, АнтропоКосмистское)
Положение человека в мире\’Фиксированное\’ – вовлеченность в общество своего проживания\’Атомизирован\’ – автономен в своем существовании (экзистенции)Целостная осознанная функциональная интегрированность (функциональная привлеченность) в ЭП
Смысл жизни человекаСлужение \’Богу, Царю, Отечеству\’Борьба за существование и, как ее основное выражение (в демократическом обществе) – уровень личного материального потребленияОсуществление удовлетворяющего личного (функционального, присущего) вклада в ЭП – Космический всеединый эволюционный процесс жизни на Земле
Основной путь в жизни, ведущий к личностному благополучиюСпособствовать созданию сильного и стабильного монархического обществаПовысить уровень индивидуального потребленияРеализовать ОКФ – основную космистскую функциональность
Ответственность за происходящее в мире возлагаетсяНа БогаНа общество (\’кабинет министров\’)Персонально на человека
Основная концентрация общественных интеллектуальных сил полагается на решениеРелигиозных и политических вопросовЭкономических, политических и вопросов гуманизации обществаСоздания адекватных условий для обеспечения реализации человеком своего индивидуального онтогенетического здоровья
Форма правления и идеалы обществаМонархия и общество, ориентированное на духовные церковные идеалыРеспублика и демократическое гражданское общество, где ведущим выступает принцип гуманизмаПравление \’функционально достойных\’ и общество индивидуального здоровья его субъектов – для обеспечения благополучия ЭП в целом и каждого его активно-эволюционирующего субъекта в частности

9. Первая, Вторая и Третья эволюционные эпистемы: общефилософская характеристика

Прежде всего, некоторые дополнительные сущностные характеристики каждой эры, а также \’космического\’ статуса человека:

1. Главным выражением Первой эры выступает эволюционная автономизация общественной организации, что выражается в появлении цивилизованного монархического (централизованного) государства с развитыми институтами культуры, активного также во внешней деятельности. В плане мировоззрения, Первая эпистема ориентирует человека на целостную интегрированность в окружающий мир \’предустановленной гармонии\’. Человек здесь соответствует статусу (в определении Аристотеля) «социального животного» – Homo sapiens animalis (HSA).

2. Вторая эра эволюционно предназначена для достижения цивилизации демократического общества, научно-техническая мощь которого позволяет подчинить себе природные силы и ресурсы, и обеспечить своих граждан правами для реализации своих естественных потребностей, в первую очередь – свободной адаптации к условиям жизни, главным выражением которой (адаптации) выступает уровень индивидуального материального потребления. Человек, проживающий в цивилизованном демократическом обществе, может быть охарактеризован как Homo sapiens sapiens(HSS).

3. Третья эры эволюционно предназначается для появления и активной автономного деятельности космистского субъекта, в первую очередь – человека: Homo sapiens cosmicus (HSC).

Заслуживает внимания вопрос, в контексте данной работы, об эволюционной функции философии:

1. В Первой эре – это объяснение существующей космической (божественной, природной) гармонии и интеграции общества и человека в окружающий мир посредством существования божественных или метафизических сил и идей (как «мировой разум» в философской системе Гегеля);

2. Во Второй эре основная функция философии заключается в освобождении человека от его подчиненности и зависимости сверхчеловеческим (трансцендентным) силам и истинам (как, например, посредством картезианского психофизического дуализма), и установлении высшего приоритета человеческого разума, интересов, ценностей и достоинства;

3. Функция философии Третьей эры – это реализации истины, что благополучие в мире от сознательной активно-эволюционного участия в Процессе каждого субъекта жизни на Земле.

В продолжение рассмотрения предыдущего вопроса, можно представить основные философские направления, формирующие культурное содержание трех мега-эр цивилизации:

1-я эра: \’Метафизицизм\’ и \’теологизм\’, религиозно-философский космизм. Под теологизмом автор понимает постижение сущности мира, общества и человека первично с религиозной точки зрения. Метафизицизм, в свою очередь, – это построение философской системы (концепции) на основе трансцендентной за(meta)физической субстанции, объясняющей человеку окружающий его действительный мир, постигаемый им благодаря органам чувств и рассудочному мышлению. Показательным примером метафизицизма в философии Первой эры является философская системы Георга В.Ф. Гегеля, выдающегося Западного диалек­тика, который рассматривал современный ему \’Германский мир\’ как конечную стадию эволюции его Абсолюта (Мирового Разума) – высшей трансцендентной субстанции. Следовательно, Гегель является истинным метафизиком, творившем в русле \’метафизицизма\’ и \’презентизма\’, поскольку он исследовал существующую «в настоящем» космическую реальность как данную и окончательную. Именно для этого он изобрел, разработал и внедрил свою великую философскую концепцию диалектической сущности, объясня­ющую эволюцию – в прошлом – \’в настоящем существующего\’ мира.

2-я эра: Рационализм и гуманизм, методологически-философский космизм, синергетика – направления, связанные с позитивным познанием и гуманистическим (либо глобальным – коэволюционным) преобразованием действительности, – в интересах свободного существования человека в условиях демократического общества.

3-я эра: Субъективный функциональный эволюционный космизм. (Детальная характеристика авторской Космистской концепции следует ниже).

Важно также отметить, что все три мега-эпистемы цивилизации (и предопределяемые ими три эры мировой цивилизации) – каждая имеет свой собственный язык выражения и построения культурного мира. Поэтому для любого субъекта (человека, общественной структуры, государственного общества), проживающего в одном из трех описываемых культурных миров, оказывается крайне сложным понимание основных жизненных целей у субъекта-представителя другого мира. Это имеет особое значение, поскольку одним из основных выводов данного исследования будет характеристика современного российского общественного организма как эволюционно предрасположенного реализовать (имеющим ОКФ как субъект ЭП) именно Третью эру мировой цивилизации. Соответственно, \’типичный\’ россиянин окажется наиболее благополучным (здоровым) и активно-деятельным в случае усвоения Третьей эволюционной эпистемы в мировой культуре.

Сравнительная характеристика некоторых других общефилософских вопросов дана ниже табличной форме:

ВопросЭпистема / ЭраПерваяВтораяТретья
Основные цели философииОбъяснение гармонии существующего мира и места человека в данном космическом (божественном) порядкеСпособствовать развитию естествознания и распространению идеалов гуманностиПрактическое создание условий для высвобождения активности Человека Космического – Homo sapiens cosmicus
Основные задачи философииУтверждение в человеческом сознании метафизических и теологических понятий для гармонизации общественных отношенийУтверждение решающей роли разума и рационального начала (науки), а так же личного достоинства человека в общественной жизниУтверждение решающей роли каждого человека – космиурга (творца) – в осуществлении мировой эволюции
Практический характер философииТрансцендентный, предписывающийлинию жизнедеятельности человека в интересах благополучия данного монархического обществаПубличный, способствующий, в настоящем, благополучию индивида и научно-техническому развитию демократического обществаЛичностный, содействующий реализации человеком своего присущего креативного потенциала, тем самым, – осуществлению своего полного онтогенетического благополучия (здоровья)
Общественная роль философаСоздавать целостное (системное) видение мира для обоснования разумности существующего централизованного общества (монархического государственного строя)Всемерно способствовать развитию естественнонаучного знания и гуманизации общества (децентрализации общества и правовой автономизации человека)Создавать условия (в рамках философского консультирования) для высвобождения ОКФ каждым человеком, участвовать в систематической селекции проявленных личных функциональностей (организации конкурсов, олимпиад, соревнований, и др.).
Главный объект философииГармония человека в предустановленном (существующем в настоящем) мировом целомЭффективный рост научного знания и технической мощи, а также личная свобода человека в гражданском обществеБлагополучие каждого субъекта ЭП, в первую очередь, – индивидуальное здоровье человека
Основная форма активистской философии субъектаТеологический персонализмПрагматизмКосмистский эволюционный персонализм
Основные философскиедисциплиныМетафизикаОнтологияКосмология

В отношении выдвигаемой и рассматриваемой перспективы Третьей эры в философии, автор использует результаты исследовательской деятельности российского философа Юрия Михайловича Хрусталева. В его установке, «… философия обладает особым конструктивно-созидательным статусом в духовной культуре человечества… философия способна как бы «заглянуть в завтра»… только философия способна зажечь искру творческого горения в сознании человека»; в этом русле космология ныне действительно «превратилась в неотъемлемую и важнейшую часть интеллектуальной культуры человечества, став основным содержанием философии» (Хрусталев, «Общий курс философии», 2003).

10. Эволюционное (мировое) значение русского космизма

Выше уже проводилась эволюционная характеристика русской философии в целом. В этом аспекте, Русский Космизм, по убеждению автора, несет \’осевую\’ эволюционную нагрузку в развитии всей русской цивилизации. Авторская Космистская концепция берет свое начало как раз в достижениях Русского Космизма и других источниках отечественной философии. Эволюционное (мировое) значение Русского Космизма определено требует отдельного освещения.

Космизм (греч. kosmos – организованный мир, kosma – украшение) – философское мировоззрение, в основе которого располагается знание о Космосе и представление о человеке как «гражданине Мира» (киники, стоики, Кант, и др.), а также о микрокосмосе, подобном Макрокосмосу. Пифагор предложил понимание космоса как Универсума; у Платона Космос – упорядоченная часть Вселенной, противоположная Хаосу.

Под Русским Космизмом понимается особый духовно-теоретический феномен, целый поток русской культуры, однако в качестве концептуальной системы Русский Космизм конституируется именно в философской традиции. Выделяют два основных философских направления Русского Космизма: религиозно-философский (Федоров, В. Соловьев, Бердяев, Булгаков, князья Трубецкие, Флоренский, и др.) и методологически-философский (Н.А. Умов, Циолковский, Муравьев, Вернадский, Холодный, Чижевский, Н.Н. Моисеев, В.П. Казначеев и др.). Если первое видит в человеке замысел Божий, состоящий в необходимости активного участия человечества в божественном творении (обожения природы), то второе рассматривает преобразующую деятельность человечества как космическую (в первую очередь, планетарную) силу, играющую значительную роль в преобразовании мироздания.

Одновременно, можно утверждать, что космологическое направление является стержневым для всей русской философии, глубоко присущим таким изначальным ее направлениям как Соборность, учение о Софии, Всеединство, Богочеловечество и др., а также характерным и для других направлений, включая философское творчество «ученых» (Пирогов), «западников» (Чаадаев), «гегельянцев» (Чичерин), «почвенников» (Достоевский), «персоналистов» (Лопатин), «интуитивистов» (Лосский) и др. «Прекрасная вещь – любовь к отечеству, но есть еще нечто более прекрасное – это любовь к истине», – эти слова П.Я. Чаадаева, сказанные им в I половине XIX века имеют глубокую космологическую основу.

В настоящем контексте особенно важно, что Русский Космизм представляет собой один из завершающих значимых (соответственно, эволюционно – один из самых молодых) потоков культуры Первой эры мировой цивилизации. Используя универсальный характер проводимого в работе Космистского подхода, уместно привести пример с эволюцией высшей нервной деятельности у биологических организмов. Иначе говоря, аналогия с целостным (онтогенетическим) развитием данной функции биологического организма позволяет продемонстрировать, что иерархическое положение данных структур – в сложности функционально-системной организации – определяется не их филогенетическим (эволюционным) возрастом, а непосредственным эволюционным предназначением. В таком ракурсе становится очевидным, что фило- и онтогенетически более молодые (эволюционно более поздние) структуры предназначаются для организации более сложных функционально-системных организаций. Так, известно, что лобные доли полушарий головного мозга появляются наиболее поздно (самые молодые) в биологической эволюции (они получают мощное развитие только у человека, у Homo sapiens, и занимают у него до одной трети всей массы больших полушарий). В то же время, поражение лобных долей мозга приводит к нарушению наиболее сложной и целенаправленной деятельности человека, резкому падению всех форм активного поведения, невозможности создавать сложные программы, критически оценивать и регулировать деятельность по их осуществлению. Клинически установлено, что преимущественное поражение лобных долей клинически проявляется поведенческими нарушениями в виде снижения критики, речевыми расстройствами, растормаживания примитивных инстинктов.

Возможно, здесь просматриваются некоторые параллели между вышеприведенным примером и имеющими место затруднительными условиями эволюционного развития космологических концепций русской философии – в отношении к существующему комплексному кризису российского человека и общества, а также глобальными проблемами в мире. Это тем более актуально на фоне возникшего, в прошлом веке, определенного кризиса веры в человека и кризиса гуманизма, сопряженного со страшными социальными злодеяниями невиданного исторического масштаба (войны, геноциды, тоталитарные режимы, массовые репрессии, антропогенные катаклизмы: голод, технокатастрофы и пр.), на которые оказался способен человек. Тем более что для Земного эволюционного процесса характерен принцип цефализации, значение которого, особенно в аспекте восходящего характера эволюции, отдельно подчеркивал В.И. Вернадский («цефализация» – эволюционное увеличение отношения массы головного мозга к массе тела животного). Таким образом, значение целостно интегрирующих философских и научных концепций – целостно интегрирующих процессы жизни, как на планетарном, так и личностном (субъективном) уровне организации жизни объективно приобретают центральное значение.

В свете предпринятой Космистской характеристики мировой цивилизации, Русский Космизм равным образом преодолевает циклические фазы (Первую и Вторую – \’космоса\’ и \’хаоса\’) в своем эволюционном развитии. Первая культурная эпоха реализует направления в русской православной философии, точно названные Н. А. Бердяевым «космоцентрическим, узревающем божественные энергии в тварном мире, обращенным к преображению мира» и «антропоцентрическим, обращенным к активности человека в природе и обществе». Именно в это время русскими философами ставятся «проблемы о космосе и человеке», разрабатывается активная творческая эсхатология, смысл которой, по словам Бердяева, в том, что «конец этого мира, конец истории зависит и от творческого акта человека». Идеал обожения, развитый в религиозной ветви русского космизма, возлагает основную ответственность на Бога, который открывает человеку цели и наделяет силами в построении на Земле «Царства Божьего» – превозможении человеком и человечеством его наличной физической, душевной и духовной природы и стяжании высшего, бессмертного, преображенного Божественного бытия.

Принципиально важно, что религиозные русские космисты свое представление о Боге используют для доказательства уникальности человека. Все величайшее разнообразие субъектов общественного мира жизни Земли представляет собой «микрокосмы», равные в своей значимости «макрокосмосу». Поэтому, по мнению П.А. Флоренского, «…ничто не мешает нам сказать и наоборот, называя Человека макрокосмом, а Природу микрокосмом…». Одновременно, русскими космистами утверждается органическое единство индивидуального и всеобщего в бескорыстном общении, «общем деле», «всеединстве». Это безусловно субъект-субъектный тип восприятия и взаимодействия с миром. И хотя религиозно-философский космизм не претендует на научную строгость, но вместе с тем очень важно, что он образует единое культурное поле (\’почву\’) в виде «космического» мировоззрения – для будущего научного строительства.

Не менее важно, что русские космисты основывали свои взгляды на особом активно-эволюционном понимании человека. В их видении человек располагает специфической энергией огромной мощи, которая не может предназначаться для расходования исключительно в удовлетворении его биологических и социальных потребностей. Выше уже отмечался факт из истории русской философии, что практически все русские мыслители (не только космологического и персоналистического направлений) принципиально отвергли учение о борьбе за существование как факторе эволюции.

В отличие от космистов религиозно-философского плана (представителей Первой эпистемы мировой цивилизации) выразители Второй эпистемы в русском космизме – методологически-философской (или естественнонаучной) – типично воспринимают мир в субъект-объектном паттерне взаимоотношений. Владимир Иванович Вернадский, пользующийся наибольшим влиянием среди естественнонаучных космистов так определяет четыре основных задачи перед космизмом (при цитировании, курсив мой. – Авт.): 1. Достижение вселенскости человечества, т.е. «полныйзахват человеком биосферы для жизни»; 2. Единство человека является «двигателем жизни и быта народных масс и задачей государственных образований»; 3. Омассовление общественной, исторической жизни, когда «народные массы получают все растущую возможность сознательного влияния на ход государственных и общественных дел»; 4. Ставится «вопрос о перестройкебиосферы в интересах свободно мыслящего человечества как единого целого«. Как вывод, перед нами ясные цели глобализации общественной жизни, которые успешно осуществляются в настоящем, правда, не последователями и соотечественниками Вернадского.

Таким образом, если религиозно-философские космисты возлагали ответственность в универсализации мира (синоним русского космизма – русский универсализм) на Бога и одухотворенного им (для «обожения» мира) человека, то естественнонаучные космисты вне сомнения возлагают ответственность на общество. В данном случае, принципиально, все люди равны перед обществом в осуществлении своих фундаментальных прав (в том числе, в выживании на глобальном на уровне). Поэтому они совместно решают общие (общественные, поставленные перед Обществом, в т.ч. – перед Человечеством) задачи успешной адаптации и перестройки регионального и глобального экологического мира. Поэтому для Второй эпистемы отечественного космизма в высшей степени характерен адаптационизм – кардинальный признак Второй мега-эпистемы цивилизации в целом.

В свою очередь, уникальными чертами русского космизма в целом, инвариантными идеями, свойственными для всех трех характеризуемых эпистем (по мнению многих авторов), являются:

1) Идея всеединства; 2) Понимание восходящего характера эволюции; 3) Идея активной эволюции; 4) Идея творческого призвания человека; 5) Идея преображения мира как смысла человеческой жизни; 6) Идея незавершенности развития мира и человека; 7) Футурологический характер русского космизма. Таким образом, мы вправе говорить об особом – космистском – мировоззрении и подходе к решению познавательных и практических вопросов.

Нередко обходится вниманием футурологическая сущность Русского Космизма, являющаяся его особенно ценным качеством. Изначально, Н.Ф. Федоров, в своей уникальной концепции «Общего дела», высказал мысль о прогностически-предупредительном характере предсказанного Апокалипсиса. Он считал, что ожидаемый конец света – не реально грядущее событие, а главным образом предупреждение человечеству, способствующее преодолению им «небратского» состояния. В целом русской философии, как выше уже подчеркивалось, характерно футурологическое свойствопрофетизма – обращенность к грядущему, напряженное искание Царства Божьего, предчувствие наступления новых свершений. И если христианство, к примеру, с легкостью говорит об эсхатологии земного бытия, то Русский Космизм не менее уверенно рассуждает о будущем человечества и мира.

Автором утверждается, что Русский Космизм, являя собой цельную совокупность взглядов (с особым отношением к Космосу), в главном своем значении представляет футурологическую концепцию об эволюционном развитии мира (макрокосма) и человека (микрокосма) в их неразрывном всеединстве. (Выразители Второй эпистемы, привыкшие разделять понятия «биологической эволюции» от «истории человечества», предпочитают термин «сверхэволюционное«, рассуждая в этом аспекте). Поэтому, главной основой Русского Космизма можно считать видение активного деятельного, устремленного в будущее положения человека и человечества в Космосе. В этом, различия методологических посылок (от Евангелия до строгой науки, или поэтическое вдохновение) сливаются в единстве стройной футурологической направленности.

До сих пор, Русский Космизм не имеет строгого философского обоснования и поэтому ему трудно претендовать на научную состоятельность. В то же время, исторический опыт демонстрирует, что строить футурологию из наличного бытия ошибочно. Этого оказывается недостаточно. Необходимо предвосхищение. Русский Космизм есть опыт такого перспективного мышления, актуальность которого чрезвычайно возрастает в настоящем. Иначе говоря, либо русские космисты создадут необходимые философские основания и методологию науки будущего, либо эволюционные перспективы развития человечества в целом могут столкнуться с серьезными трудностями. Понятно, что Футурологическая составляющая является важнейшей и для авторской Космистской концепции.

В этой связи, большую ценность приобретает философское наследие Н.Г. Холодного, которое не стало предметом внимания в течении жизни ученого. Холодный выдвинул концепцию «антропокосмизма», сущностным моментом которой является понимание, что «Человек, несмотря на существенные особенности созданной им жизненной среды, продолжает оставаться неотъемлемой частью космоса, полностью подчиненной действующим в нем законам… человек находится не над природой, а внутри природы». Это принципиально субъект-субъектный подход к пониманию действительности и места человека в мире, полностью согласующийся с предлагаемой автором Третьей эпистемой выражения Русского Космизма – универсального субъективного (функционального) эволюционного космизма. Важнейший момент авторского подхода заключается в том, что исключительно находясь ВНУТРИ \’процесса\’ (а не ВНЕ) возможно постигнуть (\’усмотреть\’) прошлое, настоящее и эмерджентное будущее, как самого процесса, так и субъекта, привлеченного в процесс. Иначе говоря, философская космология выступает как наука прошлого, настоящего и будущего Процесса в целом и онтогенеза каждого привлеченного в мировой ЭП субъекта, а также сознательной удовлетворяющей ответственности человека (любого другого сознательного субъекта) за выбранное дело (в первую очередь, в форме трудовой активности в производственной организации). Причем ответственность человека за собственное эволюционное (онтогенетическое) благополучие – серьезнейший момент, на который обращается внимание и в психологии А.А. Ухтомского, и в антропологии А.И. Герцена, который (еще будучи гегельянцем) утверждал, в противовес своему учителю (цитирую по В.В. Зеньковскому), что «жизнь имеет свою эмбриогению, не совпадающую с диалектикой чистого разума«, и что «разум вырабатывается, и вырабатывается трудно – его нет ни в природе, ни вне природы, его надобно достигать».

Равно, как автора роднит (уже с космистами Первой эпохи) признание Космической (НАД-Общественной, НАД-Природной) субстанциальности человека – признание НАД-Земного (Космического) происхождения Человека, Природы (Биосферы) и Общества (включая экономические отношения).

Важно, что в авторской концепции субъективного эволюционного космизма универсальное участие субъекта не обязательно подразумевает его личную ответственность за всеобщее благополучие. Вместо этого утверждается, что персональная ответственность за индивидуальное благополучие и личная ответственность за судьбы всего мира – тождественны. Персональная космистская ответственность, имеющая своим предметом личное благополучие человека, проистекает из его функционального признания и селекции \’сверху\’ – из Будущего. Последнее напрямую связано с обнаружением и реализацией субъектом всего онтогенетического вектора в осуществлении присущей ему ОКФ (основной космистской функциональности) и, соответственно, – с онтогенетическим ощущением удовлетворения от своей жизни. Именно такая онтогенетическая направленность жизнедеятельности и выражает собой \’ответственность за судьбы мира\’, поскольку \’невидимая рука\’ («invisible hand» – понятие, впервые введенное Адамом Смитом в отношении экономического рынка), действует и на \’универсальном эволюционном рынке\’ (характеристика этому понятию следует ниже), интегрируя функциональный вклад каждого субъекта (его продукты, эффекты и результаты деятельности) к всеобщему эволюционному благу.

Отдельные существенные вопросы трех эпистем Русского Космизма отражены ниже в табличной форме:

ВопросЭпистема / ЭраПерваяВтораяТретья
Основной ответственный субъект за Всеединение земной жизниБог и одухотворенный им человекОбщество (Человечество), обеспечивающее равенство всех гражданПерсонально каждый человек, осуществляя свою ОКФ
Основные философские понятияБогочеловечествоНоосфераФункциональный универсальный антропокосмизм
Основные ценностные устремленияИдеал вселенского христианстваБезопасное (в экологическом отношении) управление биосферой (коэволюция) в интересах высокого благосостояния общества и уровня потребления его гражданИндивидуальное благополучие (здоровье) человека
Основное эволюционное выражениеСлужение христианским идеалам ВсеединстваСлужение идеалам покорения Природы и установления единого \’ноосферного\’ общественного порядка на планетеОрганизация благополучного функционирования всех эволюционирующих субъектов жизни на Земле, в первую очередь – человека
Мировоззренческие основы философского и научно-практического поискаТеоцентризмПерсонализмНоосферный социоцентризм;СциентизмФилософская космология;Научный эволюционный функционально-системный антропокосмизм
Личные переживания за судьбы всего мираОбязательныПрививаются обществомНе обязательны (кроме философов-космистов* – руководителей общественной и экономической жизни)
Ответственность за происходящее в мире возлагаетсяНа БогаНа общество (\’кабинет министров\’)Персонально на человека

*Характеристика \’философа-космиста\’ следует ниже.

11. Характеристика Космистской концепции. Основные понятия и термины авторской философской космологии

«Философия – это наука. Как и всякая другая наука, философия стремится к установлению строго доказуемых истин не для избранных на­родов или наций, а для всех мыслящих людей», – этим суждением Николай Онуфриевич Лосский открывает главу «Характерные черты русской философии» в своей книге «История русской философии». Однако, современные взгляды (\’Второй\’ эпистемы) решительно разделяют философию и науку. Современная философия (метафизика) априорно создает основные принципы и фундаментальные законы бытия мира и человека, в то время как наука (физика) апостериорно полагается главным образом на эмпирическую очевидность, нацеливаясь на раскрытие универсальных принципов и законов природы. Одновременно является очевидным, что истинно универсальное знание появится только тогда, когда произойдет синтез априорного с апостериорным знанием. На взгляд автора, в своем суждении Н.О. Лосский подразумевал именно этот вид синтеза – априорного и апостериорного знания (недопустимого в современных философских подходах). Следовательно, по отношению к современным точкам зрения, он явно подразумевал некоторое другое (отличное от философии и физики) фундаментальное происхождение научного знания. Как я могу догадываться, Лосский наделил особыми полномочиями раздел философии \’космологию\’. Достаточно в этом отношении продемонстрировать понимание им задачи философии: «Изучение мира как целого является делом космологии, составной части метафизики. Космология занимается такими важными конкретными и частными элементами, как биологическая эволюция и история человечества. Отсюда философия должна ответить на вопрос о том, каков их смысл, каково их место в этом мире как целом».

Авторский подход можно считать по существу космологическим. Прежде всего, краеугольным космологическим понятием, в авторской концепции, выступает Космический Эволюционный Процесс Жизни на Земле (ЭП или Процесс, в сокращении). Процесс – объективное явление, проверенное многочисленными научными дисциплинами, включая сравнительную анатомию, биохимию, и другие, связанные с эволюционной историей и, главным образом, с молекулярной биологией. Поэтому, Процесс – апостериорное понятие объективной и эмпирической сущности. Одновременно, Процесс – первично априорное понятие, поскольку оно возможно к уяснению исключительно через интуитивное («сверхрациональное», по Лосскому) познание. Следовательно, понятие Процесса объединяет апостериорное и априорное мышление, раскрывая подход для универсального понимания явлений жизни на Земле.

Другим сущностным понятием, обеспечивающим универсальное понимание жизни на Земле, является \’субъект\’. В Космистской философии \’субъект\’ означает объединенный функциональный субъект, который всегда объединяет, автономно и иерархически, другие субъекты (чтобы быть функциональным целым) и, одновременно, всегда функционально объединен (интегрирован) эволюционно выше организованным субъектом (организмом). Другими словами, с Космистской точки зрения, понятие \’субъект\’ означает каждый живущий организм на Земле: молекулу, клетку, биологический организм, биосферу, человека, семейство, общественную структуру, производственную организацию, общину, общество, человечество, и, в конечном итоге, сам Процесс – единый общий целостный космический эволюционный процесс Жиз­ни на Земле (ЭП).

Следующее краеугольное понятие – \’эмерджентное будущее\’. Оно озна­чает последовательно возникающие целостные макро-уровни благополучного онтогенеза субъекта (человека): как, например, университет – для школь­ника, производственную организацию – для студента, и т.п. Термин «эмердженция» имеет здесь общепринятое (для размышлений эво­люциониста) значение – возникновения системы, которая не может быть предсказана или объяснена из предшествующих условий.

Далее автор хотел бы сделать ударение на отличие, которое имеет Кос­мистское значение понятия «общества«: в данном случае, оно не имеет ни­какого превалирующего политического смысла, но именно соотносится с любой общественной структурой и организацией, или любым другим спосо­бом функционирования общества – объединения людей, имеющих общие цели своей организации.

Важным является также различение терминов \’космистский\’ и \’косми­ческий\': первый акцентирует внимание на двух моментах: а) субъективном происхождении и присущем характере первичных восприятий челове­ком своей креативной активности; б) на преднамеренном характере личностной креативной деятельности, нацеленной как на достижение наиболее желательного и возможного состояния адаптации к условиям текущего уровня существования человека, так и, одновременно, на удовлетворяющем человека восхождении на последовательно высший уровень его благополучного онтогенеза в целом. В любом случае, человек осуществляет космистскую креативную деятельность главным образом самостоятельно. Поэтому, термин \’космистский\’ также является выражением тезиса о равенства «микрокосма» (человека или другого сознательного субъекта) и «макрокосма» (космоса). В свою очередь, термин \’космический\’ отдельным образом указывает, что субъект является в ко­нечном итоге функцией Процесса. Наконец, прописывая термин \’космистский\’ с заглавной буквы или курсивом, автор указывает тем самым на его непосредственное отношение к разработанной им оригинальной философской системе. В то же время, простая пропись «космистский» может означать связь рассматриваемых явлений или понятий с кардинальными свойствами Русского Космизма как культурного эволюционного потока в целом, прежде всего его универсалистского, персоналистского и активно-эволюционного(футурологического) характера.

Самостоятельное значение имеет Космистский термин \’креативность\’. Последний не имеет никаких указаний на сверхъестественные факторы, но указывает как раз на присущие естественные способность и энергию у каждого человека к творчеству – созданию и производству оригинальных (новых по замыслу) продуктов, или специфических результатов и эффектов своей творческой деятельности.

Ранее уже отмечалось, что в связи с эволюционным характером Космистского подхода, и ввиду универсальности процесса эволюционного развития жизни на Земле, термин «история» применяется автором только в отношении событий, происшедших в прошлом, но не к процессу развития общества и культуры. В этом плане применяется собственно термин «эволюция» (как синоним развития) в его первоначальном смысле, происходящем от латинского глагола evolvere – буквально «развертывать», «раскрывать». В настоящее же время термин «эволюция» чаще всего применяется для обозначения исторического развития живых организмов, определяемого случайностью, т.е. – изменчивостью, наследственностью и естественным отбором; с особым вниманием к процессам приспособления организмов к условиям существования, образования и вымирания видов, преобразования сообществ организмов и биосферы в целом. В отличие от этого, Космистское понятие «эволюции» возвращает исконный и придает новый смысл этому термину, исходя из установленного наукой единства всех процессов жизни на Земле. Космистскаяэволюция охватывает все формы земной жизни (биологические, общественные, личностные) и равноправно рассматривает как прошлое и настоящее, так и (даже в главенствующем значении)эмерджентное будущее онтогенеза любого субъекта.

По этой же причине автор старается избегать употребления термина «гармония», хотя последний, в древнегреческой философии, как раз обозначал организованность космоса в противоположность хаосу. Все же, с Космистской позиции, термин «гармония» больше соответствует статическому пониманию соразмерности и слитности различных частей объекта в единое органическое целое, а значит – приоритету прошлых и настоящих событий, сил и факторов над процессами эволюционного будущего. Равным образом автор предпочитает термин «субъект» (термину «структура») и термин «вопрос» (термину «проблема»), поскольку последние в меньшей степени соответствуют универсалистскому и футурологическому характеру проводимого автором исследования.

Оригинальные космологические основания полагают базис для выдви­жения и построения космологических допущений – так называемой системы Универсального (относительно к всеохватывающему эволюционному Процессу, универсальность которого доказана на естественнонаучном уровне) Субъективного Функционального Эволюционного Космизма (универсальной, функционально намеренной реализации вос­ходящего удовлетворяющего онтогенеза любого субъекта – живого организ­ма (включая человека в первую очередь) – для успешной функциональной интеграции в последовательно восходящие макро-уровни эволюции Земной жизни, вплоть до достижения креативного уровня и осуществления личного вклада в благополучие Процесса). Подробная характеристика оригинальной Космистской философской системы в целом дана автором в предыдущих публикациях (Хруцкий, 2000–2004). Здесь же уместно привести первые четыре принципа его философской космологии:

1. Принцип универсальной функциональной интеграции – \’все живое является целымфункционально интегрированным субъектом\’.

2. Принцип универсального функционального эмерджентизма – \’все живоелюбой субъект является эволюционным процессом\’. Этот принцип имеет одновременно как макро-эволюционную сущность (вос­ходящей, космистской, креативной, трансцендентной, персоналистской креативности – наце­ленной на восхождение на последовательно высшие интегрированные уровни онтогенеза субъекта), так и микроэволюционную сущность (адаптаци­онной, реактивной, актуальной, \’problem-based\’, конструктивной креативности) – для осуществления развития и дос­тижения оптимальной стабильности на данном (социетальном) макро-уровне окружающей среды в целостном онтогенезе субъекта (человека).

3. Принцип эволюционной селекции Сверху – \’эволюционной се­лекции из эмерджентного будущего\’. По существу, эволюционная се­лекция не состоит исключительно в «выживании сильнейшего» в данной ок­ружающей обстановке, но, главным образом, заключается в реализации специфической удовлетворяющей способности и деятельности (и достижения эффектов и результатов этой деятельности) субъекта (человека) на пользу удовлетворения потребности очередного высшего единородного уровня (организма) его целостного благополучного онтогенеза. Таким образом, мы получаем \’естественную\’ селекцию функционально подходящего субъекта с низшего уровня для удов­летворения потребностей выше (над) организованного уровня реальности – \’из будущего\’. Так, к примеру, реальность конкретной школы отсутствует в текущей жизни ребенка, но именно школьная администрация в скором бу­дущем либо выберет, либо не осуществит селекцию этого ребенка для поступления в эту школу; аналогично, приемная комиссия университета либо отберет, либо отвергнет нашего будущего выпускника школы (уже в роли абитуриента) к поступлению в данный университет; равным образом, менеджер на производстве либо осуществит селекцию, либо откажет нашему студенту (уже выпускнику университета) для работы в данной произ­водственной организации, и т.п.

4. Принцип креативности – \’человек является творцом\': здесь вводятся и различаются две категории человеческой креативности: адап­тационная (актуальная) креативность и креативная (космистская) креативность.

А) Адаптационная креативность (микроэволюционая, рефлекторная, актуальная, конструктивная креативность). Она главным образом соотносится с эволюционным эмерджентизмом Карла Поппера – пос­тоянным производством новых, пробных, поведенческих и познавательных паттернов актуального решения проблемных ситуаций в текущей обстанов­ке. Здесь человек целесообразно использует метод проб и ошибок, так же как эффективно использует уже существующие научные и культурные знания (принадлежащие к «миру 3″ Поппера). Средства позитивизма, рационализ­ма, эклектизма (интегративизма), субъективизма, экзистенциализма и феноменологии в рав­ной мере уместны в этом отношении. Адаптационная креативная деятель­ность человека завершается в конечном итоге в достижении высшего уров­ня стабильности существования в данном окружении.

Б) Креативная креативность имеет синонимы \’макро-эволюци­онной, восходящей, трансцендентной, космистской креативности\’. Эта креативная деятель­ность лично удовлетворяет человека и выражается в производстве специ­фических (функциональных) личностных эффектов и результатов деятель­ности. В конечном итоге, последние делают возможным селекцию и включе­ние человека (для выполнения функциональных назначений) в последова­тельно высший эмерджентный (отсутствующий в текущей действительности) уровень его целостного онтогенеза.

12. Онтогенез человека – онтогенез Homo Sapiens Cosmicus

В философской космологии краеугольным выступает принцип, утверждающий Человека равным эволюционным элементом по отношению к Обществу и Биосфере (Природе). Все три главных элемента, принципиально, являются в равной мере инструментами единого общего целостного ЭП. В таком подходе, Общество (само по себе созданное Человеком) является в первую очередь средством для Человека (HSC) реализовать свое креативное личностное (основное) эволюционное назначение – внести личный функциональный вклад в благополучие Процесса.

Основным в Космистской антропологии является утверждение, что человек яв­ляется функцией Процесса (в конечном итоге), но не только биосферы или общества. Это Космистское положение согласуется с позицией российского философа Юрия Михайловича Хрусталева, в том, что философский подход к осмыслению индивидуального благополучия (здоровья) человека опирается на три момента: «человек – продукт и фрагмент природы (космоса), общества (культуры) и самого себя как личности». Отсюда следует, что «источником и гарантом его здоровья являются природа, общество и сам человек» (Хрусталев Ю.М., 2003). Таким образом, по отношению к человеку можно выделить 3 эволюционных макро-функции:

1. Homo Sapiens animalis (HSA) – прямая функция Биосферы.

2. Homo Sapiens sapiens (HSS) – прямая функция Общества.

3. Homo Sapiens cosmicus (HSC) – прямая функция Процесса.

Как Homo Sapiens animalis (HSA), так и Homo Sapiens sapiens (HSS) – всегда Био-Социальные существа, но никогда(включая человека в первую очередь) – Био-Социально-КОСМИСТСКИЕ создания. Дру­гими словами, в роли HSA и HSS человек всегда является био-организмом, общественным деятелем или уникальной личностью (в адаптации к обществу и справля­ясь с социетальными требованиями), но здесь он никогда (в био-социальном расс­мотрении) не выполняет (или выполняет подсознательно) активно-эволюционную КОСМИСТСКУЮ деятельность по самостоятельному осуществлению своего специфического функционального (основного, кос­мистского, личностного) эволюционного назначения – осуществлению вклада в благополучие единого об­щего Процесса. Отсюда, Космистский подход претендует заменить «бытие» (основное понятие, которое служит как ясная отправная точка в размышлениях для любого серьезного метафизика) на «функционирова­ние» – более базисное космологическое понятие, указывающее на необходи­мость активной эволюции для любого живого субъекта.

С момента утверждения современного цивилизованного общества роль Homo Sapiens cosmicus значительно возрастает. Дело в том, что в наши цивилизованные времена дальнейшее успешное продолжение эволюции становится именно миссией Homo Sapiens cosmicus (HSC): человека, который в настоящем, в значительной степени, свободен от физических, биологических, экологических и социальных болезнетворных и притесняющих воздействий, и который, таким образом, более способен к осущест­влению своей основной креативной (специфической) функциональной спо­собности, переступая, если для этого требуется, общества (не удовлет­воряющие его личностному восходящему развитию) для конечного достижения условий и совершения персонального вклада в сохранение и продолже­ние единого общего Процесса.

Важно подчеркнуть, что центральное понятие Homo Sapiens cosmicus (HSC) имеет точное определение: HSC не является личностью, нахо­дящейся \’Вне Общества\’ (человек реализует себя только в общественных условиях, как это подчеркивал выдающийся отечественный ученый П.В.Симонов), но HSC означает именно личность \’переступающую об­щество\’. Таким образом ребенок нуждается в том, чтобы \’переступить\’ социетальные условия его детства и стать школьником; став далее школь­ником – переступить уровень школы и стать студентом; следующим этапом – переступить уровень студенчества и быть принятым на работу по прио­бретенной профессии; и т.д.

Для HSC как личности, \’переступающей об­щество\’, характерным является своего рода \’личностный дуализм\’. Иными словами, любой человек постоянно существует в двух несводимых к единой сущности мирах: Адаптационном мире выживаемости и роста устойчивости в данной среде, успешность существования в которой определяется качеством реактивности и поведенческих актов в ответ на воздействия и требования окружающей среды: и Космистском мире креативного восхождения по макро-уровням индивидуального благополучного онтогенеза для окончательного осуществления своей ОКФ. Таким образом, человеку необходимо не только осознавать свои биологические потребности и социальные требования, определяющие его жизнь в обществе, но и, для достижения индивидуального здоровья, любому человеку необходимо лично и самостоятельно осознавать (на каждом макро-уровне онтогенеза) свою ОКФ – основную космистскую функциональность, практическое осуществление которой единственно обеспечивает ему гармоничный (здоровый) психосоматический процесс жизни (онтогенез) в целом.

В другом выражении, космистская теория выносит на свет и определяет объектом изучения так называемый \’личностный парадокс креативности\’. Последний заключа­ется в том, что каждый человек затрачивает массу креативной (жизненной) энергии для достижения высокого устойчивого положения на данном макро-уровне его онтогенетического существования, но, как Homo Sapiens cosmicus, он пос­тоянно нуждается, на всем протяжении своей жизни, в нарушении и преодолении (за счет собственных усилий) достигнутых высоко устойчивых состояний адаптационной стабильности и благополучия, – для продолжения макро-эволюци­онного (восходящего) процесса личностного онтогенеза: последовательной интеграции в более высокие по развитию онтогенетические макро-уровни и окончательного достижения вы­сокого космистского креативного уровня благополучного онтогене­за человека и совершения здесь личностного присущего (специфического функционального) вклада в благополучие единого общего Процесса.

Существенно, что HSC является на свет не с момента достижения зрелого Космистского креативного уровня осуществления прямого личного вклада в благополучие Процесса. Homo Sapienscosmicus возникает как минимум с первой улыбки грудного ребенка, впервые узнавшего свою маму (более точно, Homo Sapiens cosmicus возникает с момента за­рождения зиготы), и далее он всегда является человеком, переступающим границы (ради восходящего усложнения своего существования) данного би­ологического или социального уровня своей жизнедеятельности. Даже в конечном итоге, будучи зрелым, высоко ценимым в обществе человеком с устойчивым социальным положением, готовым к осуществлению прямого вклада в благополучие Процесса, он, как HSC, всегда остается \’пересту­пающим общество\’ человеком (исполняющим свою специфическую функцию Процесса), но не человеком, находящимся \’Вне Общества\’.

Кстати, что может подразумеваться под «творческим вкладом личности в Процесс»? Автор убежден, что последний может приобретать самые различные формы. Безусловно, что на первом плане окажется трудовая (профессиональная, производственная) деятельность, включая, конечно же, частное предпринимательство. Но здесь так же могут оказаться и многие другие направления личностной деятельности: от работы на садовом участке – до активной религиозной веры, от воспитания детей – до активного участия в международном (так же как и в региональном) экологическом движении, от разработки нового философского или научного проекта, или претворения артистического (художественного) замысла – до основания новой общественной организации, и т.д. Конечно же, реализация репродуктивной функции женщиной: беременность и рождение ребенка, воспитание детей – является естественной, истинной и наиважнейшей космистской функцией.

13. Три эры в развитии мировой культуры: характеристика взаимоотношений философии и науки

«Философия – это наука«, – Н.О. Лосский. Действительно, философское мышление – это рациональное мышление в своей основе, рассматривающее действительность существующего мира. Поэтому и ученый и философ являются, в своей основе, натуралистами. Другое дело, что на протяжении эволюции мировой культуры принципиально меняются способы познания мира и, соответственно, – типы философствования. Для Первой эры характерен, главным образом, метафизический и теологический (априорный) натурализм. Для Второй эры на первый план выходятапостериорные эмпирические истины, разделенные по секторам (дисциплинам) научного познания. Ведущей философской формой становится онтология, которая априорно пытается выявитьза(мета)-физические основания (метафизицизм) апостериорно выявленных научных истин. Таким образом, во Вторую эру, философия выступает функцией науки и постепенно сливается с наукой (науками о природе, обществе и человеке), как ее инструмент. Другой важной особенностью науки Второй эры является ее аналитический характер, проявляющийся в рассмотрении языковых и понятийных структур (личностного или общественного происхождения), а также знаково-символических средств научного мышления – в полной аналогии с научным познанием физической действительности, т.е. применяя морфо-(структурно)-функциональный анализ, с учетом историко-культурного и общественно-политического контекста (внешних условий), и используя аппарат математической логики и формализации. Еще одной отличительной особенностью Второй эры, в аспекте философской познавательной деятельности, выступает субъективизм, игнорирующий первично метафизический подход к действительности и переключающий внимание на внутренние, в значительной мере психологические процессы (особенно интересна, в этом отношении, философия прагматизма, а также философия, сопровождающая гуманистическую психологию).

Натурализм Третьей эры получает у автора название космистского, а ведущей философской дисциплиной назначается космология, интегрирующая априорное и апостериорное знание. Для космистского натурализма и космологии характерен, в первую очередь, универсальный субъективный функциональный эволюционизм, – космистский функционализм, в более сокращенной форме. Главной задачей космологии выступает обеспечение, в единстве с научными знаниями, индивидуального благополучия (здоровья) каждого субъекта эволюционного процесса жизни на Земле (ЭП) – человека, в первую очередь. Философия Третьей эпистемы вновь выводит философию на уровень \’науки наук\’, направляя научные на создание универсальной теории человека, которая бы свела воедино естественнонаучные, социологические и гуманитарные научные знание о человеке.

Важны отличия познавательной позиции человека и общества в отношении мирового эволюционного процесса. В Первую эру восприятие мира статично (в отрицании будущего макро-эволюционного восхождения гармонии существующей организации) и, тем самым – анти-эволюционно. Конечно же, в глазах человека и философа Первой эры мир меняется и развивается, но его порядок принципиально фиксирован, а \’ролевые функции\’ субъектов его организации предопределены, и дальнейшей существенной эволюционной трансформации не подлежат. Иначе говоря, наблюдаемая целостная гармония мира имеет характер предустановленной гармонии – уже предопределенного характера существующего мирового порядка и согласованного развития всех вещей. Характерно, что жизнедеятельность человека ориентируется философами и теологами Первой эры на служение НАД-субъектным (как правило, религиозным) целям, требующим, в свою очередь, стабильности монархического государства проживания человека. Девиз: «За Бога, царя, отечество (общество)» становится смыслообразующим в жизни человека Первой эры цивилизации.

Позиция субъекта познания во Вторую эру подчеркнуто статична и анти-эволюционна, поскольку человек сознательно противопоставляет себя природе, космосу и космическому эволюционному процессу соответственно. В Третью эру познание, наоборот, немыслимо без принципа космистского субъективного эволюционизма, равноправно учитывающего прошлое, настоящее и будущее макро-эволюционирующего субъекта.

Существенные вопросы взаимоотношений философии и науки в течении трех эр мировой цивилизации приводятся ниже в таблице:

ВопросЭпистема / ЭраПерваяВтораяТретья
Тип философской рефлексии окружающей действительностиМетафизический и теологический натурализмПозитивистский натурализмКосмистский натурализм
Взаимоотношения философии и наукиНаука следует за метафизикой. Философия претендует на статус \’науки наук\’Онтология и эпистемология – инструменты науки. Философия теряет самостоятельное значение в познании действительности.Космология и наука взаимодействуют в единстве – в объекте познания эволюционного (онтогенетического) благополучия субъекта. Философия вновь претендует на статус \’науки наук\’
Характер объективного познавательного процессаПервично априорное метафизическое (теологическое) объяснение сущности вещейПервично апостериорное научное (в наблюдении или эксперименте) научное описание объектов исследования, с последующим априорным (онтологическим) объяснением их сущностиИнтеграция априорного и апостериорного знания: первично априорное субъективное (космологическое)объяснение – для универсальной космистской интеграции апостериорных научных эмпирических истин
Инициальный момент познавательного процессаАприорное метафизическое (теологическое) суждениеДескриптивное описание (или эмпирические данные опыта) наблюдаемого явленияСубъективное выражение и понимание человеком своего личностного функционального благополучия – для реализации наиболее приемлемой и эффективной (для него и общества) трудовой деятельности
Четыре отличительных признака эпистемологического (познавательного) процесса:
1. По отношению к ЭПСтатичность познания (антиэволюционизм)Познавательный (сознательный) антиэволюционизмКосмистский субъективный эволюционизм
2. По отношению к мировому целомуФиксированный (предустановленный) космизмЗадача философского и научного объяснения мировой целостности снимается с повестки дняСубъективный активно-эволюционный функциональный космизм
3. Паттерн познанияСтационарный субъект-субъектныйСубъект-объектныйЭволюционный субъект-субъектный
4. ТемпоральнаяхарактеристикаПрезентизмПрезентизмКосмистский эпистематический подход в футурологии
Основные принципы познавательной деятельности\’Истинный\’ метафизицизм*, теологизм\’Онтологический\’ метафизицизм*,аналитический подход,

субъективизм

Космистский (универсальный) субъективизм и эволюционизм;принципы универсальной функциональной редукции, основной космистской функциональности и КосмоБиотипологии
Понятия «холизм», «конституция – биотип человека», «элитизм»Появились в тео- и социоцентристском выраженииПрактически удалены из культурной сферы, из-за всеобщей унификации по отношению к процессу адаптации (потребления)Возрождение на новом функционально-космистском уровне
Целостность познавательного процессаХарактерна целостная, нерасчлененная совокупность знаний о мире (натурфилософия Гегеля, философия «цельного знания» Вл.Соловьева)Структурно-системный подход (Л.ф. Берталланфи);Функционально-системный (телеологический) подход (П.К. Анохин)Космистский функционально-системный (универсальный) подход

14. Русский космизм и аналогии с биогенетическим законом и метафорой \’Эволюционной утробы\’

Авторская Космистская концепция полностью согласуется, подтверждает и расширяет (на космологическом уровне) действие биогенетического закона (принципа рекапитуляции), а также использует прием метафоры, выдвигая понятия \’эволюционной утробы\’ и \’универсального рынка\’.

Биогенетический закон Геккеля-Мюллера – закон, согласно которому онтогенез есть краткое и быстрое повторение филогенеза (в закономерно измененном и сокращенном виде), в ходе которого индивидуальное развитие служит источником новых направлений эволюции. Принцип рекапитуляции (от лат. Recapitulatio – повторение) – повторение в ходе индивидуального развития организма характерных признаков взрослых стадий отдаленных предков.

Высший смысл жизни субъекта, по Космистским представлениям, заключается в конечном осуществлении субъектом своей Основной Космистской Функциональности (ОКФ). Для фермента или гормона (молекулы), это выразится в онтогенетической трансформации из инициальной – в зрелую активную форму и эффективном участии в должных биохимических реакциях. Для человека, в свою очередь, это означает: (1) прежде всего обнаружение и развитие своей ОКФ, и (2) окончательную функциональную само-реализацию, в основном на зрелом творческом уровне благополучного онтогенеза индивидуума.

Очень важно, что термин функциональный (функциональность, функциональные возможности) напрямую указывает, в Космистской концепции, на предельно множественное количество выражений целей жизни и форм реализации основных функциональных возможностей индивидуума. Один и тот же человек, ОКФ которого выражается в интеллектуальных аналитических способностях, может успешно реализовать свой онтогенез на поприще математики, философии, инженерного дела, строительства, компьютерного программирования, коммерции, маркетинга, службы в артиллерии, менеджмента, и т.д. Поэтому, будущее для человека всегда открыто и эмерджентно на каждом макро-уровне его онтогенеза, поскольку многие факторы влияют на их реализацию: способность индивидуума, прежде всего, обнаружить у себя и осознать значение своей ОКФ (своих основных функциональных возможностей); далее, с необходимостью, – произвести требуемые результаты и эффекты своей соответствующей (удовлетворяющей) функциональной деятельности, так чтобы они стали заметными для \’селекционеров\’ с высших (в сложности эволюционной организации) социальных уровней, означающих для индивидуума – будущие макро-уровни его благополучного онтогенеза.

Помимо космологических аргументов, в освещении понятия ОКФ уместно привести пример и со стороны здравого смысла. Вновь проводится аналогия с биологической организацией, что является допустимым в связи с универсалистским характером применяемой автором оригинальной философской концепции. Как известно, все клетки человеческого организма (их насчитывают порядка 30 триллионов), все имеют предустановленную врожденную основную функциональность и предустановленно развиваются в иммуноцит, нейроцит, адипоцит, и т.д., причем определенного функционального типа. Как же тогда может случиться, что человеческий организм в целом (человек как личность), происходящий из того же набора хромосом (генома), развивающийся из той же клетки (зиготы) может оказаться без присущей ему (как целостному субъекту) основной функциональности? На каком эволюционном этапе прерывается данная простая линия логического соответствия?

Дальнейший пункт в развитии Космистской темы – представление метафоры \’утробы\’. Действительно, если пронаблюдать за индивидуумом на протяжении всей продолжительности его жизни, то могут быть сделаны следующие утверждения: на каждом данном макро-уровне (кроме Креативного) человек эксплуатирует ресурсы \’утробных\’ – выше организованных уровней его онтогенеза. Эти ресурсы используются им как жизненные средства, необходимые для осознания и осуществления макропроцесса его эволюционного восхождения на последовательные эмерджентные онтогенетические макро-уровни, в конечном итоге – для достижения самого высокого соответствующего уровня своего благополучного онтогенеза, с высоты которого ему представляется возможность (как руководителю или как участнику) совершения креативного (творческого) непосредственного вклада в благополучие Процесса. Креативность здесь означает создание «новой лучшей требующейся реальности» (в словах А.А. Ухтомского) – производства идей, продуктов, других эффектов и результатов творческого труда, до сих пор отсутствующих в организме всеобщего эволюционного процесса. Фактически, рассматривая вопрос с космистской позиции, мы имеем очевидные вещи:

(1) Каждый человек, прежде всего, эксплуатирует организм (\’утробу\’) своей матери, чтобы развиться из молекул (генов) в клетку (зиготу), далее превратиться в эмбрион, следом в плод, чтобы, наконец, не появиться на свет (типичная эмердженция) как новорожденный, уже член общества. Примечательно, что в течении периода внутриутробного развития, человек всякий раз естественно получает удовлетворение от входа в его организм энергии, материалов и информации (из организма матери), того, что делает реальным продолжение его личного (эволюционного, восходящего) процесса;

(2) Далее, каждый человек эксплуатирует ресурсы своей семьи, которая кормит его, защищает от вредных влияний окружения, обучает и интегрирует в социальное окружение и общество в целом. Следовательно, когда ребенок видит свою мать, он наслаждается этим и счастливо смеется, возможно потому, что забота и уход матери (семьи и окружения в целом) обеспечивает реализацию его Основной Функциональности – реализацию его личного благополучного восхождения на будущие микро- и макро-уровни онтогенеза и окончательного осуществления персонального космистского вклада индивидуума в благополучие Процесса;

(3) Затем, человек эксплуатирует образовательные общества (общественные организации, как школа и университет), где он, подсознательно выбирает, предпочитает и углубленно изучает определенные образовательные предметы, те, знание которых делает осуществление его окончательного функционального назначения более реальным;

(4) В продолжение, человек выбирает и эксплуатирует социальные органы (общества: профессионально-технические, либо гражданские), которые аналогично приближают его к осуществлению своего космистского функционального (личностного) предназначения;

5) В конечном итоге, однако, в зрелый период благополучной устойчивой социализации, человек сам становится ‘утробой’ (естественно, в организации с другими людьми), создающей условия для \’внутриутробного эмбриогенеза\’ и рождения (эмердженции) на свет явлений, предметов и процессов «новой лучшей требующейся реальности». Иначе говоря, на креативном уровне личного онтогенеза, присущая основная функциональность человека напрямую используется для \’приращения\’ к организму эволюционного процесса новых молекул (клеток, органов, функциональных систем), необходимых для его благополучного само-развертывания и дальнейшего восходящего (в сложности) эволюционного развития.

Таким образом, складываются три главных этапа в онтогенетическом развитии человека: 1) \’Для Себя\’ – БиоСоциальный: в утробе матери, семьи, образовательных обществ; 2) \’Для Общества\’ – Социальный: в утробе всего экологического окружения, включая общественную среду в первую очередь; 3) \’Для Процесса\’ – Космистский: человек сам выступает в роли \’утробы\’ для рождения новых креативных продуктов (результатов, эффектов) его деятельности.

Здесь просматривается полная аналогия с «принципом эффективности» А.М. Уголева, с доказанным им положением, на примере биологической эволюции, что для благополучия биологического субъекта требуется не функция, а эффект от реализации им своих функциональных способностей. В случае неадекватного эффекта субъекту не приходится рассчитывать на благополучную жизнь, поскольку «мельница эволюции перемалывает все бесполезное». Что же касается человека, то в его лице, в настоящем мы имеем главного космоурга (творца) всего эволюционного процесса. Поэтому он должен не только функционально развиваться (в строгом соответствии со своей ОКФ), поднимаясь по макро-уровням своего эволюционного онтогенеза, но и достигнуть личного креативного уровня, для осуществления здесь персонального прямого вклада в благополучие ЭП.

Важно, что каждый человек, реализуя свой благополучный эволюционный онтогенез, начинается с Целого (с клетки – зиготы), в Целом (организме матери) эволюционирует в Целое (организм плода); далее с момента рождения адаптируется к окружающему Целостному миру и как его Целостная единица интегрируется-эволюционирует в состав нового высшего Целого (семьи), далее – также как самостоятельное Целое – включается в последовательно новые восходящие уровневые социальные Целостности: об­разовательные и другие общественные институты, организации и сообщест­ва профессиональной деятельности, структуры общественной гражданской организации и т.д., вплоть до высших социетальных уровней. При этом необходимо вновь подчеркнуть, в каждый текущий период времени каждый человек одновременно существует в двух актуальных планах бытия: микроэволюционном – адаптации к требованиям текущего уровня, целеорганизуясь на достижение своей максимальной (гомеостатической) устойчивости – например, студент-экономист достигает устойчивой отличной успеваемости по всем предметам; и, однов­ременно, макро-эволюционном – постоянного эволюционного совершенствования своей ОКФ: т.е. развитию, производству и презентации результатов осуществления своих основных функциональных возможностей, тем самым – подготовке себя к включению в новый высший (для личного онтогенеза) эволюционный макро-уровень жизни. В нашем примере, для студента-экономиста, это уровень самостоятельный профессиональной деятельности, поэтому, допустим, что он или она дополнительно, в свободное от учебы время работает в офисе фирмы, действующей в сфере его интересов, где активно проявляет свои способности.

Требуется отдельно подчеркнуть, что деятельность, которую осуществляет Homo sapiens cosmicus на протяжении всего своего онтогенеза – это не выполнение \’врожденной космической функциональной способности\’, чтобы поучаствовать в космическом \’хорошем мире\’ – мире всеобщего добра, любви и взаимопомощи, но это именно деятельность, которая реализует основную присущую функциональную способность человека – для того, чтобы внести, в конечном итоге личный вклад в сохранение и продолжение всеединого Процесса. Это очень существенно для человека, поскольку именно осуществление этой свойственной основной функциональной способности исключительным и естественным образом удовлетворяет его жизнедеятельность (привносит чувства удовольствия и психологического комфорта, конечно, – в согласии с общественными ценностями), что определяет его поведение в целом и конкретные действия в частности. Автор здесь подразумевает, что, согласно космологической логике, в человеческом организме должны существовать врожденные механизмы (физиологический аппарат) удовлетворения (вознаграждения) деятельности индивидуума, направленного к выполнению его ОКФ – Основной Космистской (Высшей) Функциональности.

Кстати, что может подразумеваться под «творческим вкладом личности в Процесс»? Автор убежден, что последний может приобретать самые различные формы. Безусловно, что на первом плане окажется трудовая (профессиональная, производственная) деятельность, включая, конечно же, частное предпринимательство. Но здесь так же могут оказаться и многие другие направления личностной деятельности: от работы на садовом участке – до активной религиозной веры, от воспитания детей – до активного участия в международном (так же как и в региональном) экологическом движении, от разработки нового философского или научного проекта, или артистических (художественных) усилий – до основания новой общественно организации, и т.д. Конечно же, реализация репродуктивной функции женщиной: беременность и рождение ребенка, воспитание детей – является естественной, истинной и наиважнейшей космистской функцией.

15. Понятие об Универсальном Рынке

В заключение, приводится понятие \’универсального эволюционного рынка\’. Понятие «универсального рынка» было предложено в 1992 году русским космистом Никитой Николаевичем Моисеевым, российским академиком в области механики, прикладной математики и теории управления, а также выдающимся экологом и представителем естественнонаучного космизма, автором концепции универсального эволюционизма. Н.Н. Моисеев – активный продолжатель философских идей В.И. Вернадского, в частности его АнтропоСоциоцентристской установки, что «человек должен будет принять на себя ответственность за развитие природы и общества». В отношении этого тезиса возникают некоторые ассоциации с диктатурой философов в «государстве» Платона (обсуждение этой темы последует ниже). В понятии Н.Н. Моисеева, «универсальный рынок» – это «основной механизм саморазвития любых систем синергетической природы». В основе подхода Н.Н. Моисеева представление о непрерывной конкуренции различных цивилизаций, «когда более жизнеспособные… вытесняют более архаичные или менее способные адаптироваться к изменяющимся условиям…». Таким образом, данный «универсальный рынок» управляет эволюционным процессом на уровне цивилизаций и обществ, отбирая необходимые и элиминируя бесполезные. Как отчетливо видно, Н.Н. Моисеев типичный представитель в целом Второй эпистемы мировой цивилизации, именно ее синергетического направления, который смотрит на мир строго с субъект-объектных позиций. Поэтому, закономерно его «универсальный рынок» – «естественный механизм, созданный Природой как средство отбора в любых процессах синергетической природы (рынок товаров – лишь одно из его проявлений)».

В отличие от такого подхода, представление об Универсальном Рынке со стороны Третьей эпистемы, выражаемой здесь в форме авторской Космистской концепции, фокусирует основное внимание на самостоятельной осознанной деятельности субъекта (человека, в первую очередь), реализующем и осуществляющем свою ОКФ посредством активного производства и презентации \’товаров\’ своей присущей функциональной активности на \’рынке\’. Естественно, это окажется возможным только при определенных социальных условиях, допускающих и организующих активную селекцию (личностных \’функциональных результатов\’) на всех функциональных направлениях человеческой трудовой деятельности – посредством систематического и организованного проведения соревнований, конкурсов, олимпиад и т.п. В таком подходе, в свою очередь, оказываются возможными некоторые ассоциации с философией анархизма (анализ этого вопроса так же последует ниже).

Космистская идея «универсального рынка» – это идея \’универсального эволюционного рынка\’. В его определении используется понятие Адама Смита о «невидимой руке» (invisible hand) экономического рынка. «Невидимая рука» – желание фирм и поставщиков ресурсов (всех субъектов экономического рынка) получить наибольшую выгоду на конкурентных рынках с целью наилучшего обеспечения интересов общества в целом (максимального удовлетворения потребностей). Таким образом, «невидимая рука» обеспечивает единство частных и общественных интересов. Принципиально, как подчеркивал Адам Смит, все субъекты рынка преследуют собственные выгоды и действуют в условиях острой конкурентной борьбы, но при этом одновременно способствуют достижению общественных интересов. Концепция «невидимой руки» состоит в том, что когда все субъекты экономического рынка максимизируют свою прибыль, общественный продукт также максимизируется.

Подразумевается, что универсальный эволюционный функциональный рынок осуществляет организацию активного присущего функционирования всех субъектов Процесса на основе ихсамостоятельной презентации своих функциональных возможностей (т.е., – уже произведенных эффектов) посредством селекции Сверху – из эмерджентного будущего. Таким образом, Универсальный Рынок предполагает ответственность каждого за свой \’функциональный продукт\’ и свое целостное онтогенетическое благополучие (реализацию ОКФ). Существенно, что эта личная ответственность распространяется и на презентацию своих функциональных продуктов (результатов, эффектов присущей функциональной деятельности) на универсальный рынок, где космистские селекционеры из Выше-(в эволюционной сложности)-организованных субъектов отберут необходимые им \’функциональные результаты\’ для организации высокоэффективного производства в любой сфере общественной (экологической, космической) деятельности. Именно так, в простом сравнении, работают селекционеры футбольного клуба, рассчитывая на чемпионство в лиге.

Принципиальный момент здесь в том, что любой субъект экономического рынка находится ВНУТРИ экономического (рыночного) процесса, но не НАД процессом. Этот фактор ключевой, он определяет (предполагает) механизм эффективности \’универсального эволюционного рынка\’ для благополучия любого субъекта и процесса земной жизни в целом. Ведь субъекты действия на таком рынке – все представляют собой формы сознательной живой деятельной организации на Земле, в первую очередь, – человека как личность, деятельного космиурга, трудящегося над высшим (по мастерству) исполнением своего космистского (основного функционального) призвания. Подчеркнем еще раз, что Космистская философия автора утверждает человека как НАД-природное и НАД-общественное существо, включенное, наравне с природой и обществом, в единый Процесс – космический эволюционный процесс жизни на Земле.

«Экономический человека» А.Смита – это эгоист, обладающий естественной свободой, которая ограничена совестью и общепринятыми нормами. Рыночный \’космистский деятель\’ – в равной степени «разумный эгоист», но он преследует не цель получения максимальной прибыли в конкретных условиях деятельности, а цель осуществления здоровой (благополучной) организации всего своего онтогенетического жизненного цикла. Его \’разумность\’, прежде всего, заключается в том, что он осознает свою включенность в единый мировой эволюционный процесс, равно как то, что он не определяет, а осуществляет этот Процесс, и что поэтому он несет личную ответственность за свое максимально активное функциональное (присущее), следовательно – здоровое и благополучное (т.е. максимально удовлетворяющее его) участие в ЭП.

Другими словами, в космистском свете, речь идет о \’функционально достойных\’ личностях, удовлетворяющихся своим трудом (и радующих всех, кто соприкасается с ними по работе), а также постоянно испытывающих потребность в продолжении эволюционного развития своих функциональных способностей. Пока же, в отечественной реальности, по-прежнему именно \’кухарки\’, в преобладающим значении, активно вовлекаются во все сферы управления российским обществом. Мучаясь сами (от своих трудовых обязанностей) и мучая других, они поддерживают, в российской жизни, на невероятно высоком уровне существующее состояние хаоса и, на невероятно низком уровне, – хозяйственную жизнь в стране в целом.

16. Философ-космист: существенные характеристики

Характеризуя три мега-эпистемы в мировой культуре и соответствующие им три эры в развитии земной цивилизации, правомочно говорить и о трех мега-эпохах в эволюции мировой философии. В этом аспекте, важнейший момент в представлении философии Третьей эры заключается в ее характеристике как активистской философии \’общего дела\’, предполагающей появление (эмердженцию) в философии новой фигуры – философа-космиста. Если философ Первой эры озвучивал идеи «мирового разума» или божественные истины, объясняющие всеобщие для всех понятия (как космос, гармония, сознание, добро, любовь и т.д.), а философ Второй эры подводил онтологические основания под обнаруженные научные истины, то философ-космист главной своей целью видит успешное практическое разрешение проблем субъективной жизни, в первую очередь, – личностного благополучия человека. При этом его подход является первичноличностно-ведомым, но не детерминированным научными данными (научно-эмпирическим, научно-статистическим и др.), и не обусловленным общественно-установленными нормами (имеются в виду идеологические и политические нормы, но не нарушение законных прав человека). Космистский, личностно-ведомый подход обязательно имеет субъект-субъектный паттерн, а также характеризуется как персоноцентристский и здоровье-центристский.

Философ-космист, действуя в субъект-субъектном паттерне взаимоотношений с клиентом и используя персоналистский (личностно-ведомый) подход, направляет свои знания и опыт на содействие конкретному человеку, в форме космологического консультирования клиента – создания необходимых условий для его самостоятельной философской рефлексии – для обнаружения и реализации человеком своей Основной Космистской Функциональности (ОКФ). В других словах, это означает помощь человеку в обнаружении (или уточнении) присущего ему (в конкретных условиях) «вектора» (термин А.А. Ухтомского) трудовой деятельности и, тем самым, – реализации субъектом присущего ему личностного психологического и психосоматического благополучия – своего индивидуального «маршрута» (термин В.П. Казначеева) онтогенетического благополучия.

Этот личностно-ведомый философский (Космистский) подход имеет действительно универсальный характер, поскольку он выражает, в применении к каждому человеку (любому другому субъекту) функциональную однозначность субъективного благополучия и объективного: психологического, физиологического и социологического (экономического) деятельного благополучия человека по отношению к реализации им своей основной (высшей) космистской функциональности, т.е. к осуществлению им своей естественной здоровой жизнедеятельности.

17. Философские параллели: «Государство» Платона, свобода личности у анархистов

В этом русле активное практическое участие философов в жизни и благополучии человека и общества невольно наводит нас на сравнение с концепцией «государства» в философии Платона. Тем более, что центральным условием идеального государства, у Платона, выступает положение, что для благосостояния общества каждый человек должен заниматься тем делом, для которого он приспособлен наилучшим образом: «в благоустроенном городе каждый гражданин должен производить одно то, к чему его природа наиболее способна… а производить свое и не хвататься за многое есть именно справедливость – это слышали мы и от других и часто высказывали сами». Причем именно философы, у Платона, на основах разума и мудрости определяют способности человека. Может быть отмечена и платоновская линия сопоставления общества с организмом, что, в свою очередь, созвучно с биогенетическим законом – повторением исторических стадий в индивидуальном развитии.

В то же время, Платон является типичным представителем Первой философской эры. Его установка гораздо ближе советскому типу командно-административного управления экономикой (вариантного вида рассматриваемой Второй эпистемы). Платоновская философия государства – это философия государства. Космос Платона, собравший множество единичностей в одно нераздельное прекрасное целое, живет общими закономерностями, едиными для всех населяющих его субъектов. Поэтому, великого философа не особенно заботит персональное благополучие жителей государства. Главное, это выразить первичные трансцендентные идеи (управляющие всем миром). Последние доступны только для умозрения истинными философами. По этой причине достичь благополучия для государства, как социального целого (и, тем самым, – высшего блага для всех граждан), возможно только по пути установления высшего правящего сословия философов. Так Платон обосновывает то, что философы, на основах разума, должны управлять остальными классами, ограничивая их свободу, а воины осуществлять роль собак, держащих в повиновении низшее стадо. Другими словами, Платон создает тоталитарную систему разделения людей на классы. Любая же диктатура означает подавление личности.

Напротив, философия анархизма утверждает высшей целью автономию, свободу и равенство человека в социальном плане. Особенно привлекательны концепции у русских философов-анархистов. Так, в русле мировоззрения П.А. Кропоткина, утверждающего единство всего живого на Земле и воспринимающего человека как часть органического мира, равенство есть признание свободной личности и права на ее всестороннее развитие. У А.А. Борового, трактовавшего действительность как «творческую эволюцию», единственным подлинным принципом анархизма выступает безграничность развития человека. Теория «гуманного эгоизма» М.А. Бакунина выдвигает заслуживающий внимания тезис (в контексте Космистской концепции), что всем истинно свободным людям государственная власть не нужна, так как эти люди и без того заинтересованы в том, чтобы помогать друг другу. В этом, по Бакунину, человек видит смысл развития собственной личности. Не менее могущественен «мистический (ненасильственный) анархизм» Льва Толстого. Добро, по убеждению Толстого, побеждает лишь при условии действия Природы, Бога, а не Государства.

В обыденном сознании, однако, анархизм ассоциируется, как правило, не с глубокомысленными идеями, а с революционным стихийным бунтом масс, в том числе сопровождающимся насилием. Действительно, известна альтернатива Бакунина: «свобода может быть создана только свободою, т.е. всенародным бунтом и вольною организациею рабочих масс снизу вверх». Идейно анархизм верил, что из хаоса естественным путем может родиться гармония – гармоничная самоорганизация населения. Вся же история анархистского движения отрицает этот тезис и утверждает обратный ему, что свобода и равенство каждой личности может быть достигнута и обеспечена только разумной организацией жизни из соответствующего центра – ядра, организующего эффективное (на достижение заданного результата) функционирование всей системы. Человек может благополучно существовать только в условиях общественной организации, которая необходима ему в такой же степени, в какой кислород необходим для жизнедеятельности биологического организма.

Центральный космистский принцип устанавливает, что мир универсален на субъективном (личностном) уровне, в функциональном рассмотрении естественного (благополучного) онтогенеза человека. Благополучие же субъекта, заключающееся в реализации им своей ОКФ определяет благополучное существование всего космического эволюционного процесса. Поэтому свобода и равенство в саморазвитии и самореализации личности являются необходимыми и решающими условиями в достижении прогрессивных изменений в мире и обществе, включая и экономический прогресс. Одновременно, организация такого порядка в обществе требует как критического осознания самой сути вопроса, так и технической стороны – создания стройной системы по направленной селекции и созданию условий для развития наиболее достойных личностей (в первую очередь – для управления и правления) – во всех основных функциональных областях трудовой деятельности человека. В противном случае, как показал исторический опыт реализации концепции государственного строительства Платона, равно как опыт опробывания анархистских идей, \’сословная\’ самоорганизации или самоорганизация \’на ровном месте\’ приводит к тому, что данное функциональное место занимает не тот, кто того функционально достоин, а тот, кто более расторопен (адаптивен). В последующем он упорядочивает положение таким образом, что далее уже никто из \’достойных\’ (как прямой и опасный конкурент) и близко не подпускается к управлению в данной функциональной сфере.

Если уместна вновь аналогия из биосферного мира, то именно так поле с выращиваемым сортом сельскохозяйственной культуры, при отсутствии надлежащего ухода за ним, за небольшое время теряет свою \’функциональность\’, поскольку культурные растения вытесняются более адаптивными сорняковыми видами. Иначе говоря, в отсутствие общественного управления из центра-ядране тот быстрее займет свободную функциональную вакансию, кто более достоин ее (более эффективен в трудовой функциональной деятельности), а кто более адаптивен (но функционально менее эффективен). С течением времени, при отсутствии управляющей организации, функциональная деградация (дегенерация, атрофия) как самой структуры, так и субъектов, не получивших возможности функционально реализовать себя – неизбежна.

18. Экономические аспекты классификации мировой эволюции на три эры

Отечественный философ, представитель религиозно-философского космизма и автор самобытного направления «философии хозяйства» – С.Н. Булгаков (в работе «Душа социализма») отмечал: «В хозяйственном отношении к миру дивным образом открывается и величие призвания человека, и глубина его падения. Оно есть действенное отношение к миру, в котором человек овладевает природой, ее очеловечивая, делая ее своим периферическим телом. Человек есть микрокосм, как Логос мира и его душа». При этом, очеловечивание посредством человеческой деятельности, у Булгакова, – есть восприятие мира не как данности, а как долженствующего быть. В приведенных суждениях русского космиста вновь ярко проявляется универсалистский, персоналистский активно-эволюционный и футурологический характера отечественной традиции философской космологии в целом.

Вообще, философию экономики всегда интересовали ценности экономического фактора в связи с культурой вообще, а также связи между всеобщими мировоззренческими принципами и экономическими теориями какой-либо эпохи. Философия экономики – основная отрасль культурных знаний. Нет нужды объяснять, что экономика является важнейшей сферой общественной и культурной жизни. Вырабатывая материальные продукты и услуги, экономика удовлетворяет основные «витальные» потребности человека и, тем самым, делает возможным высвобождение всех других потребностей, сколь угодно важных для благополучия человека и человечества. Таким образом, если философская система автора окажется непригодной к использованию экономической наукой и практикой, то она окажется бессмысленной для практического приложения и ко всем другим сферам рассматриваемой эволюции мировой цивилизации.

В предлагаемой работе нет возможности и нет смысла касаться всех вопросов обширной сферы философии экономики: хозяйствования, собственности, товара и денег, экономической политики, хозяйственной этики и др. Главная задача автора – сформировать базовый философско-экономический фундамент новой (космистской) эпистемы в философии экономики 21 века. В свою очередь, данная эпистема предназначается для осознанного строительства целой новой эры в мировой цивилизации – эры, принципиально отличающейся от всех ей предшествующих в мировой культуре. Поэтому, наиболее рациональным может оказаться продолжение сравнительной характеристики трех выделенных эволюционных макро-эпистем и эр в мировой цивилизации, но сейчас уже в аспекте экономических вопросов. В своем подходе, в том числе, автор с благодарностью пользуется классификационными приемами, разработанными Н.В.Родионовой (2004 г.), исследовавшей модели «экономического человека» в экономических теориях.

Прежде чем приступить к освещению вопросов экономики и философии в своем дискурсе, автор сообщает о принципиальном решении не принимать к рассмотрению особенностей советской Второй эры экономического хозяйствования, в которой исторически был использован административно-командный тип управления хозяйством. В целом и советский политический режим, и советский экономический строй исторически представили собой показательный пример децентрализации и хаотизации общества. Хаотизация планового советского хозяйства была доказана в экономической науке Леоном фон Мизесом (изложено в его работе «Запланированный хаос»). Таким образом, сравнивая западный и советский варианты, мы получаем два вида хаоса – 2 типа децентрализации общества: демократический и командно-административный, типы разнополюсные, но принципиально однокачественные.

Нежелание автора включать характеристику советского хаоса в линию общей сравнительной характеристики трех эр мировой цивилизации вызвано желанием упростить текст и избежать включения в обсуждение политических вопросов. Не секрет, что советский хаос (как и другие исторические формы тоталитаризма, нацизм в первую очередь) отличался особой неразумностью (антропогенной) в поведении \’общественного организма\’. По утверждению ряда ученых, число невинных жертв в антропогенных войнах, репрессиях, бедствиях (как голод вследствие коллективизации и пр.) и несостоявшееся от них потомство составляет, по оценкам, за советский период общественной истории не менее 100 млн. человек. По этим причинам, все последующие экономические характеристики Второй эры мировой цивилизации имеют своим адресатом западный либеральный тип развития общества.

Итак, первый вопрос заключается в проведении различий в принципах хозяйствования в различные эры:

1. В Первую эру преимущественно использовалось силовое (внеэкономическое) принуждение;

2. Во Вторую – основными состоялись принципы индивидуализма и солидарности;

3. В Третью эру предполагается возникновение космистского персонализма (субъективного функционального эволюционизма).

Следующий инициальный вопрос анализирует характер хозяйственной деятельности:

1. В Первую эру, закономерно, хозяйствование организуется на первичное обеспечение материального благополучия властных управляющих структур в государстве;

2. Во Второй эре смысл хозяйствования принимает унифицированный характер, направляемый на достижение максимального потребительского уровня каждым членом общества;

3. В Третью эру – это универсальный, личностно-центристский характер развития экономики, обеспечивающий учет всего многообразия интересов и ценностей мирового эволюционного развития.

В продолжение, какова природа целей у хозяйствующего субъекта:

1-я эра: Преимущественно био-социальное выживание в данном монархическом обществе.

2-я эра: Разум, ценности, эмоции хозяйствующего субъекта и общества.

3-я эра: Полная удовлетворяющая реализация творческого потенциала личности, при обязательной личной осознанной ответственности за свое дело.

Наконец, в заключение, каковы средства управления хозяйственной деятельностью:

1-я эра: Принуждение.

1-я эра: Материальные стимулы или привычка к выполнению трудовой деятельности.

3-я эра: Внутреннее естественное \’побуждающее и поощряющее\’ удовлетворение от выполнения трудовой деятельности. Последнее, подчеркнем еще раз, предполагает более мощный выброс трудовой энергии, при адекватности целей и условий ее реализации. Как ощутимые плоды такого подхода, помимо индивидуального благополучия человека ожидается достижение (улучшение) благополучия жизни и развития (эволюции) всех Земных обществ, сообществ, экосистем, человечества и процесса эволюции жизни на Земле в целом.

Пока же, избыток нереализуемой креативной энергии человека и человечества, как считает автор, уходит во внешнее напряжение социального общения (включая возникновение конфликтов и войн), употребление наркотиков (алкоголя, в первую очередь, – как средств, позволяющих отчасти разрядить состояние внутреннего психического (нереализуемого напряжения – психологической фрустрации), и суррогатные формы сброса креативной энергии (как, например, не обязательная работа на огородах и садовых участках).

19. Три экономические эры в характеристиках хозяйствующего субъекта и его взаимоотношений с обществом. Эволюционная ценность труда и личности в Первую, Вторую и Третью эру

В первую очередь, отметим в этом разделе существование экономического эволюционного парадокса. Последний заключается в том, что труд человека является не только главным средством выражения его творческих (основных функциональных, в нашем контексте) способностей, но и просто необходимым условием жизни, каким, например, является прием пищи, однако, в отличие от последнего, экономический труд зачастую не выступает источником удовлетворения для человека, а выражает собой некую повинность, необходимую для физического выживания и социальной адаптации.

Поэтому, прежде других, есть смысл рассмотреть вопрос эволюционной ценности труда:

1. В Первую эру производительный труд служит ценностям стабильности и развития монархического общества;

2. Во Вторую эру – ценностям высвобождения и автономизации личности в осуществлении своих естественных прав;

3. В Третью эру – ценностям высвобождения и автономизации личности в осуществлении естественного космистского права человека на полную реализацию своей ОКФ и, тем самым, – содействия благополучию всеединого ЭП.

Другим важным вопросом представляется характеристика отношения к распределению прибыли от экономического производства:

1-я эра. Прибыль силовым методом забирается властью наделенный хозяин.

2-я эра. Прибыль \’идет в карман\’ работодателя и работника, и в налоги для содержания общества.

3-я эра. Прибыль предназначается на цели личностного (космистского) благополучия каждого привлеченного в трудовую деятельность человека, что автоматически означает и благополучие всей эволюции жизни на Земле в целом.

Как ни утопично звучит последняя характеристика, но, с космистской субъект-субъектной точки зрения, такой подход закономерно приводит к наивысшей трудовой производительности, поскольку человек, исполняя свою ОКФ, постоянно получает подкрепление в виде положительных эмоций и, тогда, как \’естественный наркоман\’ он непрестанно концентрирует свои усилия на получении все новых и лучших функциональных результатах. Интересны высказывания, в данном плане, Н.Г.Чернышевский, который придерживался теории «разумного эгоизма»: «Целью всякого нашего действия является какая-то действительная или воображаемая ценность, которую мы любим, а чувство удовольствия, которое нами переживается, – это только признак достижения цели, но, конечно, не цель сама по себе». Отметим, что «антропологический принцип», у истоков которого стоял Чернышевский (особенно в бытность редактором журнала «Современник»), утверждавший главной своей категорией человека как высшую целостность, соединяющую в нераздельности телесное и духовное, материальное и идеальное, – этот «принцип» оказал существенное влияние на развитие отечественной науки и формирование научного идеала создания единого целостного учения о человеке.

Отметим также, что понятие «подкрепление» широко используется в современной физиологии и психологии. В этом русле академик П.К.Анохин выдвинул научное представление, центральное в современной Общей теории функциональных систем, о формировании в центральной нервной системе специального аппарата, в котором заложены параметры будущего подкрепления (модель будущего результата). Позже этот аппарат получил название «акцептор результата действия».

Другие существенные сравнительные характеристики даны ниже в табличной форме:

ВопросЭпистема / ЭраПерваяВтораяТретья
Официальное утверждение конкуренции в экономической и других сферах жизниОтсутствует или слабо выраженаОснова экономической эффективностиОбязательная конкуренция, как основной эволюционный механизм, но только в сфере реализации присущего (основного) функционального потенциала у человека
Политические условия, в которых действует хозяйствующий субъектВ условиях внеэкономического (политического) принудительного давленияАвтономно действующее хозяйствующее лицо – в рамках экономического сообществаКаждый субъект, участвующий в экономических отношениях, использует трудовую деятельность для конечной реализации своей ОКФ
Цель хозяйствованияУдовлетворение основных био-социальных потребностейУдовлетворение личных разнообразных био-социальных потребностей, учитывая интересы обществаУдовлетворение био-социальных потребностей – для реализации космистского потенциала личности (ОКФ)
Вид ответственности за результаты деятельностиМинимальная, только в зоне внешнего контроляПолная, из-за страха потерять высокий уровень личного потребленияПолная, из-за нежелания потерять благополучную (здоровую) линию онтогенетического развития
Статус хозяйства в системе общественных отношенийПроизводство и потребление соединеныФункционирует экономическая рыночная система – для максимизации уровня производства и потребленияВыдвигается универсальная рыночная система: ее предназначение в достаточном (достойном) обеспечении биологических и социальных потребностей человека (любого сознательного субъекта) – как основы для окончательной реализации каждым субъектом своей ОКФ.
Роль государстваПодавляющее руководствоМинимизация государственного вмешательства в активность экономического рынкаМинимизация государственного вмешательства в активность универсального эволюционного рынка – организацию стройной системы по предоставлению условий свободы и равенства каждому субъекту по реализации своей ОКФ
Продукты экономического производства предназначены, в конечном итоге, к обладанию и пользованию:Монарху и его приближеннымиВсем членам гражданского обществаВсему мировому эволюционному процессу, через функциональный вклад каждого сознательного субъекта
Этическая ценность личностиПодданность монархуСвобода экономической деятельности и солидарность ассоциации производителей\’Подданность\’ Процессу, посредством свободной реализации присущей (основной функциональной, космистской) трудовой деятельности
Основные формы реализации творческого (креативного) потенциала человекаАктивное верование и участие в государственных акциях, имеющих религиозное выражениеТрудовая деятельность в форме протестантской этики и других формах: накопительство, гедонизм и пр.Экзистенциализм

Постмодернизм

Трудовая деятельность, связанная с полной реализацией ОКФ человека

20. Третья эра в философии экономики. Космистский тип хозяйственника-руководителя

Третья (космистская) эра в философии, науке и практической жизни (экономике) является действительно культурой «общего дела», заключающегося в реализации двух основных положений: 1) в осознании каждым субъектом (человеком, обществом) своего присущего эволюционного (функционального) значения (назначения, смысла жизни, космического призвания); 2) в выдвижении новой фигуры философа – философа-космиста, назначение которого заключается в практической помощи любому человеку путем способствования и содействия ему в обнаружении и реализации собственной ОКФ. Космистская философия строго ориентирована на личностно-центристский и субъект-субъектный характер взаимоотношений философа и его клиента, приводящий, по сути, к взаимоотношениям человека и философа как философа с философом. Вновь, здесь, автор использует для своей работы, как существенные, суждения российского философа Ю.М.Хрусталева (2003г.), что: «… именно наличие философской мысли свидетельствует о духовном здоровье… Из сказанного следует, что философом становится всякий человек, который научился управлять самим собой, и, прежде всего, своей умственной деятельностью, то есть целенаправленно рефлексировать».

Свободный экономический рынок создает условия для производства и реализации экономических товаров, принося участникам этого процесса – субъектам, предрасположенным к хозяйственной деятельности, а так же тем, кто случайно встретился с трудовой деятельностью, соответствующей функциональному призванию человека, – возможности для самореализации своих основных (космистских) функциональностей и, тем самым, получению удовлетворения от характера своей жизненной деятельности и достижению, в целом, онтогенетического благополучия.

Свободный универсальный эволюционный рынок, понятие которого предлагается и рассматривается в данной работе, действует аналогичным образом. Однако, эволюционно это более совершенная и развитая (в перспективе) система, интегрирующая в свою структуру все возможные формы реализации человеком своей основной функциональной деятельности. Естественно,универсальный рынок включает и необходимый в общественной жизни экономический рынок.

Тогда, если в Первую эру мы имели централизацию общественной жизни и хозяйственной деятельности, во Вторую – децентрализацию общества и хаотическую конкуренцию на экономическом рынке (упорядочиваемую посредством рыночной \’invisible hand\’ и общественным регулированием спроса), то в Третью эру мы можем создать всеобъемлющую организацию – универсальный космистский рынок – сознательного вложения человеческой творческой активности (результатов трудовой деятельности) каждым сознательным субъектом эволюционного Процесса. Разумно, в Космистской логике, что в Третью эру экономический рынок теряет свое подавляющее главенствующее значение в жизни общества и превращается в интегрированный (важный, существенный) орган универсального эволюционного рынка, но, парадоксальным образом, эффективность его от этого только повышается. Это тот случай, когда \’функциональный результат (эффект) решает все\’.

Пока же эффективная трудовая деятельность человека главным образом подразумевает его успех на экономическом рынке, выражаемый в денежном эквиваленте – «деньги решают все». Степень влияния выдающегося экономического деятеля на жизнь общества вполне осязаема, как например, у Билла Гейтса, состояние которого превышает стоимость всего экономического продукта России. Многие успешные хозяйственники обладают в настоящее время таким влиянием на общественные процессы, какое, когда-то, и не снилось могущественным персонам королевских династий. Успешный отечественный предприниматель, которому одновременно нравится руководить зарубежным футбольным клубом, покупает, сегодня, только одного футболиста из Франции за стоимость (50 млн. долларов), которой хватило бы, чтобы 100.000 отечественных ученых получили трэвел-гранты для участия в зарубежных научных конференциях. В случае же развитого (эволюционного, Космистского) универсального рынка утверждается, что функциональная компетентность и надежность (элитарность) работника, доказанная на производстве и в тестовых испытаниях, послужит прочным заслоном от произвола со стороны участвующих в производстве лиц (руководителей, смежников: \’давления сверху\’, \’угрозы сбоку\’ и т.п.).

Очевидно, что Вторая (хаоса) эра формирует определенный тип хозяйствующего руководителя, и что экономист-руководитель из Третьей (космоса) эры мирового развития отличается принципиально иным положением и отношением, как к отдельному человеку, так и к целостному мировому (космическому) эволюционному процессу земной жизни. Во-первых, и этот вывод следует из всего вышеизложенного материала, такой руководитель-космист в экономической сфере должен обладать присущими качествами триединого свойства:

1. Быть компетентным в своей сфере экономической деятельности, чтобы профессионально руководить деятельностью подчиненных и производством в целом – от планирования до реализации продукции на рынке;

2. Быть способным к социально-психологическому анализу обстановки в производственном коллективе, социальном окружении и обществе в целом, чтобы влиять и управлять человеческими отношениями в процессе производственной деятельности, а также оптимизировать социальные и психологические условия жизни и трудовой активности своих сотрудников – в интересах эффективности производства;

3. Обладать качествами философа-космиста – быть способным к космологическому консультированию сотрудников – к личностно-центристскому, философ-философ типу отношений с людьми, трудящимися под его началом, содействуя высвобождению ими ОКФ и, тем самым, способствуя привлечению их творческой (трудовой) активности (и продуктов креативной деятельности) в процесс функционирования, как данной производственной организации, так и универсального эволюционного рынка – необходимого механизма благополучного осуществления всеединого эволюционного процесса жизни на Земле (в этом качестве, для философа-космиста этически уже неоправданно отсутствие заботы о благополучии целостного Процесса).

Ясно, что хозяйственник-космист в целом осуществляет свою трудовую деятельность на новых (космистских) мировоззренческих основах. В то же время, первое и второе направления его деятельности закономерно соответствуют статусу современного управленца – менеджера производства, добивающегося поставленных экономических целей путем рационального использования трудовой активности, интеллекта, мотивов поведения задействованных в производство людей, а также влияющего и оптимизирующего внутренний психологический климат и окружающую социальную среду в интересах эффективности производства (и, конечно же, оптимизирующего и координирующего все другие организационные структуры производства).

При этом важно, что первая и вторая сферы деятельности решаются принципиально в паттерне субъект-объектного взаимодействия, когда руководитель производства взаимодействует со своим подчиненным как \’учитель с учеником\’, который инструктируется, обучается, наставляется, получает поддержку, совет и т.п. В отличие, опыт космологического консультирования реализуется исключительно в субъект-субъектном (личностно-центристском) общении. В этом случае на первый план выходит индивидуальное видение человеком своего благополучия, в первую очередь, – наиболее удовлетворительной и продуктивной формы реализации своего личностного трудового (основного функционального – космистского) потенциала. Здесь, экономист-руководитель, как более опытный и сведущий коллега, а также функционально предрасположенный к руководству человек, в состоянии создать необходимые условия (включая космологическое консультирование–собеседование), благоприятствующие личностной (функциональной) самореализации человека и, следовательно, – оптимизации его трудовой активности.

Утверждение способности к космологическому консультированию (способности руководителя к выполнению функции философа-космиста) включает одновременно вывод о существенном изменении функционального статуса философа (что выше уже обсуждалось) в Третьей (космистской) эре цивилизации. Именно предполагается существенное перемещение философа из академической в практическую сферу деятельности – для содействия каждому сознательному субъекту, человеку (прежде всего), обществу, человечеству. Таким образом, профессия философа принимает преобладающее конкретно практическое и личностно-центристкое выражение. Философская активность направляется главным образом на обеспечение индивидуального благополучия (функциональную самореализацию) конкретного человека, строго используя для этого космистский (эволюционный) субъект-субъектный паттерн общения. Тогда, напрашивается вывод о предпочтительности в будущем (если это будущее состоится) селекции философов-космистов из среды профессионалов (нефилософов), которые, естественно, будут обладать и обнаружат функциональную предрасположенность к философской деятельности: к рассмотрению субъекта в его целостности функционального благополучного онтогенеза в Процессе – едином космическом эволюционном процессе жизни на Земле. Конечно же, никоим образом не может умаляться значение профессионального философа. Ведь философ-космист – это философ, который с необходимостью должен получить курс академического философского образования.

21. Целесообразность существования трех мега-эпистем и трех культурных мега-эпох для эволюции мировой цивилизации

Выше, в эволюционном процессе философской культуры были выделены макро-ступени Метафизики, Онтологии, Космологии. Философская космология выводит на передний план эволюционного прогресса свободную равноправную личность, осознанно реализующую свой основной функциональный креативный (космистский) личностный потенциал, главным образом в трудовой деятельности. В этом выражении заключается смысл жизни человека и основное условие его здорового онтогенеза в целом. Космистская концепция, как вариант философской космологии – мировоззрения Третьей эры, – это философия прошлого, настоящего и будущего всего Процесса и каждого его субъекта, а также сознательной удовлетворяющей активности и ответственности человека за выбранное дело (трудовую деятельность).

До сих пор в мире отсутствует универсальная теория человека, которая бы позволяла сводить воедино субъективные (личные) знания человека о своем благополучии с объективными (естественнонаучными, социологическими, гуманитарными) знаниями о его онтогенетическом здоровье. Третья эра как раз характеризуется устремленностью к научному постижению целостности жизни человека. Эволюционную поступь универсального познания можно представить следующим образом:

1. В Первую эру создаются универсальные теории мира, когда философское умозрение или религиозное откровение выступает как высшая реальность в мире. Знания всеобщих мировых законов используются для строительства зрелого централизованного (монархического) общества, интегрированного в окружающий целостный мир и активного во взаимоотношениях с внешней средой.

2. Во Вторую эру создаются универсальные теории общества, унифицированные единым – субъект-объектным и адаптационным – рассмотрением внешнего мира и нацеленные на единые цели гуманизации человека, гражданина демократического общества. Именно такое общество, за счет своей конструктивной научно-технической мощи, достигает цели предоставления равных прав для своих граждан в реализации естественных био-социальных потребностей человека (по приспособлению к окружающей среде). Одновременно, что крайне важно, общество Второй эры неосознанно высвобождает и собственно креативный эволюционный потенциал человека.

3. В Третью эру создаются универсальные теории человека, главной функциональной единицы единого космического эволюционного процесса жизни на Земле.

Прослеживается строгая логическая последовательность рассматриваемых эволюционных явлений. Действительно, без Первой ступени – создания централизованного государства как организации общества с развитыми культурными институтами философии, науки, образования, международных отношений и многих других, – принципиально невозможно достичь и преодолеть последующую – Вторую – ступень мировой эволюции культуры: полного высвобождения конструктивного потенциала человека, на этой основе – создания мощного научно-технического общественного потенциала и устройства развитого цивилизованного демократического общества, и, таким образом, полного высвобождения творческого (конструктивного и креативного) потенциала человека от физической и политической (государственной) зависимости, всего, – для реализации Третьей эволюционной ступени в мировой цивилизации: обеспечения онтогенетического здоровья каждого человека за счет полного (присущего функционального) привлечения его творческой (трудовой) деятельности в единый космический Процесс – эволюционный процесс жизни на Земле. Таким образом, процесс глобализации, успешно происходящий в наши дни, является (в космологическом выражении) естественным и необходимым процессом, подготавливающем почву для последующей эволюционной ступени универсализации эволюционных процессов жизни на Земле.

В ином выражении, смысл эволюции мировой цивилизации, в трехфазном выражении, можно представить следующим логическим образом: 1) достижение развитого цивилизованного общества, активного во внешней деятельности, с развитыми институтами культуры, т.е. уровня цивилизации, позволяющего, в своей основе, вследствие научно-технического и социального прогресса достигнуть свободы личности для своей полной самореализации; 2) достижение человеком принципиальной независимости (от природных условий и социального притеснения) в осуществлении своих естественных прав, включая возможность личной творческой эволюционной самореализации, т.е. – уровня цивилизации, с которого человек может реализовать себя в качестве главного элемента эволюционного прогресса на Земле; 3) реализация личностной (космистской) активной эволюционной деятельности человеком. Таким образом, процесс глобализации, успешно происходящий в наши дни, является (в космологическом выражении) естественным и необходимым явлением, подготавливающим почву для осуществления последующей макро-ступениуниверсализации эволюционных процессов жизни на Земле.

Русская философия и культура в целом, как выше уже анализировалось, является органичным элементом единого естественного эволюционного процесса мировой цивилизации. Уникальным качеством русской культуры, абсолютно необходимым для дальнейшей эволюции мировой цивилизации является ее способность универсализации (целостно-эволюционной организации, космизации) мира посредством высвобождения присущего творческого (креативного) личностного потенциала и осуществления человеком (другим сознательным субъектом) своего онтогенетического благополучия (здоровья). Очень существенно, что любая космистская концепция не может отменять, но наоборот ассимилирует весь лучший опыт, исторически (эволюционно) оправдавшие себя и доказавшие практически свою эффективность достижения в экономической сфере, и целостно организует их на высшем эволюционном уровне, обращая экономическую деятельность на достижение онтогенетического индивидуального здоровья человека и благополучие ЭП в целом. В этом, по мысли автора, заключается смысл Третьей эры мировой цивилизации и Третьей эпистемы ее научно-практического претворения. Все предпосылки к окончательному формированию Третьей (космистской) эпистемы разработаны, как усматривается в авторском анализе, в русской философии в целом и в культурной традиции Русского Космизма в частности. (Именно в этом русле сам автор создал и предлагает вниманию собственный Космистский вариант Третьей эпистемы). Чрезвычайно важно, что окончательное оформление Третьей (космистской) эпистемы и ее претворение в жизнь лежит на совести (и определяет здоровье) русской культуры и цивилизации. Возможно, в этом и заключается Русская Идея, с космологической точки зрения на эволюцию мировой цивилизации.

22. Заключение: жизненная важность космистской эры для российского человека и общества

Это небольшой, но важнейший раздел исследования. Деятели культуры (выдающиеся философы и ученые) выражают общий дух (Основную Космистскую Функциональность) этноса и эволюционирующего общественного организма. Как выше автором неоднократно анализировалось, российский социальный организм оказался, в настоящем, на центральной позиции в отношении организации благополучного эволюционного развития всей мировой цивилизации. \’Пробил его эволюционный час\’ и русский разум оказался в роли центральной организующей субстанции всего мирового эволюционного процесса цивилизации.

В сильном или слабом состоянии находится сегодня российское общество – принципиального значения не имеет. Уровень валового национального продукта, в данном отношении (для инициации процесса рождения и развития Третьей эры мировой цивилизации), не имеет решающего значения. Имеется в виду, что в этом случае никого завоевывать (или устраивать экономические блокады) не приходится. Речь идет о разработке философской, научной, методологической базы и отработке эффективных практических методов высвобождения естественного, удовлетворяющего (оздоравливающего) потенциала жизненных сил организма человека (и других субъектов, общества в первую очередь). Поскольку, как анализировалось выше, основным носителем Третьей эпистемы является российское общество, то требуется только адекватное осознание задач и активное (здоровое) приложение собственных сил (в свое удовольствие) по их разрешению.

Реализация Третьей космистской эпистемы имеет решающее значение для эволюционных судеб всего мира, поскольку, с космологической точки зрения, это естественная ступень всего мирового эволюционного процесса. Выбор же искусственного (неестественного) пути развития всегда (раньше или позже) приводит к плохим результатам, и всегда связан с насилием (а значит и жертвами насилия), необходимым для поддержания искусственного порядка. Таким образом, Третья эра, для сохранения будущего цивилизации, необходима всему сознательному миру, но так же, не в меньшей степени, – российскому социальному организму, русская культура для которого является естественной субстанцией, конституирующей здоровье всего общества. В случае, если русский народ не осознает своего эволюционного предназначения и не приступит к активной его реализации, процессы деградации и дегенерации («атрофии») неизбежны (с космологической точки зрения). В этом случае он неминуемо разделит судьбу североамериканских индейцев.

Вполне возможно, что цели устойчивого возрастания потенциала общественного и личностного потребления вполне устраивают современного человека с цивилизованного Запада и Востока и достаточны для его благополучного существования. Но для автора очевиден вывод, что этого явно недостаточно для благополучия российского (русского) человека. Поэтому высшая цель состоит в том, чтобы высвободить к жизни присущие (космистские) творческие силы российского человека и помочь ему самореализоваться. Для русского человека (российского общества) нереализация своего присущего космистского (жизненного) потенциала означает неучастие в общем ЭП и, таким образом, функциональную ненужность всеединому эволюционному Процессу жизни на Земле. На этом пути неизбежно последует первично духовная (переполнение организма нереализованной креативной энергией), а в последующем и соматическая (психофизическая) деградация и вырождение.

Если вновь позволителен пример из физиологии, то при наложении гипсовой повязки на поврежденную конечность (для создания функционального покоя), с течением определенного времени происходит атрофия мышечной ткани, что становится легко заметным при осмотре (после завершения курса лечения и снятия гипсовой повязки). Вывод из этого примера таков: все не участвующее в целесообразной жизнедеятельности организма атрофируется и элиминируется. Это «принцип эффективности», доказанный физиологом А.М. Уголевым. Не может быть здоровым орган или система (любой субъект жизни), если он не осуществляет присущей ему функциональной активности и не предоставляет на \’универсальный функциональный рынок\’ своего организма востребованных от него эффектов.

Другой существенный момент в том, что российский общественный организм уже прошел полный курс Второй эры цивилизации – \’эры хаоса\’, пусть и в варианте советской административно-командной системы. Совсем не обязательно, сегодня, обходить весь периметр \’изгороди\’ (повторяя теперь уже \’либерально-демократический путь\’ прохождения Второй эры хаотизации), чтобы найти и зайти с парадного входа, и попасть на территории Третьей эры космизации мировой жизни. Вполне возможно, в настоящем, зайти на \’территорию\’ Третьей цивилизационной эры и с черного входа, чтобы сразу приступить к активной космистской деятельности. Иначе говоря, совершенно не требуется механическая трансформация из Homo soveticus в Homo europeticus или Homo americanicus. Эволюционно значимо для российского человека (его благополучия и здоровья) только достижение функционального статуса Homo Sapiens cosmicus.

В любом случае, изложенные концептуальные идеи и подходы возможны к осуществлению только после тщательной, длительной и детальной подготовки, и обязательной проверке и тестированию на практическую эффективность. Пока же, как проверка сил перед стартом (и в отношении экономических вопросов), полезным может оказаться уже одно простое понимание, что человек на производстве – это и обязательно жующее «социальное животное» (по мере возникновения у него голода), и с необходимость космический агент, основной элемент всего эволюционного процесса жизни на Земле, жизненная и творческая энергия у которого в максимальной степени высвобождается в трудовой деятельности – по мере онтогенетического осуществления им своей основной космистской функциональности.

Литература

  1. Автономов В.С. Модель человека в экономической науке. СПб.: Экономическая школа, 1998.
  2. Алексина Т.А. Презентизм (Толковый словарь по темпорологии). (http://www.chronos.msu.ru/TERMS/aleksina_prezentizm.htm)
  3. Алешин А. Космизм Русский // Русская философия. Малый энциклопедический словарь. М.: Наука, 1995.
  4. Анохин П.К. Избранные труды: философские аспекты теории функциональной системы. М.: «Наука», 1978.
  5. Бакунин М.А. Анархия и Порядок. М., 2000.
  6. Бердяев Н.А. Философия неравенства. М., 1990.
  7. Бердяев Н.А. Природа и свобода. Космическое прельщение и рабство человека у природы // Русский космизм: Антология философской мысли. М.: Педагогика-Пресс. 1993.
  8. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1994.
  9. Берталанфи Л. фон. Общая теория систем: критический обзор // Исследования по общей теории систем. М.: Прогресс, 1969.
  10. Богданов А.А. Тектология: (Всеобщая организационная наука). В 2-х кн. М.: Экономика, 1989.
  11. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Избранные произведения. М.: Наука, 1990.
  12. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. Москва: Наука, 1988.
  13. Вернадский В.И. Автотрофность человечества. В кн.: Русский космизм: Антология философской мысли. М.: Педагогика-Пресс. 1993.
  14. Вернадский В.И. Жизнеописание. Избранные труды. Воспоминания современников. Cуждения потомков / Сост. Г.П.Аксенов. М.: Современник, 1993.
  15. Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере // Русский космизм: Антология философской мысли. М.: Педагогика-Пресс, 1993.
  16. Выжлецов Г.П. Аксиология культуры. СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 1996.
  17. Гундаров И.А. Духовное неблагополучие как причина демографической катастрофы: почему умирают в России, как нам выжить? М., 1995.
  18. Гюнцль К. Новое мышление в преодолении прошлого и созидании будущего: Пер. с нем. М., 1993.
  19. Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в десяти томах. Том девятый. Братья Карамазовы. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1958.
  20. Зеньковский В.В. История русской философии. В 2 т. Л.: «Эго», 1991.
  21. Ильин И.А. Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека. СПб.: «Наука», 1994.
  22. Кун Т. Структура научных революций. М.: «Прогресс», 1975.
  23. Менделеев Д.И. Заветные мысли. М.: Мысль, 1995.
  24. Мизес Л. фон. Бюрократия. Запланированный хаос. Антикапиталистическая ментальность. М., 1993.
  25. Моисеев Н.Н. Человек, среда, общество. М.: Наука, 1982.
  26. Моисеев Н.Н. Универсальный эволюционизм (Позиция и следствия) // Вопросы философии. 1991. № 3.
  27. Моисеев Н.Н. Палитра цивилизаций: разнообразие и единство // Человек. 1992. №. 3.
  28. Моисеев Н.Н. Коэволюция человека и Биосферы: кибернетические аспекты // Кибернетика и ноосфера. М.: Наука, 1986.
  29. Казначеев В.П. Основы общей валеологии. М., 1997.
  30. Кропоткин П.А. Этика. М., 1991.
  31. Лосский Н.О. История русской философии. Пер. с англ. — М., 1991.
  32. Огурцов А.П. От натурфилософии к теории науки. М., 1995.
  33. Ортега-и-Гассет Х. Что такое философия? М.: Наука, 1991.
  34. Платон. Собрание сочинений в 4 т. / Общ. ред. А.Ф. Лосева, В.Ф. Асмуса, А.А. Тахо-Годи. Пер. с древнегреч. М.: Мысль, 1993.
  35. Попов А. Этический опыт философского космического хозяйства С.Н. Булгакова. (http://www.sobor.ru/doctrina/15Popov_ru.asp)
  36. Поппер К. Логика и рост научного знания. М., 1983.
  37. Родионова Н.В. Модели «homo ecomomicus» // Человек. 2004. N 4.
  38. Русский космизм: Антология философской мысли. М.: Педагогика-Пресс, 1993.
  39. Сагатовский В.Н. Русская идея: продолжим ли прерванный путь? СПб., 1994.
  40. Семенова С.Г. Русский космизм // Русский космизм: Антология философской мысли. М.: Педагогика-Пресс. 1993.
  41. Симонов П.В., Ершов П.М. Темперамент, характер, личность. М.: Наука. 1984.
  42. Симонов П.В. Мотивированный мозг. М.: Наука, 1987.
  43. Симонов П.В. Созидающий мозг: Нейробиологические основы творчества. М.: «Наука», 1993.
  44. Симонов П.В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности. – М., 1998.
  45. Соловьев, В.С. Сочинения. В 2 томах. М.: Мысль. 1990.
  46. Соловьев В.С. Русская идея. В кн.: Русская идея / Сост. и авт. вступ. статьи М.А. Маслин. М., 1992.
  47. Соловьев В.С. Чтения о богочеловечестве // Соловьев В.С. Сочинения. М., 1994.
  48. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов: Пер. с англ. М.: Наука. 1993.
  49. Спенсер Г. Синтетическая философия. М., 1997.
  50. Сперри Р.У. Перспективы менталистской революции и возникновение нового научного мировоззрения // Мозг и Разум. М., 1994.
  51. Супрун В.И. Политология в условиях социальной трансформации. (http://ihtik.lib.ru/ph_articles/ihtik_pharticle_385.htm)
  52. Тейяр де Шарден П. Феномен человека. Пер. с франц. — М.: «Прогресс», 1965.
  53. Уголев А.М. Эволюция пищеварения и принципы эволюции функций: Элементы современного функционализма. Л.: Наука, 1985.
  54. Уголев А.М. Естественные технологии биологических систем. Л.: Наука, 1987.
  55. Ухтомский А.А. Интуиция совести. СПб., 1996.
  56. Ухтомский А.А. Заслуженный собеседник: Этика. Религия. Наука. Рыбинск, 1997.
  57. Ухтомский А.А. Доминанта. СПб.: Питер, 2002.
  58. Философия русского зарубежья: Трубецкой Н.С. (http://rusphil.albertina.ru/viewer.phtml?id=61&mode=2).
  59. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник: Пер. с англ. и нем. — М.: Прогресс, 1990.
  60. Фуко М. Слова и вещи: археология гуманитарных наук. СПб., 1994.
  61. Функциональные системы организма: Руководство / Под ред. К.В.Судакова. М.: Медицина, 1987.
  62. Холл К.С., Линдсей Г. Теории личности. М., 1997.
  63. Холодный Н.Г. Избранные труды. Киев, 1982.
  64. Хрусталев Ю.М. Общий курс философии. В 2 т. М., 2003.
  65. Чаадаев П.Я. Апология сумасшедшего (http://www.vehi.net/chaadaev/apologiya.html)
  66. Шубаро О.В. Космизм русский // Новейший философский словарь. Мн., 1998.
  67. Юнг К.Г. Структура психики и процесс индивидуации. М.: Наука. 1996.
  68. Bertalanffy v. L.: 1968. General System Theory: Foundations, Development, Applications. George Braziller, Inc., New York.Doyal L., Harris R.: 1986. Empiricism, Explanation and Rationality: An Introduction to the Philosophy of the Social Sciences. Routledge & Kegan Paul, London.
  69. Encyclopaedia Britannica, 2001: \’Emergence\': www.britannica.com
  70. Hall, Calvin S. and Norby, Vernon J.: 1973. A Primer of Jungian Psychology. The New American Library, New York.
  71. Maslow A.: 1968. Toward a psychology of being. 2d ed. Van Nostrand Rienhold Company. New York.
  72. Morgan C. Lloyd.: 1925. Life, Mind, and Spirit: Emergent Evolution. Williams and Norgate, Ltd: London.
  73. Rensch B.: 1971. Biophilosophy. Columbio University Press, New York — London.
  74. Smuts J.C.: 1942. Plans for a Better World. Hodder and Stoughton, London.
  75. Sperry R.W.: 1983. Science and Moral Priority. Columbia University Press, New York.
  76. The Cambridge Dictionary of Philosophy.: 1997. R.Audi (gen. ed.) Cambridge University Press.
  77. Whitehead A.N.: 1967. Process and Reality: An essay in cosmology. The Macmillan Company, New York.
Обсудить на форуме

ЧИТАТЬ ПО ТЕМЕ:

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>